Глория существует ли: существует ли двойник Земли Глория

существует ли двойник Земли Глория

Если говорить более научной терминологией, то Антиземля – это гипотетический объект, который расположен в точке Лагранжа L3 системы Земля-Солнце. Этот объект движется синхронно с нашей планетой и находится в орбитальном резонансе с Землей 1:1. И сегодня человечеству известно, что такого объекта не существует.

Интересное о Земле Почему Земля круглая, а не плоская: как планеты приобретают сферическую форму

Откуда мы знаем, что по ту сторону Солнца нет двойника Земли

Современный уровень знаний позволяет нам уверенно утверждать, что никакой Антиземли не существует. Более того, по ту сторону Солнца на орбите Земли нет вообще ни одного крупного объекта.

Увидеть своими глазами – космические аппараты миссии Solar Terrestrial Relations Observatory (STEREO)

Траектория движения аппаратов миссии STEREO: смотреть видео онлайн

В рамках миссии STEREO NASA запустило два исследовательских аппарата. Один из них двигался «сзади» нашей планеты, а другой, соответственно, «впереди».

Аппараты могли наблюдать противоположную от Земли сторону орбиты длительное время.

Также в течение миссии зонды оказались на противоположной от Земли стороне орбиты. Именно там должна находиться гипотетическая Антиземля. Однако, как известно, космические станции ничего не обнаружили.

Гравитационное воздействие гипотетической Антиземли

Когда специалисты готовят космические аппараты к полету, то тщательно рассчитывают их будущие траектории.

Чтобы эти траектории были точными и космический аппарат попал туда, куда его направит человек, следует учитывать гравитации планет. При этом учитывается гравитация даже далеких планет.

Если бы Антиземля действительно существовала, то ее гравитация, не учтенная при планировании орбит космических аппаратов, не позволяла бы земным зондам совершать свои полеты с такой филигранной точностью, которую мы наблюдаем.

Более того, гравитация такой планеты влияла бы и на другие планеты. В частности, на Землю.

Читайте на сайте Космическое стечение обстоятельств: два космических аппарата почти одновременно пролетят у Венеры

Точки Лагранжа


Точки Лагранжа системы Земля-Солнце / Фото Wikipedia

Точки Лагранжа – это такие точки в системе из двух массивных тел, в которых третье тело с малой массой может находиться неподвижно относительно этих двух массивных тел. Самыми стабильными являются точки L4 и L5.

  • В системе Земля-Солнце в этих точках зафиксировано наличие космической пыли, которая словно попал в гравитационную ловушку. Если бы Антиземля действительно существовала, то мы бы наблюдали идентичное скопления пыли в точках L4 и L5 системы Антиземля-Солнце.
  • Также следует заметить, что гипотетическая Антиземля должна находиться в точке Лагранжа L3 системы Земля-Солнце. Эта точка не является стабильной и объект, расположенный в ней, должен быстро покинуть ее в результате гравитационного воздействия других планет.

Читайте на сайте Что будет, если Земля остановится

Землю и окрестности могли наблюдать и космические аппараты, которые были отправлены в глубокий космос
  • Voyager-1 сделал так называемый «Семейный портрет Солнечной системы», на котором не было замечено никаких других планет, кроме известных.
  • Автоматическая межпланетная станция Cassini фотографировала Землю с орбиты вокруг Сатурна и тоже не заметила ничего странного.
  • Исследовательский аппарат New Gorizont тоже наблюдал за Землей, пока летел к Плутону.

Поэтому на основе информации, которую человечество накопило за долгие годы исследования космоса, можно уверенно сказать, что Антиземля не существует.

По ту сторону Солнца: существует ли планета Глория-двойник Земли? | Астрономия с Ауриэль

До сих пор встречаются заявления о том, что, якобы существует некая планета Глория – близнец Земли, которая находится вместе с нашей планетой на орбите, в точке, прямо противоположной Земле за Солнцем, поэтому визуально мы не можем её увидеть. Гипотезу Противоземли высказывали ещё последователи Пифагора, жившие в VI-IV вв. до н.э. Многие астрономы и учёные не отрицали её существование, так как до отправки спутников и космических кораблей никто ничего не мог доказать. В Глорию «продолжали верить» вплоть до ХХ века, в частности, советский астроном Кирилл Петрович Бутусов даже высказывал предположения о её обитаемости, он-то, кстати, и дал ей имя «Глория».

Как представляли себе Глорию

Как представляли себе Глорию

Глория – одна из тем, которую не упустили уфологи и писатели-фантасты. Так, в научной фантастике она описывалась как двойник Земли, где живёт некая разумная цивилизация. Звучит, конечно, впечатляюще, но никакой планеты за Солнцем ровно напротив нас и на таком же расстоянии от Солнца в 150 млн км НЕТ. А почему?

Да, на какое-то время эту «играющую в прятки» за Солнцем планету закроет Солнечный диск. Но мы не должны забывать о том, что в Солнечной системе кроме Солнца и Земли есть и другие планеты. Когда Земля движется вокруг Солнца, все остальные планеты влияют на неё, ускоряя или замедляя её ход. Нас постоянно «подтягивает» за собой Юпитер, а сила его гравитации намного превосходила бы силу гипотетической Глории, даже несмотря на то, что он находится значительно дальше. Мы бы нагнали Глорию и увидели бы её. Как вы уже догадались, мы бы не просто её увидели – произошло бы «ДТП». Конечно, может быть, нам бы и повезло, и планеты бы разошлись на более безопасные друг от друга орбиты. Но всё же, так или иначе, она бы не осталась незамеченной.

Возможно, когда Солнечная система только-только формировалась, на орбите Земли и была подобная планета. Она могла быть вытеснена гравитацией и стать спутницей другой планеты, или же столкнуться с молодой Землёй и стать частью её. Если бы планета размером с Землю столкнулась тогда с нашей молодой Землёй, то из всех осколков сформировалась бы суперземля.

Объекты могут находиться на одной орбите в нескольких местах. Такие места называются точками Лагранжа – это области, в которых гравитация создаёт стабильный участок для другого объекта. Самыми надёжными из них являются точки Лагранжа L4 и L5. L4 находится на 60 градусов впереди планеты по её орбите, а L5 – на те же 60 градусов позади планеты. В этих точках Солнце, Земля и планета образовывали бы равносторонний треугольник. Тела, размер которых был бы значительно меньше планеты, могли бы быть в спокойном соседстве на протяжении миллиардов лет. Планеты, которые находились бы на орбите Земли в точках L4 и L5, люди бы обнаружили с давних времён. Гипотетическая Глория должна находиться в точке L3, но в этом положении тело не будет гравитационно устойчивым, и за короткое, даже по астрономическим меркам, время оно было бы выброшено вон.

Точки Лагранжа

Точки Лагранжа

Все сомнения и фантастические предположения закончились с выходом спутников и космических аппаратов в космос. Но учёные решили проверить позицию L3, чтобы наверняка убедиться, что у нас «под носом» нет больше никаких планет. Окончательно в вопросе о существовании Глории была поставлена точка, когда в 2007 году была запущена пара спутников STEREO (NASA), орбиты которых на начальной стадии позволяли напрямую наблюдать L3, но никаких объектов там не было найдено.

Вам может быть интересно:

Под сводами лунных пещер — какие они?

Что прячут горы цвета горького шоколада на Титане?

Немой восторг: подборка захватывающих космических фотографий!

Из чего можно пострелять на Луне?

10 неординарных цитат Стивена Хокинга, которые заставят улыбнуться даже пессимиста

Что скрывает Сахара?

«Шалости Солнца»: как может наша звезда навредить землянам?

На пороге ада: тайны Кольской сверхглубокой скважины

Меркурий — бывшая луна Венеры?

Как родилась Вселенная: теория Большого отскока

Как спасти Землю от комет и астероидов

Как выглядит новая планета Солнечной системы и когда ее откроют

https://ria. ru/20190317/1551795054.html

Как выглядит новая планета Солнечной системы и когда ее откроют

Как выглядит новая планета Солнечной системы и когда ее откроют — РИА Новости, 17.03.2019

Как выглядит новая планета Солнечной системы и когда ее откроют

Девятую планету от Солнца обнаружат в ближайшее десятилетие, считают американские астрономы. Она движется по эллиптической орбите в поясе Койпера —… РИА Новости, 17.03.2019

2019-03-17T08:00

2019-03-17T08:00

2019-03-17T08:03

наука

экзопланета

солнечная система

константин батыгин

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152982/04/1529820400_0:0:2000:1125_1920x0_80_0_0_2aaef38d78867760c1356889d0f5091d.jpg

МОСКВА, 17 мар — РИА Новости, Татьяна Пичугина. Девятую планету от Солнца обнаружат в ближайшее десятилетие, считают американские астрономы. Она движется по эллиптической орбите в поясе Койпера — малоизученной области далеко за Нептуном. Новые данные оставляют мало сомнений в том, что в Солнечной системе существует суперземля.Кто вытягивает орбитыЧеловек изучает Солнечную систему не первое тысячелетие, но белых пятен еще хватает. К примеру, в 1980-е астрономы увлеченно искали Немезиду — темную звезду, напарницу Солнца. Предполагалось, что она могла вызвать экологическую катастрофу на Земле 65 миллионов лет назад, когда погибли динозавры. Плутон раньше считался девятой планетой Солнечной системы, но в 2006 году его лишили этого статуса, переквалифицировав в карликовую планету, по сути, астероид. Инициатором выступил американский астроном Майкл Браун из Калифорнийского технологического института (США). Все это он описал в книге «Как я убил Плутон и почему это было неизбежно». Поиски звезды-убийцы закончились ничем, однако десяток лет спустя доказали существование пояса Койпера — области, где сосредоточены ледяные осколки материи, оставшиеся после образования Солнечной системы. Самые крупные — порядка девятисот километров. Всего там обнаружено примерно две тысячи небесных тел. Браун целенаправленно исследует пояс Койпера, ищет другие транснептуновые объекты — то есть те, что дальше от Солнца, чем Нептун. Он открыл 27 небесных тел, в том числе карликовые планеты Седну и Эриду. Среди транснептуновых объектов есть аномальные, чьи орбиты очень сильно вытянуты: их большие полуоси простираются на 250 астрономических единиц (расстояний от Солнца до Земли), вместе с тем ближайшие к звезде точки орбит находятся в одной области. Чтобы объяснить эту странность, Браун вместе с коллегой по Калтеху Константином Батыгиным в 2016 году выдвинул гипотезу о существовании на задворках Солнечной системы еще одной планеты. Вне конкуренцииНа поиски новой планеты бросили значительные силы, подключили астрономов-любителей — безрезультатно. Тем не менее гипотезу не отбросили, наоборот, теперь она кажется еще более обоснованной. «Мы беспокоились, что найдется более простое или естественное объяснение аномалий, которые мы видим в данных, и что гипотеза девятой планеты вскоре окажется неактуальной. Но этого не произошло. Гипотеза довольно успешно прошла проверку временем», — пишет Константин Батыгин в своем блоге. Есть только две альтернативные версии, объясняющие аномалии орбит самых удаленных объектов пояса Койпера. Первая — ошибка наблюдения. Ее разбору посвящена новая статья Брауна и Батыгина, опубликованная в январе в «The Astronomical Journal». Ученые рассчитали вероятность, с которой орбиты этих тел выглядят именно так, как их видят сейчас, благодаря ошибке. Результат — всего две десятых процента. Вывод: наблюдаемые странности статистически весомы. Другая альтернатива — существование еще одного массивного диска в Солнечной системе, состоящего из ледяных планетезималей — остатков протопланетного диска, чья гравитация вытягивает орбиты транснептуновых объектов так же, как это сделала бы целая планета. Но, отмечает Майкл Браун, этот сценарий еще более сложный. Суперземля в Солнечной системе?Итоги двух лет поисков девятой планеты подводит статья Брауна и Батыгина, подготовленная совместно с коллегами из Университета Мичигана для журнала «Physics Reports». Ученые проанализировали заново все факты, уточнили характеристики гипотетической планеты, выполнили численное моделирование и представили убедительные доказательства ее существования. Девятая планета раза в два меньше по всем параметрам, чем это представлялось три года назад, поясняет Батыгин. Большая полуось ее орбиты равна примерно 400-500 астрономическим единицам, эксцентриситет — 0,15-0,3 (показатель сжатости эллипса), наклонение — 20 градусов. Лучшие результаты моделирования получаются при массе планеты в пять раз больше земной. В любом случае, десять масс Земли — это потолок. Для сравнения: Нептун тяжелее в 17,2 раза. Судя по характеристикам, девятая планета очень напоминает суперземлю — особый класс экзопланет, часто наблюдаемых у других звезд. Возможно, это небесное тело действительно образовалось не здесь, а было захвачено Солнцем в момент сближения с другой звездной системой. Впрочем, вопрос происхождения гипотетической планеты поднимать рано.Приют скитальцаЗвездная величина, или яркость, нового члена планетной семьи очень мала — 24-25 магнитуд. Это на пределе возможностей земной техники. Объект мог бы обнаружить телескоп Pan-STARRS, сканирующий все небо. Однако есть сложность — самая удаленная точка орбиты интересующего нас небесного тела, возможно, пересекает плоскость Млечного пути, где высокая концентрация звезд. На их фоне трудно что-нибудь различить. Браун и Батыгин ищут свою планету на телескопе «Субару» на Гавайях, располагающем камерой гипервысокого разрешения. В прошлом году с ее помощью открыли очередной объект в далеком поясе Койпера — Гоблин.Из оптических приборов для поисков девятой планеты подходит также четырехметровый телескоп имени Виктора Бланко в Чили с мощной камерой, предназначенной для изучения темной энергии. Там же, в Чили, в 2022 году заработает восьмиметровый Большой обзорный телескоп LSST. Кроме того, перспективны поиски в инфракрасном и микроволновом диапазонах длин волн. Планета хоть и мало, но нагревается от Солнца, она несколько теплее окружающего ее пространства, значит, ее можно найти в данных орбитального телескопа WISE. Пока астрономы не знают даже приблизительно, куда направить приборы, чтобы искать девятую планету: она может находиться где угодно. Возможно, ее изображение уже получено, но еще не идентифицировано.»Девятая планета, если она существует такой, как мы ее описываем, вероятно, будет открыта в ближайшее десятилетие», — уверены авторы гипотезы.

https://radiosputnik.ria.ru/20160121/1362951665.html

https://ria.ru/20160803/1473503453.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152982/04/1529820400_500:0:2000:1125_1920x0_80_0_0_ec85a990f3de124a314b60b573f891cb.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]u

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экзопланета, солнечная система, константин батыгин

МОСКВА, 17 мар — РИА Новости, Татьяна Пичугина. Девятую планету от Солнца обнаружат в ближайшее десятилетие, считают американские астрономы. Она движется по эллиптической орбите в поясе Койпера — малоизученной области далеко за Нептуном. Новые данные оставляют мало сомнений в том, что в Солнечной системе существует суперземля.

Кто вытягивает орбиты

Человек изучает Солнечную систему не первое тысячелетие, но белых пятен еще хватает. К примеру, в 1980-е астрономы увлеченно искали Немезиду — темную звезду, напарницу Солнца. Предполагалось, что она могла вызвать экологическую катастрофу на Земле 65 миллионов лет назад, когда погибли динозавры.

Плутон раньше считался девятой планетой Солнечной системы, но в 2006 году его лишили этого статуса, переквалифицировав в карликовую планету, по сути, астероид. Инициатором выступил американский астроном Майкл Браун из Калифорнийского технологического института (США). Все это он описал в книге «Как я убил Плутон и почему это было неизбежно».

Поиски звезды-убийцы закончились ничем, однако десяток лет спустя доказали существование пояса Койпера — области, где сосредоточены ледяные осколки материи, оставшиеся после образования Солнечной системы. Самые крупные — порядка девятисот километров. Всего там обнаружено примерно две тысячи небесных тел.

Браун целенаправленно исследует пояс Койпера, ищет другие транснептуновые объекты — то есть те, что дальше от Солнца, чем Нептун. Он открыл 27 небесных тел, в том числе карликовые планеты Седну и Эриду.

Среди транснептуновых объектов есть аномальные, чьи орбиты очень сильно вытянуты: их большие полуоси простираются на 250 астрономических единиц (расстояний от Солнца до Земли), вместе с тем ближайшие к звезде точки орбит находятся в одной области. Чтобы объяснить эту странность, Браун вместе с коллегой по Калтеху Константином Батыгиным в 2016 году выдвинул гипотезу о существовании на задворках Солнечной системы еще одной планеты.

Вне конкуренции

На поиски новой планеты бросили значительные силы, подключили астрономов-любителей — безрезультатно. Тем не менее гипотезу не отбросили, наоборот, теперь она кажется еще более обоснованной. «Мы беспокоились, что найдется более простое или естественное объяснение аномалий, которые мы видим в данных, и что гипотеза девятой планеты вскоре окажется неактуальной. Но этого не произошло. Гипотеза довольно успешно прошла проверку временем», — пишет Константин Батыгин в своем блоге. Есть только две альтернативные версии, объясняющие аномалии орбит самых удаленных объектов пояса Койпера. Первая — ошибка наблюдения. Ее разбору посвящена новая статья Брауна и Батыгина, опубликованная в январе в «The Astronomical Journal». Ученые рассчитали вероятность, с которой орбиты этих тел выглядят именно так, как их видят сейчас, благодаря ошибке. Результат — всего две десятых процента. Вывод: наблюдаемые странности статистически весомы. Другая альтернатива — существование еще одного массивного диска в Солнечной системе, состоящего из ледяных планетезималей — остатков протопланетного диска, чья гравитация вытягивает орбиты транснептуновых объектов так же, как это сделала бы целая планета. Но, отмечает Майкл Браун, этот сценарий еще более сложный.

Суперземля в Солнечной системе?

