Неумолимый гнев: Неумолимый гнев — Path of Exile Wiki

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ВИДЕЛИ БУДУЩЕЕ. НЕУМОЛИМЫЙ ГНЕВ БОЖИЙ

И сказал Господь пророку Иеремии: не молись за народ сей. Хотя бы предстали пред лице Мое пророки Моисей и Самуил, душа Моя не приклонится к народу сему. Отгони их от лица Моего, пусть они отойдут (Иер.15. 1)

Почему же Господь не желает слышать молитв даже великих святых? Пророчества относятся обычно не только ко времени жизни пророков, но и к будущему. В том числе и к современному безбожию.

– Походите по улицам Иерусалима, и посмотрите, и разведайте, и поищите на площадях его, не найдете ли человека, нет ли соблюдающего правду, ищущего истины? Я пощадил бы. Хотя и говорят они: жив Господь! но клянутся ложно.

О, Господи! Очи Твои не к истине ли обращены? Ты поражаешь их, а они не чувствуют боли. Ты истребляешь их, а они не хотят принять вразумления. Лица свои сделали они крепче камня, не хотят обратиться. И сказал я сам в себе: это, может быть, бедняки. Они глупы, потому что не знают пути Господня, закона Бога своего. Пойду я к знатным и поговорю с ними, ибо они знают путь Господень, закон Бога своего. Но и они все сокрушили ярмо, расторгли узы.

Ибо умножились преступления их, усилились отступничества их. Как же Мне простить тебя за это? Сыновья твои оставили Меня и клянутся теми, которые не боги. Я насыщал их, а они прелюбодействовали и толпами ходили в домы блудниц. Это откормленные кони: каждый из них ржет на жену другого. Неужели Я не накажу за это? – говорит Господь. И не отмстит ли душа Моя такому народу, как этот?

Они солгали на Господа и сказали: нет Его, и беда не придет на нас, и мы не увидим ни меча, ни голода. И пророки станут ветром, и слова Господня нет в них. Над ними самими пусть это будет.

Посему так говорит Господь Бог Саваоф: за то, что вы говорите такие слова, вот, Я сделаю слова Мои в устах твоих огнем, а этот народ – дровами, и этот огонь пожрет их. Вот, Я приведу на вас народ издалека, говорит Господь, народ сильный, народ древний, народ, которого языка ты не знаешь, и не будешь понимать, что он говорит. Колчан его – как открытый гроб. Все они люди храбрые. И съедят они жатву твою и хлеб твой, съедят сыновей твоих и дочерей твоих. Съедят овец твоих и волов твоих, съедят виноград твой и смоквы твои. Разрушат мечом укрепленные города твои, на которые ты надеешься.

И если вы скажете: за что Господь, Бог наш, делает нам все это? То отвечай: так как вы оставили Меня и служили чужим богам в земле своей, то будете служить чужим в земле не вашей.

Выслушай это, народ глупый и неразумный, у которого есть глаза, а не видит, у которого есть уши, а не слышит: Меня ли вы не боитесь, говорит Господь, предо Мною ли не трепещете?

А у народа сего сердце буйное и мятежное; они отступили и пошли. Беззакония ваши отвратили это, и грехи ваши удалили от вас это доброе.

Ибо между народом Моим находятся нечестивые: сторожат, как птицеловы, припадают к земле, ставят ловушки и уловляют людей. Как клетка, наполненная птицами, домы их полны обмана. Через это они и возвысились и разбогатели, сделались тучны, жирны, переступили даже всякую меру во зле. Не разбирают судебных дел, дел сирот; благоденствуют, и справедливому делу нищих не дают суда.

Неужели Я не накажу за это? говорит Господь. И не отмстит ли душа Моя такому народу, как этот? Изумительное и ужасное совершается в сей земле:

пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их, и народ Мой любит это. Что же вы будете делать после всего этого?

Продолжение следует.

 

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ВИДЕЛИ БУДУЩЕЕ. ИЕРЕМИЯ

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ВИДЕЛИ БУДУЩЕЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

НЕ НАДЕЙТЕСЬ НА СЛОВА ЛЖИВЫЕ

БУДУЩЕЕ РОССИИ. ПРОРОЧЕСТВА СТАРЦА СЕРАФИМА ВЫРИЦКОГО

ПЯТАЯ ПЕЧАТЬ АПОКАЛИПСИСА

НОВОЕ ПАПСТВО

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

 

 

3.4 [СПУСК] Двойной Удар Ваал с конвертом в холод 10 миллионов ДПС – 29.10.2018

Новейшие Path of exile билды только для вас от первоисточника


Билд через Гладиатора Чемпиона, который использует умение Двойной Удар Ваал.
Подходит для старта лиги, хорош в лейт гейме, убивает абсолютно весь контент, включая контент новой лиги. Требователен к предметам и очень вариативен. Позволяет собрать как гласс кэнон, так и очень жирного героя.

Плюсы и Минусы

Плюсы:
1.Очень много дпса. Даже больше чем у БФ.
2.Довольно хорошая выживаемость, так как в билде не используется Бездна и на нас постоянно действует Укрепление.

3.Относительно хорошая скорость зачистки карт как для мили билда. Не так хороша, как с Ривом, конечно, но явно лучше БФа. (Исправляется покупкой флакона «Жнец Душ»)
4.Вам всегда есть, куда расти, лишь бы валюта была.
Минусы:
1.Если вы хотите иметь очень много дпса, то вам нужно очень много валюты.
2.Вы не можете бегать некоторые моды на картах. А именно:
-Елементал рефлект
-Физический рефлект (до момента, пока вы не приобретете себе Глаз на коверт урона, однако все равно стоит быть очень осторожным. Если ворваться в пачку мобов и зажать Двойной Удар, то рипнуться можно в 2 счета, если прокнет сильный крит.)
-Запрет на похищение здоровья и маны
-Запрет на таунт пробегать можно, но мод неприятный, так как аккураси в билде не набирается.

Поэтапное древо

38 поинтов

Вначале мы берем ноды на скорость атаки для того, чтобы можно было быстрее перемещаться при помощи умения Наскок. В дальнейшем, когда скорости атаки будет достаточно, и вы будете иметь умение Кровавый угар, старт древа стоит изменить в пользу здоровья.

69 поинтов

94 поинта

112 поинтов

123 поинтов

Гир на данный момент

В дальнейшем, чтобы значительно поднять скорость зачистки карт и максимально эффективно использовать все умения Ваал, Флакон «Обещание Атзири» следует заменить на

Пояснение к предметам

Шлем: Редкий шлем с резистами и здоровьем. Чем больше, тем лучше, разумеется. Требуемая зачарка для шлема это – 15% шанс нанести двойной урон по кровоточащим целям.

Грудь: ТОЛЬКО Брюхо Зверя или аналогичный ему редкий нагрудним с хп и недостающими резистами. Но Брюхо все равно даст нам на много больше здоровья. Нет смысла брать Плетение преданий, так как эти +5 максимальных резистов не дадут вам на столько много выживаемости, чтобы перебить то количество здоровья по эффективности, сколько дается от Брюха. К тому же на Боюхе куда проще получить нужные цвета.

(Можно так же использовать и табулу, но в этом случае придется пожертвовать частью выживаемости, так как придется набирать немного резистов на ботинках, или же придется пожертвовать частью урона, так как придется бижутерию подбирать под большое количество резистов.)

Правая рука: Редкая рапира на высокий физический дпс. Что Мощь Ахна, что Левша, дадут этому билду меньше дпс, чем Инкрустированная шпага на 250 дпс и 2 атаки в секунду. Стоит такая редкая шпага копейки. Всего за 5 хаосов можно найти приемлемый вариант. Так что определенно не стоит брать никакие альтернативные уники.

Левая рука: Обязательным вариантом берется редкий скипетр на дополнительные элементальные уроны. В бюджетном варианте можно использовать Руку Смерти или Буйную сталь.

(Скипетр и рапира с одинаковыми характеристиками в левой руке дают разные цифры. При одинаковых статах скипетр проигрывает рапире, однако на рапире не может быть больше двух экстра уронов, тогда как на скипетре их может быть в сумме 4. А значит на первое время лучше взять рапиру с шейпед базой с двумя гейнами. А уже после или крафтить скипетр, или покупать его, но уже с тремя гейнами.)

Ботинки: Корни Каома, так как они дают нам очень много выживаемости. Требуемая зачарка для них это – 10% пробития стихийного урона, если вы недавно не совершали убийство. Второй по эффетивности будет 16% повышение скорости атаки и сотворения чар, если вы недавно совершали убийство.
Разумеется, вы можете взять Редкие ботинки с большим количеством здоровья и резистов, что даст вам больше пространства в выборе бижутерии, однако Корни Каома значительно упрощают вам игру, так как дают иммунитет практически ко всему, что обычно мешает вам жить на картах и в битве с боссами.

Перчатки: Могильные кулаки на два гнезда бездны. Можно использовать и на одно для начала, и в него вам обязательно потребуется вставить Самоцвет Пытливого Глаза на Увеличение критического урона, здоровье и увеличение скорости атаки, если недавно вы наносили критический удар. Второй самоцвет бездны берется с аналогичными характеристиками. Такой сетап дает вам наибольшую прибавку к дпсу.
Эти перчатки, в идеале, должны быть осквернены на следующие собственные свойства:
-Проклинает врагов Путами Времени при ударе (Для повышения вашей выживаемости)
-Атаки имеют +% к шансу нанести критически удар (Для значительного повышения вашего ДПС)
-Проклинает врагов Уязвимостью к Стихиям при ударе (Для значительного повышения вашего ДПС)

-Проклинает врагов Слабостью при ударе (Для повышения вашей выживаемости)

Пояс: Пояс бездны с хорошим самоцветом. Желательно аналогичным тому, что был описан для Могильных Кулаков. Однозначно лучший вариант из всех, так как способен дать больше, чем любая другая Редкая база поясов. Набираем на нем высокий показатель здоровья и недостающие резисты.

Бижутерия: В качестве колец и амулета мы берем Редкие предметы с недостающими резистами и характеристиками. А так же высокий показатель здоровья и физического урона к атакам.

Джевелы: Обязательной характеристикой для Глаза будет конверт урона в холод под Холодной Ненавистью. Характеристика, которая дает плоский урон холодом под Холодной Ненавистью, максимально бесполезна. Все остальные бонусы для этой ауры использовать можно.
Характеристики для остальных редких джевелов подбираются по приоритетность:
-Усиление критического удара

-Скорость атаки
-Здоровье
-Шанс критического удара
В идеале должен получиться джевелы следующего типа:
+% к усилению критического удара в ближнем бою
+% к глобальному усилению критического удара
+% к скорости атаки с мечами/одноручным оружием.
(На рынке подобные джевелы стоят 1-2 возвышения. Если уж так случится, что вы возьмете такой джевел, и на нем будет свободная характеристика, однозначно стоит кинуть в него сферу возвышения)

Линки

В тело (Для карт):
В тело (Для Боссов):
В целом, по большей части нет смысла на картах каждый раз менять камни. Потому что дпса вам хватать должно. Однако на Гвардах и других Ендгейм боссах менять камни стоит. Хотя при больших вложениях даже это не требуется на Гвардах, так как у нас Двойной Удар Ваал.

В голову:
Вы можете использовать любого другого голема, кроме Ледяного, так как он максимально бесполезен из-за того, что наш шанс попасть по противнику всегда равен 100%, однако после того, как вы приобретете Скипетр на дополнительный урон хаосом, если такое случится, однозначно стоит использовать вместо Голема

Это и бонусный урон, и сильное замедление, которое будет хорошо работать как на картах, так и в шахте.

Стоит прокачать умение Мор Ваал ровно на столько, на сколько позволяет ваш интеллект, но не следует ради получения 20 уровня этого умения набирать все 155 интеллекта, так как все, что нам от него нужно, это прибавка к радиусу, которая на 14 уровне составляет +6, а это примерно столько, сколько нужно для поднятия Скипетра

В перчатки:
Оружие1:
Оружие2:
Ледяную бомбу мы не качаем, потому что ее сила не увеличивается с уровнем, но требований к интеллекту у нее становится больше.

Прокачка

1. На первом уровне взять умение Рассечение (для мобов) и Магмовый удар (для боссов). С такими скиллами вы будете играть вплоть до 12-го уровня, пока не получите Раскол. Хоть его и понерфили, однако он все так же остается довольно хорошим скиллом для лвлинга.

2. Взять умение Защитник предков после выполнения задания Разбить пару яиц.
3. Взять умение Наскок после убийства Брутуса в тюрьме.
4. Взять умение Раскол. Лучше будет не менять это умение вплоть до карт, однако при сильном желании вы можете поменять его уже при входе в Кровавый Акведук. Не забудьте, что Раскол требует топор а Двойной удар требует меч.
5. Во втором акте взять Вестник Пепла после выполнения задания в Обители Грехов. (Не забудьте в дальнейшем поменять Вестник Пепла на Вестник Чистоты, так как он дает нам куда больше ДПС)
6. В третьем акте взять Холодную Ненависть. К слову, совершенно не обязательно использовать одновременно Холодную Ненависть и Вестник Пепла. В целях экономии маны лучше включать Вестник Пепла, а Холодная ненависть пусть просто получает опыт.
7. Лучше всего качаться с Расколом до карт, как я уже говорил выше. По мере получения доступность вам необходимо взять два оружия во второй слот и в них поместить камень Двойной Удар и камни поддержки для него.

Не забывайте пользоваться рецептами для того, чтобы постоянно держать максимально эффективное оружие в руках. Сдаем торговцу Точильный Камень + редкий или магический Кушак + Обычное Оружие = То же оружие, но уже с увеличенным физическим уроном, после чего в него можно кинуть сферу усиления и надеяться на полезный мод. Желательно проворачивать это после каждого перехода в следующий Акт.

Предметы для прокачки

Шлем

Лучший вариант из всех низкоуровневых шлемов. Позволяет набрать очень много сопротивления к стихиям. Можно носить вплоть до карт.

Грудь

Халявные шесть линков на старте для основного умения. Прекрасный вариант как для прокачки, так и для бюджетной версии билда.

Ботинки

Можно не менять вплоть до карт. Дают хорошую скорость передвижения и позволяют избегать заморозки. Довольно полезные ботинки, особенно в 8-ом акте.

Оружие

Уровень 6

Дают хорошую прибавку к урону, а так же здоровье и скорость передвижения. Незаменимы на старте, если играть через имения, которые позволяют использовать топор. Взять в обе руки.

Уровень 29

Левая рука:
Дает вам возможность почти всегда находиться под эффектом Анслот, а так же добивание, что довольно полезно всегда.

Правая рука:
30% суммарного дополнительного урона стихиями – то, что нужно, для Раскола на стадии прокачки. Очень хороший буст урона, потому что Раскол рассчитывает урон лишь от правой руки.

Уровень 65

Заменить Неумолимый гнев. Дает довольно много физического урона для Раскола, однако понижает скорость восполнения здоровья.

Перчатки

Дают много скорости атаки и хороший буст для критов. Сильная прибавка к дпсу. Можно не снимать вплоть до карт.

Кольца

1 Уровень

Сильно бустит дпс и дает хорошую прибавку к здоровью на первых уровнях. Одеть оба.

24 уровень

Дает много резистов и хороший урон, а так же много статов, которых нам будет не хватать на прокачке. Одеть оба.

Пояс

Отличный вариант для прокачки. Дает немного резистов, здоровье и очень сильный буст дпса.

Все эти предметы не обязательны для хорошего и быстрого старта и уж тем более не обязательны для быстрого врыва в лигу. Совсем ничего, если каких-то из них у вас не будет.

!!Самый важный раздел!!

Варианты буста билда

В данной разделе будут приведены все возможные варианты апгрейда билда.
Они будут разделены относительно выживаемости/урона, а так же бюджета.

Что купить, если у вас 1-2 возвышения, и вы хотите более или менее стандартный вариант, с хорошей выживаемостью

Выбор очень не велик, на самом деле. Если вы все еще бегаете с предметами для лвлинга, то хорошим вариантом будет заменить левую руку на что-нибудь в роде Редкого скипетра с двумя высокими экстра уронами. А так же хорошие Корни Каома. Как вариант, вы можете купить Корни с нужной зачаркой, лучше брать Увеличение скорости атаки, так как она попросту дешевле. А дальше Божественными Сферами вы ролите Здоровье до нужного количества.

Бюджет 1-2 возвышения и вы хотите сильно поднять свой дпс без буста выживаемости

Однозначно, стоит купить рапиру. За 2 сферы возвышения можно найти или 300 ПДПС с критов, или 350 ПДПС, но без крита. И рапира с критом будет давать вам больше дпса. Разница между ними довольно ощутима, в зависимости от вашего гира.

Если вы хотите купить ендгейм нагрудник, но ваш бюджет не больше 10-ти возвышений

Тут только один вариант – Брюхо Зверя. На что-то более серьезное у вас попросту не хватит денег при таком бюджете. Если вы уже купили рапиру по инструкции выше, купите Могильные Кулаки на два гнезда и парочку джевелов к нему.

Если у вас есть 15-20 экзов и вы планируете собираться по стандартному варианту.

Если у вас уже есть Брюхо Зверя, то стоит заняться Шлемом. Купить белую базу на броню с уже готовой зачаркой, чем больше брони, тем лучше. И крафить ее. Нужные характеристики для шлема я уже описывал. Вряд ли на это вы спустите хотя бы 5 экзов, а значит все остальное лучше влить в сильную рапиру, если у вас уже есть скипетр на два высоких экстра урона. За 10-15 экзов можно прикупить замечательный вариант на 350-400 пдпс. Есть экземпляры как с критом, так и без. По принципу, описанному выше, рапира с критом дает больше, чем ее аналог с +50 пдпс. (Разумеется, если крит шанс составляет 25+%)

Самое время поговорить о джевелах для древа

В целом, один джевел на 3 характеристики с усилением критического удара стоит 1-2 экза. Это нормальная цена для такого джевела. Лучше выбирать тот, где всего 3 характеристики, тогда у вас есть возможность кинуть туда сферу возвышения, и надеяться на полезный исход.

С Глазом все немного сложнее. Для вас есть одна заведомо бесполезная характеристика – «Плоский урон холодом, если вы под Холодной Ненавистью». Ни в коем случае не брать ее, только переплатите.

На первое время лучше взять просто конверт урона. Такие стоят 1-2 экза.
А если вы соберетесь подбирать что-нибудь посерьезнее, то знайте:

-Конверт + крит шанс является самой дорогой комбинацией, если говорить именно о двух статах. Такое может стоит очень много. Вплоть до Миррора
-Конверт + увеличение урона холодом не самое плохое, что можно найти. Стоит не так дорого, в пределах 10-ти или 15-ти экзов и дает чуть меньше урона, чем следующий вариант.
-Конверт + пробите является одним из лучших вариантов, за который вам не придется продавать почку. Сейчас цены на них стали ну совсем ебанутыми, извините за выражение. Но, уверен, можно прикупить подобное, если вы обладаете бюджетом в 15-30 экзов.
-Если уж вы решили, что крит шанс лучше, чем конверт, то спешу вас огорчить. В зависимости от вашего гира, он может быть даже хуже. Или эта разница составит +100к, или дпс может вообще упасть, как в моем случае, на все 200к. Переплачивать ради 100к урона 4 экза, значит быть дауном. Грубо, но факт.

Бижа и пояс

Вот тут вам придется возиться очень много. Потому что именно на кольцах и амулете вам придется набрать все недостающие резисты и статы. Подбор колец должен быть спланирован заранее. Они в сумме должны загнать ваши резисты за кап минимум на +10. Они будут стоит дешево, если брать кольца, с базами на резисты. И будут стоит на много дороже, если вы будете брать опаловые кольца. Да и таких попросту может не быть.

С поясом все куда проще. Вам достаточно набрать 2 резиста на 40+ и высокое здоровье. А если вы на станке накрафтите еще и Элементальный Урон к Атакам, то будет вообще прекрасно. Уже готовый такой можно прикупить за 1 экз.