Итоги двух лет поисков девятой планеты подводит статья Брауна и Батыгина, подготовленная совместно с коллегами из Университета Мичигана для журнала «Physics Reports». Ученые проанализировали заново все факты, уточнили характеристики гипотетической планеты, выполнили численное моделирование и представили убедительные доказательства ее существования. Девятая планета раза в два меньше по всем параметрам, чем это представлялось три года назад, поясняет Батыгин. Большая полуось ее орбиты равна примерно 400-500 астрономическим единицам, эксцентриситет — 0,15-0,3 (показатель сжатости эллипса), наклонение — 20 градусов. Лучшие результаты моделирования получаются при массе планеты в пять раз больше земной. В любом случае, десять масс Земли — это потолок. Для сравнения: Нептун тяжелее в 17,2 раза.

Судя по характеристикам, девятая планета очень напоминает суперземлю — особый класс экзопланет, часто наблюдаемых у других звезд. Возможно, это небесное тело действительно образовалось не здесь, а было захвачено Солнцем в момент сближения с другой звездной системой. Впрочем, вопрос происхождения гипотетической планеты поднимать рано.

21 января 2016, 19:33Сказано в эфиреУченый: шанс увидеть «планету Х» естьВ США заявили об обнаружении новой планеты в Солнечной системе. Увидеть ее с Земли невозможно – нет таких телескопов. Но в космос запущена станция, которая поможет разглядеть «планету Х», рассказал радио Sputnik ученый-астроном Владислав Шевченко.

Приют скитальца

Звездная величина, или яркость, нового члена планетной семьи очень мала — 24-25 магнитуд. Это на пределе возможностей земной техники. Объект мог бы обнаружить телескоп Pan-STARRS, сканирующий все небо. Однако есть сложность — самая удаленная точка орбиты интересующего нас небесного тела, возможно, пересекает плоскость Млечного пути, где высокая концентрация звезд. На их фоне трудно что-нибудь различить.

Браун и Батыгин ищут свою планету на телескопе «Субару» на Гавайях, располагающем камерой гипервысокого разрешения. В прошлом году с ее помощью открыли очередной объект в далеком поясе Койпера — Гоблин.

Из оптических приборов для поисков девятой планеты подходит также четырехметровый телескоп имени Виктора Бланко в Чили с мощной камерой, предназначенной для изучения темной энергии. Там же, в Чили, в 2022 году заработает восьмиметровый Большой обзорный телескоп LSST.

Кроме того, перспективны поиски в инфракрасном и микроволновом диапазонах длин волн. Планета хоть и мало, но нагревается от Солнца, она несколько теплее окружающего ее пространства, значит, ее можно найти в данных орбитального телескопа WISE.

Пока астрономы не знают даже приблизительно, куда направить приборы, чтобы искать девятую планету: она может находиться где угодно. Возможно, ее изображение уже получено, но еще не идентифицировано.

«Девятая планета, если она существует такой, как мы ее описываем, вероятно, будет открыта в ближайшее десятилетие», — уверены авторы гипотезы.

3 августа 2016, 15:35НаукаБатыгин: «планета икс» могла быть украдена Солнечной системойАстроном Константин Батыгин, один из первооткрывателей загадочной сверхтяжелой «планеты икс», предполагает, что девятая планета Солнечной системы могла быть «украдена» Солнцем у его соседей по тем звездным яслям, в которых оно родилось.

вторая Земля или досужий вымысел?

 

 

     Говорят, за Солнцем, в диаметрально противоположной от нас точке орбиты, скрывается еще одна планета Солнечной системы — Глория. Так ли это?

Игорь Сергеев,
г. Санкт-Петербург

     Идея еще одной Земли, как полагают, идет от жрецов Древнего Египта. Согласно их представлениям, люди при рождении наделялись не только душой, но и неким астральным двойником. Ну а поскольку дублер должен где-нибудь обитать, то и была придумана еще одна планета.
     Косвенное отражение идея получила в учении древнего грека Филолая, который в отличие от предшественников поместил в центр мироздания не Землю, а некий центральный огонь — Хестну. Вокруг него вращались все небесные тела, включая Солнце, которое как бы исполняло роль зеркала, отражая лучи центрального огня и распространяя его по всей Вселенной. Филолай считал, что подобно земным парным образованиям в космосе тоже должно существовать нечто подобное. И предположил, что где-то в диаметрально противоположной точке орбиты, постоянно скрываясь от наших глаз за «небесным огнем», вращается некая Антиземля. С той поры много воды утекло, но мысль о существовании двойника нет-нет да и возникнет вновь.

Насколько она оправданна? Сначала изложим аргументы «за».
     В самом деле, существуй Антиземля в действительности, ее не так просто обнаружить. Почему? Кто хоть недолго смотрел на Солнце, это прекрасно знает. Немало астрономов повредило себе зрение и даже ослепло, пытаясь наблюдать за дневным светилом. Между тем область, которую оно прикрывает на небосклоне, вполне достаточна для того, чтобы там разместилась приличная планета…
     Второе соображение основывается на том, что исследователям долгое время не удавалось предугадать положение Венеры на небосклоне. Капризная «утренняя звезда» никак не хотела следовать традиционным законам небесной механики. Некоторые ученые сочли это следствием воздействия на движение планеты гравитации какого-то не учтенного при расчетах небесного тела. Отмечалось, что подобным образом время от времени капризничает и Марс…
     Наконец, в пользу существования двойника Земли говорит ряд свидетельств астрономов прошлого. Так, в XVII веке первый директор Парижской обсерватории Джованни Кассини, в честь которого назван отправленный не так давно в окрестности Сатурна межпланетный зонд, объявил, что обнаружил близ Венеры некий небесный объект, отнесенный им к спутникам этой планеты. Однако его существование и по сей день не подтверждено другими исследователями. Так не удалось ли Кассини наблюдать Глорию?
     Такое предположение высказал в 1740 году английский астроном и оптик Джеймс Шорт, а 20 лет спустя — немецкий астроном-наблюдатель Тобиас Иоганн Мейер, известный своими точными лунными таблицами для определения долгот на море.
     Длительное время никто об этих фактах не вспоминал. И вот новый всплеск интереса к мифической Глории. Чем он обусловлен? Кто-то из уфологов заметил, что, существуй такая планета на самом деле, она могла бы стать идеальной базой для… НЛО. Кораблям, стартующим с двойника нашей планеты, весьма удобно причаливать к Земле. Не надо переходить с орбиты на орбиту, достаточно лишь несколько ускорить или, наоборот, притормозить полет космического аппарата.
     Однако и серьезные астрономы допускают возможность существования двойника. Ведь вокруг Земли вращается как минимум еще одна луна, утверждают они. А не замечаем мы это лишь потому, что состоит она из.
.. пыли и крошечных метеоритных обломков, которые группируются в так называемой точке либрации. Согласно законам небесной механики близ системы Земля — Луна должна существовать некая точка-ловушка, куда поля тяготения могут загонять свою добычу. Подобные точки есть и у систем Солнце — Земля, Солнце — Марс, Солнце — Венера… Пылевые двойники планет, получается, не такая уж редкость в Солнечной системе. Вот только надеяться, что на них возможна жизнь, да еще разумная, не приходится. Обитать в облаке пыли не очень комфортно… Судя по всему, окончательно прояснят картину будущие полеты межпланетных зондов-разведчиков. Один из них, например, к 2005 году намечено отправить в окрестности Солнца. Быть может, он попутно ответит и на вопрос о местонахождении мифической Глории.

COSMOS FERNANDO — Глория

Может ли за нашим Солнцем, на противоположной стороне орбиты, существовать еще одна планета, не отличающаяся по массе и размерам от нашей Земли? Что это за планета: часть гармоничной двойной системы, которую можно «окрестить» Земля – Антиземля? Более совершенный альтернативный мир, а наша Земля, по отношению к Глории, «черновик» – идея, которая вдохновляла писателей – фантастов, например, Сергея Лукьяненко?

Поскольку мы, продекларировали лозунг, рассматривая все явления в мире без штампов и ограничений мировоззрений от науки, религии и политики, то почему бы нам с вами, не поискать доказательств этой интригующей теме?

Идея поиска двойника нашей планеты – неведомой нам пока Глории – идет от жрецов Древнего Египта. Согласно их представлениям, люди при рождении наделялись не только душой, но и неким астральным двойником, который затем в христианской религии превратился в ангела-хранителя.

Со временем эта идея получила свое косвенное отражение в учении древнего грека Филолая, который поместил в центр мироздания не Землю, как делали его предшественники, а некий центральный огонь – Хестну, вокруг которого вращались все остальные небесные тела, в том числе и Солнце, которое исполняло как бы роль зеркала, отражая лучи центрального огня, распространяя их по Вселенной.

Более того, по идее Филолая, подобно тому, как в природе все привыкли образовывать пары, так и в небе должны существовать подобные образования. Причем он не ограничился тем, что призвал в напарники Земле Луну, но и предположил, что где-то там, в диаметрально противоположной точке орбиты, постоянно скрываясь от наших глаз за небесным огнем, вращается, некая Антиземля.

С той поры много уж воды утекло… И небесный огонь «сгорел”, и на его место переместилось наше светило Солнце, но мысль о существовании двойника Земли, нет-нет, да и возникнет вновь. Насколько она оправданна? Давайте изложим все аргументы «за”, которые косвенным образом указывают на существование подобного двойника…

Во-первых, существуй он в действительности, мы и впрямь не могли бы его обнаружить, поскольку «глазеть” в сторону Солнца – задача весьма непростая. Немало астрономов повредили себе зрение и даже ослепли, пытаясь наблюдать за нашим светилом. А область, которую он прикрывает на небосклоне, достаточна для того, чтобы там разместилась вполне приличная планета…

Второе соображение основывается на том, что в свое время исследователям долгое время не удавалось предвычислить положение Венеры на небосклоне – капризная «утренняя звезда” никак не хотела следовать традиционным законам небесной механики. Как полагают некоторые эксперты, такое возможно лишь в том случае, если на движение Венеры действует гравитация еще одного, не учтенного при расчетах небесного тела. Кое-кто обращает внимание, что подобным образом время от времени «капризничает” и Марс…

Наконец, в-третьих, имеются некие свидетельства астрономов прошлого. Скажем, в XVII веке соображением в пользу существования Глории поделился первый директор Парижской обсерватории, знаменитый Джовани Доменико Кассини. (Да-да, тот самый, в честь которого назван отправленный недавно в окрестности Сатурна межпланетный зонд). Так вот ему в свое время удалось обнаружить близ Венеры некий небесный объект. Кассини было решил, что обнаружил спутник Венеры. Однако его существование и по сей день не подтверждается современными исследованиями. А что если Кассини сумел заметить другое небесное тело, а именно Глорию?..

Это суждение в какой-то мере поддержал в 1740 году английский астроном и оптик Джеймс Шорт. А еще 20 лет спустя о том же говорил немецкий астроном-наблюдатель Тобиас Иоганн Мейер – человек, известный в научном мире серьезностью своих суждений. Не случайно именно ему принадлежат весьма точные лунные таблицы определения долгот на море.

Но затем тело куда-то исчезло, и о нем длительное время никто не вспоминал. И вот новый всплеск интереса к мифической Глории. Чем он обусловлен? Да хотя бы тем, что ежели такая планета существует на самом деле, она может быть идеальной базой для… НЛО. Кораблям, стартующим с двойника нашей планеты, весьма удобно затем причаливать к Земле; им ведь переходить с орбиты на орбиту не надо – достаточно лишь несколько ускориться или, наоборот, притормозиться на той же орбите… Ну а если серьезно, то некоторые астрономы действительно не отрицают возможность существования двойника нашей планеты. «Известно, что вокруг Земли вращается еще как минимум одна Луна, – утверждают они. – А не замечаем мы ее лишь потому, что Луна эта состоит из… пыли и крошечных метеоритных обломков, которые группируются в так называемой точке либрации. Ведь согласно решению знаменитой задачи об устойчивости небесных тел, поблизости системы Земля – Луна обязательно должна существовать некая точка-ловушка, куда поля тяготения и будут загонять свою добычу”.

Аналогично для системы Солнце – Земля тоже должна иметься такая точка, как и для систем Солнце – Марс, Солнце – Венера и т. д. В общем, пылевые двойники планет, по идее, не такая уж редкость в нашей Солнечной системе. Вот только надеяться, что на них живут наши двойники, как-то особо не приходится. В облаке пыли жить-то не очень комфортно…

Глория или Антиземля, предположительно находится на той же орбите, что и Земля, но не может наблюдаться, так как постоянно скрыта от нас Солнцем. Возможно ли вообще существование на одной орбите двух тел? Из наблюдений ясно, что возможно.

Система спутников Сатурна аналогична Солнечной системе. Каждому большому спутнику Сатурна соответствует своя планета Солнечной системы. Такая вот наглядная модель. Так вот в системе Сатурна практически на одной орбите соответствующей Земной, прекрасно уживаются два спутника — Янус и Эпитемий. Один движется по внешней орбите, а другой по внутренней. Раз в четыре года они сближаются и обмениваются орбитами. Выходит, такой же механизм возможен и в системе Земля — Антиземля.

Были так же визуальные наблюдения. Впервые, еще в XVII веке известный астроном Д. Кассини наблюдал вблизи Венеры объект серповидной формы. Он принял его за спутник Венеры. Затем в 1740 году этот объект наблюдал Шорт, в 1759 году – Майер, в 1761 году – Монтень, в 1764 году — Роткиер. После этого объект не наблюдался. Возможно, покачиваясь вокруг точки либрации, объект время от времени выходит из-за Солнечного диска и становится доступным для наблюдения.

Так же в движении Венеры и Марса есть некоторые аномалии, которые легко объясняются ,если предположить, что у Земли есть двойник. Дело в том, что эти планеты в движении по своим орбитам то опережают расчетное время, то отстают от него. Причем в те моменты, когда Марс опережает график, то Венера отстает от него, и наоборот.

Существуют довольно смелые гипотезы о существовании на Глории высокоразвитой цивилизации, которая и является нашей прародительницей. Только дальше фантазий дело пока не пошло. Сама возможность существования Глории еще под большим вопросом. Одним из приверженцев теории о существовании планеты Глория, является известный российский астрофизик, профессор Кирилл Павлович Бутусов.

Справка:

Бутусов Кирилл Павлович – физик, астроном, кандидат физико-математических наук. Работает в Санкт-Петербургском университете. Развил теорию цикличности солнечной активности (1958). Открыл ряд структурных закономерностей в строении Солнечной системы, в 1985-м дал прогноз ряда неоткрытых спутников Урана, подтвердившийся впоследствии. Обнаружил проявление «золотого сечения» в распределении параметров тел Солнечной системы. Ряд открытий и гипотез позволяют причислить его к светилам российской науки.

Самый любопытный вывод из теории Бутусова, является гипотеза о существовании Антиземли. Выявленные закономерности говорят о том, что на орбите Земли должна находиться еще одна неизвестная планета.

Более полувека в астрономии и физике — полное затишье. Куда ни сунься, везде торжество идей Бора, Гейзенберга и Эйнштейна. Самое время для естествоиспытателей впадать в меланхолию и под бутылочку портвейна сетовать на то, что в мире уже давно все изучено и открыто. Однако, если вы хотя бы полчаса пообщаетесь с астрономом, кандидатом физико-математических наук, а ныне доцентом кафедры физики Академии гражданской авиации Кириллом Бутусовым, то наверняка снова поверите в чудеса.

Размышлять над тайнами мироздания Кирилл Бутусов начал с первых дней работы в Пулковской обсерватории, куда попал в 1954 году по распределению после окончания Политехнического института. Уже через 4 года молодой научный работник смело открыл дверь директорского кабинета и выложил на стол руководителя обсерватории академика Михайлова наброски — ни много ни мало — собственной теории солнечной активности.

По мере изучения материалов лицо мэтра становилось все мрачнее. Данные теории безупречно совпадали с данными наблюдений. Солнце вело себя в точности так, как предсказывал желторотый сотрудник. И лишь увидев расхождение кривых на расстоянии 100 лет в прошлом, Михайлов повеселел и отодвинул от себя бумаги. На просьбу Бутусова допустить его к ЭВМ для облегчения громоздких расчетов академик только замахал руками: «Да что вы, батенька, машина загружена плановыми вычислениями на все сто процентов».

На этом дело и закончилось. А через пять лет американские ученые опубликовали в научном журнале точно такую же работу, и приоритет был потерян.

Первый горький опыт многому научил молодого сотрудника. Он понял, что побеждает тот, кто до конца бьется за свои идеи и не обращает внимания на скептицизм коллег.

Дальше Бутусов стал выяснять причину расхождения своей теории, и. с экспериментальными данными и искать новые закономерности в Солнечной системе. В конце концов, астроном разработал «Волновую космогонию Солнечной системы», которая объясняет загадки рождения планет, особенности их орбит и предсказывает множество совершенно невероятных вещей. В 1987 году он защитил по этой работе кандидатскую диссертацию.

Одним из самых любопытных выводов из теории Бутусова является гипотеза о существовании Антиземли. Выявленные закономерности говорят о том, что на орбите Земли должна находиться еще одна неизвестная планета.

Например, в системе Сатурна, на орбите, соответствующей Земле, вращаются сразу два спутника — Эпиметий и Янус. Раз в четыре года они сближаются, но не сталкиваются, а меняются местами.

Но, если у Земли есть брат-близнец, почему же тогда мы его не видим нив один телескоп? Бутусов убежден, что неизвестную планету, которую он назвал Глорией, скрывает от нас диск Солнца.

— На земной орбите прямо за Солнцем есть точка, которая называется либрационной, — объясняет астроном. — Это единственное место, где может находиться Глория. Поскольку планета вращается с такой же скоростью, что и Земля, она практически всегда прячется за Солнцем. Причем увидеть ее невозможно даже с Луны. Чтобы ее зафиксировать, нужно улететь в 15 раз дальше.

Но здесь есть один интересный момент. Либрационная точка считается очень неустойчивой. Даже небольшое воздействие способно сдвинуть планету в сторону. Может быть, поэтому Глория иногда становится видимой.