Самое неприятное тут то, что при замене каких-либо предметов, вам, скорее всего, придется менять и кольца. Например, если вы с Брюхом имели резисты с оверкапом в +10, то заменив его на Грудь Фаррула, вы получете -10 или -15 к оверкапу. А значит и ваш резист уменьшится. В этом случае вам придется менять оба кольца, чтобы они в сумме опять загнали ваши резисты за кап.

Если вы не хотите покупать Брюхо Зверя и хотите иметь очень много урона и ваш бюджет составляет 40-50 экзов (Гласс кэнон)

Вот тут уже можно хорошо разгуляться. Для сравнения, если на вас надето Брюхо Зверя, Корни Каома и шапка на высокий показатель здоровья, то на 95-ом уровне ваш уровень здоровья может перевалить за 7к, а дпс может быть в пределах 5,5-6 миллионов без учета Ваал версии умения. Если же вы замените все это на Бубонный След с двумя хорошими джевелами на урон, Броню и Шлем Фаррула, то потеряете 1500-2000 здоровья, однако ваш урон даже без зачарок поднимется на полтора или два миллиона.

Такого количества ХП вполне хватит для забегов на глубину в районе 600. Однако в некоторых местах придется довольно сильно попотеть, так как можно запросто словить пощечину от какого-нибудь рарного моба и отправиться отдыхать.

Джевелы Бездны

В целом, все они относительно дешевые, если только вы не собираетесь набирать на них 45+ здоровья.

По полезности комбинаций характеристик тут есть несколько пунктов:
-Плоский физический урон с мечами в связке со скоростью атаки даст дпса меньше, чем в связке с усилением крита, если у вас высокий шанс крита.
-В целом набирать крит мульти на таких джевелах всегда полезно. Если крит мульти находится в связке со скоростью атаки и плоским физическим уроном, то это однозначно наш выбор.

В остальном вы можете комбинировать физу с молнией к атакам + скорость атаки/усиление крита. Можно даже брать пробитие, если вы недавно кританули, это тоже очень полезный стат.

По итогу рассчитывайте на то, что за каждый такой сильный джевел вы отдадите по паре экзов.

По поводу перчаток

Оскверненные перчатки на + к криту стоит брать в последнюю очередь. Или же вы можете время от времени самостоятельно их осквернять.

Главное знать, что:
-Крит шанс к атакам дает дпса меньше, чем проклятие Уязвимость к стихиям. Но и разница по ценам там в 10-15 экзов.

Бандиты: Убить всех
Пантеон:
Малая душа – Шакари
Большая душа – Солярис

Восхождение:
Мы берем класс Гладиатор и подкласс Чемпион.
1 Лабиринт: «Несокрушимый Герой»
2 Лабиринт: «Завоеватель»
3 Лабиринт: «Достойный Противник»
4 Лабиринт: «Стойкость»

Видео:
3.4 х2 Шейпер
Фул ран убер лабы (Легко и без напряга можно фармить убер лабу)
Гранд архитектор на 461 глубине 67% больше здоровья, 40% уменьшение физ урона
Убер Древний без смертей
Лич 323 глубина
Гидра
Химера
Минотавр
Феникс
(В последующем появится больше видео)

POB: https://pastebin.com/hHrqb8GB
https://www.twitch.tv/toshikez

(Стрим человека, на котором я постоянно сижу. Вы можете зайти туда и задать интересующие вас вопросы по поводу игрового процесса.)

Читать онлайн электронную книгу Цветы зла Flowers of Evil — СПЛИН И ИДЕАЛ бесплатно и без регистрации!

Лишь в мир тоскующий верховных сил веленьем

Явился вдруг поэт — не в силах слез унять,

С безумным ужасом, с мольбой, с богохуленьем

Простерла длани в высь его родная мать!

«Родила б лучше я гнездо ехидн [6] Ехидна — ядовитая змея. презренных,

Чем это чудище смешное… С этих пор

Я проклинаю ночь, в огне страстей мгновенных

Во мне зачавшую возмездье за позор!

Лишь мне меж женами печаль и отвращенье

В того, кого люблю, дано судьбой вдохнуть;

О, почему в огонь не смею я швырнуть,

Как страстное письмо, свое же порожденье!

Но я отмщу за все: проклятия небес

Я обращу на их орудие слепое;

Я искалечу ствол, чтобы на нем исчез

Бесследно мерзкий плод, источенный чумою!»

И не поняв того, что Высший Рок судил,

И пену ярости глотая в исступленье,

Мать обрекла себя на вечное сожженье —

Ей материнский грех костер соорудил!

А между тем дитя, резвяся, расцветает;

То — Ангел осенил дитя своим крылом:

Малютка нектар пьет, амброзию вкушает

И дышит солнечным живительным лучом;

Играет с ветерком, и с тучкой речь заводит,

И с песней по пути погибели идет,

И Ангел крестный путь за ним вослед проходит,

И, щебетание услыша, слезы льет.

Дитя! Повсюду ждет тебя одно страданье;

Все изменяет вкруг, все гибнет без следа,

И каждый, злобствуя на кроткое созданье,

Пытает детский ум и сердце без стыда!

В твое вино и хлеб они золу мешают

И бешеной слюной твои уста язвят;

Они всего тебя с насмешкою лишают

И даже самый след обходят и клеймят!

Смотри, и даже та, кого ты звал своею,

Средь уличной толпы кричит, над всем глумясь:

«Он пал передо мной, восторгом пламенея;

Над ним, как древний бог, я гордо вознеслась!

Окутана волной божественных курений,

Я вознеслась над ним, в мольбе склоненным ниц;

Я жажду от него коленопреклонений

И требую, смеясь, я жертвенных кошниц [7] Кошница — корзина..

Когда ж прискучат мне безбожные забавы,

Я возложу, смеясь, к нему, на эту грудь

Длань страшной гарпии [8] Гарпия — в греческой мифологии гарпии, полуженщины-полуптицы, считались злобными похитительницами детей и людских душ.: когтистый и кровавый

До сердца самого она проточит путь.

И сердце, полное последних трепетаний,

Как из гнезда — птенца, из груди вырву я,

И брошу прочь, смеясь, чтоб после истязаний

С ним поиграть могла и кошечка моя!»

Тогда в простор небес он длани простирает —

Туда, где Вечный Трон торжественно горит;

Он полчища врагов безумных презирает,

Лучами чистыми и яркими залит:

— «Благословен Господь, даруя нам страданья,

Что грешный дух влекут божественной стезей;

Восторг вкушаю я из чаши испытанья,

Как чистый ток вина для тех, кто тверд душой!

Я ведаю, в стране священных легионов,

В селеньях Праведных, где воздыханий нет,

На вечном празднике Небесных Сил и Тронов [9] Небесных Сил и Тронов — Имеется в виду иерархическая структура ангельского мира, в соответствии с христианским учением разделяемого на девять чинов: Престолы, Серафимы, Херувимы; Господства, Силы, Власти; Начала, Архангелы, Ангелы.,

Среди ликующих воссядет и поэт!

Страданье — путь один в обитель славы вечной,

Туда, где адских ков, земных скорбей конец;

Из всех веков и царств Вселенной бесконечной

Я для себя сплету мистический венец [10] Мистический венец — воздаяние, которое на Небесах даруется мученикам, умершим за веру.!

Пред тем венцом — ничто и блеск камней Пальмиры [11] Пальмира — разрушенный римлянами в III в. н. э. город, бывший столицей могущественного царства.,

И блеск еще никем не виданных камней,

Пред тем венцом — ничто и перлы, и сапфиры,

Творец, твоей рукой встревоженных морей.

И будет он сплетен из чистого сиянья

Святого очага, горящего в веках,

И смертных всех очей неверное мерцанье

Померкнет перед ним, как отблеск в зеркалах!»

«Неумолимый как смерть» Сент-Джон Риверс. Окончание: bogdan_63 — LiveJournal

Оригинал взят у tanja_tank в «Неумолимый как смерть» Сент-Джон Риверс. Окончание

В итоге Джейн решает сделать шаг навстречу Сент-Джону — то есть, первая идет на перемирие. Хотя, со слов Сент-Джона, ссоры никакой и нет.

«Накануне его отъезда, увидев на закате, что он прогуливается в саду, я вспомнила, что этот человек, как он ни отдалился от меня теперь, однажды спас мне жизнь, что он мой близкий родственник, и мной овладело желание сделать последнюю попытку вернуть его дружбу. Я вышла из дома и направилась туда, где он теперь стоял, облокотившись на калитку, и без обиняков сказала:
– Сент-Джон, я несчастна, потому что ты все еще сердишься на меня. Будем друзьями.
– Я надеюсь, что мы уже друзья, – последовал холодный ответ, и он продолжал смотреть на восходящую луну.
– Нет, Сент-Джон, между нами нет прежней дружбы, и ты это знаешь.
– Разве? Ничего подобного. Со своей стороны я не желаю тебе ничего, кроме самого хорошего.
– Верю, Сент-Джон. Я убеждена, что ты не способен никому желать зла. Но как твоей родственнице мне хотелось бы большего, чем та благожелательность, с которой ты относишься ко всем посторонним людям.
– Разумеется, – сказал он, – твое желание разумно, и я отнюдь не считаю тебя посторонней.
Произнесено это было невозмутимым равнодушным тоном, ранящим и ставящим в тупик. Если бы я послушалась гордости и гнева, то немедленно ушла бы от него, но что-то во мне было сильнее их. Я глубоко почитала дарования и принципы моего кузена. Его дружба была мне дорога. Ее потеря глубоко меня ранила. И я не хотела так легко отказаться от попытки вернуть ее.
– Неужели мы должны расстаться вот так, Сент-Джон? И когда ты уедешь в Индию, то оставишь меня, не сказав на прощание слов, добрее этих?
Теперь он отвернулся от луны и посмотрел мне в лицо.
– Оставлю тебя, когда уеду в Индию, Джейн? Как! Разве ты не едешь в Индию?»