Так, в 1666 и 1672 годах директор Парижской обсерватории Кассини наблюдал вблизи Венеры серповидное тело и предположил, что это ее спутник (сейчас мы знаем, что никаких спутников у Венеры нет). В последующие годы нечто подобное видели многие другие астрономы (Шорт, Монтель, Лагранж). Потом загадочный объект куда-то пропал.

О существовании Глории косвенно свидетельствуют и более древние источники. Например, настенный рисунок в гробнице фараона Рамсеса VI. На нем золотистая фигура человека, по-видимому, символизирует Солнце. По обе стороны от него одинаковые планеты. Их пунктирная орбита проходит через третью чакру. Но третья от солнца планета — это Земля!

Если Глория существует, то на ней, скорее всего, присутствует жизнь, а может быть, даже развитая цивилизация. Ведь планета находится в тех же условиях, что и Земля. Многие случаи наблюдения НЛО, особенно во время ядерных испытаний, могли бы найти объяснение. Ведь любые катаклизмы на нашей планете представляют для Глории нешуточную опасность. Если ядерные взрывы сдвинут Землю, то две планеты рано или поздно сойдутся, и произойдет ужасная катастрофа.

Следующий, быть может, еще более важный для человечества вывод из теории Бутусова гласит, что Солнце — двойная звезда, такая же, как и многие другие звезды в нашей галактике. Эту вторую звезду в Солнечной системе Бутусов назвал Раджа-Солнце, поскольку первые упоминания о ней были найдены в тибетских легендах. Ламы называли ее «металлической планетой», подчеркивая тем самым ее огромную массу при сравнительно небольших размерах. Она появляется в наших краях один раз в 36 тысяч лет. И каждый ее визит заканчивается для Земли огромными потрясениями. Именно 36 000 лет тому назад на нашей планете исчез неандерталец и появился кроманьонский человек. Предположительно, тогда же Земля приобрела спутник (Луну), перехваченный у Марса. До этого, по легендам, Луны в небе не было.

Бутусов предполагает, что Раджа-Солнце опережало в своем развитии наше светило. Следуя естественным процессам эволюции звезд, оно миновало фазу красного гиганта и взорвалось, превратившись в «коричневого карлика». Сильно потеряв в массе, Раджа-Солнце передало планеты, которые вокруг него вращались, нынешнему Солнцу. Двигаясь по очень вытянутой орбите, оно уходит далеко в космос на расстояние более 1100 астрономических единиц и становится практически неразличимым для современных наблюдателей. Но самая неприятная вещь, что очередное возвращение звезды-убийцы ожидается в ближайшее время. 2000 год плюс-минус 100 лет. Скорее всего, Раджа-Солнце пройдет через пояс стероидов между Марсом и Юпитером. Возможно, эти космические обломки — все, что осталось от одной из планет после контакта со злобным карликом, который по массе в 30 раз превосходит Юпитер. В любом случае предстоящая встреча не сулит для землян ничего хорошего.

Однажды Лев Гумилев, автор скандальной теории этногенеза и пассионарности, попросил Бутусова подумать о причинах пассионарных толчков. Дело в том, что один раз в 250 лет на поверхности Земли в очень ограниченных пределах происходит загадочное явление — некая генная мутация, в результате которой люди, проживающие на данной территории, приобретают определенные качества. Они становятся деятельными, у них появляется способность к сверхусилиям, они легко жертвуют своей жизнью ради идеалов. Когда таких людей-пассионариев становится много — возникает новый этнос. Сам Гумилев считал, что это явление вызвано каким-то космическим излучением.

— Когда я стал размышлять о возможных механизмах пассионарности, то сразу пришел к выводу, что единственным телом, которое способно оказать подобное воздействие, является Плутон, — рассказывает Кирилл Бутусов. — Его период обращения вокруг Солнца равен 248 годам. Находясь на границе магнитосферы Солнца, он может помогать прорыву галактических космических частиц в Солнечную систему. Недаром в астрологии Плутон считается планетой, ответственной за коллективные усилия, великие преобразования и реформы.

Все бы хорошо, но одна важная деталь не находила объяснения. По Гумилеву, зоны пассионарных толчков имели вид очень узких полос, похожих на полосы от лунной тени в моменты солнечного затмения. Поскольку космическое излучение не могло действовать столь избирательно, Бутусов предложил гипотезу «относительной пассионарности». Допустим, в момент Солнечного затмения на Землю обрушивается мощнейший поток частиц от вспышки на Солнце. На всей планете происходит мутация, в результате которой люди становятся более ленивыми и инертными. На их фоне те, кто попал в зону лунной тени, будут нам казаться избыточно активными — то есть пассионарными!

В общем, прямых доказательств существования Глории нет, но косвенные имеются. Ученые давно предсказывали скопление вещества в точках либрации на орбите Земли. Одна из таких точек находится как раз за Солнцем.

Что ж, в споре между сторонниками и противниками гипотез о существовании двойника нашей Земли – Глории, как всегда, расставит точки над «i”, время….

И вот теперь, когда мы узнали правду практически обо всем, обстоятельства явно играют нам на руку. В ближайшие 13 лет звезды встанут так, что Глория покажется из-за Солнца. Мы наконец-то сможем узнать благодетелей, которые долгое время «сдували пылинки» с нашей Земли, хотят они того или нет. А вот состоится ли долгожданный контакт? Сейчас будущее планеты — в руках каждого человека, каждый должен проявить себя Homo sapiens. Пока в запасе еще есть несколько лет, нужно хорошо подготовиться к этой встрече. Ведь от нее зависит, сколько еще времени земляне будут находиться на задворках космоса. Несколько лет, чтобы не осрамиться невежеством перед лицом друзей и братьев по интеллекту, — не так уж и много.

30 ноября 2011 года.

Источник: www.gloria-cedric.ru

Ссылка на эту страницу (Link to this page): Планета Глория

Двойник земли за солнцем. Двойник Земли — Глория

Гипотеза профессора Бутусова Кирилла Павловича гласит о том, что у нашей прекрасной населенной Земли может быть космический двойник. Действительно, мы можем быть не единственными живыми существами в Солнечной системе. Если наш двойник-планета существует, то этим можно объяснить частые визиты НЛО на нашу Землю. Внеземные цивилизации вполне могут существовать на такой гипотетической планете, как Глория. Именно о ней пойдет речь в данной статье.

Антиземля – как ее описывали в древности

Древнеегипетские мудрецы думали, что у любого из нас имеется личный астральный близнец. Гипотезы о двойниках в Египте были особенно популярными. Более того, само понятие «двойник» произошло оттуда. Возможно, именно древние египтяне первыми предположили, что у нашей Земли имеется копия.

На некоторых египетских фресках присутствовали странные изображения, подтверждающие вышеописанную гипотезу: в центре круга располагалось небесное светило – Солнце, по одну его сторону размещалась Земля, а по другую – наш планета-двойник. Эти планеты через светило были связаны прямой линией. Возле каждой из них изображалось подобие человека. Эти рисунки рассказывают нам о том, что древнеегипетские художники знали не только о двойнике нашей Земли, но и о том, что на данной планете присутствует внеземная жизнь. Возможно, представители внеземной цивилизации с планеты-двойника и являлись божествами, которые часто описываются во всех древних религиозных манускриптах. Жители двойника Земли могли периодически посещать нашу планету, передавая знания примитивным своим сородичам.

Существует и другая версия того, что пытались изобразить египтяне вышеописанным образом. Они могли просто обозначить процесс перехода души умершего в параллельный мир.

Кроме египтян, двойником Земли интересовались пифагорейцы. К примеру, Г. Сиракузский даже придумал имя такого космического объекта – назвал его Антихтоном. Даже в столь древние времена без технологий люди знали о том, что наша Земля не одна во Вселенной. Они верили, что ее окружает множество планет, среди которых имеются заселенные двойники Земли.

Ф. Кротонский в свое время представил интереснейшую гипотезу об обустройстве Вселенной. В ее центре он разместил Источник Огня, который считал основным космическим светилом и называл Хестнией. Во внешнем пределе космоса, по мнению названного выше ученого, располагалось наше Солнце, которое лишь отражало свет и тепло Источника подобно большому зеркалу. Между этими светилами он расположил около одного десятка планет, среди которых присутствовала Земля и ее двойник.

Антиземлю Глорию иногда замечали астрономы

Конечно же, к представлениям древних «специалистов» в области астрономии ныне многие относятся скептически, так как раньше люди считали, что планета плоская и стоит на трех китах. Далеко не все подобные теории и гипотезы подтвердились в современности, но большая их часть заслуживает внимание, так как оказалась правдоподобной. Глорией двойник нашей планеты назвали сравнительно недавно. В различные времена его именовали по-разному. Впервые данные об антиземле появились в семнадцатом веке.

Именно тогда сотрудник обсерватории, расположенной в Париже, наблюдал рядом с Венерой неизвестный ему космический объект, напоминающий планету. Имя этого великого астронома – Джованни Кассини.

Неизвестный объект в космическом пространстве казался астроному серповидным, как и сама планета Венера в то время. Поэтому Кассини предположил, что заметил спутниковое тело вышесказанной планеты. Самое интересное, что последующее изучение планеты Венеры не дало зафиксировать этот таинственный спутник, поэтому уже современные ученые предположили, что в свое время Кассини наблюдал за Глорией – двойником Земли.

Спустя несколько десятилетий Глорию заметил астроном из Англии Джеймс Шорт. Он увидел антиземлю примерно в том же месте, что и Кассини. После Джеймса «несуществующий» спутник Венеры зафиксировал специалист-астроном из Германии по имени Иоганн Майер.

После этого загадочное космическое тело вновь исчезло, и пока не было замеченным. Все вышеперечисленные астрономы были известными и добросовестными, поэтому ошибаться не могли. Все они в различное время заявляли о Глории, но остальная масса научного мира к ним не прислушивалась.

Почему современные астрономы, оснащенные сверхмощным оборудованием, так и не смогли доказать существование Глории? Предполагается, что причиной тому является расположение двойника Земли – Глория может располагаться за Солнцем в невидимой с нашей планеты области. К слову, светило скрывает от нас огромную часть космоса, диаметр которой превышает шестьсот подобных размеров нашей Земли. Что касается исследовательской орбитальной техники, то она зачастую застроена на определенный объект, за которым наблюдает непрерывно, поэтому другие объекты она не фиксирует.

Если Глория существует, то как она выглядит?

Некоторые специалисты предполагают, что антиземля в большей степени состоит из пыли и осколков космических различных тел, собранных в кучу с помощью гравитации. Если это действительно так, то она должна обладать низкой плотностью. Скорее всего, данная планета весьма неоднородна. Возможно, на ней гораздо жарче, чем на Земле. Ее поверхность может быть покрыта отверстиями, такими как на Луне. Ее атмосфера может быть сильно разряженной. Если на Глории присутствует некая внеземная жизнь, то на ней просто обязана иметься вода. Некоторые астрономы считают, что Глория покрыта океанами. Если это не так, то и жизни на ней быть не может.

Если количество жидкости на Глории минимально, то на ней вполне могут иметься примитивные формы жизни. Если воды на Глории больше, то там могут развиться более сложные живые формы.

Согласно мифологии, Глория во всем копирует нашу Землю. Это значит, что на ней должна присутствовать развитая внеземная цивилизация. Таким образом, можно объяснить частое появление НЛО на нашей планете. Внеземные существа прилетают к нам, считая нас своими соседями, а мы, в свою очередь, только догадываемся об их существовании.

Антиземля Кирилла Павловича Бутусова

Когда говорят, что глубины земных океанов изучены меньше, чем наша Солнечная система, то есть в этом какое-то лукавство. На протяжении долгих веков Солнечная система преподносила человечеству огромное количество сюрпризов, загадок и вызывала к жизни массу теорий, опровергнуть или доказать многие из которых не представляется возможным до сих пор. Совсем недавно в научных кругах всплыла, казалось бы, давно забытая мысль о Протипоземле. Есть такая теория, пришедшая к нам еще с древних времен, будто бы за Солнцем скрывается неизвестная планета Глория – двойник Земли. Не видно ее, потому что двигаются двойняшки по собственным орбитам параллельно друг другу, а между ними – Солнце. Многие уверены, что условия на Глории такие же или почти такие, как на ее планете-сестренке, а значит, там есть жизнь и братья по разуму. Мы-то неумные ищем их в миллиардах световых лет от Млечного пути, а они – вот, прячутся, сами не ведая того, за светилом. Правда, в 2006 году NASA, в поисках Глории, запустила в ту сторону пару спутников, которые за Солнцем ничего не обнаружили. Но скептиков эти данные не убедили, и они продолжают упорствовать. У них на этот счет есть несколько теорий, пара из которых звучит не так уж и глупо.

  • Антиземля за Солнцем

    Первое: Древние астрономы пифагорейцы настолько убедительно описали и доказали наличие на небосводе Глории, что не быть ее там просто не может, потому что не может не быть никогда.


    А значит, наш беспокойный двойник за эти две с половиной тысячи лет просто слетел со своей орбиты и отправился в свободный вояж по экзотическим , так сказать, на мир посмотреть и себя показать.

    Сторонники второй теории заявляют, что никуда Антиземля не делась, продолжает существовать, только на более тонком плане, чем наблюдаемые нами планеты, вроде Сатурна или Юпитера.


    Есть мнение

    Прямого доказательства тому, что планета-близнец существует за Солнцем, нет. Но и опровергнуть это мнение также никто не берется

    Из глубины времен

    Кстати, идея существования Протипоземли берет начало еще в Древнем Египте, где умные люди не сомневались в том, что у каждого человека есть свой собственный астральный и энергетический двойник (душа).

    А раз так, то почему бы не быть ей и у планет, влиянию которых на земную жизнь человека египтяне придавали огромное значение.

    Есть мнение

    По мнению ряда уфологов, именно на Глории, скрытой от нас за Солнцем, могут базироваться НЛО, регулярно посещающие Землю

    Развитие идеи

    Несмотря на то, что идея, даже по тем временам, была достаточно странной, у нее и дальше нашлось немало сторонников.

    Н

    апример, директор Парижской обсерватории Д. Кассини в XVII веке обнаружил у планеты Венеры спутник и заявил, что это та самая Глория, изменившая свое местоположение.


    Есть мнение

    На некоторых гробницах Древнего Египта имеются загадочные изображения. В центральной их части находится Солнце, по одну сторону от которого — Земля, по другую — ее двойник. Обе планеты через Солнце связаны прямыми линиями

    Другие видные учёные тоже присоединились к хору восторженных голосов поющих «осанну» Антиземле. Среди них был Д. Шорт, известный в свое время английский астроном, был немецкий картограф и блестящий исследователь звездного пространства немец Т. И. Мейер и другие деятели науки.

    Антиземля профессора Бутусова

    Есть мнение

    Предположения о наличии двойника Земли высказывали пифагорейцы. Гикет Сиракузский даже назвал эту гипотетическую планету Антихтон

    Но постепенно интерес к Глории угас и с новой силой возродился лишь недавно, благодаря стараниям нашего соотечественника Кирилла Павловича Бутусова.

    Этот выдающийся ученый астрофизик при жизни был возмутителем спокойствия, автором большого количества работ и открытий в своей области.

    К сожалению, в 2012 году Кирилл Павлович умер, оставив после себя богатое творческое наследие.


    Именно он впервые в новой истории аргументировано и открыто заявил о существовании прототипа Земли планеты-двойника – Глории.

    Рассказать о целой научной теории, касающейся , в этой коротенькой заметке мы не сможем, но сторонников теории Бутусова сегодня так же много, как и противников.

    И все же если Глория не плод фантазии ученых многих столетий, а реально существующий космический объект, что нам это дает?

    Есть мнение

    По некоторым представлениям, Глория состоит из астероидов и пыли, захваченных гравитационной ловушкой


    Бойтесь глорийцев, дары приносящих

    Вполне вероятно, что на Глории существует жизнь, причем представители антиземной расы, обогнали нас по уровню развития.

    Нельзя исключить и то, что относятся они к нам как к младшим братьям, и ведут за нами регулярное наблюдение, при помощи тех же НЛО.

    Есть мнение

    Большинство ученых не ожидают найти на Глории жизнь, но согласно другим представлениям, она очень похожа на нашу Землю, и заселена разумными существами

    Но, можно допустить, что в результате войн, природных катаклизмов и прочей чепухи, существование на Глории давно уже превратилась в перманентный кошмар, от которого они желают побыстрее сбежать. Куда?

    Да вот же под боком прекрасный голубой шарик, жизнь на котором все еще .

    Возможно, пока еще технически это невозможно, но дело за малым.

    Так что очень скоро, дорогие соотечественники, ждите гостей с неба.

    Глория хоть и означает в переводе с латинского «счастье» или «слава», но не факт, что обитатели ее принесут счастье на Землю. Счастье и славу они обретут здесь для себя.

  • Всё чаще и чаще мы (простые люди) сталкиваемся с теорией о планете Глории (Антиземле) некоторые называют её нибиру.

    Впервые пишу статью (сильно не ругать)

    Что это за планета такая, кто на ней обитает и старше ли их цивилизация нашей.

    Теорию об антиземле (Глории) создал Павлович Кирил Бутусов. Издревна к людим спускались боги с небес скорее всего это были инопланетяне на своих кораблях (если вы на вертолёте прилетите в примитивные южно-американские племена, вас тоже назовут богом), откуда они могли прилететь, скорее всего за нами наблюдает не одна инопланетная цивилизация и они вероятно могли прилететь с той самой Глории (антиземли). Эта планета находится в либрационной точке земли (точке лангража).

    Всего у любой планеты есть 3 точки лангража:


    Опытные астрономы знают, что вокруг нашей планеты вращается еще один спутник. Мы не замечаем его из-за того, что тот состоит из метеоритных обломков и пыли – эти элементы группируются в точке лангража (точке либрации), и фактически являются единым телом (вероятно он и отражён на рисунке нло).