«Я ошибся. Мне жаль тебя»

А дальше начинается газлайтинг. Вернее, его попытка. Сент-Джон отлично знает, что Джейн не давала согласия на брак и отъезд, но ведет себя так, словно она это сделала. Такое поведение обычно обескураживает жертву. Итак…

«Теперь он отвернулся от луны и посмотрел мне в лицо.
– Оставлю тебя, когда уеду в Индию, Джейн? Как! Разве ты не едешь в Индию?»
– Ты ведь сказал, что поехать я могу только как твоя жена.
– Ты не выйдешь за меня? Ты тверда в своем решении?
Читатель, известно ли тебе, как мне, какой ужас внушает лед, который такие холодные люди умеют вложить в свой вопрос? Какой лавиной обрушивается их гнев? Насколько их неудовольствие подобно буре, взламывающей льдины замерзшего моря?
– Нет, Сент-Джон, я не выйду за тебя, мое решение твердо.
Лавина сдвинулась, нависла, но еще не обрушилась.
– Объясни свой отказ еще раз.
Прежде причина была в том, что ты меня не любишь, теперь же она в том, что ты меня почти ненавидишь. Если я выйду за тебя, ты меня убьешь. Ты и сейчас убиваешь меня.
Его щеки и губы побелели, стали белее мела.
– Я… убью тебя? Я тебя убиваю? Как ты можешь употреблять такие слова? В них полно злобы, не подобающей женщине, и лжи. Они говорят о прискорбном состоянии духа и заслуживают суровейшего порицания. Их можно назвать неизвинительными, однако долг человека – прощать ближним своим хотя бы до седмижды семидесяти раз.
Я довершила начатое. Изо всех сил тщась стереть из его памяти следы первой обиды, я теперь оставила на ее неподдающейся поверхности еще один, даже более глубокий, отпечаток, неизгладимый, как выжженное клеймо.
– Вот теперь ты и правда меня возненавидишь, – сказала я. – Бесполезно искать примирения с тобой. Я вижу, ты стал моим вечным врагом.
Эти слова нанесли новый удар, и даже худший, так как граничили с правдой. Бескровные губы судорожно искривились. Я понимала, какой неумолимый гнев пробудила, и у меня мучительно сжалось сердце.
– Ты неверно толкуешь мои слова, – сказала я, беря его за руку. – Я не хочу ни огорчать тебя, ни причинять тебе боль. Поверь мне, поверь!
Как горько он улыбнулся, как решительно вырвал руку!
Наступило очень долгое молчание. Не могу судить, какая борьба происходила в нем между человеческой природой и милосердием. Лишь в глазах у него появлялся и исчезал непонятный блеск, лишь странные тени скользили по его лицу. Наконец он заговорил:
– Я уже указывал тебе, насколько нелепо даже думать, чтобы незамужняя женщина твоего возраста сопровождала за границу неженатого мужчину моих лет. Я изложил тебе все неопровержимые доводы настолько ясно, что, казалось бы, ты постыдишься вновь упоминать про свой план. Мне очень жаль, что я ошибся, – жаль тебя».

Вот уже и неуместная жалость. И очередная попытка пристыдить.

«Я перебила его. Прямой упрек тотчас придал мне смелости.
– Постарайся мыслить здраво, Сент-Джон. Ты говоришь вздор. Делаешь вид, будто возмущен тем, что я сказала. Но ведь это не так. Столь умный человек, как ты, не может быть столь туп или столь самодоволен, чтобы истолковать мои слова превратно. Я повторяю: я буду твоей помощницей, если ты пожелаешь, но женой – никогда.
Вновь он смертельно побледнел, но, как и раньше, сумел справиться со своим гневом. Ответил он с силой, но невозмутимым тоном:
– Помощница в моей миссии, если только она не моя жена, мне не нужна. Значит, поехать со мной ты не можешь. Однако, если твое предложение искренно, в Кембридже я поговорю с каким-нибудь женатым миссионером, чья жена нуждается в помощнице. Ты достаточно богата, чтобы обойтись без вспомоществования Миссионерского общества, и таким образом у тебя будет возможность избежать бесчестного нарушения данного тобой обещания и не изменить воинству, в чьи ряды ты обязалась вступить.
Как известно тебе, читатель, я никакого обещания не давала и не брала на себя никаких обязательств. Для подобной категоричности и тираничности ни малейших оснований не было. Я ответила:
Ни о бесчестности, ни о нарушении обещания, ни об измене здесь не может быть и речи. Я вовсе не обязана ехать в Индию, а тем более с незнакомыми людьми».

Посмотрите, обещание еще не было дано, а Сент-Джон уже пытается газлайтить Джейн тем, что она якобы принесла клятву. Поэтому стоило бы Джейн хоть секунду заколебаться и обронить что-нибудь вроде «возможно», как Сент-Джон воспользовался бы этим, чтобы и дальше виноватить, «курощить» и припирать ее к стенке под девизом: «Ты же обещала!!!»

И исчерпав все возможности для манипулирования, он «жалеет» Джейн и рисует ей страшные перспективы «отверженности». Видите ли, он ошибся в ней, а она не лучше, чем другие…

«— Тогда, — сказал он, — мне остается только поминать вас в своих молитвах и от всего сердца просить бога, чтобы вас действительно не постигла судьба отверженных. Мне казалось, что в вас я встретил избранницу. Но человеку не понять путей господних».

Убийственная сила «нежности»

И что же, Сент-Джон отстал, «разочаровавшись» в Джейн? Как бы не так. Он решил пробить Джейн через эмоции и религиозные чувства.

«Я была уверена, что он не захочет со мной разговаривать и что он, во всяком случае, отказался от своих матримониальных намерений; но я ошиблась и в том и в другом. Сент-Джон беседовал со мной обычным своим тоном, или, вернее, тем тоном, какой он усвоил со мной в последнее время, — то есть был изысканно вежлив.
Для назидательного чтения перед вечерней молитвой он выбрал двадцать первую главу апокалипсиса. Никогда его выразительный голос не звучал так мягко и проникновенно, никогда его манера читать так не пленяла своей благородной простотой, как тогда, когда он произносил слова божественного откровения; а в этот вечер, среди близких, его голос казался еще более торжественным, его интонации — более волнующими.
Для молитвы он, видимо, собрал все свои силы, призвал все свое суровое рвение; казалось, он действительно спорит с богом и уверен, что добьется победы. Он молил о силе для слабодушных, о путеводной звезде для заблудших овец стада Христова, о возвращении, хотя бы в одиннадцатый час, тех, кого соблазны мира и плоти увлекают прочь с тернистого пути к спасению. Он просил, убеждал, требовал, чтобы гибнущая душа была выхвачена из пламени.
Глубокая серьезность всегда оказывает свое действие. Сперва эта молитва меня удивила, затем, по мере того как ее пыл возрастал, она все больше волновала меня и внушала мне трепет. Он так искренне был убежден в величии и святости своей задачи, что слушавшие не могли ему не сочувствовать.
После молитвы мы стали прощаться с ним; он уезжал на другой день очень рано. Диана и Мери обняли его и вышли из комнаты, — вероятно, он шепотом попросил их об этом. Я протянула ему руку и пожелала счастливого пути.
— Благодарю вас, Джен. Как я уже сказал, я вернусь из Кембриджа через две недели; даю вам это время на размышление. Если бы я внял голосу человеческой гордости, я больше не стал бы вам напоминать о браке; но я подчиняюсь только голосу долга и верен самому главному — сделать все ради славы божьей. Мой учитель был долготерпелив; таким буду и я. Я не допущу, чтобы вы погибли, как сосуд гнева; раскайтесь, решитесь, пока еще не поздно. Дай вам бог силы избрать благую часть, которая не отымется от вас.
С этими словами он положил руку мне на голову. Он говорил проникновенно, кротко; его взгляд при этом нисколько не походил на взгляд, каким влюбленный смотрит на свою возлюбленную, — это был взор пастыря, зовущего заблудшую овцу, или, вернее, взор ангела-хранителя, оберегающего вверенную ему душу.
У всякого одаренного человека, будь он человеком сильных страстей, или фанатиком веры, или просто деспотом, — если только он искренен в своих стремлениях, — бывают минуты такого подъема, когда он повелевает и властвует. Я благоговела перед Сент-Джоном, и внезапный порыв этого чувства неожиданно толкнул меня в ту пропасть, которой я так долго избегала. Я почувствовала искушение прекратить борьбу, отдаться потоку его воли и в волнах его жизни потерять свою. Сейчас он добивался меня с такой же настойчивостью, как в свое время — правда, совсем с иными чувствами — меня добивался другой. И тогда и теперь я была словно одержимая.
Я стояла неподвижно, точно зачарованная властным прикосновением Сент-Джона. Мои отказы были забыты, страх преодолен, борьба прекращена. Невозможное — то есть мой брак с Сент-Джоном — рисовалось мне почти возможным. Все изменилось в одно мгновение. Религия звала, ангелы простирали ко мне объятия, бог повелевал, жизнь свивалась передо мной, как свиток, врата смерти распахивались, открывая вечность; мне казалось, что ради спасения и вечного блаженства там, можно не задумываясь все принести в жертву здесь. Сумрачная комната была полна видений».

Стремясь «додавить» Джейн, Сент-Джон решается даже на крайнее средство — манипулятивное подобие нежности.

— Может быть, вы теперь решитесь? — спросил миссионер. Он спросил очень мягко и так же мягко привлек меня к себе.
О, эта нежность! Насколько она могущественней, чем сила. Я могла противиться гневу Сент-Джона, но перед его добротой склонялась, как слабый тростник. Все же я прекрасно понимала, что если уступлю сейчас, то в будущем мне не миновать расплаты за былое мое неповиновение. Один час торжественной молитвы не мог изменить его натуры, она была лишь обращена ко мне своей возвышенной стороной.
— Я бы решилась связать свою судьбу с вашей, — отвечала я, — если бы только была уверена, что такова действительно воля божия; тогда я готова была бы без колебаний выйти за вас, — а там будь что будет!
— Мои молитвы услышаны! — воскликнул Сент-Джон. Я почувствовала, как его рука тяжело легла на мою голову, словно он уже предъявлял на меня права; он обнял меня почти так, как если бы меня любил (я говорю «почти», — ибо я тогда уже знала разницу, я испытала, что значит быть любимой, но, подобно ему, отвергала любовь и думала только о долге). Мое внутреннее зрение было еще помрачено, его по-прежнему застилали тучи».

В этот момент Джейн уже готова сказать «да», и только голос мистера Рочестера, раздавшийся с небес, выводит ее из полугипнотического состояния, в которое Сент-Джон ввел ее совокупностью «ударных» манипуляций.

«Могла бы полюбить его иной, странной и мучительной любовью»

Почему же не Розамунда, а таки Джейн? Потому что своим умным твердым характером она привела в движение истинную страсть души Сент-Джона — «курощать», ломать и властвовать. Физическая прелесть Розамунды будит в нем только похоть, в Джейн же «прекрасно все». Психопата заводит сила оппонента и жгучее стремление «победить» его.

Словом, речь идет о бессознательной зависти холодного, душевно мертвого человека к полной жизни и такой стойкой Джейн. Неслучайна эта угроза так или иначе запичужить ее в миссионеры (не с ним, так компаньонкой с другими), а значит, лишить возможности быть счастливой и подвергнуть смертельной опасности. Не своими руками, так чужими. И Джейн это понимает:

«Мне начинает казаться, что уступить твоим настояниям почти равносильно самоубийству».

А Индия — это изоляция. Индия — это Соковыжималка и утилизация «по причине выработки материалом срока службы».

И еще интересный момент: не любя Сент-Джона как мужчину, Джейн, тем не менее, попадает «под власть ледяных чар» и небезосновательно предчувствует, что впадет в эмоциональную зависимость от мужа. Не во всех ваших историях есть любовь к психопату, но во всех — сильная психологическая зависимость. Об этом говорит и Джейн:

«Если бы мне пришлось стать его женой, я допускаю, что могла бы его полюбить иной, странной, мучительной любовью, — ведь он так умен, и нередко в его взгляде, жестах и речах сквозит какое-то величие. А в таком случае моя судьба оказалась бы невыносимо печальной. Моя любовь только раздражала бы его, и если бы я посмела обнаружить свои чувства, он немедленно дал бы мне понять, что это совершенно лишнее, что это не нужно ему и не пристало мне».

«Неумолимый как смерть» Сент-Джон Риверс. Окончание

В итоге Джейн решает сделать шаг навстречу Сент-Джону — то есть, первая идет на перемирие. Хотя, со слов Сент-Джона, ссоры никакой и нет.

«Накануне его отъезда, увидев на закате, что он прогуливается в саду, я вспомнила, что этот человек, как он ни отдалился от меня теперь, однажды спас мне жизнь, что он мой близкий родственник, и мной овладело желание сделать последнюю попытку вернуть его дружбу. Я вышла из дома и направилась туда, где он теперь стоял, облокотившись на калитку, и без обиняков сказала:
– Сент-Джон, я несчастна, потому что ты все еще сердишься на меня. Будем друзьями.
– Я надеюсь, что мы уже друзья, – последовал холодный ответ, и он продолжал смотреть на восходящую луну.
– Нет, Сент-Джон, между нами нет прежней дружбы, и ты это знаешь.
– Разве? Ничего подобного. Со своей стороны я не желаю тебе ничего, кроме самого хорошего.
– Верю, Сент-Джон. Я убеждена, что ты не способен никому желать зла. Но как твоей родственнице мне хотелось бы большего, чем та благожелательность, с которой ты относишься ко всем посторонним людям.
– Разумеется, – сказал он, – твое желание разумно, и я отнюдь не считаю тебя посторонней.
Произнесено это было невозмутимым равнодушным тоном, ранящим и ставящим в тупик. Если бы я послушалась гордости и гнева, то немедленно ушла бы от него, но что-то во мне было сильнее их. Я глубоко почитала дарования и принципы моего кузена. Его дружба была мне дорога. Ее потеря глубоко меня ранила. И я не хотела так легко отказаться от попытки вернуть ее.
– Неужели мы должны расстаться вот так, Сент-Джон? И когда ты уедешь в Индию, то оставишь меня, не сказав на прощание слов, добрее этих?
Теперь он отвернулся от луны и посмотрел мне в лицо.
– Оставлю тебя, когда уеду в Индию, Джейн? Как! Разве ты не едешь в Индию?»

«Я ошибся. Мне жаль тебя»

А дальше начинается газлайтинг. Вернее, его попытка. Сент-Джон отлично знает, что Джейн не давала согласия на брак и отъезд, но ведет себя так, словно она это сделала. Такое поведение обычно обескураживает жертву. Итак…

«Теперь он отвернулся от луны и посмотрел мне в лицо.
– Оставлю тебя, когда уеду в Индию, Джейн? Как! Разве ты не едешь в Индию?»
– Ты ведь сказал, что поехать я могу только как твоя жена.
– Ты не выйдешь за меня? Ты тверда в своем решении?
Читатель, известно ли тебе, как мне, какой ужас внушает лед, который такие холодные люди умеют вложить в свой вопрос? Какой лавиной обрушивается их гнев? Насколько их неудовольствие подобно буре, взламывающей льдины замерзшего моря?
– Нет, Сент-Джон, я не выйду за тебя, мое решение твердо.
Лавина сдвинулась, нависла, но еще не обрушилась.
– Объясни свой отказ еще раз.
Прежде причина была в том, что ты меня не любишь, теперь же она в том, что ты меня почти ненавидишь. Если я выйду за тебя, ты меня убьешь. Ты и сейчас убиваешь меня.
Его щеки и губы побелели, стали белее мела.
– Я… убью тебя? Я тебя убиваю? Как ты можешь употреблять такие слова? В них полно злобы, не подобающей женщине, и лжи. Они говорят о прискорбном состоянии духа и заслуживают суровейшего порицания. Их можно назвать неизвинительными, однако долг человека – прощать ближним своим хотя бы до седмижды семидесяти раз.
Я довершила начатое. Изо всех сил тщась стереть из его памяти следы первой обиды, я теперь оставила на ее неподдающейся поверхности еще один, даже более глубокий, отпечаток, неизгладимый, как выжженное клеймо.
– Вот теперь ты и правда меня возненавидишь, – сказала я. – Бесполезно искать примирения с тобой. Я вижу, ты стал моим вечным врагом.
Эти слова нанесли новый удар, и даже худший, так как граничили с правдой. Бескровные губы судорожно искривились. Я понимала, какой неумолимый гнев пробудила, и у меня мучительно сжалось сердце.
– Ты неверно толкуешь мои слова, – сказала я, беря его за руку. – Я не хочу ни огорчать тебя, ни причинять тебе боль. Поверь мне, поверь!
Как горько он улыбнулся, как решительно вырвал руку!
Наступило очень долгое молчание. Не могу судить, какая борьба происходила в нем между человеческой природой и милосердием. Лишь в глазах у него появлялся и исчезал непонятный блеск, лишь странные тени скользили по его лицу. Наконец он заговорил:
– Я уже указывал тебе, насколько нелепо даже думать, чтобы незамужняя женщина твоего возраста сопровождала за границу неженатого мужчину моих лет. Я изложил тебе все неопровержимые доводы настолько ясно, что, казалось бы, ты постыдишься вновь упоминать про свой план. Мне очень жаль, что я ошибся, – жаль тебя».

Вот уже и неуместная жалость. И очередная попытка пристыдить.

«Я перебила его. Прямой упрек тотчас придал мне смелости.
– Постарайся мыслить здраво, Сент-Джон. Ты говоришь вздор. Делаешь вид, будто возмущен тем, что я сказала. Но ведь это не так. Столь умный человек, как ты, не может быть столь туп или столь самодоволен, чтобы истолковать мои слова превратно. Я повторяю: я буду твоей помощницей, если ты пожелаешь, но женой – никогда.
Вновь он смертельно побледнел, но, как и раньше, сумел справиться со своим гневом. Ответил он с силой, но невозмутимым тоном:
– Помощница в моей миссии, если только она не моя жена, мне не нужна. Значит, поехать со мной ты не можешь. Однако, если твое предложение искренно, в Кембридже я поговорю с каким-нибудь женатым миссионером, чья жена нуждается в помощнице. Ты достаточно богата, чтобы обойтись без вспомоществования Миссионерского общества, и таким образом у тебя будет возможность избежать бесчестного нарушения данного тобой обещания и не изменить воинству, в чьи ряды ты обязалась вступить.
Как известно тебе, читатель, я никакого обещания не давала и не брала на себя никаких обязательств. Для подобной категоричности и тираничности ни малейших оснований не было. Я ответила:
Ни о бесчестности, ни о нарушении обещания, ни об измене здесь не может быть и речи. Я вовсе не обязана ехать в Индию, а тем более с незнакомыми людьми».

Посмотрите, обещание еще не было дано, а Сент-Джон уже пытается газлайтить Джейн тем, что она якобы принесла клятву. Поэтому стоило бы Джейн хоть секунду заколебаться и обронить что-нибудь вроде «возможно», как Сент-Джон воспользовался бы этим, чтобы и дальше виноватить, «курощить» и припирать ее к стенке под девизом: «Ты же обещала!!!»

И исчерпав все возможности для манипулирования, он «жалеет» Джейн и рисует ей страшные перспективы «отверженности». Видите ли, он ошибся в ней, а она не лучше, чем другие…

«— Тогда, — сказал он, — мне остается только поминать вас в своих молитвах и от всего сердца просить бога, чтобы вас действительно не постигла судьба отверженных. Мне казалось, что в вас я встретил избранницу. Но человеку не понять путей господних».

Убийственная сила «нежности»

И что же, Сент-Джон отстал, «разочаровавшись» в Джейн? Как бы не так. Он решил пробить Джейн через эмоции и религиозные чувства.