    Так вот эта-самая антиземля находится прямо за солнцем и поэтому с земли её не видно, хотя точка лангража не совсем стабильна, то планета может из-за неё выходить (редкие случаи) так, в 1666 и 1672 годах директор Парижской обсерватории Кассини наблюдал вблизи Венеры серповидное тело и предположил, что это ее спутник (сейчас мы знаем, что никаких спутников у Венеры нет). В последующие годы нечто подобное видели многие другие астрономы (Шорт, Монтель, Лагранж). Потом загадочный объект куда-то пропал. Исследую даты наблюдений и их хронологический порядок можно сделать прогноз когда глорию можно будет видеть в следующий раз, это 2012 год (это лишь прогноз).

    О существовании Глории так-же свидетельствуют аномалии в движении Марса и Венеры (Нептун был открыт из-за аномалий Урана) однако если поставить антиземлю, то все аномалии Марса и Венеры исчезают (так можно вычислить и массу антиземли).

    Ещё один интересный факт:


    Это фрагмент «Книги Земли», часть А, сцена 7. Так вот: мужская фигура (возможно египетский бог солнца амон-ра) символизирует Солнце, а два шара справа и слева от него Землю и Глорию (Антиземлю). Этот рисунок является ещё одним доказательством существования Глории.

    Разоблачение «Разоблачений»:

    1. Если бы эта планета существовала то она давно бы вышла из-за солнца и показалась бы нам:

    Как я уже говорил что Глория находится в Либрационной точке (точке лангража) и поэтому она может спокойно вращатся в этой точке, но в некоторые периоды она выходит из-за солнца, но потом возвращается на место (этим свойством обладают все 3 либрационные точки).

    2. Спутники, далеко улетающие от нашей планеты, давно бы уже обнаружили эту Глорию, но её до сих пор не обнаружена:

    У спутников есть определённое поле зрения и им некогда оборачиватся на Солнце, но даже если они и обернутся и сфотографируют его, то ничего они не увидят, так как камера у них определённого разрешения.

    А задачи по поиску Антиземли ещё никто и никогда не ставил.

    Хотя науке известен один случай когда спутник кассини (не человек) исследовавший Сатурн оборачивался на Солнце, говорят что Глорию обнаружили, впрочем этот случай не доказан, а значит информация может оказатся недостоверной (про спутник кассини).

    3. Если бы эта планета существовала бы то расчёт орбит был бы неправильным:

    Любой астрофизик (профессиональный) вам поттвердит что тело размером с землю могло бы влиять только на 2 планеты между этой. И влияние было бы не настолько сильным чтоб планеты слетали со своих орбит, а Глория то как раз и влияет на Марс и Венеру.

    Согласно учениям древнеегипетских жрецов, человек при рождении наделяется не только душой, но и астральным двойником, который согласно христианской религии превращается затем в ангела-хранителя. Это конечно трудно себе представить, ещё труднее поверить в это. Но ведь теперь известно, что физическое тело каждого человека действительно имеет своего двойника — так называемое эфирное тело. Мысль о парности затем развил древнегреческий учёный Филолай, который пришёл к выводу, что в природе всё делится на пары. Каждый живой организм или предмет, большой он или маленький, имеет в природе свою копию. Более того, Филолай был уверен: то же самое происходит и в Космосе. В его теории строения мира и Космоса присутствовало скрытое от наших глаз небесное тело, которое позднее было названо Анти-Землёй.

    История свидетельствует

    На шумерской глиняной табличке, создатели которой жили более пяти тысяч лет назад, содержатся совершенно уникальные сведения и об астрономии, и о Космосе. Уже тогда шумерам было известно обо всех планетах, вращающихся вокруг Солнца. И среди них была планета, являвшаяся… близнецом нашей Земли. В 1666 году во время очередного наблюдения за Венерой французский астроном Жан Доминик Кассини случайно обратил внимание на некое небесное тело размером с нашу Землю. Провисев на небосклоне несколько дней, оно внезапно скрылось за Солнцем.

    В XVIII веке член британского Королевского научного общества астроном Джеймс Шорт заметил в ночном небе неизвестную планету, расположенную на той же линии, что и Венера. Он в течение часа наблюдал за ней, и даже описал её: диаметр незнакомки составлял 2/3 диаметра Земли, отдалённость её от Солнца была примерно такой же, как и у нашей планеты. Однако это небесное тело вскоре исчезло с небосклона. Вновь увидеть его довелось лишь спустя 20 лет уже другому астроному.

    Одно из самых последних наблюдений провёл американский астроном Эдуард Эмерсон Барнард. Это произошло 13 августа 1892 года, когда он заметил вблизи всё той же Венеры загадочный космический объект. Размер этого объекта колебался от четверти до трети диаметра Венеры. Как и во всех предыдущих случаях, через какое-то время он скрылся за Солнцем.

    Так не о Глории ли свидетельствует настенный рисунок, обнаруженный в гробнице фараона Рамсеса VI. На нём изображена золотистая фигура человека, скорее всего, символизирующая Солнце, по обе стороны от которого расположены совершенно одинаковые планеты. Пунктирная линия орбиты этих планет проходит через третью чакру человека-Солнца. А как известно, Земля — это третья планета от Солнца!

    Только научные факты!

    С появлением современных супертелескопов, сверхдальних и сверхскоростных космических аппаратов количество тайн и загадок Космоса не только не уменьшилось, но даже значительно увеличилось. И в этом нет ничего удивительного — такова уж природа научного и технического прогресса.

    Целый ряд данных, полученных во второй половине ХХ века астрофизиками России и Америки, позволил составить схему Солнечной системы. Согласно произведённым расчётам, все планеты образуют два ряда небесных тел — ряд Сатурна и ряд Юпитера. Более того, каждая планета имеет свою пару, своего близнеца, близкого по диаметру и массе. Якобы, такой двойник был и у Солнца, но в результате взрыва, произошедшего миллиарды лет назад, второе Солнце превратилось в коричневого карлика. Эта остывающая звезда постепенно покинула Солнечную систему. Многие астрономы не отрицают возможность существования двойника и нашей планеты. Антиземля — Глория, предположительно находится на той же орбите, что и Земля, но не видна, так как всё время скрыта за Солнцем.

    Сенсационное заявление сделали недавно британские астрофизики. Они подтвердили гипотезу о существовании антипода Земли — планеты Глория, которая по всем параметрам соответствует нашей Земле. Ещё с давних пор считалось, что эта планета вращается вокруг Солнца и имеет одну орбиту с Землёй. Друг от друга обе эти планеты разделены Солнцем, поэтому Глорию с Земли увидеть невозможно.

    Вот современные аргументы, косвенно подтверждающие существование невидимых космических двойников. Астрономам долгое время не удавалось определить точное положение Венеры на небосклоне — она просто не подчинялась законам небесной механики. А такое возможно лишь тогда, когда на движение Венеры оказывает влияние сильная гравитация расположенного вблизи неё какого-то небесного тела. Кроме этого, то, что находится за Солнцем, увидеть, точно так же, как и обратную сторону Луны, практически невозможно.

    Одним из сторонников теории о существовании планеты Глория является российский астрофизик, профессор Кирилл Бутусов, ряд открытий и гипотез которого позволяют причислить его к светилам российской науки. Выявленные им закономерности свидетельствуют о том, что на орбите Земли должна находиться еще одна неизвестная планета. «Прямо за Солнцем, на земной орбите, есть точка, которая называется либрационной, — приводит свою мысль профессор, — это единственное место, где может находиться Глория. Так что же это за таинственная точка? Это место, где небесное тело под влиянием притяжения двух других тел находится по отношению к ним в состоянии относительного равновесия. А поскольку Глория вращается с такой же скоростью, что и Земля, она практически всегда «прячется за Солнцем. Однако либрационная точка не всегда бывает такой устойчивой, и даже небольшое воздействие на эту планету может сдвинуть её в сторону. Может быть, именно поэтому она иногда становится видимой.

    Что увидел зонд?

    По словам директора восточноевропейского института аналитической астрономии академика Доппельшваана, американским зондом, отправленным для исследования колец Сатурна, недавно было сделано сенсационное открытие: «Когда с целью изучения солнечной активности приборы зонда были направлены в сторону Солнца, то была выявлена новая планета Солнечной системы. Казалось бы, все планеты, даже самые слабосветящиеся, уже открыты. Вновь открытая планета оказалась несравненно ближе к Солнцу, и явно входит в круг ближних к нам планет. Как же её не заметили астрономы ХХ и ХХI века, вооруженные мощными радиотелескопами? Двух планет на одной орбите пока никто не замечал, и даже сама возможность такого явления в голову не приходила никому. Неожиданность сенсационного открытия зонда заключается в том, что он открыл вторую планету, вращающуюся по орбите Земли. Эта планета по своим параметрам массы, скорости и т.п. является почти полным двойником Земли. В связи с этим она всегда находится почти точно на противоположной точке орбиты относительно нашей планеты. Поэтому-то ее и не могли открыть астрономы ни в древности, ни в наше время. Эта планета всегда скрыта Солнцем. Радиоизлучение также полностью поглощается Солнцем. На фотографиях Зонда планета так далеко, что кроме ее механических характеристик можно сказать мало что. Однако, на одной из фотографий, где планета сфотографирована на фоне края Солнца, отчетливо виден золотистый ореол атмосферного диска.

    Толщина атмосферы Глории приблизительно равна толщине атмосферы Земли. Учитывая сходство условий, легко предположить, что зарождение и эволюция жизни на обеих планетах шли примерно по одинаковому пути.

    50 процентов вероятности

    Так может ли быть обитаемой Глория? Считается, что такая вероятность составляет примерно 50 процентов. Более того, существует даже гипотеза о существовании на Глории высокоразвитой цивилизации. Если Глория действительно существует, то на ней непременно должна присутствовать жизнь — ведь она точная копия нашей планеты или, по крайней мере, её двойник.

    И если ей, в отличие от нашей планеты, удалось избежать разрушительных войн, то Глория вполне может оказаться намного более развитой, чем Земля. И если мы сейчас обсуждаем возможность жизни на Глории, то естественно, и глоритяне хотят знать о нас всё. И вполне вероятно, что большое количество НЛО — и есть посланцы далёкой, и в то же время близкой Глории. И они пристально следят за нерадивыми, запустившими свою планету «родственниками, и принимают все меры, чтобы защитить свою родную землю от вредных последствий, исходящих от землян. И если такая планета действительно существует, она вполне может являться идеальной стартовой площадкой для полётов на нашу Землю. Межпланетным кораблям в таком случае не надо переходить с орбиты на орбиту. Тогда становится понятным, почему катаклизмы, а также ядерные испытания, проводимые на Земле всегда вызывали и вызывают повышенный интерес HЛО.

    Современные исследователи считают, что давние наблюдения Глории были возможны из-за планетарных катастроф, заставлявших сдвинуться её с места. Подсчитано, что невидимое пространство, в котором в настоящее время находится Глория, равно шестистам диаметрам Земли. Это говорит о том, что места, где может спрятаться Глория, хоть отбавляй. Для того, чтобы запечатлеть её с более близкого расстояния, необходимо достичь приемлемого места. Однако сделать это не так уж и просто.

    Например, космический телескоп «SOHO, ведущий наблюдение за Солнцем, не в состоянии обнаружить таинственную планету из-за своего месторасположения. Идеальным для этого местом можно назвать Марс и его орбиту. Но что самое удивительно, именно оттуда пропало более десятка автоматических межпланетных станций из разных стран. Среди них «Фобос-1, «Фобос-2, «Марс — Обсервер. Что это, их несовершенство или случайность? Маловероятно! Вполне возможно, что их исчезновения связаны с тем, что они могли запечатлеть то, о чём на Земле не должны знать. Не о Глории ли идёт речь? Если это именно так, то глоритяне очень не хотят, чтобы о них узнали неадекватные, и потому опасные для них земляне.

    Владимир Лотохин

    НА ГЛАВНУЮ

    Существует ли на орбите Земли за Солнцем планета-двойник «Глория»? Из диалога с учёным астрофизиком Анастасией Бондаренко на странице ВКонтакте открытой группы Игоря Прокопенко по обсуждению тем для передач на РЕН ТВ. Анастасия Бондаренко . Очень интересно было смотреть передачи и читать журналы, в которых была интересная теория о том, что у земли есть двойник, находящийся за Солнцем. В последнее время никто больше не обсуждает этого, очень жаль. 15 сен 2015 в 11:23

    Ответ

    Анатолий . В настоящее время планеты Глория на орбите Земли за Солнцем не наблюдается. Дело в том, что она существует в виде зеркальной, невидимой материи и является параллельным миром. Наблюдать её могут только высшие цивилизации (ВЦ), имеющие технологию полётов в зеркальный мир, который имеет косвенное отношение к понятию зеркала. В отличие от обычной, видимой материи частицы в атомах зеркальной имеют вращение по часовой стрелке, что и придаёт ей свойство невидимости.

    Анастасия Бондаренко . Анатолий, гипотетическое тело, находящееся в точке L3, влияло бы своей гравитацией на орбиты других планет. Влияние тела размером порядка 150 км и более было бы достаточно сильным, чтобы быть заметным. В 2007 году была запущена пара спутников STEREO, — их орбиты на начальной стадии работы позволяли напрямую наблюдать область точки L3. Никаких объектов там не было обнаружено. До результатов зондирования имелись теории в поддержку существования этой гипотетической планеты, например, астронома К. П. Бутусова, называвшего её «Глория». Он замечал, что известные астрономы XVII-XVIII вв. неоднократно наблюдали неизвестный объект возле Венеры, размером примерно с ⅓ её размера, который принимали за её спутник. Однако, наблюдавшийся объект выглядел как «некое серповидное тело», но для наблюдателя с Земли гипотетическая «Противоземля» за Солнцем отражала бы солнечный свет только как полный диск.

    Из законов гравитационного взаимодействия следует, что устойчивое положение космического тела относительно системы Солнце-Земля возможно только в точках Лагранжа L4 и L5. Солнце, Земля и тело, находящееся в этой точке, должны образовывать вершины равностороннего треугольника. Равновесие же в точке L3 неустойчиво, и находящееся там тело за короткое по астрономическим масштабам время должно покинуть эту область пространства. 29 мар 2016

    Анатолий . Анастасия, я с уважением отношусь к вашим познаниям в области астрофизики, но пока ещё в Космосе для науки существуют многие необъяснимые загадки. Большинство из них объяснимы только на основе мировоззрения о Божественном создании Вселенной. В данном конкретном случае объяснение будет следующим. Зеркальная материя создана Творцом Вселенной для своих экспериментов в параллельных, невидимых другими цивилизациями мирах. Но т.к. зеркальная и обычная материи обладают гравитационным взаимодействием, то, чтобы добиться полной невидимости этих миров в необходимых зонах материального мира, Творец применяет к зеркальной материи принцип скрытой массы, т.е. лишает её гравитации полностью или с необходимым коэффициентом, чтобы она не могла влиять на гравитационные поля внутри Солнечной системы.

    Для науки это немыслимое нарушение законов, во что трудно поверить. Но на самом деле это так, ведь все виды материи и энергии во Вселенной созданы Творцом и он может изменять законы при необходимости в особых случаях. Мало кто знает, что вокруг Земли существуют параллельные, невидимые 7 экологических ниш, в которых существуют некоторые цивилизации, исчезнувшие с Земли. При этом гравитационно эти ниши себя никак не проявляют. Кроме того, в определённом месте Вселенной есть зона зеркальной материи, в которой Творцом созданы невидимые миры прошлого и многовариантного будущего планеты. Даже для Солнца применяется коэффициент снижения силы гравитации, чтобы планеты не были притянуты на его поверхность за 4 млрд. лет. В частности, Меркурию, имеющему массу в миллион раз меньше Солнца и находящемуся к нему ближе всех остальных планет, достаточно центробежной силы вращения для уравновешивания гравитационного притяжения звезды. Информация получена на телепатических сеансах связи от представителя Галактического союза высших цивилизаций (ВЦ), наших Наблюдателей.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Некоторая часть экспериментов с разумной жизнью во Вселенной проводится Творцом на базе использования зеркальной, невидимой материи, создаваемой также в зоне видимой, барионной материи. Кроме того, чтобы полностью скрыть эти эксперименты от наблюдения и вмешательства цивилизаций низкого уровня развития, Творец применяет к этим объектам принцип скрытой массы. При этом зеркальные объекты лишаются гравитационного воздействия частично или полностью, сохраняя силу притяжения только на поверхности таких объектов. Поэтому, так называемая планета-двойник Глория на орбите Земли не наблюдается нашими приборами во всех диапазонах частот и не проявляет себя через гравитационное взаимодействие. На этой планете существует цивилизация по уровню развития выше земной, не имеющая социальных, расовых и межгосударственных проблем, преобладающих на Земле. Полная информация о них для нас закрыта до достижения земной цивилизацией высокого социального и технического уровня развития с возможностью путешествий в зеркальные миры.

    Просмотры 1 737

    НАСА: найдена планета, издалека похожая на Землю

    • Пол Ринкон
    • Редактор отдела науки Би-би-си

    Автор фото, PA

    Подпись к фото,

    На этом рисунке представлены сравнительные размеры Земли и планеты Kepler-452b (справа)

    Орбитальный телескоп НАСА «Кеплер» позволил ученым заглянуть в ранее недоступные для изучения глубины Вселенной. Среди сделанных с его помощью открытий – планета, у которой очень много общего с Землей.

    Планета, названная Kepler-452b, вращается по орбите вокруг своей звезды примерно на таком же расстоянии, что и Земля, хотя ее диаметр больше земного на 60%.

    Ученые утверждают, что у этой планеты больше земных черт, чем у прочих земных аналогов, открытых ранее.

    Такие планеты очень интересуют астрономов по той причине, что они достаточно компактны и прохладны, чтобы на их поверхности могла удерживаться вода в жидком состоянии. А это значит, что на них могут существовать условия, благоприятные для поддержания жизни.

    Звездная система Kepler-452 находится на расстоянии 1400 световых лет от Земли в созвездии Лебедя.

    Ведущий ученый данного проекта НАСА Джон Грюнсфельд, представляя это открытие, назвал планету Kepler-452b пока что наиболее похожей на Землю.

    Аналитик исследовательского центра НАСА в Калифорнии Джон Дженкинс добавил: «Для меня очень почетно сообщить вам эту новость сегодня. У нас теперь есть новый знакомый, который поселился по соседству».

    Соседство это относительное: при максимальной скорости удаления от Солнечной системы, достигнутой на сегодня каким-либо из рукотворных космических аппаратов, на то, чтобы достичь этой планеты, потребовалось бы более 25 млн лет.

    Экзопланета

    Новая планета пополнила список открытых «Кеплером» экзопланет – небесных тел, вращающихся, как и Земля, вокруг своего солнца.

    В данный момент внимание ученых приковано примерно к 500 предполагаемым планетам, расположенным у далеких звезд.

    Они входят в число 4175 кандидатов в планеты, идентифицированных при помощи этого телескопа без учета нынешней находки. До сих пор большинство из этих кандидатов впоследствии получали статус доказанных экзопланет.

    Автор фото, Thinkstock

    Подпись к фото,

    Ученые нашли в космосе тысячи экзопланет, но добраться до них не так-то просто

    Небольшая часть из этих планет размерами не слишком превосходит Землю и располагается в пределах так называемой «обитаемой зоны» в окрестностях своей звезды, схожей по строению с Солнцем, — то есть там, где в принципе может находиться вода в жидком состоянии, что считается обязательным условием поддержания жизни.

    На данный момент в разных звездных системах найдено 12 планет, предположительно отвечающих этим требованиям. Kepler-452b — первая планета «обитаемого» типа, чье существование считается доказанным.

    Ответ на вопрос о том, какая из этих планет более других похожа на Землю, во многом зависит от того, какие характеристики в первую очередь принимать во внимание.

    Автор фото, NASA

    Подпись к фото,

    В воображении художника Kepler-452b выглядит примерно так

    Kepler-452b вращается вокруг звезды, относящейся к тому же классу, что и Солнце. Эта звезда лишь на 4% массивнее и на 10% ярче Солнца. «Кеплер-452Б» облетает вокруг нее за 385 дней, так что ее «год» или, точнее, орбитальный период дольше земного лишь на 5%.

    Массу планеты Kepler-452b пока что измерить невозможно, поэтому астрономам приходится полагаться на компьютерное моделирование, чтобы оценить различные варианты ее примерной массы. Наиболее вероятно, что масса «Кеплер-452b» примерно в пять раз больше земной.

    Если ее поверхность скалистая, на планете должна продолжаться активная вулканическая деятельность, а сила притяжения на ней должна быть примерно в два раза больше, чем на Земле.

    Звезда, вокруг которой вращается Kepler-452b, на 1,5 млрд лет старше Солнца. Ученые считают, что она может подсказать, что ждет Землю в будущем.

    Возраст самой планеты оценивается в 6 млрд лет, то есть она — если эти данные верны — тоже на 1,5 млрд лет старше Земли.

    Автор фото, Thinkstock

    Подпись к фото,

    Далеко не все экзопланеты, даже «земного» типа могут оказаться пригодными для жизни

    «Если Kepler-452b на самом деле имеет скалистую поверхность, ее расположение относительно звезды означает, что она вступила в парниковую фазу своей климатической истории», — говорит ученый Дуг Колдуэлл, работающей в программе «Кеплер».

    «Усиливающийся выброс энергии этого стареющего солнца может нагревать поверхность и испарять любые океаны. Вода может испариться, и планета может ее потерять навсегда, — говорит Колдуэлл. — Kepler-452b может переживать сейчас то, что Земле предстоит пережить более чем через миллиард лет, когда Солнце постареет и станет ярче».

    Суперземля

    Ученый Университета Уорвика Дон Поллакко, не участвующий в этом проекте, сказал Би-би-си, что данные собранные телескопом «Кеплер», позволяют оценочно прикинуть размер планеты относительно звезды, вокруг которой она вращается.

    «Если вы знаете размер звезды, вы знаете размер планеты, — утверждает ученый. – Но, чтобы пойти дальше, например, узнать, скалистая ли у нее поверхность, нужно измерить массу планеты, а это намного сложнее сделать, так как они слишком далеко, чтобы провести такие измерения».

    «Так что в действительности они понятия не имеют, из чего сделана эта планета. Это может быть камень, а может небольшой газовый шар или, может быть, что-нибудь более экзотическое», — говорит Дон Поллакко.

    «Другие планеты «Кеплера», находящиеся в «зоне жизни», может быть, еще больше похожи на Землю. Например, Kepler–186f диаметром примерно в 1,17 больше Земли, а диаметр Kepler-438b составляет примерно 1,12 от земного», — указывает ученый.

    Автор фото, Thinkstock

    Подпись к фото,

    Пока что Земля остается единственным объектом во Вселенной, о котором мы можем с уверенностью сказать, что здесь можно жить

    «На самом деле, при диаметре 1,6 земного Kepler-452b попадает в категорию, называемую «Суперземля». В нашей Солнечной системе нет ни одной планеты такого типа. По этой причине суперземли очень интересны, но можно ли сказать, что они похожи на Землю?» — задается вопросом доктор Крис Уотсон из Королевского университета Белфаста.

    «Если мы посмотрим на тип звезды, вокруг которой вращается Kepler-452b, становится ясно, что эта звезда похожа на Солнце, — утверждает Крис Уотсон. — Другие планеты «Кеплера», обнаруженные в «зонах жизни», вращаются вокруг «красных карликов» – звезд, гораздо менее горячих, чем Солнце. Поэтому планеты должны вращаться намного ближе к ним, чтобы получать такой же уровень тепла.

    «Так что потенциально это может быть скалистая Суперземля на орбите, похожей на земную. Именно эта комбинация звезды и орбиты выделяет эту планету, на мой взгляд», — сказал ученый в интервью Би-би-си.

    Глория Стейнем — Лаборатория принятия решений

    «История кролика»: часть 1 и часть 2 Глории Стайнем, в журнале Show Magazine (1963). На ранних этапах своей журналистской карьеры Стайнем работала под прикрытием в качестве зайчика Playboy в нью-йоркском клубе Playboy под псевдонимом Мари Кэтрин Окс. Возможно, одна из самых известных работ Стейнема, «Рассказ о кролике», разоблачает эксплуататорские условия работы кроликов Playboy, в том числе сексуальные требования и ограничения, налагаемые на них.

    «После Black Power, Women’s Liberation» Глории Стайнем, в New York Magazine (!969). Эта статья принесла Стейнем национальную известность как лидеру феминисток, поскольку она пересмотрела представления о свободе. Более того, Стайнем признает ту роль, которую афроамериканки сыграли в подпитке раннего феминизма, и то, как они сформировали это движение.

    «Что было бы, если бы женщины победили» Глории Стайнем, в журнале Time (1970). В этой статье Стайнем описывает утопическое будущее, которое она себе представляет, где традиционные гендерные роли будут ослаблены, а сексистские законы будут отменены.Женщины увидят больше гендерной текучести и равенства. Связанная статья содержит оригинал, пересмотренный Стайнем в 2020 году, о том, что она добавит или изменит.

    «Если бы мужчины могли менструировать» Глории Стайнем, в журнале Ms. Magazine (1978). В сатирическом эссе, опубликованном в журнале Ms. Magazine — первом феминистском журнале, соучредителем которого является Стейнем, — она демонстрирует свои феминистские взгляды, представляя мир, в котором мужчины могут менструировать вместо женщин. Она предполагает, что в этом мире менструация станет знаком чести, когда мужчины сравнивают свои относительные страдания, а не источником стыда, как это было для женщин.

    Революция изнутри: Книга самооценки Глории Стайнем (1993). В этом романе Стайнем признает, что нужно сначала совершить революцию внутри себя — в отношении своей самооценки — прежде чем заниматься политической революцией. Здесь Стейнем проявляет свои писательские способности, раскрывая способы взять под контроль свою самооценку и призывая читателей доверять своему «единственному истинному внутреннему голосу».

    Выходя за рамки слов Глории Стайнем (1994).В этом сборнике эссе рассматривается состояние женского движения в 1990-е годы и исследуются возможности на будущее. Steinem фокусируется на таких вопросах, как женщины-политики, расширение экономических возможностей и жизненные утверждения.

    «Глория Стайнем: первая феминистка» в журнале New York Magazine (1998). В этом интервью Стейнем рассказывает, как в 1969 году освещала для журнала выступление об аборте. Сама Стайнем сделала аборт, когда ей было 22 года, и она описывает, как она не умоляла о своей жизни как активная феминистка до того дня, когда она почувствовала «большой щелчок» при выступлении.

    Как будто женщины имеют значение: The Essential Gloria Steinem Reader Глории Стайнем (2014). Steinem публикует еще один сборник наводящих на размышления эссе, на этот раз посвященных исключительно феминизму. Эссе основаны на ее опыте в Индии и других развивающихся странах и на ее активности в Соединенных Штатах. Стейнем затрагивает такие темы, как насилие и торговля людьми, в том числе никогда ранее не публиковавшееся эссе о торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации под названием «Третий путь».

    Моя жизнь в дороге Глории Стайнем (2015).В этих мемуарах Стайнем исследует, как ее ранние годы сформировали ее дальнейшую жизнь, одна из которых была постоянно в дороге. Стайнем рассматривает свой собственный рост, когда она путешествовала, слушая других и учась у них, и то, как это повлияло на ее активность в женском движении.

    Правда сделает вас свободными, но сначала она вас разозлит !: Мысли о жизни, любви и восстании Глории Стайнем (2019). Цитаты, включенные в этот профиль, предлагают лишь фрагмент многих вдохновляющих идей Стейнема.В этом иллюстрированном сборнике самых вдохновляющих, а также противоречивых цитат Штайнмен читатели могут составить более полное представление о Глории Штайнмен.

    Поддержка – Soli Deo Gloria

    Soli Deo Gloria — это некоммерческая корпорация, которая частично поддерживается за счет ваших не облагаемых налогом пожертвований. Музыкальные и художественные программы, подобные нашей, сталкиваются с огромными проблемами. Во многих городах они вообще исчезли. Только благодаря щедрой поддержке таких людей, как вы, Soli Deo Gloria может представить прекрасную хоровую музыку.

    Soli Deo Gloria из долины Сан-Хоакин является некоммерческой корпорацией 501(c)3. Все пожертвования не облагаются налогом.


    Это 13-й сезон женского хора Soli Deo Gloria. Soli Deo Gloria существует, «чтобы освещать истину и красоту через хоровое мастерство и прославлять Бога через верную интерпретацию тысячелетней хоровой музыки».

    Что дает нам ваше пожертвование, чтобы мы продолжали петь!

    Продажа билетов сама по себе не покрывает стоимость прекрасной хоровой музыки.Подумайте о специальном подарке для Soli Deo Gloria, который поддерживает хоровое мастерство!

    • 75$ Предоставляет стипендию певца на один семестр
    • 100$ Приобретает музыку певца на весь сезон
    • 150$ Дает 12 студентам подарок на концерт
    • 300 долл. США Обеспечивает профессиональную подготовку певцов
    • 275 долл. США Покрывает стоимость места проведения одного концерта
    • 500 долл. США Обеспечивает продвижение одного концерта
    • 1000 долл. США Сохраняет дирижирование нашего удивительного дирижера
    • 1500 долл. США Продюсирует компакт-диск Soli Deo Gloria
    • 1500 долл. США комиссия по новой музыке

    SDG ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ УРОВНЕЙ И НАГРАД

    2021-2022

    • участника — $ 40 — $ 99
    • сторонника — $ 100 — $ 249
    • вкладчик — $ 250 — $ 499
    • Patrons- $ 500 — $ 999
    • Благодаря $ 1000 — $ 999 — $ 2,499
    • Angel — $ 2500 — $ 4 999
    • Объект проводника — $$ 5000 или более

    Награды за пожертвования:

    Награды суммируются, каждый более высокий уровень получает награду от предыдущего уровня(ов).

    • 40–99 $ Признание в программе
    • 100–249 $ — One Soli Deo Gloria CD
    • 250–499 $ — Зарезервировано место с покупкой билета, один концерт
    • 500–999 $ — Билеты на два концерта
    • Пакеты билетов
    • 2500–4999 долларов — Обед с шампанским с художественным руководителем и членом правления
    • 5000 долларов и более — Приглашенный дирижер на одну песню на концерте Soli Deo Gloria

    Вы также можете отправлять чеки в поддержку Soli Deo Gloria по адресу:

      Соли Део Глория 
      стр.O. Box 7633 
      Фресно, Калифорния 93747  

    Pamplin Media Group — Soli Deo Gloria: Только во славу Божию

    Бог есть Творец и Царь всего Своего творения, и поэтому вся слава принадлежит Ему одному

    «Достоин Ты, Господь наш и Бог наш, принять славу, честь и силу, ибо Ты сотворил все, и по твоей воле они существовали и были сотворены» (Откровение 4:11).

    Пятая из Пяти Солас является суммой и результатом других Солас.И это великая истина, которая управляет всем. Soli Deo Gloria, или SDG, — это истина о том, что вся вселенная существует, чтобы прославлять Бога. Бог — творец и царь всего своего творения, и поэтому вся слава принадлежит Ему одному! «Ибо все от Него и через Него и к Нему. Ему слава вовеки. Аминь» (Римлянам 11:36).

    Согласно этому библейскому отрывку, вся слава принадлежит только Богу, потому что Он является источником, силой и целью всего, чем мы являемся и что делаем.Таким образом, каждый сегмент нашей жизни должен приносить славу Богу. Если это звучит ошеломляюще, можете быть уверены, что начинаете правильно понимать Soli Deo Gloria. Итак, с чего мы начнем?

    1. Во-первых, правильно помнить, что Бог есть Бог, а мы — нет. Помните о различии Творца и творения. Он создал, мы нет. Мы всего лишь его творение. Тем не менее, мы хотим получить признание за вещи, и мы жаждем аплодисментов других. А когда мы этого не понимаем, мы обижаемся. Но ЦУР освобождает нас от этого, и мы можем присоединиться к Богу, лишь принося Ему славу.И когда вы не хвастаетесь и не похитите славу, несомненно, вы обнаружите удовлетворение в стремлении к Божьей славе. Так как это цель, для которой вы были созданы.

    2. Во-вторых, Soli Deo Gloria воздействует на все, везде и на всех.

    Семья: Цель моей семьи — прославлять только Бога. Таким образом, Бог Отец, Христос Сын, Святой Дух и Библия являются центром нашей жизни. Мы обсуждаем Бога и Его истину в нашем доме и то, как жить ежедневно перед Ним.Мы исповедуем свои грехи перед Богом и друг перед другом. Мы стремимся относиться друг к другу согласно Библии. Мы относимся друг к другу честно, открыто, прощающе и с любовью. И мы так же относимся к людям вне нашей семьи. Мы делаем это не потому, что этого ожидает наше сообщество; мы делаем это, потому что такова воля Божья. Это не приходит само собой, но мы знаем, что Бог прославляется, когда мы относимся к другим с уважением и милосердием, и Он дает нам силу делать это.

    Работа: Какой бы ни была ваша профессия, вы должны делать это во славу Божью.Это означает, что мы относимся к нашим работодателям и нашим сотрудникам так, чтобы прославлять Бога. Мы честны и стремимся действовать по-христиански во всех ситуациях, даже в трудных и разочаровывающих. И мы стремимся к хорошей трудовой этике каждый день.

    Церковь: Мы являемся членами Общинной церкви Прайнвилля, и она существует только во славу Божию. Все истины, которые мы исповедуем, должны согласовываться со всем Божьим словом. То, как церковь действует, должно соответствовать Библии и только во славу Божью. Мы делаем то, что мы делаем как церковь, чтобы угодить и прославить Бога, а не просто угодить людям или привлечь большую толпу.Божья слава находится в центре внимания наших собраний. Наше поклонение сосредоточено на превознесении имени Отца, Сына и Святого Духа; и оно служит для того, чтобы прославлять только нашего триединого Бога. Мы делаем это через чтение и провозглашение Священных Писаний, пение Богу, молитву, общение/дружбу, причастие и крещение. Мы сосредоточены на Христе и сосредоточены на Евангелии. Именно так Бог сказал нам в Библии поклоняться Ему, и когда это делается должным образом, весь собравшийся Божий народ (церковь) обновляется в своем духе и ободряется.И Бог прославлен.

    Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что вы были созданы для славы Бога? Стремитесь ли вы взаимодействовать со своей семьей таким образом, чтобы прославлять Бога? Чтит ли ваша трудовая жизнь Бога? Прославляет ли ваша церковная жизнь Бога? А как вы относитесь к официантке в ресторане? В каких областях вашей жизни вам не хватает Божьей славы? Просите Господа, чтобы вы лучше осознавали Его славу в своей повседневной жизни. Помните, что Иисус умер, чтобы спасти таких грешников, как вы и я.Он знает, что все мы грешим и лишены Божьей славы; вы тоже можете получить прощение в Иисусе и получить благодать, чтобы жить радикально для Бога в этой короткой жизни, которая вам дана.

    «И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога Отца. » Колоссянам 3:17.

    Крис Кукстон — пастор общинной церкви Прайнвилля. С ним можно связаться по телефону 541-447-6315.


    Вы рассчитываете на то, что мы будем в курсе, и мы рассчитываем на то, что вы будете финансировать наши усилия.Качественная местная журналистика требует времени и денег. Пожалуйста, поддержите нас, чтобы защитить будущее общественной журналистики.

    Глория М. Портела | Люди

    Глория работала в самых разных сферах. Однажды она выступила посредником в споре об интеллектуальной собственности между двумя компаниями, обе из которых принадлежали лицам, не говорящим по-английски, в котором между сторонами также существовали семейные отношения. Глория также выступила посредником в деле о прекращении трудовых отношений и нарушении контракта, в котором истец, руководитель с двойным мексиканско-американским гражданством, подал иск в обеих странах и привлек для посредничества своего исключительно испаноязычного мексиканского адвоката. Глория смогла урегулировать оба дела после проведения посредничества на обоих языках.

    Глория является партнером-основателем офиса фирмы в Хьюстоне, а ранее была его управляющим партнером. Этот управленческий опыт в сочетании с ее юридическим опытом в качестве посредника, судебного адвоката и советника, а также ее восьмилетним опытом работы в качестве члена совета директоров публичной компании дают ей уникальное понимание корпоративной ответственности и фидуциарных обязательств.Она предлагает реалистичные решения и рекомендации своим клиентам в посредничестве.

    Gloria использует нетрадиционные подходы в посредничестве, такие как предложение скобок посредника, когда стороны застревают, и определение стоимости неденежных предметов, которые имеют ценность для сторон. Если стороны имеют инвалидность или условия, которые делают посредничество невозможным в ее офисе, она выявляет и посещает соответствующие места. Она может перейти из тюремного блока в руководство высшего звена, работая с партиями в тюрьме так же, как с советами и исполнительными комитетами.

    Родившаяся в Гаване, Куба, Глория двуязычна и двукультурна, и в качестве адвоката представляла латиноамериканские, канадские и итальянские компании. Этот опыт дает ей высокую оценку различных вопросов коммуникации, которые возникают при разрешении споров.

    Глории нравится работать с разными адвокатами и сторонами для выработки реалистичных и практических решений споров, которые приводят их в ее офис.Разнообразие ее практики является захватывающим и стимулирующим.

    | Глория говорит Привет! Прием и помощь

    Привет! Меня зовут Глория, я изучаю когнитивные науки из округа Ориндж, Калифорния. Я также завершаю второстепенную философию и основную концентрацию компьютерных наук. Когнитивные науки и информатика — это предметы вне кампуса, поэтому, если вам интересно, я рад рассказать вам о своем опыте обучения вне кампуса в качестве студента Скриппса. Я также участвую в сети ученых Scripps Questbridge Scholars Network и работаю в студенческом магазине Scripps с первого курса.

    Когда я подавал заявление в колледж через QuestBridge, я подавал документы в школы, расположенные всего в часе езды от моего дома, например, в Клермонтские колледжи, и даже в другие школы на восточном побережье. Процесс Questbridge был особенно напряженным из-за всех приложений и эссе, которые мне приходилось писать поверх обычного Common App. Тем не менее, я так счастлив, что подал заявку через Questbridge, потому что это познакомило меня с замечательной когортой товарищей по Scripps Questies, с которыми я очень сблизился.Я подал заявку в Scripps через процесс обычного принятия решения Questbridge, и хотя в начале процесса я не знал, что Scripps — это место, где я окажусь, я так рад, что принял решение посещать Scripps. Кампус Скриппса находится недалеко от моей семьи, занятия в Скриппсе познакомили меня с дисциплинами, о существовании которых я даже не подозревала, а мои друзья из Скриппса действительно заставили Скриппс почувствовать себя вторым домом.

    Когда я выбирал, в какой колледж поступить, я сначала разрывался между Скриппсом и крупным государственным исследовательским университетом, также расположенным в Калифорнии.По правде говоря, после выбора Скриппса мне потребовалось некоторое время, чтобы убедиться, что это место, которому я принадлежу. Однако, когда я прошел первый год обучения в колледже, я начал заводить близких друзей, участвовать в обсуждениях в классе и взаимодействовать с сообществом Scripps через CLORGS и работу-учебу. В конце концов, я обнаружил все замечательные вещи, которые и по сей день делают Скриппс подходящим местом для меня. Я до сих пор помню, как записался на такие занятия, как «Письмо 50: я против чесночного хлеба, о котором она сказала тебе не волноваться» и «Клиника иностранных языков и культуры» (где я должен был преподавать корейский язык ученикам четвертого класса) и почувствовал что этот опыт является верным показателем того, что Скриппс уникален.

    Мой лучший совет вам, если вы начинаете процесс подачи заявления в школу, не давите на себя так сильно! Подача заявления в колледж — это долго, тяжело и изнурительно, поэтому вполне естественно чувствовать себя перегруженным и подавленным. Найдите несколько минут, чтобы расслабиться, перевести дух и поблагодарить себя за свои амбиции и упорный труд. И помните: решение колледжа принять вас или нет не определяет вашу ценность или интеллект. Ты достаточно такой, какой ты есть, и ты найдешь свое место! Я знаю это.

    Я с радостью продолжаю писать для этого блога и надеюсь, что он поможет вам выбрать путь к поступлению в колледж. До тех пор не стесняйтесь писать мне по адресу [email protected] с любыми вопросами, которые могут у вас возникнуть, особенно если вы хотите узнать больше о Scripps или обо всем, что я упомянул в этом посте. Я более чем счастлив общаться! А сейчас до свидания!

    Глория Анзалдуа, Текстовая форма и феминистская эпистемология

    Тара Локхарт

    Личный опыт — пересмотренный и иным образом перерисованный — становится линзой, с помощью которой можно перечитывать и переписывать культурные истории, в которых мы родились.

    — Глория Анзалдуа, теперь давайте переместимся.

    Писательница и теоретик-феминистка Глория Анзалдуа становится все более важной в течение почти двух десятилетий; ее работы теперь систематически составляют антологию по составу, феминисткам и критически настроенным читателям, каждый год привлекая новую аудиторию. После публикации книги «Этот мост позвал нас обратно» под совместным редактированием с Черри Морагой в 1981 году охват Анзалдуа расширился благодаря ее книге Borderlands / La Frontera, опубликованной в 1987 году. С тех пор Анзалдуа стала изучаться как теоретик, поэт, лесбиянка. , чикана, метиса – постоянно расширялась, чтобы полнее распространять и использовать ее идеи.Теория Анзалдуа о приграничье и идентичности метисов как более полная и богатая теория различий, самости и культуры широко применялась в различных дисциплинах и в классах. Теперь во многих классах по всей стране ученики читают отрывки или главы из книги Анзалдуа «Пограничье».

    В частности, в рамках этих антологий и сборников работы Анзалдуа функционируют в основном в стиле эссе. Хотя читателям работ Анзалдуа предстоит многое узнать о ее особом опыте идентичности метиса, ее работа также показывает, что сам акт письма помогает людям узнать и выразить сложности идентичности.В двух главах, которые я рассмотрю ниже, читатели увидят, как рассказчик Анзалдуа исследует пересечения и тонкости множества аспектов ее личности. Именно эта способность исследовать и исследовать — мыслить письменно — характеризует письмо Анзалдуа в этих главах как эссеистическое. Концептуализация этих двух глав в виде эссе дает несколько преимуществ: признание того, как строятся рассказчик и голос, внимание к тому, как создается и целеустремленность формы, а также осознание того, как включение и обсуждение нескольких дискурсов продвигает возможности познания текста вперед. .[1]

    Таким образом, понимание эссе может дополнить наше прочтение этих сложных текстов. В моем эссе ниже я буду утверждать, что эссе существуют как возможности познания в дополнение к реальным, материальным текстам, составленным и сконструированным писателями. Как отметил Теодор Адорно в своей влиятельной статье «Эссе как форма», эссе функционирует как «арена интеллектуального опыта», на которой знания могут быть объединены, проверены и усложнены (161). Писатели-феминистки, от Уоллстонкрафт до Вульф, от де Бовуар до Хукс, часто обращались как к категории опыта, так и к жанру эссе, чтобы исследовать способы познания, основанные на глубоком скептицизме полученных знаний, дисциплинарных разногласиях и ложных бинарностях.Таким образом, эссе как жанр и плавные, гибридные формы, которые сочиняет Анзалдуа, служат ключевыми текстами, через которые можно рассматривать феминистские эпистемологии. Какие способы познания предлагают писатели через свои тексты? Как стратегии феминистского знания могут превосходить традиционные, часто линейные, аргументированные или нарративные структуры? И как эти тексты, таким образом, предлагают возможности для познания себя, нашей идентичности и нашего мира иначе?

    В этой статье исследуются две главы из Borderlands/La Frontera: наиболее часто антологизируемая глава «Как приручить дикий язык» и редко антологизируемая следующая глава «Тлилли, Тлапалли / Путь красных и черных чернил». Главы сопоставляются, чтобы пролить свет на мощный вклад Анзалдуа в теории гендерной и расовой идентичности и, кроме того, проиллюстрировать, как теория и практика сочетаются в ее работах, чтобы предложить специфически феминистскую эпистемологию. В эссеистической манере я внимательно читаю каждую главу, чтобы проиллюстрировать влияние чтения и обсуждения нитей, которые Анзалдуа сплетает воедино. Прослеживая нелинейный эссеизм глав Anzaldúa, мое эссе также собирает идеи, истории и наблюдения, чтобы превратить их в наводящую на размышления беседу.В дополнение к тому, чтобы дать общее представление о ее стиле письма, обязательствах и размышлениях в нескольких главах, я сопоставляю две главы Анзалдуа, чтобы сравнить аргументативную работу пятой главы с более повествовательным, описательным, воплощенным письмом шестой главы. В каждом чтении я уделяю пристальное внимание гибридной динамике письма, чтобы проиллюстрировать, как текст Анзалдуа порождает мощные возможности для получения знаний посредством феминистских писательских практик.

    Письмо вопреки традициям молчания: идентичность метиса в книге «Как укротить дикий язык»

    Письма Глории Анзалдуа хорошо известны тем, что бросают читателям вызов выйти за пределы того, что они знают о конкретных контекстах и ​​ситуациях.Anzaldúa позволяет читателям, по крайней мере в некоторой степени, испытать, что значит жить в физически и лингвистически «ограниченном» мире Техаса. Пятая глава «Borderlands» Анзалдуа начинается с метафоры визита рассказчика к дантисту, устанавливая центральный мотив главы «укротить дикий язык». [2] Для дантиста язык рассказчика слишком неуправляем и непослушен. Он продолжает мешать, и стоматолог отмечает, что с этим «нужно что-то делать» (53). Размышляя об этом опыте, рассказчик отмечает, что тем, кто выступает против несправедливости, «дикие языки не приручить.Их можно только вырезать» (54). Эта вступительная метафора готовит почву для анализа и аргументов Анзалдуа относительно важности языка, языковой идентичности и культурной идентичности. Хотя Анзалдуа часто вызывает воспоминания, истории или короткие анекдоты, подобные приведенному выше, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, опираясь на различные типы знаний, пятая глава в первую очередь характеризуется критическим рассмотрением пограничных земель, которые занимает рассказчик. В этом ключе за начальным анекдотом о дантисте следует цитата художника Рэя Гвина Смита, которая в центре страницы гласит: «Кто сказал, что лишить народ его языка менее жестоко, чем война?» Начиная с личного повествования и переходя к вопросительной цитате, Анзалдуа создает гибридную структуру, которая перекликается с ее исследованием языковой идентичности.Это стремительное наслоение текста продолжается в следующих трех абзацах. В первом рассказчик рассказывает о детской ссоре со своим учителем английского языка, который упрекал ее за то, что она говорила по-испански на переменах. Во втором абзаце рассказчик цитирует желание своей матери, чтобы ее дети говорили по-английски без акцента, желание, которое совпадало с целями местной школьной системы. Здесь мы знакомимся со смешением английского и испанского текста в диалоге, произносимом матерью рассказчика: первое предложение матери написано на английском, но за ним следуют два предложения, которые полностью на испанском, за исключением последнего слова «акцент», которое находится в кавычках из-за вставки на английском языке в испанском предложении.Наконец, третьим абзацем Anzaldúa завершает первый короткий раздел главы декларативно тремя предложениями следующего содержания:

    .

    Атаки на форму выражения с намерением подвергнуть цензуре являются нарушением Первой поправки. El Anglo con cara de inocente nos arrancó la lengua. Дикие языки нельзя приручить, их можно только вырезать. (54)

    В дополнение к построению гибридного текста, который перемещается между различными типами письменного выражения, произведение Анзалдуа добавляет уровень гибридной сложности, одновременно перемещаясь между несколькими языками, чтобы сделать сильное полемическое заявление.

    Важно отметить, однако, что в то время как во втором абзаце испанский язык содержался в диалоге матери, отмечая его как речь и выражение, тесно связанное с идентичностью и, таким образом, в некотором роде ожидаемое и безобидное, — в приведенном выше цитата испанский текст утверждается рассказчиком и занимает свое место рядом с английским текстом. Этот сдвиг важен, поскольку он знаменует собой переход от испанского языка, связанного с манерой речи человека, к усиленному использованию испанского языка для передачи аргументов в произведении.Использование испанского языка не только помогает английскому тексту донести мысль, но и выходит за рамки того, что английский может выразить, чтобы включить другие аспекты и значения, более умело присутствующие в испанском языке. Здесь, например, испанский текст позволяет рассказчику сместить тон абзаца с юридического на более личный тон, в то же время более прямо обвиняя англо-американцев «с невинными лицами» в том, что они пытаются подвергнуть цензуре язык. Эта последовательность, в свою очередь, создает абзац для заключительного предложения, которое возвращается к начальной метафоре дикого языка, утверждая здесь, что только насилие может «вылечить» такую ​​дикость.

    Этот гибридный стиль, отмеченный изменениями в типах письма и аргументации, а также изменениями в использовании языка, приводит к тексту, который переплетает несколько нитей, чтобы приблизиться к центральной идее. Пример такой гибридности можно найти в следующем разделе пятой главы, озаглавленном «Преодоление традиции молчания». Структура раздела состоит из ряда текстов, которые я рассмотрю ниже: вступительный эпиграф на испанском языке, более длинный абзац, более короткий абзац, короткое стихотворение, написанное еврейской писательницей Иреной Клепфис, и, наконец, очень короткий абзац из двух предложений. .Каждый из этих разделов письма отделен от следующего раздела пробелом; такое использование отмечает этот раздел как уникальный по сравнению с другими разделами главы, в которых пустое пространство используется менее последовательно и более экономно. Как утверждали такие критики, как Джули Юнг, пробелы используются целенаправленно, чтобы противостоять линейным переходам и, таким образом, заставить читателей лучше «слушать». [3]

    Начальный эпиграф на испанском языке задает тон части и вводит образы тьмы, света и теней, а также ощущение погребения в тишине.Использование трехстрочного эпиграфа полностью на испанском языке создает альтернативу использованию только на английском языке. Помимо конкретного призыва женщин к феминистской конфронтации с традицией патриархального молчания, он также предлагает возможный способ противодействия «традиции» молчания посредством альтернативного и конфронтационного использования языка. Более того, трехстрочный эпиграф увеличивает количество испанского языка, с которым сталкивается читатель. Следующий длинный абзац усиливает это движение, поскольку его первое предложение также написано на испанском языке, однако тенденция этого абзаца состоит в том, чтобы ввести культурные высказывания и фразы, которые затем переводятся или контекстуализируются английским текстом внутри абзаца.Здесь английский текст служит целям и значениям испанского текста: два языка объединены в предложениях, рассказчик перемещается между ними взад и вперед, создавая список фраз, используемых для очернения женщин и их речи.

    Следующий короткий абзац — третий фрагмент текста среди пяти, составляющих этот раздел — развивает патриархальную природу дискурса через воспоминание рассказчицы о том, как она впервые услышала женское множественное число от «мы», нозотрас. Этот абзац конкретизирует идею о том, что женщины могут быть культурно деградированы и сведены к минимуму с помощью языка. Таким образом, культурному опыту женщин придается особое значение благодаря воспоминанию рассказчика о том, что он был поражен использованием нозотр. Затем, обращаясь к личному примеру, личные свидетельства еще более отлагаются, поскольку тон смещается к более академическому аргументу, основанному на претензиях: «Мужское множественное число лишает нас нашей женской сущности. Язык — это мужской дискурс» (54).

    Противопоставлением этому более аргументированному дискурсу является следующее стихотворение еврейской писательницы Ирены Клепфис, в котором также интересно используется пустое пространство:

    И наши языки стали

    сухая пустыня высохла

    из наших языков, и у нас есть

    забытая речь.

    Формально переход к поэтическому языку и форме расширяет возможности рассказчика перемещаться между меняющимися дискурсами и типами письма. Использование пустого пространства в стихотворении подчеркивает темы языковой засушливости и визуально вызывает забвение языков. Таким образом, такое использование пустого пространства также обеспечивает формальный мост к использованию Анзалдуа пробела. В этом разделе в целом тишина вызывается на странице через пробел — фрагменты речи и идеи одновременно разводятся для созерцания, даже если они объединены под заголовком раздела «Преодоление традиции молчания.Таким образом, каждая часть раздела представляется шагом к нарушению этой традиции, преодолению тишины посредством своего индивидуального речевого акта. Однако все не так просто, как отмечает рассказчик в двух предложениях, заключительных абзацах раздела: «Даже наши люди, другие говорящие по-испански nos quieren poner candados en la boca. Они удержали бы нас своим мешком с regles de academia» (54). Даже когда рассказчик пытается построить иллюстративный и наводящий на размышления аргумент, предлагающий, как можно преодолеть тишину, текст кажется недовольным слишком простым решением или принесением в жертву сложности динамики, окружающей использование языка, упрощенным или чрезмерно обнадеживающим линиям мысли.

    Как я показал в анализе этого раздела, гибридность существует не только как центральное содержание произведения — исследование и трудность исследования — но и соответственно становится сопутствующей формой письма. Чтобы обсуждать гибридность, кажется, необходимо рассматривать и писать мир через гибридность. И, как предполагает рассказчик пьесы Анзалдуа, решений, народов и интерпретаций множество; в таком населении, как «наши люди» или «испаноязычные», не найти легких союзов.В самом деле, в остальной части пятой главы многое делается для того, чтобы сформулировать стратификацию внутри популяций, которые ошибочно считались единичными или едиными. Среди различий, которые исследует Анзалдуа, — несколько языков, на которых говорят чиканос, а также отношения между говорящими на испанском языке, когда они договариваются, на каком языке с кем говорить; история изменений испанского языка в ответ на другие языки, население и географические реалии; взаимосвязь между языковой и этнической идентичностью, давлением аккультурации и сопутствующими эмоциями стыда и низкой самооценки; вопросы идентификации и гибридного сознания метисов. [4] Наряду с этими информативными и аргументативными разделами Анзалдуа включает в себя личные размышления и повествование о своем месте в этих культурных разломах и границах, в том числе раздел, посвященный внутренним воспоминаниям, которые определяют рассказчика как Чикану, и трудности, с которыми она столкнулась, передавая эту идентичность другому. часто общежитие и ограничение англоязычного мира. Таким образом, мы видим, что пятая глава в значительной степени направлена ​​на то, чтобы просветить читателя посредством набора письменных выражений, хотя в конечном счете она опирается на аргументативную, декларативную и объяснительную риторику, чтобы донести свои доводы.

    Краткое изложение последних страниц пятой главы иллюстрирует разнообразные и диалогические дискурсивные стратегии, которые Анзалдуа использует при построении гибридного эссеистического текста, который вызывает множество линий мысли и выражений для обоснования своих аргументов. Заключительный раздел пятой главы — Si la preguntas a mi mamá, «Qué eres?» — начинается эпиграфом по центру: «Идентичность — это основная суть того, кто мы есть как личности, сознательное переживание себя внутри» (62). Соответственно, в этом последнем разделе исследуются конкурирующие способы, которыми чиканос пытались установить чувство идентичности. — национальные, расовые, лингвистические, духовные, эмоциональные — даже если они «колеблются между границами» как физически, так и с точки зрения того, как они и другие понимают идентичность.Используя метафоры как орла, так и змеи, чтобы проиллюстрировать преодоление границ, Анзалдуа ведет хронику того, как население чикано идентифицирует себя множественно — мексиканцев, метисов, раза, техано — каждый из которых изменяет или подчеркивает определенный аспект идентичности. Такая идентификация необходима для борьбы с ощущением рассказчика, что «я настолько усвоил пограничный конфликт, что иногда мне кажется, что одно отменяет другое, и мы — ноль, ничто, никто» (63).

    Придумывание имени «чикано», таким образом, послужило важным катализатором для выделения чиканос как «отдельного народа»: «Теперь, когда у нас было имя, некоторые из разрозненных частей начали складываться воедино — кем мы были, кем мы были. , как мы развивались.Мы начали получать проблески того, кем мы могли бы в конечном итоге стать» (63). Анзалдуа пишет: «Однажды внутренняя борьба прекратится и [произойдет] настоящая интеграция» (63). Соответственно, этот абзац продолжается на испанском языке, задавая вопросы и утверждая собственную борьбу за идентичность чикано, таким образом, полностью интегрируя испанский и английский языки, чтобы представить такую ​​интеграцию на странице. В заключении к пятой главе Анзалдуа использует меньше пробелов, что приводит к стилю прозы, который создает импульс и связывает воедино многочисленные повествования, примеры и сделанные заявления.[5] Таким образом, заключение устанавливает как чувство единства, так и чувство инаковости; Чикано объединяют их различия, и это осознание и признание различий имеет решающее значение для гибридной идентичности. Анзалдуа показала нам в своем тексте именно это: «фрагментированные части» идентичности и позиции субъекта могут начать «собираться вместе» в убедительный аргумент через гибридную текстовую форму, которая дает место множеству способов познания и самовыражения. .

    Писатель как знающий, писатель как фокусник: телесное письмо и знание в «Тлилли, Тлапалли / Путь красных и черных чернил»

    Однако в шестой главе Анзалдуа усложняет способы понимания идентичности, которые она уже установила.Если в главе пятой первичным признаком идентичности служит чувство метисы-гибрида, то в главе шестой это чувство излучается в особый аспект личности рассказчика — писательницу, на писательницу, находящуюся под значительным влиянием ее индийского наследия и ее культуры. . Если в пятой главе основное внимание уделялось историческому, культурному и риторически аргументированному пространству, то шестая глава отфильтровывает эти точки зрения посредством более личного, повествовательного и рефлексивного письма. Разнообразная формальная структура имитирует движение главы к более личному и конкретному исследованию идентичности за счет более широкого использования неанглоязычного письма, часто присутствующего в более длинных фрагментах текста (самый длинный блок из трех абзацев на полстраницы на испанском языке). ) Здесь использование большего количества испанского строится как на доверии рассказчика к читателю в предыдущих главах, так и на стратегиях, которые читатель разработал для вовлечения как испанского, так и английского письменного текста, включая диалекты. По мере того, как глава шестая переходит к изучению более конкретной индивидуальной личности рассказчика, возрастающая опора на испанский язык в тексте определяет способ общения писателя и его способ быть писателем в мире.

    Таким образом, часть работы шестой главы состоит в том, чтобы предоставить ряд метафор и описаний для понимания того, что значит писать и что значит быть писателем.Эти описания охватывают весь спектр позиций писателя, начиная с определения писателя как работника, создателя языка: «Выбираю образы из глаз моей души, ловлю нужные слова, чтобы воссоздать образы. Слова — травинки, пробивающиеся сквозь препятствия, прорастающие на странице…» (71). Глаголы, используемые здесь, подчеркивают диапазон писательских действий, от более целенаправленного «выбирания» до пробной «ловли рыбы» и спонтанного «прорастания». Анзалдуа, кажется, охватывает множественность письма и его процессов, написав:

    .

    Быть писателем очень похоже на то, чтобы быть чиканой или быть педиком — много извиваться, натыкаясь на всевозможные стены.Или его противоположность: ничего определенного или определенного, безграничное, парящее состояние неопределенности, где я пинаю свои пятки, размышляю, просачиваюсь, впадаю в спячку и жду, когда что-то произойдет. (72)

    Anzaldúa характеризует письмо как ожидание и творение, чтобы умножить способы, которыми мы думаем о письме. Действительно, ее отрывок работает, чтобы определить одно восприятие письма, за которым сразу же следует «его противоположность». Часто письмо связано с борьбой — определенной или ощутимой — «столкновением со всевозможными стенами». Она пишет: «Вот что для меня писательство, бесконечный цикл того, что я делаю хуже, делаю лучше, но всегда придаю смысл опыту, каким бы он ни был» (73).Письмо — это не только способ делать или общаться, но и способ колебаться между способами понимания, осмысления и интерпретации. Таким образом, этот процесс борьбы усложняет удержание одного из способов записи/знания или его противоположности, которые могут быть материализованы в бинарную оппозицию. Смысл создания колеблется между грязной территорией худшего и лучшего и, как мы увидим в следующем разделе, субъектом и объектом, писателем и текстом.

    Глава шестая, таким образом, иллюстрирует, каким образом письмо требует множественных отношений.Одним из таких отношений является отношение между чувством и знанием, между сознательным и бессознательным. Анзалдуа указывает на образ как на ключевого посредника: «Изображение — это мост между вызванной эмоцией и сознательным знанием; слова — это тросы, на которых держится мост. Образы более непосредственны, более непосредственны, чем слова, и ближе к бессознательному» (69). Последнее предложение, по-видимому, выражает способность изображения задействовать и уловить что-то, связанное с идеей или эмоцией, которые не так легко выразить словами.Затем эти образы и слова можно сплести воедино: «Это почти законченное произведение кажется сборкой, монтажом, бисерным произведением с несколькими лейтмотивами и с центральным стержнем, то появляющимся, то исчезающим в сумасшедшем танце» (66). Анзалдуа пишет:

    Если мне удастся получить правильную структуру кости, то наращивание ее плоти пройдет без особых заминок. Проблема в том, что кости часто не существуют до плоти, а формируются после того, как смутная и широкая тень их формы различима или раскрыта на начальной, средней и конечной стадиях письма….Все это имело свой собственный разум, ускользнуло от меня и настаивало на том, чтобы собрать воедино кусочки собственной головоломки с минимальным направлением моей воли… Хотя это вещь с изъянами — неуклюжая, сложная, цепляющаяся, слепая. вещь – для меня она живая, пронизанная духом. я говорю с ним; оно разговаривает со мной. (67)

    Смысл переговоров в письме действует как основная метафора для этого описания, однако стоит отметить, как мало контроля рассказчик чувствует, что он имеет над произведением. Кусок громоздкий, поскольку форма — кости — не может существовать до «плоти» или в отличие от нее.Вместо этого сам процесс письма — этапы, на которые она ссылается, — позволяет форме выйти из «расплывчатой ​​и широкой тени» во что-то более отчетливое и значимое. Это движение между костями и плотью — между, менее изящно, формой и содержанием — имитирует движение между писателем, создающим диалог с окружающим миром. Как заключает Анзалдуа в своем письме: «Я играю со своим Я, я играю с мировой душой, я являюсь диалогом между моим Я и el espíritu del mundo.Я меняюсь сам, я меняю мир» (70).

    Аргументы В противном случае: размышление над феминистскими эпистемологиями с Анзалдуа

    Основной способ, с помощью которого писатели изменяют мир вокруг себя, заключается в взаимодействии их написанных текстов с читателями. Как отмечали такие теоретики, как Луиза Розенблатт, создание значения — это процесс, разыгрываемый между читателями и текстами и, следовательно, между писателями. Анзалдуа пишет: «Мои «истории» — это действия, инкапсулированные во времени, «разыгрываемые» каждый раз, когда их произносят вслух или читают про себя.Мне нравится думать о них как о перфомансах, а не как об инертных и «мертвых» предметах (как эстетика западной культуры думает о произведениях искусства)» (67). [6] Здесь Анзалдуа расширяет свой письменный текст за пределы статического объекта, за пределы статического значения, которое необходимо установить, к более широкому понятию «действия». Это определение важно тем, что оно позволяет Анзалдуа представить отношения со своим читателем и тем, как оно позволяет ей охарактеризовать опыт чтения как менее линейный. [7] Инкапсуляция текстов, читателей и писателей в пространство производительности предполагает более сложную систему отношений, чем просто «писатель пишет» и «читатель читает».

    Такая система интерпретации — многогранная, перекрывающаяся, совместная — определяет способ, которым Анзалдуа проблематизирует традиционные бинарности, которые сформировали интерпретацию искусства:

    В этнопоэтике и шаманском действе мой народ, индейцы, не отделял художественное от функционального, сакральное от светского, искусство от быта… Способность рассказа (прозы и поэзии) к превращать рассказчика и слушателя в нечто или кого-то еще шаманское. (66)

    Здесь Анзалдуа отличает свою культурную перспективу от писателей «западных» традиций, которые склонны отделять искусство от практики, форму от содержания, мужчину от женщины. Для Анзалдуа читатель строго не отделен от писателя. Хотя тексты направляют и формируют отношения между читателем и писателем, читатель и писатель не разделены на отдельные полюса, а текст движется только в одном направлении. Наоборот, и рассказчик, и слушатель — и, по примеру Анзалдуа, писатель и читатель — «трансформируются»…во что-то или кого-то другого». Здесь и чтение, и письмо — это процессы, основанные на изменении — трансформации точек зрения, идей, понимания.

    Точно так же, как письменный текст не движется в единственном линейном направлении от писателя к читателю, письмо Анзалдуа движется между временами и пространствами и между ними. Такое движение стало возможным благодаря способности эссе выйти за пределы строгой повествовательной логики и пространственно-временных ожиданий. Как пишет критик Диана Фаулкс, «Анзалдуа демонстрирует полезность признания одновременности многих границ и затем сознательного смешения их эффектов, вместо того, чтобы позволить им сделать ее разделенной внутри себя и, следовательно, неподвижной» (118). При этом Анзалдуа старается не преуменьшать и не затушевывать различия; вместо этого она перемещается между категориями и границами, используя метафору себя как перекрестка. Благодаря такому смешению Anzaldúa участвует в давней традиции техники написания эссе. Тем не менее, использование ею нескольких нарративов, типов письма, которые выходят за рамки традиционного голоса рассказчика эссе (например, списки, стихи, разговорные выражения и т. д.), и особенно гибридная форма, которую порождает ее эссе, раздвигают границы того, что может быть обычно признано. как сочинение.Фаулкс называет этот стиль письма «сложным повествованием о личности… включающим переплетение автобиографического повествования с историческим, политическим, философским, культурным, лингвистическим, духовным и психологическим анализом и синтезом» (108–109). Анзалдуа описывает свое творчество как «автоистория… термин, который я использую для описания жанра письма о личной и коллективной истории с использованием вымышленных элементов, своего рода беллетризованной автобиографии или мемуаров; autohistoria — teoría — личное эссе, теоретизирующее» («теперь давайте переместимся», 578). Хотя многие из этих дискурсов исторически использовались эссеистами со времен Монтеня, особая сборка Анзалдуа различных типов языка и дискурса в ее главах-эссе делает видимым диапазон возможного написания эссе. Что наиболее важно, Анзалдуа рассматривает это письмо как возможность знания, основанную на теоретизировании личного и развертывании его не только как единственной реальности, но вместо этого как инструмента кадрирования и повествования.

    Таким образом, в дополнение к исследованию спектра написания и выражения, которые порождает форма эссе, часть работы Borderlands, похоже, заключается в том, чтобы сбалансировать более аргументированные главы (такие как глава пятая) с альтернативными структурами и стилями аргументации.Как пишет Анзалдуа, «будем надеяться, что левая рука, рука тьмы, женственности, «примитивности», сможет отклонить безразличное, правостороннее, «рациональное» самоубийственное стремление, которое, если его не остановить, может превратить нас в кислотный дождь в доля миллисекунды» (69). Признавая подобные бинарности и противодействуя им, Анзалдуа полемически бросает «вызов господствующим моделям формирования знания», особенно тем, которые отдают предпочтение «сингулярной субъективности» и полагаются на «картезианские и позитивистские научные модели» (Фоулкс, 111).Выходя за рамки бинарности субъекта и объекта и сопутствующих им убеждений относительно объективно установленных знаний о мире с помощью научного метода, работы Анзалдуа предлагают множество способов доступа, описания и понимания мира вокруг нас. Если в пятой главе делается попытка сформулировать «форму субъективности… [которая] гибкая, [и] сложно определяемая», как предлагает Фаулкс, я утверждаю, что именно шестая глава и ее сопоставление с пятой главой представляют феминистские альтернативы как познание, так и представление реальности (108).

    Например, хотя шестая глава начинается так же, как и пятая, — используя серию коротких абзацев, которые начинаются с повествовательного анекдота и эпиграфа, — «аргументация» шестой главы гораздо более пробная, исследовательская и, по-видимому, цепляющая, поскольку она стремится сформулировать, что значит быть писателем и что значит рассказывать истории. [8] Явный в мотиве популярной мексиканской истории о появлении и исчезновении собаки-призрака, этот переходный и спекулятивный подход появляется в конце вступительного раздела шестой главы благодаря повторению фразы «Это должно было быть тогда»: «Должно быть, именно тогда я решил изложить истории на бумаге.Должно быть, тогда работа с образами и письмо стали связаны с ночью» (65). Это повторение использует воспоминание как тип эвристики, чтобы попытаться выяснить, когда рассказчик научился писать истории и ассоциировать истории с ночью. Тем не менее, хотя повторение часто служит для более убедительного обоснования утверждения, повторение спекулятивного «должно быть» (по сравнению с более простым и прямым «было») вместо этого служит для того, чтобы подчеркнуть предварительный характер этого вывода.По сравнению с пятой главой — главой, созданной для перехода от исследования гибридной языковой и этнической идентичности к аргументативной легитимации такой идентичности — шестая глава продолжается в исследовательском ключе, используя мотив ощупывания в качестве центральной эпистемологии произведения. Вместо того, чтобы представлять аргумент о левой руке «тьмы» и «женственности» как альтернативах правосторонним, рационалистическим способам познания, метод шестой главы состоит в том, чтобы описать эту тьму метафорически.

    Таким образом, поскольку Анзалдуа ищет среди метафор описание процесса письма и того, как писатель определяется актами письма, борьба за письмо воплощается как в жестокости образов, так и в процессе поиска метафор и описаний.То есть Анзалдуа демонстрирует сложность, присущую письму, из-за отсутствия простой корреляции между письмом и «на что это похоже» — ни одна метафора не может точно описать или предложить, что значит быть писателем. Наоборот, процесс накопления и сдвига многих аспектов письма для рассказчика позволяет акту письма становиться более сложным и интуитивным. Образы, к которым обращается рассказчик – «дергание плоти», «балансирование на краю» пропасти, сжатие собственного горла руками – передают боль акта письма.Анзалдуа обращается к метафорам письма как «кровной жертвы» и «живого сопротивляющегося животного», чтобы показать борьбу, которую требует письмо, и которую требует ловля «нужных слов».

    Первый полный абзац заключительного раздела шестой главы «Что-то связанное с Тьмой» особенно поразителен с точки зрения образов, которые Анзалдуа использует, чтобы передать не только процесс письма, но и ее существование как писателя. Он гласит:

    .

    Жаба выходит из своего укрытия в долях моего мозга.Это произойдет снова. Призрак предавшей меня жабы — я держу его в руке. Жаба пьет силу из моих вен, высасывает мое бледное сердце. Я — высохшая змеиная кожа, ветер гонит меня по твердой земле, куски меня разбросаны по округе. И там, в темноте, я встречаю искалеченного паука, ползающего в канаве, и трепещущую в грязной дождевой воде вчерашнюю газету. (72)

    В этом отрывке возникает ряд мощных телесных образов. Первый — это образ жабы, самостоятельной сущности, которая одновременно использует писателя как проводника или хозяина и каким-то образом предает писателя.Однако, возможно, предает не та же самая жаба, поскольку рассказчик здесь использует фразу «призрак жабы, которая предала меня», предполагая через образ призрака, что предыдущая жаба была той, которая разыгрывала предательство. С точки зрения письма, эта призрачная жаба может быть предыдущей идеей, сообщением или произведением, которое не развивалось или не существовало, как задумал автор, что привело к предательству. Из-за таких предательств или из-за того, что из нее высасывают жизненную кровь, писательница превращается в пустую оболочку (высушенная змеиная кожа) и раненую сущность (хромой паук), лишенную значимого содержания (дневная газета).Неспособный к самостоятельному движению, «ветер гонит» испачканное тело писателя сквозь тьму, любые оставшиеся слова теперь перетекают друг в друга в «грязной дождевой воде».

    Образы в этом отрывке находятся в диалоге со знакомым восприятием письма, хотя и не упрощенно. Здесь написание состоит в том, чтобы выпустить наружу идею — в данном случае жабу, которая живет «внутри долей» мозга. Хотя в этом исполнении процесс лишь частично поддается контролю — таким образом, рассказчик несколько испуганно признает, что «это произойдет снова», — часть этого рассказа основывается на представлении о том, что что-то внутри писателя существует до написания и что это «что-то» то, что передается на страницу. [9] Однако жаба не может полноценно существовать без писателя; она меняется и укрепляется за счет паразитического «потягивания» сил из жил и сердца писателя. Оно тесно связано и даже зависит от материала писателя, его телесного бытия. И, в свою очередь, писатель преображается в процессе письма, на мгновение растрачивается и фигурирует как множество «осколков… разбросанных по округе».

    Этот процесс трансформации согласуется с утверждением Анзалдуа о том, что «реконструируя травмы, стоящие за образами, я придаю им «смысл», и как только они обретают «значение», они изменяются, трансформируются» (70).Тем не менее, способы, которые Анзалдуа предлагает для «придания смысла» вещам, также бросают вызов тому, насколько многие читатели представляют, что осмысление работает. Колебаясь между тем, что можно было бы назвать линейной рациональностью или аргументацией, и тем, что можно признать феминистской или некартезианской эпистемологией, Анзалдуа использует многочисленные знания и способы описания опыта.

    Критик Меган Симпсон описывает такую ​​работу своим термином «языково-ориентированная феминистская эпистемология». Симпсон особенно полезен в обобщении различных инвестиций феминистских эпистемологов.Симпсон тщательно отличает свой подход феминистской эпистемологии, ориентированной на язык, от эпистемологии феминистской точки зрения, которая, по ее прочтению, слишком сильно полагается на дихотомию могущество/бессилие как на основание для утверждения, что феминистки имеют отчетливую (и превосходящую) точку зрения на знание, основанное на свой женский опыт. Напротив, ориентированные на язык феминистские эпистемологи скептически относятся к таким бинарным системам из-за их признания того, что знание формируется лингвистически; определенные способности поддерживаются не самими материальными условиями, а лингвистической передачей пола, что приводит к множеству смещающихся мест и отношений.[10] Таким образом, ориентированная на язык феминистская эпистемология использует язык в качестве основного инструмента, с помощью которого можно исследовать и подвергать сомнению структуры знания и производства знаний.

    В своем исследовании длиной в книгу о нескольких языковых поэтах Симпсон отмечает, что использование языка, охарактеризованного как гибридное или инновационное, связано с обязательствами усложнять гендерное неравенство и конструкции. Письма Анзалдуа в Приграничье тесно связаны с проблематизацией уравновешенных эпистемологий благодаря своей гибридной чувствительности, отмеченной накоплением и сопоставлением различных дискурсов.Как считают писатели Симпсон, Анзалдуа использует

    .

    способа исследования, которые… включают феминистское исследование власти. Всегда неопределенное, открытое, сопротивляющееся закрытию, это письмо совершает интерпретирующие, выразительные, диалогические акты, требующие участия и читателя, и писателя в «неотслеживаемом блуждании/смысле познания» — читатель и писатель заняты языком и друг другом. Таким образом, оба берут на себя динамические роли как участники создания смысла. (Симпсон 11) [11]

    Спектр стилей письма, дискурсов и способов исследования и выражения, которые использует Анзалдуа, таким образом, открывает спектр возможностей для того, какие типы знания возможны. Более того, такое гибридное письмо и феминистские эпистемологии создают более тесные отношения между читателем и писателем. Как предполагает теоретик Ева Видерхольд,

    новаторский стиль бросает вызов всестороннему, последовательному изложению того, чем письмо является или должно быть… Просьба читателей обращать внимание на «текст» и культурные стратегии, определяющие, как тексты должны эффективно читаться, разрушает всю структуру, которая информирует обычную понимания того, как письмо влияет на знание, реальность, смысл и общение.(110)

    Диапазон возможностей познания наиболее заметен в заметной смене стиля между главами, в шестой главе предлагаются альтернативные способы аргументации, описания реальности и опыта, а также налаживания связей между читателем и писателем. Таким образом, во многих отношениях чтение шестой главы позволяет нам заново увидеть более знакомую пятую главу и задаться вопросом, почему каждая глава работает по-разному. Читая таким образом, мы можем заметить как четкое сопоставление того, как письмо может воплощать различные эпистемологические проекты, так и то, как обе главы опираются на эссеистическое движение и гибридную композицию, необходимые для субъекта гибридной идентичности.

    Как и Симпсон, Видерхольд выступает за процесс чтения, открывающий риторические отношения между читателем и писателем, позволяющий читателям «двоиться в глазах», позиция, которая «уводит читателя от обязанности либо «держать контроль», либо «иметь смысл». «в соответствии с легко узнаваемыми стандартами» (118). Такая практика чтения открывает феминистское пространство, где при чтении диалога с Анзалдуа «суть не в том, чтобы «дойти до сути», а в том, чтобы обращать внимание на отношения между политикой и формой, всегда «следить за собой». способы, которыми форма сообщает смысл, и замечать, когда и как акты интерпретации соответствуют социальным нормам, регулирующим письмо и чтение» (118).Такие практики чтения выдвигают на первый план несколько осей смыслообразования и способы, которыми форма сохраняется интегрально по этим осям. Обращение внимания к гибридным воплощениям письма Анзалдуа, например, позволит читателям «уделить внимание одновременно красоте и весомой преграде самой формы; способы организации категорий, которые помогают разобраться и понять тайну сочинения, также устанавливают концептуальные границы, которые регулируют и ограничивают» (120).

    Особая сила работы Анзалдуа заключается в том, что «форма» и «содержание» обусловливают друг друга, перетекая друг в друга и формируя друг друга, тем самым явно разрушая эту длинную проблематичную бинарность.Эссе Анзалдуа больше, чем наглядный урок в гибридной форме, делают видимыми общие и языковые границы, которые формируют наши акты чтения и сочинения и, в свою очередь, формируют наше восприятие окружающего мира, включая нашу идентичность. Анзалдуа оценивает свою собственную работу: «Я вижу гибридизацию метафор, разные виды идей, возникающие то здесь, то там, полные вариаций и кажущихся противоречий» (66). Именно эти самые «различные виды идей», «появляющиеся» здесь и там в гибридной форме ее эссе, обеспечивают такую ​​богатую почву для исследования того, как, как предполагает Адорно, эссе выполняет интеллектуальные и эпистемологические обещания.Эпистемологическое обещание Анзалдуа — и тех, кто ценит ее работу — существует в диапазоне практик знания и отношений, которые она делает видимыми, ставит под сомнение и усложняет. Преодолев языковые границы и ниспровергнув бинарные структуры, которые долгое время преследовали феминизм — мужчина/женщина, рациональное/нерациональное, субъект/объект — Анзалдуа расширяет диапазон доступных феминистских дискурсов и эпистемологий, которые мы используем, чтобы лучше понять и представить себя и свою идентичность как гендерные и расовые существа.Риторические и метафорические, основанные на повествовании и аргументированные, критические и воплощенные, эти феминистские знания бросают нам вызов расширять наши практики феминистского чтения и письма. Изменив себя, мы сможем, как надеется Анзалдуа, изменить мир.

    Процитированные работы

    Адорно, Теодор. «Эссе как форма». Новая немецкая критика. Том. 32 (весна 1984 г.), 141–71.

    Ансальдуа, Глория. Borderlands/La Frontera: Новые метисы. Сан-Франциско: Spinsters/тетя Лютня, 1 987.

    —-. «Теперь перейдем… на путь conocimiento… внутренней работы, общественных действий». этот мост мы называем домом: радикальное видение трансформации. Глория Анзалдуа и АнаЛуиза Китинг, ред. Нью-Йорк: Рутледж, 2002, 540-78.

    — и АнаЛуиз Китинг, ред. этот мост мы называем домом: радикальное видение трансформации. Нью-Йорк: Рутледж, 2002.

    .

    Фаулкс, Дайан Л. «Переход от политики феминистской идентичности к политике коалиции через феминистскую материалистическую точку зрения на интерсубъективность в книге Глории Анзалдуа «Пограничье/Ла Фронтера: Новая метиса».Ипатия 12:2 (весна 1997 г.), 105–24.

    Франке, Дэвид. «Запись на неизведанную территорию: практика бокового цитирования». В Фелпс и Эмиг, Женские принципы и женский опыт в американской композиции и риторике. Питтсбург: U Pitt P, 1995.

    .

    Хоу, Сьюзен. Особенности. Ганновер, Нью-Хэмпшир: Wesleyan UP и UP of New England, 1990.

    .

    Китинг, АнаЛуиза, изд. Entre Mundos / Среди миров: новые взгляды на Глорию Анзалдуа. Нью-Йорк: Палгрейв Макмиллан, 2005, 109–120.

    Юнг, Джули. Ревизионная риторика, феминистская педагогика и мультижанровые тексты. Карбондейл: Южный Иллинойс, UP, 2005.

    .

    Морага, Черри, Глория Анзалдуа, ред. Этот мост позвал меня обратно: сочинения радикально настроенных цветных женщин. Уотертаун, Массачусетс: Persephone Press, 1981.

    .

    Фелпс, Луиза Уэзерби и Джанет Эмиг, ред. Женские принципы и женский опыт в американской композиции и риторике. Питтсбург: U Pitt P, 1995.

    .

    Розенблатт, Луиза М. Читатель, текст, стихотворение: транзакционная теория литературного произведения.Карбондейл: Южный Иллинойс, UP, 1994.

    .

    Симпсон, Меган. Поэтические эпистемологии: гендер и знание в женских языковых письмах. Олбани: SUNY, 2000.

    .

    Видерхольд, Ева. «Что вы узнаете из того, что видите? Глория Анзалдуа и двойное зрение в обучении письму». в Entre Mundos / Среди миров: новые взгляды на Глорию Анзалдуа. Китинг, АнаЛуиз, изд. Нью-Йорк: Палгрейв Макмиллан, 2005, 109–120.

    1. Чтение глав Анзалдуа в виде эссе признает наиболее значительный способ антологизации ее работы и, следовательно, материальный способ, которым ее работа представлена ​​​​многим зрителям. Более того, чтение работ Анзалдуа как эссе позволяет читать ее сочинения в рамках траектории написания эссе за последние несколько столетий. Поскольку ее тема сосредоточена на идентичности — центральной теме многих эссе разных времен — эссе как форма обеспечивает теоретическую линзу, которая позволяет читателям понять голос рассказчика как связанный с Анзалдуа-человеком, но отличный от него. Таким образом, хотя эссе в целом часто занимают ландшафт повествования от первого лица и нехудожественного содержания, традиция эссе также признает, что конкретное эссе, написанное в определенный момент, может отражать некоторые аспекты его автора и ее идей, но всегда зависит от конкретное место и время.Другими словами, эссе допускает — и в некотором смысле ожидает — что эссеист может позже передумать или изменить свое письмо (выражение своего текущего состояния ума). Эссе как критическая линза для чтения и понимания произведения произведения, таким образом, усложняет отношения один на один между автором и рассказчиком, несмотря на близость двух ролей.

    2. На протяжении всей этой статьи я называю говорящего персонажа или «я» в эссе рассказчиком, чтобы избежать легкого проскальзывания — особенно в творческом написании документальной литературы, мемуаров или автоисторий — между автором и многими рассказчиками. что автор может использовать в письменной форме, которые по своей конструкции не отображают полностью и легко автора.

    3. Юнг в своей недавней работе «Ревизионная риторика, феминистская педагогика и многожанровые тексты» определяет использование пробелов как ключевую особенность многожанровых текстов, утверждая, что «разрывы — обозначенные пробелами на печатной странице — … отделить один жанр от другого… где включение разных жанров добавляет еще один слой «вокальности» к уже многоголосому тексту (33). Утверждение Юнга о том, что использование пробелов требует, чтобы читатели использовали повышенное и различное внимание, полезно, и я утверждаю, что это относится к многожанровому и гибридно-лингвистическому тексту Анзалдуа. Однако я бы также сказал, что удержание внимания читателя — не единственный эффект таких формальных особенностей, как пробелы, как я покажу ниже, читая пробелы как представитель патриархального молчания, которое повествователь стремится преодолеть. Более того, я бы сказал, что использование пробелов — не единственный разрушительный элемент текстов Анзалдуа, и указал бы читателям на ключевые примеры: во-первых, Анзалдуа смешивает несколько версий испанского и испанского диалектов с английским, и, во-вторых, ее яростный, конфронтационный тон, который часто может восприниматься некоторыми читателями как враждебный.

    4. Сознание метиса, возможно, является наиболее знакомым из теоретических терминов Анзалдуа, находящихся в обращении. Анзалдуа определяет конкретную цель сознания метиса как «разрушить двойственность субъекта и объекта, которая держит ее в плену, и показать во плоти и через образы в своей работе, как двойственность преодолевается» (Borderlands 102).

    5. Заметным исключением здесь является пробел, который отделяет последний, сложный и мощный абзац, позиционирующий метиса как фигуру, которая выдержит и адаптируется, в то время как доминирующая «североамериканская культура» будет бороться за выживание. Из-за ограничений этой конкретной статьи я не даю прочтение этого заключения; Тем не менее, я призываю читателей обратить внимание на этот знаменательный отрывок, особенно на его тон, сочетающий спокойное терпение и преданную свирепость.

    6. В дополнение к усложнению и разрушению иерархий пола, расы и использования языка в Borderlands / la Frontera, Анзалдуа также занимается эстетическими иерархиями, воздвигнутыми между Востоком и Западом, высокими и низкими культурами и культурными объектами, рационально полученными знаниями и прочим. способы познания.

    7. Это усложнение линейности распространяется на использование Anzaldúa сносок. Хотя такие ученые, как Дэвид Франке, исследовали практику «латерального цитирования», используемую, в частности, писателями-феминистками, я бы сказал, что практика цитирования Анзалдуа работает не только латерально, т. в рамках написания эссе с осознанием мета-уровня использования этих практик цитирования. Например, смешение Анзалдуа традиционного академического подхода к источникам существует наряду с личными размышлениями о том, когда она столкнулась с источниками и что они подсказали ей как читателю. Более того, поскольку в некоторых случаях испанские фразы переводятся в сносках (например, в седьмом примечании к шестой главе), чаще всего не говорящий по-испански читатель будет обращаться к цитате в надежде на помощь только для того, чтобы его желание было сорвано цитатой, которая сопротивляется перевод (например, примечание шесть к шестой главе). Подробнее о латеральном цитировании, феминистских практиках цитирования и описании практик вертикального цитирования, которые явно усложняет Анзалдуа, см. Эмиг, 1995 год.

    8. Однако порядок повествовательного анекдота и эпиграфа в шестой главе в обратном порядке, как в пятой главе.

    9. В других местах Анзалдуа усложняет направление этого взаимодействия, предполагая, что она может контролировать то, что находится внутри нее, начиная со «слов, образов и телесных ощущений и оживляя их, чтобы запечатлеть их в моем сознании, тем самым внося изменения в мою систему убеждений и перепрограммируя мое сознание» (70). В других случаях она вызывает истории и эмоции, прося направить и передать их.

    10. См., в частности, главу 1 «Языково-ориентированная феминистская эпистемология» для изложения этих терминов и идеологических различий.

    11. Здесь Симпсон цитирует поэтессу Сьюзан Хоу и две строчки из ее текста «Особенности» (25).

    Титаник (1997) — Глория Стюарт в роли Старой Розы

    Старая Роза : 1500 человек ушли в море, когда Титаник ушел из-под нас.Рядом плыло 20 лодок, а вернулась только одна, одна. Из воды спаслись шестеро, в том числе и я. Шесть из 1500. После этого 700 человек в лодках ничего не оставалось, как ждать, ждать, чтобы умереть, ждать, чтобы жить, ждать отпущения грехов, которое никогда не придет.

    [показаны 700 выживших в лодках, выглядящие психически и эмоционально избитыми, пока они пробираются к Карпатам; На «Карпатии» Кэл спускается на палубу третьего класса в поисках Роуз]

    Карпатский стюард : Сэр, я не думаю, что вы найдете здесь кого-нибудь из своих людей. Это все управление.

    [Он идет дальше, игнорируя его]

    Старая Роза : Это был последний раз, когда я его видел.Он, конечно же, женился и унаследовал свои миллионы. Но крах 29-го сильно ударил по его интересам, и в том же году он сунул пистолет в рот, по крайней мере, так я читал.

    Карпатский стюард : [Карпатия проезжает мимо Статуи Свободы, Роуз смотрит на нее] Могу я взять твое имя, пожалуйста, любимый.

    Роза : [Тьюринг к нему] Доусон.Розовая заря.

    Карпатский стюард : [после записи] Спасибо.

    Льюис Бодин : Мы ничего не нашли на Джека. О нем вообще нет никаких записей.

    Старая Роза : Нет, не было бы, не было бы, и я никогда раньше о нем не говорил, никому…

    [обращаясь к Лиззи]

    Старая Роза : . .. Даже твой дедушка.

    [всей группе]

    Старая Роза : Женское сердце — это глубокий океан тайн.Но теперь вы знаете, что был человек по имени Джек Доусон, и что он спасал меня всеми способами, которыми можно спасти человека. У меня даже нет его фотографии. Он существует сейчас… только в моей памяти.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.