«Я была уверена, что он не захочет со мной разговаривать и что он, во всяком случае, отказался от своих матримониальных намерений; но я ошиблась и в том и в другом. Сент-Джон беседовал со мной обычным своим тоном, или, вернее, тем тоном, какой он усвоил со мной в последнее время, — то есть был изысканно вежлив.
Для назидательного чтения перед вечерней молитвой он выбрал двадцать первую главу апокалипсиса. Никогда его выразительный голос не звучал так мягко и проникновенно, никогда его манера читать так не пленяла своей благородной простотой, как тогда, когда он произносил слова божественного откровения; а в этот вечер, среди близких, его голос казался еще более торжественным, его интонации — более волнующими.
Для молитвы он, видимо, собрал все свои силы, призвал все свое суровое рвение; казалось, он действительно спорит с богом и уверен, что добьется победы. Он молил о силе для слабодушных, о путеводной звезде для заблудших овец стада Христова, о возвращении, хотя бы в одиннадцатый час, тех, кого соблазны мира и плоти увлекают прочь с тернистого пути к спасению. Он просил, убеждал, требовал, чтобы гибнущая душа была выхвачена из пламени.
Глубокая серьезность всегда оказывает свое действие. Сперва эта молитва меня удивила, затем, по мере того как ее пыл возрастал, она все больше волновала меня и внушала мне трепет. Он так искренне был убежден в величии и святости своей задачи, что слушавшие не могли ему не сочувствовать.
После молитвы мы стали прощаться с ним; он уезжал на другой день очень рано. Диана и Мери обняли его и вышли из комнаты, — вероятно, он шепотом попросил их об этом. Я протянула ему руку и пожелала счастливого пути.
— Благодарю вас, Джен. Как я уже сказал, я вернусь из Кембриджа через две недели; даю вам это время на размышление. Если бы я внял голосу человеческой гордости, я больше не стал бы вам напоминать о браке; но я подчиняюсь только голосу долга и верен самому главному — сделать все ради славы божьей. Мой учитель был долготерпелив; таким буду и я. Я не допущу, чтобы вы погибли, как сосуд гнева; раскайтесь, решитесь, пока еще не поздно. Дай вам бог силы избрать благую часть, которая не отымется от вас.
С этими словами он положил руку мне на голову. Он говорил проникновенно, кротко; его взгляд при этом нисколько не походил на взгляд, каким влюбленный смотрит на свою возлюбленную, — это был взор пастыря, зовущего заблудшую овцу, или, вернее, взор ангела-хранителя, оберегающего вверенную ему душу.
У всякого одаренного человека, будь он человеком сильных страстей, или фанатиком веры, или просто деспотом, — если только он искренен в своих стремлениях, — бывают минуты такого подъема, когда он повелевает и властвует. Я благоговела перед Сент-Джоном, и внезапный порыв этого чувства неожиданно толкнул меня в ту пропасть, которой я так долго избегала. Я почувствовала искушение прекратить борьбу, отдаться потоку его воли и в волнах его жизни потерять свою. Сейчас он добивался меня с такой же настойчивостью, как в свое время — правда, совсем с иными чувствами — меня добивался другой. И тогда и теперь я была словно одержимая.
Я стояла неподвижно, точно зачарованная властным прикосновением Сент-Джона. Мои отказы были забыты, страх преодолен, борьба прекращена. Невозможное — то есть мой брак с Сент-Джоном — рисовалось мне почти возможным. Все изменилось в одно мгновение. Религия звала, ангелы простирали ко мне объятия, бог повелевал, жизнь свивалась передо мной, как свиток, врата смерти распахивались, открывая вечность; мне казалось, что ради спасения и вечного блаженства там, можно не задумываясь все принести в жертву здесь. Сумрачная комната была полна видений».

Стремясь «додавить» Джейн, Сент-Джон решается даже на крайнее средство — манипулятивное подобие нежности.

— Может быть, вы теперь решитесь? — спросил миссионер. Он спросил очень мягко и так же мягко привлек меня к себе.
О, эта нежность! Насколько она могущественней, чем сила. Я могла противиться гневу Сент-Джона, но перед его добротой склонялась, как слабый тростник. Все же я прекрасно понимала, что если уступлю сейчас, то в будущем мне не миновать расплаты за былое мое неповиновение. Один час торжественной молитвы не мог изменить его натуры, она была лишь обращена ко мне своей возвышенной стороной.
— Я бы решилась связать свою судьбу с вашей, — отвечала я, — если бы только была уверена, что такова действительно воля божия; тогда я готова была бы без колебаний выйти за вас, — а там будь что будет!
— Мои молитвы услышаны! — воскликнул Сент-Джон. Я почувствовала, как его рука тяжело легла на мою голову, словно он уже предъявлял на меня права; он обнял меня почти так, как если бы меня любил (я говорю «почти», — ибо я тогда уже знала разницу, я испытала, что значит быть любимой, но, подобно ему, отвергала любовь и думала только о долге). Мое внутреннее зрение было еще помрачено, его по-прежнему застилали тучи».

В этот момент Джейн уже готова сказать «да», и только голос мистера Рочестера, раздавшийся с небес, выводит ее из полугипнотического состояния, в которое Сент-Джон ввел ее совокупностью «ударных» манипуляций.

«Могла бы полюбить его иной, странной и мучительной любовью»

Почему же не Розамунда, а таки Джейн? Потому что своим умным твердым характером она привела в движение истинную страсть души Сент-Джона — «курощать», ломать и властвовать. Физическая прелесть Розамунды будит в нем только похоть, в Джейн же «прекрасно все». Психопата заводит сила оппонента и жгучее стремление «победить» его.

Словом, речь идет о бессознательной зависти холодного, душевно мертвого человека к полной жизни и такой стойкой Джейн. Неслучайна эта угроза так или иначе запичужить ее в миссионеры (не с ним, так компаньонкой с другими), а значит, лишить возможности быть счастливой и подвергнуть смертельной опасности. Не своими руками, так чужими. И Джейн это понимает:

«Мне начинает казаться, что уступить твоим настояниям почти равносильно самоубийству».

А Индия — это изоляция. Индия — это Соковыжималка и утилизация «по причине выработки материалом срока службы».

И еще интересный момент: не любя Сент-Джона как мужчину, Джейн, тем не менее, попадает «под власть ледяных чар» и небезосновательно предчувствует, что впадет в эмоциональную зависимость от мужа. Не во всех ваших историях есть любовь к психопату, но во всех — сильная психологическая зависимость. Об этом говорит и Джейн:

«Если бы мне пришлось стать его женой, я допускаю, что могла бы его полюбить иной, странной, мучительной любовью, — ведь он так умен, и нередко в его взгляде, жестах и речах сквозит какое-то величие. А в таком случае моя судьба оказалась бы невыносимо печальной. Моя любовь только раздражала бы его, и если бы я посмела обнаружить свои чувства, он немедленно дал бы мне понять, что это совершенно лишнее, что это не нужно ему и не пристало мне».

какие эмоции прячутся за нашими вспышками гнева и почему так происходит — Нож

Злость имеет разные оттенки, от легкого раздражения до гнева.

Более того, согласно некоторым психоаналитическим теориям (Липпс, Фенихель), даже скука — это одна из форм агрессии.

Правда, направлена она внутрь человека, когда какая-то деятельность не приносит ему удовлетворения, особенно если это продолжается достаточно долго. Скука может стать сигналом к переменам, но она нас скорее тормозит, а вот злость или страх, вызванные ею, помогают эти планы осуществить.

Злость — одна из базовых эмоций и присуща даже животным. Кстати, у высших позвоночных (птиц и млекопитающих), к которым относимся и мы, довольно схожи не только механизмы, запускающие гневливость, но и ее физические проявления. Центры, регулирующие агрессивное поведение, находятся в гипоталамусе, миндалевидном теле и стволе мозга. Конечно, не обходится и без лобных долей, поскольку именно они обрабатывают информацию, которая запускает все дальнейшие процессы.

В зависимости от причины агрессии она может быть опосредована разными системами: лимбическая отвечает за почти бессознательную реакцию на грустное или пугающее событие, а более сложная кортикальная — за контролируемую истинную злость. Так что еще на уровне нейронных сигналов разные факторы запускают свою форму агрессии, и если на «физиологическом» этапе мы ничего не можем с этим поделать, то разобраться с тем, что происходит дальше, — вполне.

Описывая злость, гнев или раздражение, часто употребляют термин «негативные эмоции», однако первичная злость обычно направлена на то, чтобы приносить особи, испытывающей ее, пользу.

Часто она служит отличным мотиватором (например, когда мы видим несправедливость и внутри нас вскипает благородная ярость) и механизмом защиты. Страх может выполнять те же функции (в мозге центры, отвечающие за эти эмоции, находятся очень близко), однако он мотивирует совсем иначе, замедляя процессы обработки информации. Злость же активно побуждает нас изменять то, на что направлено недовольство. Без нее мы были бы лишь пассивными наблюдателями.

Кайлаш Сатьяртхи, лауреат Нобелевской премии мира, сказал, что «все его великие идеи были рождены благодаря гневу. Гнев — это сила, гнев — это энергия, и закон природы в том, что энергия никогда не может быть создана, никогда не исчезнет и никогда не разрушится». И ее нужно обуздать и использовать.

Физиологически злость и гнев оказывают возбуждающий эффект: учащается сердцебиение, расширяются сосуды, к лицу и конечностям приливает кровь (чтобы у особи была возможность отпугнуть врага своим видом или дать ему отпор), происходит выброс гормонов-катехоламинов (в том числе адреналина и норадреналина). Наше внимание фокусируется на раздражающем объекте, а вот критическое мышление и визуальная оценка общего пространства практически исчезают. Зато мы получаем мощный прилив силы и энергии, которую можем использовать, чтобы выбраться из трудной ситуации.

Но намного чаще злость — это всего лишь обертка других эмоций.

В американской психологии используют понятие anger iceberg, поскольку «на поверхности» мы, действительно, видим лишь небольшую часть огромной глыбы переживаний.

Обычно злость скрывает чувства, которые нам не хочется испытывать: страх, грусть или стеснение, — потому что так мы можем выставить себя уязвимыми. Общество формирует образ успешного, процветающего человека, диктуя свои стандарты, и слабости в них места нет. Верный способ соответствовать требованиям социума — спрятать свои настоящие эмоции под чем-то сильным, и злость хорошо для этого подходит (стыд тоже маскирует наши чувства, но совсем по-другому). Гнев, ярость, возмущение вселяют в человека уверенность, что он контролирует ситуацию и обладает силой. Но нередко это лишь иллюзия: предугадать дальнейшее развитие событий не дано никому. К тому же агрессия порождает агрессию, так что просто неудобная ситуация может стать еще и опасной.

Управление гневом

Иногда подмена чувств происходит потому, что гнев работает как успокаивающее средство: в момент раздражения в кровь поступает гормон надпочечников норадреналин, который отчасти работает как анестетик (например, помогает нам переживать болевой шок, воздействуя на кровеносные сосуды). Когда мы испытываем мучительные чувства, такие как вина или горе, мозг может подарить нам ощущение злости, чтобы защитить от потрясений. После вспышки возмущения неизбежно наступает период расслабления.

Получается, гнев помогает нам успокоиться и протрезветь — но, защищаясь, мы невольно превозносим себя, не ценим чувства других и перекладываем на них вину за нашу нежеланную эмоцию. И вот уже ошибку допустили не мы, а коллега, который сразу ее не заметил, а горе от внезапной смерти родственника превращается в обвинение его же в неосторожности. Конечно, на какое-то время это может и сработать, но не стоит идти легким путем и блокировать настоящие, первичные эмоции.

Их нужно определять для того, чтобы найти самое простое и быстрое решение проблемы. Если вы злитесь из-за страха, нужно устранить его причину, если из-за недопонимания — объясниться. Злость же притупляет критическое мышление, не дает проанализировать ситуацию, но сразу заставляет нас атаковать и защищаться, а это не лучший способ общения. Например, кто-то переживает за другого, хочет о нем позаботиться, но, не умея выразить свое беспокойство, поневоле начинает злиться и вести себя агрессивно. В таком случае человек не только не получит порцию заботы, но и, наоборот, может испугаться и отдалиться, что приводит к совершенно противоположному результату — оба участника испытывают грусть и разочарование. Или другой пример: начальник боится сорвать план, но вместо эффективного управления начинает кричать на подчиненных, мешая им работать, и в итоге заваливает все дедлайны.

На практике определять первичные эмоции сложно, ведь для этого нужно остановиться, а в состоянии ярости подобное мало кому удается. Переключение на «аварийный режим» происходит мгновенно и не оставляет времени на раздумья. Тогда стоит проанализировать свои мысли уже после вспышки, подумать, какая эмоция могла иметь место в той ситуации? Был ли шанс ощутить ее или же злость и ярость сразу всё затмили? Как бы изменилась ситуация при другой реакции? Понятно, что в прошлое уже не вернуться, но, вероятно, в будущем при том же «наборе» чувств удастся действовать немного иначе.

Может показаться, что эмоциональные прятки — обычная привычка, и она никак не влияет на психологическое состояние человека. Это не так. Когда мы скрываем чувства, они копятся внутри нас, причиняя дискомфорт, растет тревожность и напряжение. К тому же, заменяя «неподходящие» эмоции сильными и устрашающими, мы можем окончательно разучиться правильно распознавать свои чувства и выражать их. Такое состояние называется «алекситимией». Этот термин был предложен еще в 1973 году, хотя пик исследований по теме пришелся на 90-е. По последним данным, алекситимию испытывают до 10 % населения, и проявляться она может в разных формах — и как банальная сумятица в определении своих чувств, и как неспособность распознавать эмоции других. Из-за этого людям бывает сложно выстраивать общение и заводить крепкие отношения. Для определения алекситимии разработана специальная торонтская шкала, но это, скорее, приблизительные вопросы — точно описать состояние может только психолог.

Трудности в выражении эмоций бывают врожденными (тогда говорят о первичной алекситимии, например при расстройствах аутистического спектра или неврологических нарушениях) и приобретенными (вследствие психотравм или особого воспитания). Мужчины в четыре раза чаще женщин сталкиваются со второй разновидностью. Из-за стереотипных представлений о «настоящем мачо» мальчиков с детства (уже с годовалого возраста) заставляют скрывать искренние эмоции и не показывать свою слабость. Более того, часто «будущие мужчины» даже не имеют достаточного словарного запаса, чтобы описать собственные чувства. Особенно это касается таких якобы «женских» эмоций, как забота, страх, стеснение и любовь. Обнаружена связь между традиционным воспитанием мальчиков и проблемами с выражением чувств. Мужчины, действительно, в основной своей массе менее склонны к эмпатии и переживаниям — но это результат социальных и поведенческих факторов, а не разницы полов. Строение мозга у всех одинаковое, и по мере возможности нужно давать и мальчикам, и девочкам проживать любые эмоции, учить разбираться в них и объяснять, что сдерживать свои чувства внутри себя неправильно.

Алекситимия не патологическое состояние, но может вызывать беспокойства и зависимости: при подавлении переживаний у людей возникает бессознательная тяга к снятию напряженности едой или специальными веществами. Также неспособность понимать и выражать чувства ведет к снижению самооценки и даже депрессивным состояниям.

Не существует правильных или неправильных эмоций — всё, что мы ощущаем, имеет право на существование. Скрывая свои истинные чувства, мы загоняем себя в ловушку, поскольку человек не может спокойно жить, вечно притворяясь. Нужно ли постоянно защищаться от воображаемой угрозы или можно решить проблему иначе? Разочаруются ли в вас окружающие, если вы «дадите слабину», или, наоборот, обрадуются, что лед тронулся? Экспериментируйте с эмоциями, позвольте себе ощущать весь их спектр — и вы заметите, как мир становится сложнее, но интереснее.

Слово 8. О безгневии и кротости – Лествица, или Скрижали духовные

1. Как вода, мало по малу возливаемая на огонь, совершенно угашает его, так и слеза истинного плача угашает всякий пламень раздражительности и гнева. Потому скажем теперь по порядку о безгневии.

2. Безгневие есть ненасытное желание бесчестий, как в тщеславных людях бывает бесконечное желание похвалы. Безгневие есть победа над естеством, нечувствительность к досаждениям, происходящая от подвигов и потов.

3. Кротость есть недвижимое устроение души, в бесчестии и в чести пребывающее одинаковым.

4. Начало безгневия есть молчание уст при смущении сердца; средина – молчание помыслов при тонком смущении души; а конец – непоколебимая тишина при дыхании нечистых ветров.

5. Гнев есть воспоминание сокровенной ненависти, т. е. памятозлобия. Гнев есть желание зла огорчившему. Вспыльчивость есть безвременное воспаление сердца. Огорчение есть неприятное чувство, гнездящееся в душе. Раздражительность есть удобопреклонное движение нрава и безобразие души.

6. Как при явлении света исчезает тьма, так и от благовония смирения истребляется всякое огорчение и раздражительность.

7. Некоторые, будучи склонны к раздражительности, нерадят о врачевании и истреблении сей страсти; но сии жалкие не размышляют о сказанном: «устремление… ярости его падение ему» (Сир.1:22).

8. Быстрое движение жернова в одно мгновение может стереть и истребить больше душевной пшеницы и плода жизни, нежели медленное обращение другого в течение целого дня: посему мы и должны благоразумно внимать себе. Иногда пламя, вдруг раздуваемое сильным ветром, более нежели продолжительный огонь сожигает и истребляет душевную ниву.

9. Не должно быть от нас сокрыто, о друзья, и то, что иногда во время гнева лукавые бесы скоро отходят от нас с тою целью, чтобы мы о великих страстях вознерадели44, как бы о маловажных, и наконец сделали болезнь свою неисцельною.

10. Как твердый и остроугольный камень, сталкиваясь и соударяясь с другими камнями, лишается всей своей угловатости, неровности и шероховатости, и делается кругловидным: так и человек вспыльчивый и упорный, обращаясь с другими грубыми людьми, получает одно из двух: или терпением исцеляет язву свою, или отступает, и таким образом очевидно познает свою немощь, которая, как в зеркале, явится ему в малодушном его бегстве.

11. Гневливый человек по временам произвольно увлекаясь этою страстию45, потом уже от навыка и невольно побеждается и сокрушается ею.

12. Ничто так не противно кающимся, как смущение от раздражительности, потому что покаяние требует великого смирения, а раздражительность есть знак великого возношения.

13. Если признак крайней кротости состоит в том, чтобы и в присутствии раздражающего сохранять тишину сердечную и залог любви к нему; то, без сомнения, крайняя степень гневливости обнаруживается тем, что человек наедине сам с собою, словами и телодвижениями как бы с оскорбившим его препирается и ярится.

14. Если Дух Святой называется и есть мир души, а гнев есть возмущение сердца; то ничто столько не препятствует пришествию в нас Духа Святого, как гневливость.

15. Нам известны премногие злые порождения гнева; одно только невольное исчадие оного, хотя и побочное, бывает для нас полезно. Ибо я видел людей, которые, воспламенившись неистовым гневом, извергли давнее памятозлобие, скрывавшееся внутри их, и таким образом страстию избавились от страсти, получив от оскорбившего или изъявление раскаяния, или объяснение относительно того, о чем долго скорбели. И видел опять таких, которые, по-видимому, являли долготерпение, но безрассудное, и под покровом молчания скрывали внутри себя памятозлобие; и я счел их окаяннейшими неистовых, потому что они белизну голубя омрачали как бы некоторою чернотою. Много потребно нам тщания против сего змия (т. е. гнева и памятозлобия), потому что и ему, как змию плотской похоти, содействует естество.

16. Видел я людей, которые прогневавшись, отвергали пищу от досады; и сим безрассудным воздержанием яд к яду прилагали. Видел и других, которые, как бы благословною причиною, воспользовавшись гневом своим, предавались многоядению, из рва падали в стремнину. Наконец видел я и разумных людей, которые, подобно хорошим врачам, растворив то и другое, от умеренного утешения, данного телу, получали весьма великую пользу.

17. Иногда умеренное песнопение успешно успокаивает раздражительность, а иногда, если оно безмерно и безвременно, способствует сластолюбию. Итак будем пользоваться им, рассудительно разбирая приличные времена.

18. Сидя, по некоторой нужде, близ келлий безмолвствующих мужей, я слышал, как они от досады и гнева наедине злились, как куропатки в клетках, и на огорчивших их, как будто на присутствующих там, наскакивали, и я благочестиво советовал им не жить в уединении, чтобы из людей не сделаться бесами. И видел опять людей сладострастных и похотливых сердцем, которые, по видимому, были кротки, ласковы, братолюбивы, и любили красивые лица; сим я назначал проходить безмолвное житие, как врачевство, противодействующее блуду и смраду плотской нечистоты, чтобы им жалким образом не превратиться из разумных тварей в бессловесных животных. А как некоторые говорили мне, что они сильно увлекаются тою и другою страстию (т. е. и сладострастием и раздражительностью): то я запретил им жить по своей воле; а наставникам их с любовию советовал, чтобы они позволяли им по временам проходить то тот, то другой образ жизни, повинуясь однако во всем главному настоятелю. Сластолюбивый повреждает только себя самого, а может быть и еще одного, своего сотаинника; гневливый же, подобно волку, часто возмущает все стадо, и многие души огорчает и утесняет.

19. Великий вред возмущать око сердца раздражительностью, как сказано: «смятеся от ярости око мое» (Пс.6:8), но больший – словами обнаруживать душевное неистовство; если же и руками, то это уже вовсе неприлично, и чуждо монашескому, Ангельскому и Божественному житию.

20. Если хочешь, или думаешь, что хочешь вынуть сучец ближнего, то вместо врачебного орудия не употребляй бревна. Бревно – это жестокие слова и грубое обращение; врачебное орудие есть кроткое вразумление и долготерпеливое обличение. «Обличи, – говорит Апостол, – запрети, умоли» (2Тим.4:2), а не сказал: и бей; если же и это потребуется, то как можно реже, и не сам собою.

21. Если присмотримся, то увидим, что многие из гневливых усердно упражняются во бдении, посте и безмолвии; а намерение у диавола то, чтобы под видом покаяния и плача подлагать им вещества, питающие их страсть.

22. Если, как мы выше сказали, один волк, имея беса помощником, может возмутить все стадо; то и один премудрый брат, имея Ангела помощником, может, как добрый мех, полный елея, укротить волну, и дать кораблю тихое плавание46. Сколь тяжкого осуждения заслуживает первый, столь великую награду получит от Бога второй, сделавшись для всех полезным примером.

23. Начало блаженного незлобия сносить бесчестия, хотя с огорчением и болезнию души. Средина – пребывать в оных беспечально. Конец же оного, если только оно имеет конец, – принимать поношения, как похвалы. Да радуется первый; да возмогает второй; блажен о Господе, и да ликует третий.

24. Жалкое зрелище видел я в людях гневливых, бывающее в них от тайного возношения. Ибо разгневавшись, они опять гневались за то, что побеждались гневом. Я удивлялся, видя в них, как падение следовало за падением; и не мог без сострадания видеть, как они сами себе за грех отмщали грехом, и ужасаясь о коварстве бесов, я едва не отчаялся в своей жизни.

25. Если кто замечает, что он легко побеждается возношением и вспыльчивостью, лукавством и лицемерием, и захочет извлечь против них обоюдоострый меч кротости и незлобия: тот пусть вступит, как бы в пратву спасения, в общежитие братий, и притом самых суровых, если хочет совершенно избавится от сих страстей; чтобы там, подвергаемый досаждениям, уничижениям и потрясениям от братий и умственно, а иногда и чувственно ударяемый, или угнетаемый, удручаемый и ногами попираемый, он мог очистить ризу души своей от ее скверны. А что поношение есть в самом деле омовение душевных страстей, в том да уверит тебя обыкновенная в народе пословица; известно, что некоторые люди в мире, осыпавши кого-нибудь ругательными словами в лице, говорят: «Я такого-то хорошо омыл». И это истинно.

26. Иное безгневие в новоначальных, происходящее от плача, а иное – невозмутимость, бывающая в совершенных. В первых гнев связан слезами, как некоторою уздою; а в последних он умерщвлен бесстрастием, как змий мечом.

27. Я видел трех иноков, в одно время потерпевших бесчестие. Один из них оскорбился, но смолчал; другой порадовался ради себя, но опечалился об укорившем его; третий же, воображая вред ближнего, пролил теплые слезы. Так можно было видеть здесь делателей страха, мздовоздаяния и любви.

28. Как горячка в теле, будучи сама по себе одна, имеет не одну, а многие причины своего воспаления: так и возгорение и движение гнева и прочих страстей наших происходит от многих и различных причин. Посему и нельзя назначить против них одно врачевство. А такой даю совет, чтобы каждый из негодующих старательно изыскивал приличное средство для своего врачевания. Первым делом в этом врачевании да будет познание причины болезни, чтобы, нашедши оную, получить и надлежащий пластырь для своей болезни от Промысла Божия и от духовных врачей. Хотящие войти с нами о Господе в предложенное духовное судилище, да войдут: и мы исследуем, хотя и не ясно, упомянутые страсти и их причины.

29. Итак да свяжется гнев, как мучитель, узами кротости, и поражаемый долготерпением, влекомый святою любовью и, представши пред судилищем разума, да подвергнется допросу. Скажи нам, безумная и постыдная страсть, название отца твоего, и именование злой твоей матери, а также имена скверных твоих сынов и дщерей. Объяви нам притом, кто суть ратующие против тебя, и убивающие тебя? – В ответ на это гнев говорит нам: «Матерей у меня много, и отец не один. Матери мои суть: тщеславие, сребролюбие, объедение, а иногда и блудная страсть. А отец мой называется надмением. Дщери же мои суть: памятозлобие, ненависть, вражда, самооправдание. Сопротивляющиеся же им враги мои, которые держат меня в узах, безгневие и кротость. Наветник мой называется смиренномудрием; а от кого рождается, спросите у него самого, в свое время».

На восьмой степени лежит венец безгневия. Но кто носит его от естества, тот, может быть не носит никакого иного; а кто приобрел его трудами, тот, без сомнения, победил восемь страстей.

Неумолимый гнев от Silly-wolf на DeviantArt

Разве неправильно злиться из-за того, что она разбила мне сердце?
Разве неправильно злиться из-за того, что она решила освободить меня, хотя есть много других способов, которыми она могла бы найти решение своих проблем?
Разве для меня неправильно злиться, что я вижу только красный цвет и хочу кричать и кричать, пока кто-нибудь не увидит это на моем пути или не скажет мне, что я не виноват в том, что злюсь?

Все, что у меня осталось, это гнев. Это сожгло все остальные мои эмоции, потому что они были просто топливом для этого.Вся моя любовь все еще здесь, но это только разжигает ярость, зная, что она будет одна навсегда, потому что она не может справиться с давлением и вызовами, которые бросает ей жизнь. Если жизнь настолько сложна, то вы либо делаете что-то не так, либо вам нужно сделать что-то великое, и существуют препятствия, которые сделают вас сильнее, но не за счет разрыва связей с людьми, а за счет того, что вы стоите вместе и используете их как столп своей силы. Я столкнулся с множеством препятствий и всегда буду сталкиваться с ними, потому что некоторые люди просто не могут отказаться от мелких споров.

Я слишком пассивен, чтобы быть злым с тобой, слишком добр, чтобы просто выйти и выплеснуть свой гнев на кого-то, слишком беспокоюсь о наказании, чтобы действительно сделать что-нибудь, что позволит мне выплеснуть, потому что я знаю, сделаю ли я что-то не так ВСЕ будут на меня жестко обрушиваться, как всегда. Я никогда не смогу быть человеком, злиться или быть счастливым. Мне всегда приходится делать это без эмоций или какого-либо человеческого комфорта, потому что, если я действую, люди видят в этом недостаток, и я терплю за это.

Я пытаюсь поговорить с тобой, но твое обращение со мной просто вызывает вспышку гнева, а затем я позволяю ему уйти, и ты закрываешь меня.Недавние события отправили мой уровень гнева на неизвестный уровень, и он продолжает нарастать, скоро я не смогу больше сдерживаться. Боже, помоги тому человеку, о котором идет речь, я не буду контролировать себя, когда это произойдет. Если я все равно причиню им боль, я извинюсь, но не буду этого серьезно. Неправильно для всех и всего мира ожидать от меня так многого, а затем мешать мне получить доступ к необходимым частям меня, которые позволят мне стать лучше. Я делаю вид, что обычно меня это не беспокоит, но на самом деле все, что я хочу сделать, это взорваться и выпустить все наружу.Все 11 лет этого.

.Определение

в кембриджском словаре английского языка

ОТМЕНА | Определение в кембриджском словаре английского языка Тезаурус: синонимы и родственные слова .

Неумолимая хватка | Elder Scrolls Online вики

Elder Scrolls Online Wiki Войти в систему
    Помогите
      Выход Переключить навигацию Fextralife
      • Вики Главная
        • Вики-дом
        • Сообщество и социальные сети
          • Медиа и искусство
            • Галерея
            • Фан-арт
            • Индекс потоков
          • Чат
          • Форум
          • Гильдии
          • ID игроков
            • Пар
            • PlayStation
            • Xbox
          • ESO Reddit
        • Вики-форумы
        • Вики To-Do
        • Магазин вики
        • Блог Fextralife
        • Fextralife Wiki Hub
      • Общая информация
        • Общая информация
        • О The Elder Scrolls Online
          • Tamriel Unlimited (модель B2P)
          • Учебники
        • Описание обновления
        • DLC
        • Органы управления
          • Эмоции и жесты
        • Combat
        • Гильдии
        • Кронный магазин
        • Крепления
        • Различия между консолью и ПК
        • Часто задаваемые вопросы
      • Информация о персонаже
        • Информация о персонаже
        • Гонки
        • Классы
          • Некромант
          • Рыцарь Дракона
          • Ночной клинок
          • Колдун
          • Тамплиер
          • Надзиратель
        • Статистика
          • Скорби
          • Камни Мундуса
        • Система чемпионов
        • Фракции
          • Завет Даггерфолла
          • Эбонхартский пакт
          • Альдмерский Доминион
        • Строит
          • PvE Строит
          • PvP Строит
      • Навыков
        • Навыки
        • Навыки чемпиона
        • Класс
      .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *