Альтернативной истории: Альтернативная История — крупнейший блог рунета

Лучшие книги в жанре альтернативная история

История не знает сослагательного наклонения? Только не в этих романах! Перед вами наш топ книг в жанре альтернативная история.


Иллюстрация – pixabay.com

1. Филип К. Дик «Человек в высоком замке»

Один из главных сюжетных ходов книг такого жанра заключается в том, что в описанной ими реальности ключевые события нашей действительности пошли совсем не так, как мы привыкли думать. Например, в этом романе известного американского фантаста Германия, Италия и Япония выиграли Вторую мировую войну и поделили мир между собой. СССР перестал существовать, а США принадлежат немцам и японцам. В итоге получилась непростая для восприятия, но удивительная альтернативная история, которая по праву является самым публикуемым и переводимым в мире произведением этого жанра.

Хочется больше? В романе Сергея Анисимова «Вариант БИС» Вторая мировая война тоже идёт не по плану – Советский Союз оказывается лучше подготовленным к нападению Германии в 1941 году, и вскоре его войска уже маршируют на подступах к Берлину.

Вчерашние союзники, испуганные военной мощью СССР, заключают сепаратный мир с Германией, организуют убийство Гитлера и затевают новую битву с советской армией на немецких полях.

2. Тимур Вермеш «Он снова здесь»

Говоря о жуткой войне, которую мы упомянули выше, нельзя не вспомнить главного злодея того времени – Адольфа Гитлера. Нередко создатели книг в жанре альтернативная история играют именно с его личностью. Например, немецкий журналист Вермеш попробовал представить, что было бы, если бы фюрер не умер в 1945 году, а вдруг очнулся на пустыре в наше время. Отвергнет ли его общество «лайков» и YouTube, или он снова завоюет сердца людей? Страшная, спорная, но в то же время очень смешная книга.

Хочется больше? «Как творить историю» Стивена Фрая тоже начинается с Гитлера. Двое учёных при помощи своеобразной машины времени отправляют в водопровод родного города фюрера вещество, которое стерилизует мужчин. В результате Гитлер просто не появляется на свет, но нашедшаяся ему замена меняет мир самым непредсказуемым образом.

Как и предыдущий автор, Фрай не даёт простых ответов на возникшие по ходу чтения моральные вопросы, а предлагает читателю обдумать их самостоятельно.


Постер сериала «Человек в высоком замке»

3. Стивен Винсент Бене «Колокол поздний»

Тема роли личности в истории – ключевая для многих произведений в жанре альтернативной истории. В этом рассказе Наполеон родился на 30 лет раньше, чем в действительности. Поскольку Франция тогда ни с кем не воевала, ему не удалось сделать военную карьеру, как в нашей реальности. В итоге он не сумел стать императором и умер в безвестности. Кровопролитные наполеоновские войны не состоялись просто потому, что потенциально гениальная личность родилась не в то время.

Хочется больше? В книге Алексея Кулакова «Наследник» попаданец с экстрасенсорными способностями оказывается в теле 8-летнего царевича Дмитрия. Не по годам мудрый отрок начинает давать советы отцу, Ивану Грозному, и жизнь в Московской Руси шестнадцатого века постепенно меняется.

4. Владимир Сорокин «Теллурия»

Сорокин давно и с успехом эксплуатирует альтернативные версии известной нам реальности. Например, в его книгах «Сахарный Кремль» и «День опричника» к власти пришли патриот-монархисты, а в «Голубом сале» Сталин и Гитлер прочно объединились в самом конце 1930-х годов. В предпоследнем своём романе Сорокин живописует мир нового Средневековья, созданный на обломках развалившейся России и Европы.

Хочется больше? В книге «Сердце Пармы» Алексей Иванов показывает не менее яркий трюк – мешает реальные события освоения Урала с мистикой и магией. История от этого, по мнению специалистов, становится альтернативной, хотя и ничуть не менее занимательной.


Фото – pixabay.com

5. Марк Твен «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура»

Как вы уже поняли, книги в жанре альтернативной истории нередко рассказывают о попаданце. Чаще всего по сюжету наш современник случайно оказывается в прошлом, знакомится с тамошними правителями и либо учит их жизни, либо устраивает промышленную революцию.

Первый роман, освоивший такой сюжетный ход, был написан ещё в конце XIX века. Получив во время драки удар по голове, неунывающий американец попадает в средневековую Англию времён короля Артура и знакомит тамошнее общество с современными (на момент написания книги) благами цивилизации.

Хочется больше? Трилогия Романа Злотникова «Царь Фёдор» отличается от многих подобных российских произведений тем, что в ней в прошлое попадает не студент и не крутой спецназовец, а бизнесмен-управленец, готовый применить свои знания и умения даже во времена Смуты.

6. Стивен Кинг «11/22/63»

Иногда в книгах люди оказываются в прошлом не случайно, а вполне осознанно, с конкретной целью изменить там одно значимое событие, чтобы история пошла по другому пути. Конечно, они всегда надеются на лучшее и не могут предположить, что любые изменения способны привести к ещё худшим последствиям, чем те, которых они пытались избежать. В этом романе учитель английского языка отправляется через портал в 1958 год, чтобы предотвратить убийство Кеннеди 22 ноября 1963 года.

Хочется больше? В книге Бена Элтона «Время и снова время» главный герой, воспользовавшись открытием Исаака Ньютона, собирается отменить Первую мировую войну путём спасения от смерти наследника австрийского престола, эрцгерцога Франца Фердинанда.


Постер сериала «11.22.63»

7. Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»

К этому жанру также принято относить книги, описывающие будущее, которое для нас уже наступило. Например, Брэдбери в 1950-е годы думал, что пожарные по воле государства вскоре начнут сжигать книги, чтобы контролировать умы населения. По счастью, этого до сих пор не произошло, поэтому пока для нас эта знаменитая антиутопия является альтернативной историей.

Хочется больше? Пожалуй, самая известная антиутопия, книга Джорджа Оруэлла «1984», порой выглядит пугающе реалистичной. Тем не менее, для описанного в ней 1984 года события тоже являются альтернативной историей.

8. Артур Конан Дойл «Затерянный мир»

Что, если бы динозавры вымерли не везде, и на Земле осталось бы место, где они до сих пор живы безо всякого вмешательства людей и генетической науки? Классический научно-фантастический роман рассказывает об исследовательской группе профессора Челленджера, которая во время экспедиции находит такое место и узнаёт много нового об эволюции первобытных тварей.

Хочется больше? Ещё один неожиданный поворот истории показан в книге Сергея Лукьяненко «Черновик» – из действительности стёрли не какое-то значимое событие истории, а самого главного героя.


Кадр из фильма «Черновик» (2018)

9. Дэн Симмонс «Террор»

Последняя известная нам разновидность этого жанра отвечает на вопрос, как всё было на самом деле. В основе сюжета обычно лежит некое загадочное событие, истинные причины которого и пытается показать автор. В «Терроре» речь идёт об арктической экспедиции сэра Джона Франклина, которая в 1845 году отправилась на поиски Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий и бесследно исчезла. Гибель всех членов группы Симмонс объясняет по-своему – нападением неведомого исполинского чудовища, словно сотканного из снега и полярного мрака.

Хочется больше? У того же Симмонса есть не менее удачный роман «Мерзость», в котором объясняется смерть участников экспедиции знаменитого британского альпиниста Джорджа Мэллори при покорении Эвереста в июне 1924 года. На этот раз автор обходится без магии.

Понравилась статья? Читайте наши похожие материалы:
— Лучшие книги о политике всех времен
— Новые жанры современной прозы, о которых вы почти наверняка не слышали
— Хочу почитать о войне. С чего начать?

Также подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе всех обновлений

До новых книг!

Ваш Book24

Что почитать в жанре альтернативной истории?

Альтернативная история — направление фантастики, в котором описывается мир, в котором история пошла другим путем. Этот художественный прием позволяет представить, как ключевые события прошлого, случись они иначе, могли повлиять на дальнейшее развитие цивилизации или судьбы отдельных людей.

Сегодня мы расскажем о книгах в жанре альтернативной истории, на которые мы рекомендуем обратить внимание. 

Филип Дик — «Человек в высоком замке»

«Человек в высоком замке» — первый роман в жанре альтернативной истории, который завоевал премию «Хьюго». Филип Дик описал мир, в котором исход Второй Мировой войны оказался плачевным для Союзников. Американские территории заняты японцами и немцами, которые прибегли к этническим чисткам. Но люди привыкли к новому режиму, и простые обыватели 60-ых вроде бы не держат зла на действующую власть. 

По сюжету романа один писатель решил представить, каким мог бы быть мир без победы Германии — так появляется книга «И наестся саранча», которая настолько вдохновляет читателей антифашистскими идеями, что приводит к созданию Сопротивления.  

По мотивам романа Amazon выпустил телесериал, хотя тот значительно отклонился от сюжета оригинала. В книге мир победившего фашизма показан с точки зрения героев разных слоев населения, в то время как в сериале упор сделан лишь на паре ключевых фигур. А антифашистская книга и вовсе заменена на фильм. Впрочем, сериал неплохо дополняет «Человека в высоком замке», и по-своему очень интересен. 

Леви Тидхар — «Усама»

«Усама» — один из ярчайших представителей альтернативной истории последних лет. Автор «Центральной станции» представил мир, в котором нет глобального терроризма. «Усама» неспроста удостоилась сравнений с «Человеком в высоком замке» Дика, хотя никаких сюжетных связей между книгами нет — по духу книги близки. 

Сюжет рассказывает о том, как частного детектива Джо нанимает таинственная незнакомка для розыска исчезнувшего писателя Майкла Лонгшотта, автора культовой серии триллеров «Мститель», повествующих о приключениях супергероя по имени Усама бен Ладен.

В 2012 году Леви Тидхар получил за «Усаму» «Всемирную премию фэнтези» в номинации за лучший роман, превзойдя «11/22/63» Стивена Кинга и «Танец с драконами» Джорджа Мартина. 

Ханну Райаниеми — «Страна вечного лета»

Согласно сюжету романа, еще в начале XX века человечество открыло существование загробного мира. Однако попасть туда могут только те счастливчики, которые обладают особым Билетом. Страна вечного лета быстро стала играть большую роль в геополитической обстановке в мире, и контролировать ее стремится не только Британская корона, но и СССР во главе с Вечно Живым Лениным. 

Автор виртуозно погружается читателя в атмосферу 30-ых, но вместе с тем наполнил мир множеством научно-фантастических идей, связанных не только с загробной жизнью, но и с эфирными технологиями. Главный герой книги — агент разведывательного управления Рэйчел Уайт. У нее появляется компромат на одного из высокопоставленных шпионов, который работает сразу на обе стороны. Однако вместо благодарности за раскрытого крота Рэйчел рискует потерять свою должность и Билет в загробный мир. 

Чайна Мьевиль — «Последние дни Нового Парижа»

Чайна Мьевиль посвятил свой роман 1940-ым годам, когда во Франции разработали сюрреалистическую бомбу, которая должна была стать козырем в войне с нацистской Германией. По случайному стечению обстоятельств бомба рванула не в Берлине, а в Париже. И превратила город в царство невероятных сюрреалистических образов. 

Мьевиль по праву считается одним из самых оригинальных современных авторов, и «Последние дни Нового Парижа» вновь подтвердили этот статус. Автору удалась сюрреалистическая и увлекательная история на стыке альтернативной истории и магического реализма.

Лайон Спрэг Де Камп — «Да не опустится тьма»

Этот фантастический роман Лайона Спрэга Де Кампа увидел свет целых 80 лет назад. Книга стала одним из столпов направления альтернативной истории. Главный герой, археолог по профессии, попадает в прошлое на тысячу с лишним лет. Его широкие познания истории дают ему возможность повлиять на события в Риме и предотвратить упадок европейской цивилизации.

Читайте также:

Книги Альтернативная история читать онлайн

Такой стиль, как альтернативная история является жанром фантастики, который изображает такую реальность, какой она была бы, если бы в один из своих переломных моментов история пошла другим путем. Но этот жанр отличен от альтернативных исторических теорий, предлагающих считать картину прошлого, которая изображается исторической наукой, полностью или частично ошибочной.

В основе сюжета книг жанра альтернативной истории, как правило, лежит изменение хода истории в прошлом по отношению ко времени создания произведения. В книгах жанра альтернативной истории, это выглядит примерно следующим образом: в какой-то момент времени в прошлом в силу каких-то причин, или же совершенно случайно, или из-за вмешательства внешних сил, случается что-то такое, что отлично от событий, происходивших в реальной истории.

События, описываемые в этих произведениях, могут быть завязаны на основе широко известных исторических событий или фактов из жизни личностей, оставивших след в истории. Но это могут быть и какие-то факты, которые с виду кажутся незначительными.

В результате таких изменений история «разветвляется», то есть развитие событий далее происходит по другому пути, действие в таком мире с изменённой историей, причем это может быть, как настоящее, так прошлое или будущее, но в любом случае происходящие события – результат факта изменения истории.

Есть несколько вариантов развития событий в произведениях жанра альтернативной истории. Так, это может быть описание событий, связанных с самим «разветвлением», или это могут быть ситуации, необычные в силу изменения реальности, а может быть и такое, что в основе лежат попытки героев вернуть историю в изначальное русло посредством путешествия во времени.

Основоположником жанра альтернативной истории принято считать римского историка Тита Ливия, ведь именно он впервые описал возможный ход исторических событий в процессе Римской империи с империей Александра Македонского и предположил, что Александр не умер, а продолжил свое существование и правление своей великой империей.

К числу поджанров и так называемых родственных жанров альтернативной истории можно отнести криптоисторию, контрфактическую историю, альтернативную биохимию и географию, постапокалиптику, а также стим- и дизельпанк.

Наиболее известными образцами этого жанра в художественной литературе являются повесть «Да не опустится тьма» автора Л. Спрэга де Кампа, цикл «Патруль времени» Пола Андерсона, роман «Человек в высоком замке» Филипа К. Дика и прочие.

Журнал ТЕАТР. и Электротеатр представят цикл лекций об «альтернативной истории театра»

Шесть лекций по альтернативной истории театра, которой был посвящён 33-й номер журнала ТЕАТР., будут выложены на нашем сайте. 

В прошлом сезоне журнал ТЕАТР. и Электротеатр Станиславский провели совместный цикл лекций, поводом для которого стал 33-й номер журнала ТЕАТР, посвященный «альтернативной истории театра». В цикл вошло одиннадцать лекций про неофициальную театральную культуру, которые были записаны в фойе Электротеатра в течение прошлого сезона.  Шесть лекций из этого цикла будут эксклюзивно показаны на сайте журнала ТЕАТР.

Онлайн-трансляции начнутся 24 апреля в 19.00 с лекции историка религии, доцента Центра изучения религии РГГУ Бориса Фаликова “Миф Шифферса”. Она будет посвящена феномену Евгения Шифферса, режиссёра театра и кино, писателя, религиозного философа и богослова и одновременно человека из круга московского художественного андеграунда 1970-х.

Кроме этого:

1 мая журнал ТЕАТР. представит онлайн лекцию Александры Машуковой “Арбузовская студия”;

8 мая Вера Сенькина расскажет о философском театре Бориса Понизовского;

15 мая редактор журнала ТЕАТР. Алла Шендерова прочтет лекцию о феномене Евгения Харитонова;

22 мая журнал ТЕАТР. представит лекцию театрального критика Алены Солнцевой “Григорий Залкинд: потаенные люди”;

29 мая театровед и театральный критик Алена Карась расскажет онлайн об “Эстетической революции рубежа 80-90-х годов XX века и идее вечного возвращения” на примере «Школы драматического искусства», Чет-нечете, ШРС, ОБЭРИУ.

“В каком-то смысле этот номер мы начали делать давно. Нас всегда интересовало то, что так или иначе оказывалось на обочине театральной жизни, но при этом спустя много лет давало всходы, – рассказала главный редактор журнала ТЕАТР. Марина Давыдова. – А порой и не давало, увязнув в трясине советской жизни. Даже для членов редакции, имеющих особый интерес к таким вот не вписавшимся в повороты театральной истории людям и событиям, в процессе работы над номером словно бы открылась новая Атлантида — ушедшая сначала в подполье, а потом, как и положено Атлантиде, под воду. Вот, скажем, случай Григория Залкинда. Он не просто первым стал ставить в России драматургию абсурда: Пинтера и Ионеско. Он ставил аншлаговые спектакли! А меж тем, когда и где родился Григорий Залкинд, выяснить невозможно. Этой простейшей информации не сыскать ни в каких «интернетах», ее не осталось ни в каких анналах. Нет никакого архива. Многие очевидцы уже умерли. Информацию о некоторых героях нашего номера пришлось собирать буквально по крупицам».

Напомним, что весь 33-й номер журнала ТЕАТР. об альтернативных фигурах театрального искусства находится в свободном доступе для изучения.

«Я не припомню, чтоб об этих людях – Григории Залкинде, Евгении Харитонове, Борисе Понизовском, Евгении Шифферсе и других кто-то читал лекции в академической среде. – рассказала журналу ТЕАТР. автор идеи цикла, куратор «Школы современного зрителя и слушателя» Электротеатра Станиславский Кристина Матвиенко. – Альтернативную историю театра не проходят в ГИТИСе».

Подробнее об онлайн-трансляциях лекций вы можете узнать из новостей журнала ТЕАТР.

эволюция жанра альтернативной истории — Почитать на DTF

Мир победившего Третьего рейха и вселенная, где чума уничтожила все страны Европы в Средние века.

{«id»:60964,»url»:»https:\/\/dtf. ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii»,»title»:»\u041f\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0442 \u0432\u043e\u043d \u0442\u0443\u0434\u0430: \u044d\u0432\u043e\u043b\u044e\u0446\u0438\u044f \u0436\u0430\u043d\u0440\u0430 \u0430\u043b\u044c\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0439 \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438″,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/dtf.ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii&title=\u041f\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0442 \u0432\u043e\u043d \u0442\u0443\u0434\u0430: \u044d\u0432\u043e\u043b\u044e\u0446\u0438\u044f \u0436\u0430\u043d\u0440\u0430 \u0430\u043b\u044c\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0439 \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer. php?u=https:\/\/dtf.ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/dtf.ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii&text=\u041f\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0442 \u0432\u043e\u043d \u0442\u0443\u0434\u0430: \u044d\u0432\u043e\u043b\u044e\u0446\u0438\u044f \u0436\u0430\u043d\u0440\u0430 \u0430\u043b\u044c\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0439 \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/dtf.ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii&text=\u041f\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0442 \u0432\u043e\u043d \u0442\u0443\u0434\u0430: \u044d\u0432\u043e\u043b\u044e\u0446\u0438\u044f \u0436\u0430\u043d\u0440\u0430 \u0430\u043b\u044c\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0439 \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect. ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/dtf.ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041f\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0442 \u0432\u043e\u043d \u0442\u0443\u0434\u0430: \u044d\u0432\u043e\u043b\u044e\u0446\u0438\u044f \u0436\u0430\u043d\u0440\u0430 \u0430\u043b\u044c\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0439 \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438&body=https:\/\/dtf.ru\/read\/60964-povorot-von-tuda-evolyuciya-zhanra-alternativnoy-istorii»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

33 490 просмотров

Одна из причин успеха последних двух частей Wolfenstein — это смена обстановки. Вместо истребления нацистов в ходе Второй мировой войны нам вдруг предложили истреблять их в мире победившего нацизма. В таком знакомом мире, но при этом изуродованном, где на каждую вещь легла печать Третьего Рейха.

В конце июля вышел Youngblood, спин-офф серии, который показал оккупированный нацистами Париж и каким он стал к 1980 году, спустя почти сорок лет владычества Рейха. Самое время вспомнить, как появилось направление альтернативной истории в нашей культуре и как оно развивалось.

Колесо истории

Для начала, стоит обратиться к настоящей истории. В первую очередь, она состоит из множества процессов, определяющих жизни народов и стран. Летят поколения, медленно меняется баланс между сословиями и соседними общинами, климат сгоняет или приманивает жителей, рождаются и распространяются идеи, а порой — умирают.

Карта расселения первых людей в Океании. Многие общины на замкнутых островах вскоре забыли, как строить лодки, как мастерить луки и даже как разводить огонь

Вместе с тем на судьбу народов влияют и отдельные личности. Хотя они зачастую лишь «седлают» уже запущенные процессы, именно личности могут отклонить направления этих потоков, направить к цели или похоронить. Кроме того, на курс истории порой влияет слепой случай.

Особенно большой вес факторы случая и личностей приобретают в поворотные моменты истории, когда разные силы сталкиваются лоб в лоб, а победу может определить даже незначительная мелочь. Может, но не обязательно определит, ведь баланс сил чаще всего перекошен в чью-то сторону и даже самый великолепный лидер не опрокинет весы. Аборигены Нового Света не смогли бы помешать европейцам, потому что против них работала масса исторических процессов.

В обеих Америках не нашлось дикой зерновой культуры (вроде пшеницы), чтобы стать основой рациона, а кукуруза и бататы не могли заменить зерно. Аборигенам попросту не повезло

Но есть и другие моменты в истории, когда баланс сил был настолько шатким, что любое решение могло привести к триумфу как одну, так и другую сторону. Именно таким периодом было правление Александра Македонского. Его отец Филипп II подчинил Македонии все греческие полисы, что было закономерным, если учитывать недавний расцвет царства и разобщённость полисов. А вот завоевание Александром четверти известного мира — заслуга в первую очередь самого Александра, и без невероятного военного таланта молодого царя оно было бы невозможно.

Исключительное событие, которое прервалось случайностью: Александр погиб от болезни на пике власти, не оставил наследника, и Македония вскоре сжалась обратно до размеров Греции (хотя влияние недолгого правления македонцев и оставило глубокий след в судьбе региона).

Альтернативная наука

Именно Александр Македонский вдохновил римского историка Тита Ливия на создание первого альтернативно-исторического текста. В его масштабном труде «История от основания города» особняком стоит глава, где Ливий описывает события, которые могли бы произойти, если бы Александр не умер в 33 года.

Историк считал, что легендарный царь повернул бы свои армии на запад и приступил к завоеванию Европы. В таком случае он однажды столкнулся бы с молодой Римской республикой, и Тит Ливий почему-то уверен, что Рим сумел бы защититься.

Вот такой могла бы стать Македония, если бы царь Александр не умер молодым

Были и другие документальные попытки изучать альтернативную историю, только этот подход изначально порочен. Как только учёный начинает свой рассказ со слов «А что, если…», он ступает на зыбкую почву собственных домыслов, и его текст немедленно теряет всякую документальность.

А вот художественная литература лишена такого изъяна. Писатель абсолютно свободен при сотворении своего мира, он может менять какие угодно события в прошлом, чтобы получить броскую и яркую картинку настоящего в произведении. Таким был рыцарский роман «Тирант Белый», написанный в 1490 году. Главный герой вдруг обнаруживает, что сарацины захватили почти всю Англию, а потом собирает армию и прогоняет мусульман с острова.

А это вполне реальная карта, на которой изображены Британские острова 18 тысяч лет назад, когда уровень моря был гораздо ниже

К концу XIX века учёные и литераторы всё чаще обращались к альтернативной истории (а в 1845 году писатель Исаак Израэли впервые употребил сам термин). Возможно, тому виной цепочка революций и других переломных событий, которые за считанные годы привели к колоссальным изменениям в жизни людей: Война за независимость США (1775 — 1783), Великая Французская революция (1789), Наполеоновские войны (1799 — 1815), серия революций под общим названием «Весна народов» (1848 — 1849) и гражданская война в США (1861 — 1865).

Упомянутые события и стали пищей для авторов растущего жанра. В 1836 году Луи Жоффруа представил в своей книге, что Наполеон всё-таки победил Россию в зимней кампании, а потом захватил Англию и следом весь мир. Успех Наполеона на Ближнем Востоке стал темой для «Истории, которой не было» (1854) Джозефа Мэри. Впрочем, другие писатели обращались к более ранним периодам: Шарль Ренувье в своей «Uchronie» (1876) писал о Римской империи, которая не приняла христианство.

Римская империя, дожившая до наших дней, очень любима некоторыми авторами, но против неё играло слишком много факторов

Но чаще всего авторы нарушали правила, которые определяли альтернативную историю как таковую. В «Аристопии» (1895) Кастелло Холфорда первые поселенцы будущего штата Виргиния находят золотую жилу и внезапно строят идеальное общество, которое спустя 300 лет захватывает всю Северную Америку. Избыток золота не гарантирует всеобщее благо (история Испанской империи тому довод), а все прочие условия игнорируются.

Эдвард Хэйл в «Руки прочь» (1881) вообще обращается к библейской истории и пишет про Иосифа, которого не продали в рабство в Египет, и в результате Финикия стала гегемоном Средиземного моря. То есть — автор регулирует события реальной истории с помощью актов божественного вмешательства, что обесценивает достоверность картины.

Уроки мировой войны

Следующий рывок альтернативной истории случился в 1930-е годы: за это десятилетие было опубликовано вдвое больше произведений по теме, чем за весь XIX век. Объяснений такому росту много. Смена эпохи, ускорение научного прогресса, разрушительная война, погубившая некогда великие империи — история понеслась по изогнутому серпантину, и на каждом крутом повороте мелькали новые развилки.

Бессмысленный мучительный кошмар окопной войны: может, мы выбрали не тот поворот? И нормальная реальность прошла мимо нас?

Но есть и более конкретные источники вдохновения. Первый из них — сборник альтернативно-исторических рассказов «Если бы это всё же случилось» сэра Джона Коллингса Сквайра, вышедший в 1931 году и вобравший в себя спекуляции известных историков и писателей, в число которых затесались Уинстон Черчилль и Гилберт Честертон.

Альманах вышел что надо. Лучшие умы Британии в подробностях расписали альтернативные пути самых значимых событий прошлого: крах Французской революции и реставрация Бурбонов, мир между США и Конфедерацией, бегство Наполеона в Латинскую Америку и волна революций, коммунистическая революция в Англии, провал покушения на Линкольна…

Важной чертой этих эссе было чёткое обозначение поворотного события, вынесенное в заголовок. Причём зачастую это событие незначительно, и тем самым подчёркивает, насколько близок был альтернативный путь. Например, если бы у кайзера Германии Фридриха III не было рака, то ему на смену не пришёл бы воинственный Вильгельм II, Фридрих продолжил бы свой курс на смягчение режима в стране и не позволил разгореться Великой войне.

В основе Германской империи была Пруссия, настолько милитаризованная страна, что про неё говорили «Это не армия при государстве, а государство при армии». Вряд ли Фридрих смог бы в одночасье всё поменять

Второй локомотив ранней альтернативной истории вышел спустя три года. В 1934 году британский историк Арнольд Тойнби выпустил первые три тома своего монструозного цикла «Постижение истории» (всего в его рамках вышло 12 книг). На страницах этого труда Тойнби подробно описывал процесс рождения, роста и гибели цивилизаций. Всего он насчитал 21 развившуюся цивилизацию и 5 заторможенных, но нас больше интересуют 4 нерождённые цивилизации.

Тойнби описал альтернативную историю четырёх общностей, которые могли бы стать полноценными цивилизациями, но какие-то события им помешали. Если бы языческое королевство Нортумбрия в Англии приняло христианство в 664 году, а Франция спустя сто лет проиграла вторжению мусульман, то появилась бы кельтская христианская цивилизация. Если бы русы в 860 году захватили Константинополь, это бы привело к стремительной экспансии северных народов и к их объединению в скандинавскую цивилизацию.

Влияние северных народов и в нашей истории было весьма велико: быть может, хватило бы лишь одного толчка, чтобы получилась империя

Автор «Постижения истории» ставит блестящие мысленные эксперименты: берёт поворотную точку в истории, где малые действия повлекут большие последствия, меняет действия и сталкивает альтернативные последствия с уже известными событиями. Арнольд Тойнби понимал, что истории очень не хватало надёжных методов научного познания — пока Резерфорд бомбил ядра веществ нейтронами и наблюдал реакцию, Тойнби мог лишь бессильно перечитывать старые документы. Мысленный опыт же давал шанс изучить, как тот или иной выбор меняет одну и ту же цивилизацию.

Арнольд Тойнби и до публикации был хорошо известен, но «Постижение истории» принесло ему невиданную ранее славу. Конечно, многие его выводы — особенно гипотезы о нерождённых цивилизациях — разозлили коллег-историков, зато нашли отклик в головах обывателей.

«Постижение истории» и сборник «Если бы это все же случилось» показали отличный пример проработанных альтернативно-исторических сценариев, и дали понять — людям такое интересно. Постепенно к делу подключались авторы-фантасты, у которых, как уже было сказано, даже более высокий потенциал раскрытия темы.

Там, где учёные обходятся скупой констатацией событий, беллетристы могут рисовать яркую картину вымышленной эпохи. Историк вынужден вываливать на читателя прямолинейную хронику, тогда как писатель способен поместить читателя в шкуру героя и провести его по миру, давая изучить всё как бы самому.

Игры могут обеспечивать уровень погружения, несопоставимый с литературой. Скриншот из Prey (2017), во вселенной игры Джон Кеннеди не был убит и не дал свернуть космическую программу

Таким вышел роман «У нас это невозможно» (1935) американского писателя Синклера Льюиса. Формально он не принадлежит к жанру альтернативной истории, потому что его события начинаются в нашем мире, но почти вся остальная книга посвящена превращению нашей реальности в другую, какую никто не мог вообразить и которой в итоге не случилось.

На выборах президента США в 1936 году выигрывает сенатор Берцелиус Уиндрип. Он обещает избирателю, всё ещё страдающему от последствий Великой Депрессии, золотые горы, всеобщее процветание и возврат к традиционным ценностям.

Вскоре после избрания Ундрип начинает преследовать своих критиков и врагов, организует из самых бедных и озлобленных американцев военизированные дружины и постепенно превращает республику в корпоративную диктатуру. Молчаливое большинство одобряет решительные шаги президента, а интеллигенция до последнего тешит себя надеждой, что фашизм в Америке невозможен.

Сенатор-популист Хью Лонг послужил прототипом для персонажа Уиндрипа

Несмотря на всё большее усиление режима, положение простых людей не улучшается. Один за другим происходят два переворота, и новый диктатор развязывает «маленькую победоносную» войну против Мексики. Недовольство выливается в гражданскую войну.

Льюис своим романом решил отрезвить своих соотечественников, которые за последние 20 лет видели становление автократий в Италии, Германии, Австрии, Испании и других странах, но утешали себя мантрой, что «у нас это невозможно», как и герои романа. Сценарий книги пугающе реалистичен, ведь уже не раз бывало, когда популист с двойной моралью приходил к власти в тяжёлый для страны момент.

На краю пропасти

Большинство уже изученных тем альтернативной истории были лишены остроты. Новые варианты прошлого, даже самые смелые, не сулили читателю ничего по-настоящему страшного.

Так было до Второй мировой войны. Ни один завоеватель прошлого не приближался настолько близко к абсолютному злу, как Третий Рейх. Были раньше и геноцид, и убийства гражданских, и лагеря, но такого промышленного масштаба умерщвления с таким холодным расчётом ещё не случалось. И этот монстр был в шаге от победы!

Лорд Галифакс (справа) был сторонником примирения с Германией, и если бы он стал премьер-министром вместо Черчилля, то наверняка вывел бы Англию из войны и развязал тем самым Гитлеру руки

Гибель нацизма подарила жанру альтернативной истории самую благодатную и кошмарную тему: а если бы Германия победила? И это не пространные догадки — мир успел ненадолго заглянуть в эту бездну, а большая часть Европы там побывала.

В жанр пришла «свежая кровь», вереница писателей, в числе которых и самые маститые. Они коллективными усилиями установили некоторые правила (не всегда обязательные), определили образ и придали конечную форму определению жанра.

Сослагательное наклонение

Альтернативно-историческое произведение показывает мир, точно такой же, как и наш, живущий по тем же законам. Разница в том, что в определённый момент времени история этого мира, изначально идентичная нашей, «сворачивает» на другой путь.

Эта точка во времени, до которой история совпадает с нашей, а после которой — нет, называется точкой бифуркации. Обычно она связана с неким событием, чей исход нельзя было предугадать, а разный его результат толкает всю историю мира в другую сторону.

Всего одна шальная пуля, один маленький осколок, и Адольф Гитлер (крайний слева) погиб бы в окопах. Но ему чертовски повезло, да и почти всю карьеру беды чудом его обходили

Толковая альтернативная история должна показывать мир, который очень сильно изменился из-за иного течения событий, но не слишком чужой, чтобы в нём угадывались люди, места и явления из нашей вселенной. А вот сюжетная линия героев произведения здесь штука второстепенная: лишь бы эта фабула давала побольше ракурсов для взгляда на альтернативную реальность.

Кроме того, художественная альтернативная история может следовать правилам своей документальной родственницы, пускай и не так строго.

  • Во-первых, событие в точке бифуркации должно быть реалистичным, чтобы альтернативный ход истории выглядел как естественное продолжение существующей линии. Что не мешает сотням писателей менять реальность с помощью «космических летучих мышей», то есть факторов, абсолютно оторванных от реальности.
  • Во-вторых, дальнейшие повороты истории должны вытекать из того начального события и следовать внутренней логике, а не желанию автора любой ценой привести вселенную в нужное ему состояние.
  • В-третьих, среди множества вариантов развития событий автор должен выбирать такие, чья вероятность достаточно высока.

Впрочем, литераторы далеко не всегда следуют этому кодексу. Да и в целом правила жанра куда мягче, чем описано. Многие писатели успешно вводят в сюжет магию, которая проникла в наш мир, путешествия во времени, переходы по параллельным мирам. В этой области альтернативная история пересекается со своими жанровыми сателлитами.

Криптоистория — это альтернативная история наоборот: настоящее выдуманного мира совпадает с нашим, а вот в прошлом происходили совсем другие события, которые были преданы забвению и «заменены» теми эпизодами истории, что известны нам.

Победители Трои закончили паршиво: Агамемнона убили, Аякс сам руки на себя наложил, а Одиссей где-то пропадал десять лет, путешествуя по самому нелогичному маршруту. Философ Дион Златоуст считал, что на самом деле они проиграли Трое, но скрыли это

В историческом фэнтези привычный порядок вещей меняется из-за появления в мире чего-то сверхъестественного, вплетающегося потом в остальную историю.

В книге «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» магия вернулась в мир благодаря усилиям главных героев

Литература о попаданцах вырывает главного героя из привычного ему и читателю мира, а потом бросает в прошлое, будущее, фантастику, фэнтези, да хоть стимпанк.

Роман «Да не опустится тьма» вышел в 1939 году, а его главный герой стал первым попаданцем: он чудесным образом попал в Рим накануне падения города

Альтернативная география и биохимия строят историю на неких исходных отличиях от нашего мира: другие континенты, другой состав атмосферы, другая физиология человека.

В романе «Небесные дела» Вселенная устроена согласно геоцентрической модели Птолемея и физике Аристотеля

И ещё целый ряд жанров можно связать с альтернативной историей, но эта связь будет совсем эфемерной. Стимпанк и дизельпанк далеко не всегда берут за основу наш мир, да и законы там отличны от наших. Антиутопия предпочитает дистанцироваться от нашего времени и показывать мрачное будущее, при этом точка бифуркации обозначена блекло. Да и задачи у таких произведений отличаются от альтернативной истории.

Архитекторы догадок

После Второй мировой войны жанр начал стремительно богатеть количественно, но не всегда качественно. В нём подались не особо грамотные авторы, которым не хватало знаний для работы в историческом жанре. Но здесь же альтернативная история, можно сочинять всё подряд! Мешать в кучу мистику с фантастикой, строить сюжеты как попало, а самое главное — всегда есть категории читателей, которые всё это проглотят, если книга удовлетворит их политическому запросу.

Но мы обсудим не такое чтиво, а лучших представителей альтернативной истории, которые задавали моду всему направлению. Точнее, направлениям, ведь книги и рассказы этого жанра поневоле укладываются в ту или иную «колею», среди которых одни гораздо популярнее других.

Классификация альтернативно-исторических произведений — не самая простая задача, ведь несмотря на общую идею параллельной реальности их разделяет всё остальное. Объём, формат, жанр самой истории: это может быть что угодно, от детектива до любовного романа. Поэтому их логично разделять по выбранным «руслам» альтернативной истории.

Победа Третьего Рейха и Японии во Второй мировой войне

Безумно популярная тема, которая подавляет все остальные. Людям страшна сама мысль о возможности того, что миром бы правили нацисты. Кроме того, победа Оси была вполне реальна и близка, а во время войны была масса моментов, которые могли бы послужить отличными и убедительными точками бифуркации.

Солдаты Вермахта перешли границу СССР 22 июня. .. но могли бы сделать это 22 мая, на месяц раньше, если бы Гитлер не приказал сначала оккупировать Югославию

Например, могли бы убить Уинстона Черчилля, Британия вышла бы из войны и Германия получила простор для действий (новелла «Прочь отринув зло», Арчи Рой). Или Япония вместо США атаковала бы СССР одновременно с Германией, Сталин не смог бы перебросить сибирские и дальневосточные части для защиты Москвы, и немцы прорвали бы оборону («Гитлер победил», 1975, Фредерик Муллали).

Ещё одна популярная развилка — смерть Франклина Рузвельта до избрания президентом. Многие авторы считают, что в таком случае США продолжили бы политику изоляционизма, не оправились бы от Великой Депрессии и не вступили бы в войну. Страны Оси без заокеанской угрозы расправились бы с Советским Союзом и Англией, а потом и Америкой.

Примерно такие же события легли в основу романа Филипа Дика «Человек в высоком замке» (1962). Пожалуй, нет ни одной книги с большим влиянием на свой жанр, чем эта, и следующие литературные опыты во многом опирались на неё.

По мотивам романа сняли уже три сезона одноимённого сериала и готовят четвёртый

Мир «Человека» не однороден и не крашен одной краской. Германия, Япония и Италия поделили многие страны, но при этом остались и нейтральные государства, и буферные регионы, и сателлиты. Мир не застыл, и Рейх готовится к войне с Японией, а внутри верхушки нацистов идёт борьба между престарелыми, но всё такими же жадными до власти партайгеноссе. Победители истребили целые народы, а другие поработили, но при этом подарили миру невероятный прогресс: колонии на Марсе и Венере, ракетный транспорт.

США поделены на три зоны. На востоке страны Рейх навёл свои людоедские порядки. На западе получилась «колония» Японии, где американцы прислуживают азиатским господам. А между ними — штаты Скалистых Гор, которым оставили независимость только ради создания барьера между новыми сверхдержавами.

Заметьте, на территории Италии больше нет Средиземного моря. Его осушили

В книге рассказано пять историй разных людей, которые постоянно пересекаются. И хотя в романе есть основной конфликт — офицер абвера Рудольф Вегенер пытается предупредить правительство Японии о скором массовом ядерном ударе, который намерено устроить милитаристская фракция в НСДАП — внимание оттягивается на другие, более философские истории. Например, поиски подпольного писателя, выпустившего книгу «Когда наестся саранча», где описан мир, в котором нацисты проиграли войну.

«Человек в высоком замке» рассуждает об иллюзорности бытия, ставя под сомнение реальность, в которой живут герои. Очень и очень немногие альтернативно-исторические книги могут достичь такой смысловой глубины и философии. Оно и неудивительно: Филип Киндред Дик — один из величайших фантастов прошлого века, для которого мир победившего нацизма не самоцель, а идеальная среда для изучения личности и мироздания.

Берлин перестроен в столицу мира Германию, посреди города высится «Зал народа» с настолько огромным куполом, что внутри создавались бы облака от дыхания людей и выпадал дождь Ben McDougal

После знакомства с романом Филипа Дика другие повести про победу Рейха кажутся плоскими, но тут стоит «винить» гений этого писателя. В его тени были написаны более приземлённые, но всё равно сильные истории.

Такие как «Британские СС» (1978) писателя Лена Дейтона. Его не особо интересовали точки бифуркации, поэтому в книге не объясняется, как Третий Рейх сумел покорить Англию. Зато автор очень подробно и точно изображает униженную Британию: отчаяние жителей великой империи, которую сделали колонией, подковерную возню между ветвями оккупационной власти, и тяжёлый моральный выбор побеждённых англичан — примириться и тихо жить дальше или продолжать бороться, как завещал Черчилль, только уже не на пляжах и холмах, а в тёмных переулках и родных домах.

И этой книге достался свой сериал, только миниатюрный, на пять серий

Посреди всего этого оказался главный герой, детектив Дуглас Арчер, который ненавидит новый режим, но должен продолжать исполнять свою работу. А его новое дело о странном убийстве посреди Лондона превращается в классический, немного нуарный детектив.

Забавно, что следующая знаковая книга направления — «Фатерлянд» Роберта Харриса (1992) — тоже ставит в центре истории детектива, только не британского, а немецкого. Следователь крипо Ксавьер Марш весной 1964 года расследует серию смертей старейших деятелей НСДАП, которая тоже приводит его к тайнам глобального значения. Только здесь детективная история не такая сильная, как в «Британских СС», зато альтернативная реальность Харрис одна из лучших в жанре, если не самая лучшая.

Роман экранизировали в 1992 году, а главную роль исполнил Рутгер Хауэр

Точка бифуркации — битва за Кавказ в 1942 году, выигранная Вермахтом по версии романа «Фатерлянд». СССР был отрезан от источников нефти и отброшен за Урал. Высадка в Нормандии провалилась, после чего Германия заставила Англию капитулировать. США и Третий Рейх заключили мир из-за угрозы взаимного ядерного уничтожения — так началась «холодная война».

Достоинство романа — честная симуляция реальности: Великая Германия в окружении стран-марионеток опасна, но не всесильна. Америка под началом президента Джозефа Кеннеди старается наладить отношения с немецкой диктатурой. А массовый геноцид евреев так и остался тайной, которую не хотят вспоминать ни нацисты, растерявшие запал, ни американцы, опасающиеся новой войны.

Джозеф Кеннеди в реальности был богатым бутлегером, спекулянтом и бабником, который выступал за примирение с Гитлером и мечтал о посте президента

Вместе с тем в книге полным-полно бытовых мелочей и обыденных для этого мира вещей: в Берлине шумят туристы из Америки и Японии, по Германии колесит музыкальная группа из Ливерпуля, а на восток регулярно ходят поезда с немецкими колонистами, которым пообещали стандартное народное жильё и субсидии. Это всамделишный мир, ничуть не менее реальный, чем наш.

Куда реже авторы жанра вспоминают про победившую Японскую империю. Забавно, что в этом направлении самый заметный роман — это «Королевская битва» (1999) Косюна Таками. В рамках военного проекта власти отбирают 50 молодых людей, оставляют в глуши и вынуждают убивать друг друга, пока не останется только один.

Знакомая концепция, правда? На её основе потом нарисуют мангу и снимут кино, переложат историю на западный манер в «Голодных играх», разработают модификацию для ArmA с длинным названием PlayerUnknown’s Battlegrounds и сделают её самостоятельной игрой, которую в конце концов превзойдёт Fortnite.

Кадр из экранизации «Королевской битвы». Смертельные и бессмысленные опыты на больших группах людей — очень даже в духе Японской империи

А кто же устроил самую первую «королевскую битву», согласно книге-первоисточнику? Власти Великой Восточноазиатской Республики, в которую превратилась Японская империя после победы во Второй мировой.

Иное развитие Второй мировой войны

Уже на пике популярности историй про победу нацистов многие авторы мигрировали в смежную тему: они стали придумывать другие варианты развития Второй Мировой. Многие писатели вспомнили про пугающую перспективу высадки на Японских островах, которой в реальности избежали благодаря атомным бомбам и наступлению СССР. А вот в повестях «Бомба, которая подвела» (1969) Рональда Кларка и «Смерть легче пёрышка» (1971) Дэвида Вестхаймера американцам пришлось бы осуществить операцию «Даунфол» ради захвата острова Кюсю.

А если бы США промедлили с высадкой, то советская армия заняла бы Сахалин, оттуда высадилась в Японии и с ветерком бы прогулялась по островам

Рельеф там крайне неудобный для высадки, японцы уже обустроили оборону и стянули резервы, а местные жители были настроены фанатично защищать свои берега любой ценой. Военные аналитики ожидали просто чудовищных потерь — до 4 миллионов американцев и бессчётные миллионы японцев. Именно таких ужасов и стоит ждать от этих книг.

В отличие от литературы про триумф Рейха, проза о необычном исходе войны лишена единства и затрагивает самые внезапные темы. В одной пишут про японизацию Кореи — «В поисках эпитафии» (1987), Бок Джео-иль, в другой — про Гитлера, сбежавшего в США, и его сына Рудольфа, ставшего президентом страны — «Записи со свалки истории» (1992), Саймон Лувиш.

Самая значимая книга этого направления — «Заговор против Америки» (2004) Филиппа Рота. Согласно её тексту, президентские выборы в США 1940 года выиграл Чарльз Линдберг, знаменитый авиатор, перелетевший Атлантику, но затем попавший под влияние нацистов. Америка не вступает в войну, а Линдберг запускает кампанию против евреев. В центре истории — иудейская семья, которая переживает все стадии гонений, начиная с отказа в бронировании номера, через принудительную «американизацию» и к прямым репрессиям, в том числе убийствам.

Линдберг поддерживал Рейх не только на словах: он был одним из руководителей организации «Америка превыше всего», через которую пропагандировал изоляционизм

Спустя почти 70 лет после «У нас это невозможно» Филипп Рот даёт понять, что страх американцев перед чумой фашизма никуда не делся. Но в наши дни опасения касаются не столько экономики или подавления инакомыслия, сколько преследования меньшинств. Автор сам из еврейской семьи, и потому не понаслышке знаком с притеснениями, хотя в Америке нашей реальности они были не такими жестокими. Но даже этот опыт помог Роту убедительно отобразить кошмар, который обрушил на целый народ президент-антисемит.

Победа Конфедерации в Гражданской войне в США

Итак, с нацистами мы кое-как разобрались. А какая же тема следует по популярности за альтернативной Второй мировой?

Разумеется, Гражданская война в США (1861 — 1865). Пожалуй, одна из двух самых опасных точек на временной шкале Америки (вторая — Война за независимость).

Конфедераты не стремились уничтожить или покорить США: их интересовала независимость

В реальной истории аграрные и рабовладельческие южные штаты откололись от страны и образовали Конфедеративные Штаты Америки, что почти сразу же привело к войне с остальной частью государства, Соединёнными Штатами, где уже была развита индустрия.

Из-за разницы экономического потенциала Конфедерация уступала США по многим параметрам, что и привело к победе Севера в реальной истории. Чтобы в альтернативной вселенной верх одержал Юг, нужно, как правило, нехилое вмешательство. Однако такой вариант вовсе не был невозможным: Англия рассматривала идею помочь Югу, какой-нибудь гениальный полководец Севера мог выпасть из седла или поймать пулю.

Наконец, победа КША или хотя бы паритет сил привели бы к колоссальному изменению устройства страны и мира. Конфедерация в массовой культуре — это как бы анти-США, негатив фотоснимка, и её политика «отзеркаливала» бы курс реальной Америки.

Кадр из псевдодокументального фильма «КША: Конфедеративные Штаты Америки»

А ещё конфедератам можно открыто симпатизировать, в отличие от нацистов… хотя в современных Штатах лучше не заикаться о ностальгии по «старому доброму Югу».

Самое значимое произведение про победу Конфедерации, как ни странно, оказалось одним из первых, даже раньше «Человека в высоком замке». Роман «Дарю вам праздник» (1953) Уорда Мура отталкивается от центрального сражения всей гражданской войны, битвы при Геттисберге. По версии писателя, южанам удалось одержать верх в том кровавом побоище, заполучить инициативу и принудить США к миру.

США обложили суровой контрибуцией, и страна пришла в упадок, а следом за ней — почти весь научный прогресс. Стагнация заразила другие страны мира: во Франции сохранилась вторая империя, Германия не объединилась, а в Японии провалились жизненно необходимые реформы. В то же время КША захватили множество стран Южной Америки и пришли к процветанию. А во всём мире, даже в Соединённых Штатах, растут ксенофобские настроения.

КША (серые) растянулись до самого мыса Горн, Британия (красная) так и не отпустила свои колонии, впрочем, как и Франция (фиолетовая)

Мир книги в 1952 году стоит на пороге войны между двумя блоками: утратившие всё влияние Католическая Испания и раздробленный Германский Союз, против достигших вершины могущества Британской империи и Конфедеративных Штатов. По сути, это аналог нашей Второй мировой войны, только в реальности романа симпатизировать особо-то и некому.

Уорд Мур сумел изобразить мир, который совсем не похож на наш: здесь северяне радуются «небоскрёбам» в 15 этажей вместо известных нам 100-этажных исполинов, по небу ползут дирижабли, ведь создателей аэроплана подняли на смех, а самая прогрессивная связь — проволочный телеграф. Грубовато, конечно, но в 50-х альтернативно-историческая литература ещё не пришла к более тонким идеям.

А вот история главного героя огорчает. Дело в том, что Мур не удержался от избитого штампа — путешествия во времени, которое позволяет подменить настоящий сюжет суррогатом. В данном случае прыжок во времени служит не созданию каких-то перипетий (как в сборнике рассказов «Патруль времени» Пола Андерсона), а просто чтобы протагонист смог повернуть ход истории в прежнее русло, и неважно, что уровень прогресса в мире книги исключает даже телефоны, не говоря уже о машинах времени.

Вы можете найти целых два фильма с названием «Патруль времени», но ни один из них не связан с рассказами Андерсона

Что ж, не самый плохой исход, ведь у многих авторов главный герой просто падает в портал и оказывается в альтернативной реальности.

После «Дарю вам праздник» вышло немало литературы с той же идеей, но она вряд ли достойна внимания. Кроме разве что романа «Время для мятежника» (1983) Гарри Гаррисона, большого любителя сатиры. Трудно всерьёз воспринимать его историю про полковника-расиста Уэсли Маккалоха, который отправляется в прошлое с современными пулемётами на помощь Конфедерации. Разумеется, а вслед за ним бросается темнокожий вояка Трой Хармон, чтобы остановить его.

Самый альтернативный историк

Отдельным абзацем стоит выделить писателя Гарри Тёртлдава. Дело в том, что Тёртлдав — самый плодовитый автор жанра альтернативной истории, причём не зацикленный на одной идее. В молодости он бросил техническую специальность ради того, чтобы изучать историю, и завершил своё образование получением звания кандидата наук в области истории Византии.

Господин Тёртлдав до сих пор придумывает новые реальности, несмотря на солидный возраст

В отличие от большинства других писателей, Тёртлдав досконально знает принципы исторических процессов и влияющие на них факторы. Именно поэтому он с одинаковым изяществом создаёт альтернативные реальности как на основе возможных в нашем мире событий, так и меняя географию или законы физики.

Просто перечислим несколько концепций, вышедших из-под пера Тёртлдава.

  • Мир, где Мохаммед стал христианским святым, ислам не появился, и Византия выросла в сверхдержаву.

  • Мир, где взорвался вулкан Йеллоустон.

  • Мир, в котором homo sapiens не перешёл Берингов пролив, и в обеих Америках сохранилась древняя фауна.
  • Земля, на которой нет Средиземного моря, зато есть неандертальцы, конкурирующие с кроманьонцами.

  • Солнечная система, в которой вместо Марса вокруг Солнца вращается куда более крупная планета Минерва, населённая живыми созданиями.

Остальные одиночные произведения не настолько безумны, но тоже достойны внимания. А вот книжные серии, которые Тёртлдав до сих пор печёт как пирожки, слишком сильно заигрывают с фантастическими факторами, чем обесценивают историческую линию. Его самый известный цикл — «Мировая война», и продолжающая его «Колонизация», начинают с вторжения огромного флота пришельцев посреди Второй мировой войны.

Обложки книг серий «Мировая война» и «Колонизация» что-то смутно напоминают…

А многие другие циклы так и вовсе допускают существование магии. Но их всё же причисляют к жанру фэнтези, потому что от истории там остались одни только намётки.

Зато оставшиеся книжные серии весьма достойно выступают на сцене альтернативной истории. Например, «Южная победа», где с маниакальной подробностью описан мир после победы Конфедерации начиная от самой Гражданской войны и заканчивая Второй Великой войной в сороковых годах.

А один из самых новых циклов писателя посвящён почти неизученной исторической развилке — если бы Англия и Франция защитили Чехословакию силой от Третьего Рейха.

Англия покорена Испанией

Также стоит рассказать о самых трудных и неосвоенных темах альтернативной истории, которые опираются на такие далёкие точки бифуркации, что вымышленный мир едва похож на наш.

Лишь несколько авторов обращаются к эпохе правления Елизаветы I и её противостоянию Испанской империи. Лучшего результата добился Кит Робертс, выпустивший в 1968 году роман «Павана», изначально бывший сборником его же историй.

Королева Елизавета Первая была одним из сильнейших монархов Англии. В нашем мире она сумела защитить свою страну от вторжения испанской Великой Армады, но в мире «Паваны» Елизавету убили гораздо раньше. Испанцы потопили слабый английский флот, покорили неприступный Альбион и в итоге задушили протестантизм. Католицизм снова воцарился в Европе — до самого XX века.

Непобедимую испанскую армаду крепко потрепали бури, так что Англии очень повезло

Церковь подчинила себе формально независимые королевства вместе с их колониями. Государства так и остались феодальными, а прогресс заторможен Святым Престолом: в 1968 году нет электрических приборов, зато есть примитивные паровые машины и семафорная связь.

Роман делится на семь историй о разных людях из разных эпох, которые служат нашими глазами в угрюмом мире религиозного мракобесия. У книги медленный и созерцательный темп — даже более созерцательный, чем у «Человека в высоком замке». Несмотря на это, «Павана» считается одним из столпов жанра альтернативной истории.

Реконкиста провалилась

Были в истории Европы и такие ужасы, которые все забыли сотни лет назад. В Средние века над королевствами Запада всё ещё нависала угроза завоевания мусульманами. С точки зрения альтернативной истории можно выделить две возможные точки бифуркации. Первая — в VIII веке, когда французы из последних сил отразили наступление мавров: если бы сил не хватило, Европа вполне могла обратиться в ислам.

В 732 году арабы дошли до Тура, почти до самого сердца Франции, пока правитель франков Карл Мартелл не отбросил мусульман назад

Вторая точка — позже, во время освобождения территории Испании от арабов. Битва при Лас-Навас-де-Толоса в 1212 году считается решающей для Реконкисты, ведь после этого сражения мусульманские государства полуострова утратили силу и постепенно потерпели крах.

Именно здесь произошла развилка в романе Гарри Гаррисона «Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура!» (1972). Странное название, правда? Потому что в книге от победы арабов в той самой битвы до современного 1973 года цивилизация прошла головокружительный путь. Так, Реконкиста не удалась, и Испания так и не появилась. В её отсутствие Англия сама открыла Новый Свет благодаря путешествию Джона Кабота в 1497 году, и потом беспрепятственно колонизировала обе Америки. Восстание Тринадцати колоний было жестоко подавлено, а Джордж Вашингтон казнён.

Благодаря развитию авиации нам больше не нужен туннель через океан. И мост через океан тоже не нужен. И пассажирские корабли. И дирижабли. Проклятые самолёты!

Прогресс в этом мире достиг немыслимых высот — по меркам фантаста 70-х, конечно. Атомные поезда, самолёты-амфибии, но куда важнее, что к моменту начала книги становится возможным строительство тоннеля под Атлантическим океаном. Этот проект отчаянно защищает потомок Вашингтона, хотя против него и «предательское» наследие, и интересы правящих элит, не говоря о технической сложности проекта.

По структуре всё это напоминает производственный роман, посвящённый в основном строительству тоннеля и препятствиями на этом пути, но есть элементы авантюры, ведь главный герой должен уложиться в жёсткие сроки, и социальной фантастики, а кое-кто может углядеть тут истоки стимпанка.

Европа вымерла из-за чумы

И под конец стоит упомянуть об одной из самых зловещих альтернатив жанра. Все мы знаем, какой чудовищный урон нанесла эпидемия чумы населению Европы. Но вдруг «чёрная смерть» убила бы всех поголовно?

Удалось найти лишь два произведения в этом направлении, и одно из них вошло в золотой фонд альтернативной истории. «Годы риса и соли» (2002) Кима Робинсона — это исполинская эпопея из десяти частей, проносящая нас сквозь шесть веков и показывающая, как на кладбище европейской цивилизации вырастают новые державы.

Вот так выглядит мир в финале эпопеи. Некоторые границы примерно совпадают с настоящими из-за естественных преград вроде Гималайских гор QuantumBranching

Робинсон — американец, и его книга адресована не только жителям США, но и всем наследникам матушки-Европы, и обитателям самой Европы, и восточным народам, включая славян, и потомкам колонистов в Новом Свете. Нас всех в этой реальности не было и быть не могло — и такая мысль опустошает.

А с другой стороны — все народы Азии, Африки и Америки получают шанс возвести свои государства, ведь их не раздавили завоеватели из Европы. Правда, эти народы и сами с удовольствием пожирали друг друга. В романе история течёт, как вода, империи приходят и исчезают без следа, дробятся и объединяются. И хотя автор допускает сверхъестественное, а персонажи в каждой эпохе оказываются реинкарнациями прошлых героев, на течение истории в «Годы риса и соли» это не влияет.

К сожалению, о многих любопытных книгах и идеях я в этом тексте рассказать не успел. Например, про трилогию «Эдем» всё того же Гаррисона, в которой динозавры не вымерли и к нашему времени породили разумную цивилизацию. Или про христианских фундаменталистов, которые протаранили самолётами башни Всемирного Торгового Центра в Багдаде, чем вынудили Соединённые Арабские Штаты начать вторжение в Христианские Штаты Америки.

Как насчёт вторжения ацтеков в Европу? Писали и про такое. А в дополнении для Crusader Kings 2, откуда и взят этот арт, можно попытаться дать индейцам отпор

А ещё вы наверняка напомните мне про десятки других произведений. Многие вещи я сознательно опустил, потому что они базировались либо на фантастических допущениях, либо на магических, а потому склонялись либо к фантастике, либо к фэнтези. Ну и какие-то книги и рассказы просто остались в тени описанных выше.

Эти и другие дебри я вам предлагаю исследовать самостоятельно. Или — если окажется, что вам по душе альтернативная история — мы перелопатим архивы в поисках ещё нескольких жемчужин.

Альтернативная история, новинки альтернативной истории. Сборник статей по альтернативной истории

Альтернативная история. Что скрывают учебники?

Исторические факты, принятые в качестве непреложной истины, порой служат причиной множества сомнений у тех, кто привык анализировать ход событий и читать «между строк». Откровенные противоречия, умалчивание и искажение очевидных фактов вызывают здоровое негодование, поскольку интерес к своим корням заложен в человеке природой. Именно поэтому возникло новое направление учения – альтернативная история. Читая различные статьи о происхождении человечества, развитии и становлении государств, можно понять, насколько школьный курс истории далёк от реальности. Факты, не подкреплённые элементарной логикой и аргументацией, закладываются в юные головы как единственно верный путь исторического развития. Вместе с тем, многие из них не выдерживают элементарного анализа даже тех, кто не является корифеем в этой области, а лишь интересуется мировой историей и умеет мыслить здраво.

Суть альтернативной истории

Данное направление принято считать ненаучным, поскольку оно не регламентировано на официальном уровне. Однако, читая статьи, книги и трактаты по альтернативной истории, становится понятно, что они более логичны, последовательны и обоснованы, нежели «официальная версия» событий. Так почему же молчат историки, почему искажают факты? Причин тому может быть множество:

  • Гораздо приятнее выставлять своё происхождение в более выигрышном свете. Причём достаточно лишь предоставить основной массе населения привлекательную теорию, пусть и не вяжущуюся с контекстом реальной истории – её обязательно примут «как родную», теша на подсознании своё самолюбие.
  • Роль жертвы выигрышна лишь в случае удачного финала, ведь, как известно, все «лавры» достаются победителю. Если же отстоять свой народ не вышло, значит, априори, враги должны быть плохими и коварными.
  • Выступать на нападающей стороне, уничтожая другие народности – «не комильфо», поэтому бравировать такими фактами в летописи исторических событий по меньшей мере неразумно.

Перечислять причины лжи и покрывательства в истории можно бесконечно, однако все они берут своё начало в одном-единственном утверждении: если написано именно так, значит, это выгодно. Причём в данном контексте выгода подразумевает не столько экономический, сколько моральный, политический и психологический комфорт. И абсолютно не важно, что любая ложь выглядит глупо, достаточно лишь проанализировать неоспоримые факты того времени.

С течением времени альтернативная история становится всё более полной и осмысленной. Благодаря трудам небезразличных к своему происхождению людей в летописи нашей страны, да и мира в целом, становится всё меньше «тёмных пятен», а хронология событий приобретает логичную и последовательную форму. Именно поэтому читать про альтернативную историю не только познавательно, но и приятно – чётко выверенные факты делают повествование логичным и обоснованным, а принятие своих корней позволяет лучше понять глубинную суть исторических событий.

Альтернативная история человечества: взгляд сквозь призму логики

Теория происхождения человека, выдвинутая Дарвином, идеально подходит для того, чтобы рассказывать её детям в качестве поучительного повествования о пользе труда, с одним допустимым контекстом – это всего лишь сказка. Каждый полученный в ходе раскопок артефакт, каждая древняя находка вызывают здоровый скептицизм относительно официальной версии истории, поскольку явно противоречат озвученной версии. А если учесть, что большая часть из них попросту хранится под грифом «Секретно», происхождение человечества и вовсе выглядит туманно и сомнительно. Единое мнение в этом вопросе до сих пор не сформировано, однако доподлинно известно одно: человек появился гораздо раньше, чем приписывает ему история.

Данное утверждение не является голословным – в его пользу выступает множество находок и открытий альтернативной археологии и истории:

  • обнаруженные в Неваде следы человека эпохи динозавров, которым более 50 млн. лет;
  • окаменевший палец, который, согласно исследованиям, хранится порядка 130 млн. лет;
  • металлическая ваза с рукописным рисунком, возраст которой составляет около полумиллиарда лет.

Этими фактами доказательства правоты альтернативных версий истории не ограничивается – количество следов пребывания человека в древнейшем мире неуклонно растёт, правда, далеко не о каждом известно широкому кругу лиц. Более того, многие теории относительно хода исторических событий уже были озвучены в контексте мифологии, однако учёные отмахнулись от них, поскольку никаких подтверждений тому не было. Сейчас же, когда открывающиеся факты убеждают в обратном, им просто не хочется «потерять лицо», переписывая историю человечества.

Если в ходе эволюции и технического прогресса люди становились всё более развитыми, то как тогда построили знаменитые египетские пирамиды? Ведь даже сейчас, имея огромный арсенал техники и строительных материалов, такое сооружение вызывает восторг и трепет, поскольку кажется практически нереальным. А ведь такие пирамиды были построены не только на Африканском континенте, но и в сегодняшней Америке, Китае, России и Боснии. Как же смогли такое соорудить неумелые и технически неграмотные по версии академической истории предки?

Обратившись к древнеиндийским трактатам, можно встретить упоминания о летательных колесницах – прообразах современных самолётов. Упоминаются они и в трудах Махарши Бхарадваджи – мудреца IV века до н.э. Его книга была найдена ещё в XIX веке, однако так и не имела резонанса благодаря стараниям тех, кто придерживается официальной версии истории. Данные труды признали не более чем занимательными сочинениями, основанными на богатом воображении, при этом описания самих машин, подозрительно напоминающих современные, посчитали простыми домыслами.

Не только древнеиндийские труды подтверждают сомнительность академической теории развития человечества – славянские летописи хранят не меньшее число подтверждений. Исходя из описанных технических сооружений, наши далёкие предки могли не только перемещаться по воздуху, но и совершать межгалактические перелёты. Так почему же предположение альтернативной истории Земли о заселении планеты из космоса считается практически безумным? Вполне логичная и обоснованная версия, которая имеет право на существование.

Вопрос о происхождении человека считается одним из наиболее спорных, поскольку редкие факты заставляют лишь строить догадки и предположения. Академическая версия предполагает, что человечество вышло из Африки, однако эта версия едва ли выдерживает элементарную «проверку на прочность» современными фактами и открытиями. Новинки альтернативной истории кажутся более убедительными, поскольку даже в свежих статьях 2017 года рассматриваются сразу несколько вариантов в качестве возможного хода событий. Одним из подтверждений множественности теорий являются труды Анатолия Клёсова.

Альтернативная история в контексте ДНК-генеалогии

Основателем ДНК-генеалогии, открывающей суть миграционных процессов древнего населения сквозь призму хромосомных подобий, является Анатолий Клёсов. Его труды вызывают множество возмущённой критики в свой адрес, поскольку теории, изложенные учёным, открыто противоречат официальной версии событий об африканском происхождении всего человеческого рода. Критические вопросы, поднятые Клёсовым в своих книгах и публикациях, раскрывают суть ошибочных утверждений попгенетиков о том, что «анатомически современный человек» (именно в контексте нынешней генетической основы) пошёл от африканского народа путём постоянного мигрирования на соседние континенты. Основным доказательством академической версии является генетическое разнообразие африканцев, однако этот факт не может считаться подтверждающим, а лишь даёт возможность выдвинуть теорию, не подкреплённую никаким обоснованием.

Основные особенности идеи, продвигаемой Клёсовым, заключаются в следующем:

  • основанная им генетическая генеалогия (ДНК-генеалогия) является симбиозом истории, биохимии, антропологии и лингвистики, а не подразделом академической генетики, как принято считать в научных кругах, обвиняя автора в шарлатанстве;
  • подобный подход позволяет сформулировать новый календарь древних миграций человечества, который отличается большей точностью и научным обоснованием, нежели официальный.

Согласно данным, полученным в ходе длительного и скрупулёзного анализа исторических, антропологических и хромосомных исследований, развитие «от африканского истока» не является полноценным, поскольку альтернативная история славян в это время проходила параллельным курсом. Праславянское происхождение арийской расы подтверждается тем, что хромосомная галогруппа R1a1 вышла именно с Приднепровской территории и реки Урал и отправилась в Индию, а не наоборот, как утверждает официальная версия событий.

Его идеи активно продвигаются не только на территории России, но и по всему миру: основанная им «Российская академия ДНК-генеалогии» является международной онлайн-организацией. Помимо публикаций в сети, Клёсов выпустил немало книг и периодических изданий. Его сборник статей по альтернативной истории, основанных на ДНК-генеалогической базе, постоянно пополняется новыми работами, которые с каждым разом приоткрывают завесу тайны над древнейшей цивилизацией.

Татаро-монгольское иго: альтернативная история

В академической истории татаро-монгольского ига до сих пор есть много «тёмных пятен», которые позволяют строить предположения и догадки не только учёным-историкам нашего времени, но и простым обывателям, интересующимся своими истоками. Многие детали указывают на то, что татаро-монгольская народность вообще не существовала. Именно поэтому альтернативная история выглядит очень достоверно: детали настолько логичны и обоснованны, что волей-неволей возникают сомнения, а не врут ли учебники?

И действительно, ни в одной русской летописи не встречаются упоминания о татаро-монголах, да и сам термин вызывает здоровый скептицизм: ну откуда могла взяться такая народность? Из Монголии? Но, согласно историческим документам, древних монголов именовали «ойратами». Нет такой народности и не было, пока в 1823 году её не ввели искусственно!

Альтернативная история России в те времена наглядно отражена в работе Алексея Кунгурова. Его книга «Киевской Руси не было или что скрывают историки» вызвала тысячи противоречий в научных кругах, однако аргументы кажутся достаточно убедительными даже тем, кто знаком с историей, не говоря уже о простых читателях: «Если же мы потребуем предъявить хоть какие-нибудь вещественные доказательства длительного существования монгольской империи, то археологи, почесав затылок и хмыкнув, покажут пару полусгнивших сабель и несколько женских серёжек. Но не пытайтесь выяснить, почему останки сабель являются «монголо-татарскими», а не казачьими, например. Этого вам уже точно никто не объяснит. В лучшем случае вы услышите рассказ о том, что саблю откопали на месте, где по версии древней и очень достоверно летописи была битва с монголами. А где та летопись? Бог её знает, не дошла до наших дней» (с).

Хотя тематика досконально раскрывается и в работах Гумилёва, Калюжного и Фоменко, которые, несомненно, являются знатоками в своей области, так аргументированно, подробно и обстоятельно татаро-монгольское иго альтернативная история раскрывает именно с подачи Кунгурова. Несомненно, автор досконально знаком с хронометражём Киевской Руси и изучил немало источников, прежде чем выдвигать свою теорию относительно того времени. Именно поэтому не возникает сомнений, что его версия происходящего является единственно возможной хронологией событий. Действительно, сложно спорить с логически грамотным обоснованием:

  1. Не осталось ни одного «вещественного доказательства» нашествия монголо-татар. Даже от динозавров остались хоть какие-то следы, а от целого ига – ноль. Ни письменных источников (разумеется, не стоит брать в расчёт сфабрикованные впоследствии бумаги), ни архитектурных сооружений, ни монетного следа.
  2. Анализируя современную лингвистику, не удастся найти ни одного заимствования из монголо-татарского наследия: монгольский и русский язык не пересекаются, да и культурных заимствований от забайкальских кочевников не осталось.
  3. Даже если бы Киевская Русь захотела искоренить из памяти тяжёлые времена засилья монголо-татар, в фольклоре кочевников остался бы хоть какой-то след. Но даже там – ничего!
  4. В чём был смысл захвата? Дошли до территории Руси, захватили… и всё? Этим покорение мира ограничилось? Да и экономических последствий для нынешней Монголии обнаружить так и не удалось: ни русского золота, ни икон, ни монет, словом, опять ничего.
  5. За более чем 3 столетия мнимого засилья не произошло ни одного смешения крови. Так или иначе, отечественная популяционная генетика не нашла ни одной ниточки, ведущей к монголо-татарским корням.

Эти факты свидетельствуют в пользу альтернативной истории древней Руси, в которой нет ни малейшего упоминания о татаро-монголах как таковых. Но для чего на протяжении нескольких веков людям насаждалось мнение о жестоком нападении Батыя? Ведь что-то же происходило в эти годы, что историки пытаются завуалировать внешними вмешательствами. К тому же, к псевдоосвобождению от монголо-татар территория Руси действительно находилась в огромном упадке, а количество местного населения сократилось в десятки раз. Так что же происходило в эти годы?

Альтернативная история России предлагает немало версий, однако наиболее убедительной выглядит насильственное крещение. Согласно древним картам, основная часть Северного полушария представляла собой Великое государство – Тартарию. Её жители были образованными и грамотными, они жили в ладу с собой и с природными силами. Придерживаясь ведического мировоззрения, они понимали, что есть хорошо, видели последствия насаждения религиозного начала и старались сохранить свою внутреннюю гармонию. Однако Киевская Русь – одна из провинций Великой Тартарии – решила пойти по другому пути.

Князь Владимир, который стал идейным вдохновителем и исполнителем насильственной христианизации, понимал, что просто так глубокие убеждения людей не сломать, поэтому велел убить большую часть взрослого населения, а в невинные детские головы вложить религиозное начало. И когда войска Тартарии опомнились и решили прекратить жестокие кровопролитья в Киевской Руси, было уже слишком поздно – провинция на тот момент представляла собой жалкое зрелище. Конечно, битва на реке Калке всё же была, однако противниками выступали не вымышленный монгольский корпус, а своя же армия.

Всматриваясь в альтернативную историю про войну, становится понятно, почему она была такой «вялой»: русские войска, насильно принявшие христианство, воспринимали ведическую армию Тартарии не как нападение, а, скорее, как освобождение от навязанной религии. Многие из них даже переходили на сторону «врага», а остальные не видели смысла в битве. Но разве такие факты будут печатать в учебниках? Ведь это дискредитирует современное представление о «великой и мудрейшей» державе. В истории России есть много тёмных пятен, как, впрочем, и в любом государстве, однако их сокрытие не поможет её переписать.

Альтернативная история Руси с древнейших времён: куда делась Тартария?

К концу XVIII века Великая Тартария была стёрта не только с лица Земли, но и с политической карты мира. Это было сделано настолько тщательно, что упоминания о ней не найдётся ни в одном учебнике истории, ни в одной хронике и официальной бумаге. Для чего необходимо скрывать столь очевидный факт нашей истории, который и вскрылся-то относительно недавно, лишь благодаря трудам академика Фоменко, который занимался Новой Хронологией? А ведь Гутри Уильям ещё в XVIII веке подробно описал Тартарию, её провинции и историю, но этот труд так и остался незамеченным официальной наукой. Всё до банального просто: альтернативная история России выглядит не столь жертвенно и импозантно, нежели академическая.

Завоевание Великой Тартарии началось ещё в XV веке, когда Московия первой напала на прилегающие территории. Не ожидавшая нападения армия Тартарии, которая на тот момент сосредоточила все силы на охране внешних границ, не успела сориентироваться, а потому уступила врагу. Это послужило примером для других, и постепенно от Тартарии каждый стремился «откусить» хотя бы небольшой кусочек экономически и политически выгодных земель. Так за 2 с половиной столетия от Великого государства осталась лишь слабая тень, завершающим ударом по которой стала Мировая война, именуемая в курсе истории «Восстанием Пугачёва» в 1773-1775 гг. После этого название великой некогда державы стало постепенно сменяться на Российскую Империю, однако некоторым регионам – Независимой и Китайской Тартарии – всё же удалось сохранить свою историю ещё на некоторое время.

Таким образом, продолжительная война, истребившая в итоге всех коренных тартарианцев, началась именно с подачи московитов, которые и впоследствии принимали в ней активное участие. Это значит, что территория современной России была жестоко отвоёвана ценой десятков тысяч жизней, и наши предки являются именно нападающей стороной. Разве станут писать такое учебники? Ведь если история строится на жестокости и кровопролитиях, значит, не такая она и «замечательная», как пытаются изобразить.

В итоге историки, придерживающиеся академической версии, просто вырвали из контекста определённые факты, поменяли действующие лица местами и преподнесли всё «под соусом» печальной саги о разрухе после татаро-монгольского ига. В таком ракурсе ни о каком нападении на Тартарию и речи быть не могло. Да и какая альтернативная история Тартарии, не было ведь ничего. Карты подправлены, факты искажены, а значит, о реках крови можно забыть. Такой подход позволил внушить многим обывателям, не привыкшим думать и анализировать, исключительную добропорядочность, жертвенность и, главное, древность своего народа. А ведь на самом деле всё это было создано руками тартарианцев, которые впоследствии были уничтожены.

Альтернативная история Санкт-Петербурга, или Что скрывает летопись Северной столицы?

Петербург является чуть ли не основной площадкой исторических событий страны, да и архитектура города заставляет затаить дыхание от восторга и трепета. Вот только так ли всё прозрачно и последовательно, как показывает официальная история?

Альтернативная история Питера основана на теории, что город в устье Невы был построен ещё в IX веке до н.э., только назывался он Невоградом. Когда Радабор построил здесь порт, поселение переименовали в Водин. Тяжёлая доля выпала на местных жителей: город часто затапливало, а недруги старались захватить портовую территорию, устраивая разруху и кровопролития. В 862 году, после гибели князя Вадима, пришедший к власти Новгородский князь разрушил город практически до основания, уничтожив всё коренное население. Оправившись от этого удара, спустя практически три столетия водинцы встретили ещё одно нападение – шведское. Правда, через 30 лет русская армия смогла вернуть себе родные земли, но и этого времени было достаточно для ослабления Водина.

После подавления восстания в 1258 году город снова переименовали – чтобы усмирить непокорных водинцев, Александ Невский решил искоренить родное название и стал именовать город на Неве Городней. А спустя ещё 2 года шведы вновь напали на территорию и нарекли её на свой манер – Ландскрон. Шведское засилье продлилось недолго – в 1301 году город вновь вернулся России, стал постепенно расцветать и восстанавливаться.

Такая идиллия продлилась немногим более двух с половиной столетий – в 1570 году Городню захватили Мосхы, назвав её Конградом. Однако и шведы не отказались от желания заполучить портовую территорию Невы, поэтому в 1611 году они смогли-таки отвоевать город, ставший теперь уже Канцем. После этого его переименовали ещё один раз, назвав Ниеншанц, пока Пётр I не отвоевал его у шведов в ходе Северной войны. И только после этого официальная версия истории начинает летопись Санкт-Петербурга.

Согласно академической истории, именно Пётр Великий построил город с нуля, создал Петербург таким, каков он есть сегодня. Однако альтернативная история Петра I выглядит не столь впечатляющей, ведь, по сути, он получил в подчинение уже готовый город с многолетней историей. Достаточно взглянуть на многочисленные памятники, возведённые якобы в честь правителя, чтобы усомниться в их истоках, ведь на каждом из них Пётр I изображён абсолютно по-разному, причём не всегда уместно.

К примеру, статуя в Михайловском замке изображает Петра Великого, облачённого почему-то в римскую тунику и сандалии. Довольно странный наряд для питерских реалий того времени… Да и маршальский жезл в неудобно вывернутой руке подозрительно напоминает копьё, которое зачем-то (очевидно, зачем) обрезали, придав ему соответствующую форму. А всмотревшись в «Медного всадника», становится понятно, что лицо выполнено абсолютно по-другому. Возрастные изменения? Едва ли. Просто фальсификация исторического наследия Петербурга, которую подгоняли под академическую историю.

Обзор альтернативной истории – ответы на наболевшие вопросы

Вдумчиво читая школьный учебник по истории, невозможно не «спотыкаться» о противоречия и навязываемые клише. К тому же, открывающиеся факты заставляют либо постоянно подгонять под них утверждённую хронологию, либо скрывать исторические события от людей. Вот только прав был А. Скляров, утверждая: «Если факты противоречат теории, нужно выбрасывать теорию, а не факты». Так почему же учёные-историки поступают иначе?

Чему верить, какой версии придерживаться, каждый решает самостоятельно. Конечно, гораздо проще и приятнее закрыть глаза на очевидное, гордо именуя себя корифеем в области исторических наук. Тем более, что новинки альтернативной истории встречают с большим недоверием, называя их шарлатанством и творческим вымыслом. Вот только каждый из этих якобы вымыслов имеет под собой гораздо больше логики и фактов, нежели академическая наука. Но признать это – значит отказаться от крайне удобной и выгодной позиции, продвигаемой не один десяток лет. Но если официальная версия так и будет продолжать выдавать вымысел за реальность, может, пора самим перестать обманываться? Для этого нужно всего ничего: думать самостоятельно.

Книги Альтернативная История читать онлайн бесплатно

Книги в жанре Альтернативная история

Альтернативная история или АИ – жанр фантастических книг, не теряющий своей актуальности уже долгие годы. Поскольку это направление очень многогранно и разнообразно, в этом разделе не найти однотипных книжонок, написанных словно по одному образцу. Наоборот, в разделе книг Альтернативной истории постоянно встречаются произведения, удивляющие, захватывающие и даже шокирующие. Ведь авторы не ограничены ничьими рамками и вольны описывать любые события.

Особенности книг в жанре Альтернативная история

Книги в жанре Альтернативная история объединены лишь тем, что сюжет затрагивает события, разворачивающиеся в альтернативном историческом прошлом, настоящем, а в редких случаях даже будущим. Они перекликаются с книгами о попаданцах, которых также изрядно на нашем портале, а также другими фантастическими поджанрами. По сути своей большинство АИ предполагают либо перемещения во времени, либо даже в параллельные реальности, другие миры. В одних случаях герой оказывается в прошлом, зачастую не один, и наблюдает, как меняется ход истории – или как этот ход истории пытается изменить кто-то другой, и герою нужно вмешаться, чтобы все исправить. Тут достаточно вспомнить завязку «Терминатора», где отправляют кибернетических организмов в прошлое, чтобы изменить будущее в свою пользу. В других случаях альтернативная история существует в сеттинге произведения как данность: мир просто пошел по-другому сценарию развития, и главные герои – обычные жители этого мира, а вся «альтернативность» видна только читателю.

Лучшие книги Альтернативной истории всегда будут актуальными. Они позволяют смоделировать ситуации, где наш мир в определенную эпоху пошел совершенно по-другому сценарию. В иных случаях мы имеем дело с качественно хронофантастикой, которая, безусловно, не менее увлекательна и многогранна.

Почему Альтернативную историю удобнее читать онлайн на Литнет?

Читайте бесплатно лучшие книги альтернативной истории 2020 на портале Литнет! Здесь сами авторы выкладывают произведения и ждут ваших комментариев, лайков и репостов. Вы можете добавлять понравившиеся книги в библиотеку, чтобы не терять их и возвращаться к чтению сразу с оконченной в прошлый раз страницы. Кроме того, многие произведения можно скачать в самых удобных форматах. Здесь появляются увлекательные и завораживающие книги каждый день. Просто начните читать и вы не пожалеете!

Прошлое, условно: альтернативная история в спекулятивной фантастике | Перспективы истории

20 ноября Amazon Prime Instant Video представил альтернативную историю маленькому экрану, выпустив специально созданный для потокового вещания сериал «Человек в высоком замке ». Источником является роман писателя-фантаста Филипа К. Дика, чьи работы ранее породили такие фильмы, как Бегущий по лезвию , Total Recall и Minority Report . Однако в «Человек в высоком замке » автор представил не возможное будущее, а другое американское прошлое, в котором Вторая мировая война оставила Японию, оккупировавшую побережье Тихого океана, Германию, управляющую восточной половиной страны, и Остаток правительства Соединенных Штатов с центром в Колорадо.Сериал «Амазонка» дает историкам возможность серьезно задуматься об этом все более популярном жанре, который лишает историческое воображение своих доказательных якорей. Альтернативная история — это поджанр научной фантастики («научная фантастика» или «спекулятивная фантастика»), который создает вымышленный мир, в котором действие или событие в прошлом привело к отклонению истории от ее известного курса. Чтобы узнать о самом быстром и смешном введении, см. Классику Джеймса Тербера 1930 года из New Yorker «Если бы Грант пил в Appomattox.Менее чем в тысяче слов Тербер представил сбитого с толку и пьяного Сэма Гранта, который переворачивает известный исторический результат, сдавшись Роберту Э. Ли. История ужасно смешная, и это также возможность для обучения. Как нам отделить исторические мифы, такие как пристрастие Гранта к виски, от реалий жизни в армиях Гражданской войны? Как каждая сторона справилась с поиском эффективных командиров? Был ли Юг способен продолжить войну, если бы армия Северной Вирджинии нашла время для перегруппировки?

Альтернативные истории беллетризовывают контрфакты, встроенные в историческое мышление.Таким образом, жанр может помочь как ученым, так и студентам расширить свое историческое воображение. Опытные специалисты не только решают интеллектуальные головоломки («а что, если …?»), Но и наполняют свои сценарии интересными и убедительными персонажами, которые дают ощущение повседневной жизни в другом времени и в другом месте. Дик очень хорошо это сделал в High Castle , опубликованном в 1962 году и установленном в том же году. Спустя полгода американцы приспосабливаются к поражению. Взаимосвязанные истории включают в себя торговца антиквариатом из Сан-Франциско, пытающегося угодить японским клиентам, и официантку из Колорадо-Спрингс, которая фантазирует о движении сопротивления.В сериале достаточно действий, но автор больше интересуется тем, как персонажи приспосабливаются к новым обстоятельствам, которые он для них представляет (включая яппи, стекающиеся в оккупированные Германией восточные государства, где возможность манит амбициозных неевреев) .

Альтернативная история и историческое мышление

Художественная литература по альтернативной истории может во многом походить на стандартную историческую литературу, но с некоторыми особенностями. Фредерик Джеймсон утверждал, что научная фантастика в 20-м веке взяла на себя функцию исторической фантастики в 19-м — показать читателям возможность и реальность исторических изменений, — и что альтернативная история — это особый поджанр.Начиная с Вальтера Скотта, исторические романисты вставляли вымышленных персонажей и рассказы в известные события, оставляя общие контуры истории (мы могли бы назвать это историей из учебников) неизменными. Авторы альтернативной истории также смешивают реальных и вымышленных людей, но они вращают калейдоскоп, чтобы создавать новые закономерности, удваиваясь, соединяя некоторые тропы и тон исторической фантастики с воображением научной фантастики.

Альтернативные истории открывают интригующее окно того, как отдельные народы понимают свое прошлое, поскольку приверженцы этого жанра часто переосмысливают события и поворотные моменты, которые являются центральными в национальной мифологии.Неудивительно, что американцы любят переосмысливать Гражданскую войну и войны с индейцами. Британские писатели постоянно представляют себе жизнь после победы Германии в 1941 году, когда Великобритания разделяет судьбу вишистской Франции. Для этого американского читателя поучительно увидеть, насколько глубоко елизаветинская эпоха укоренилась в английском чувстве национального величия, поскольку многие авторы размышляли о регрессивных результатах, если бы тюдоровское урегулирование провалилось, а Реформация провалилась. Например, в книге The Alteration (1976) Кингсли Эмис размышлял о последствиях, если бы Мартин Лютер стал Папой Германом, а Генрих VIII никогда не подписывался в Историю.В середине 20-го века Римско-католическая церковь жестко держит контроль в Европе и осуждает науку. Дизельные двигатели разрешены, но электричество запрещено, потому что его «невидимое» действие, кажется, вторгается в духовное царство. «Изменение» названия и центр сюжета, движимого персонажами, — это кастрация мальчика-певца для хора Ватикана. Основополагающее предположение Эмиса, которое он разделял с Китом Робертсом в Pavanne (1968), состоит в том, что английский протестантизм является прогрессивным, а католицизм репрессивным, что свидетельствует о стойкости мифотворчества Тюдоров.

Агентство и структура

Альтернативная история драматизирует бесконечную борьбу между структурой и агентством. То, что мы можем назвать историями «из-за отсутствия гвоздя», разыгрывает почти вечные споры о результатах знаменитых битв и убийств. Кто-то продуман, а кто-то — халтурщик, но они продолжают поступать в бесконечной череде. Взгляды Тербера на сдачу в Аппоматтоксе не успокоили общественный аппетит к рассказам о Ватерлоо и Геттисберге.

Один из романов, напрямую затрагивающих случайность и действие как интеллектуальный вызов, — это Прошлое условие: ретроспективная гипотеза (1975, перевод 1989), увлекательная статья итальянского писателя Гвидо Морселли.Как и многие другие альтернативные истории, Past Conditional сосредотачивается на воображении процессов изменений. Во время Первой мировой войны австрийский армейский инженер задумал план ввода ударных войск в Италию, соединив ряд горных туннелей под Альпами. После бюрократических проволочек, которые доходят до главы австро-венгерского штаба Конрада фон Хетцендорфа, план оказывается успешным, Италия выходит из войны, а Франция вскоре следует за ней. Морселли работал в сильно теоретизирующем мире послевоенных итальянских интеллектуалов, и его намерением было атаковать структурные модели истории.Ученый Даниэле Визентини указал, что итальянское название Contro-passato prossimo более прямо подразумевает веру Морселли в то, что, по словам Визентини, «история не рациональна, и самая важная цель романа — переосмыслить ее и воссоздать». ”1

Резкое переосмысление мировой истории Ким Стэнли Робинсоном в книге « лет риса и соли» (2002) принимает противоположную сторону аргументации. Робинсон, один из самых разносторонних и выдающихся современных авторов научной фантастики, исследует мир, в котором эпидемии 14 века убили всех в Европе.Исламский мир, Индия и Китай могут свободно развиваться без европейского вмешательства — по сути, переворачивая нарратив книги Уильяма Макнила «Восстание Запада» и работы всех ученых, которые пытались объяснить геополитический успех Европы. Робинсон предлагает мировую систему, которая движется в тех же широких направлениях, что и наш привычный мир. Исламские ученые в Самарканде копируют науку Ньютона; Индия начинает промышленную революцию; а в 20 веке исламский мир и Китай вовлечены в бесконечную окопную войну в самом сердце Азии.Читателям не обязательно соглашаться с экстраполяциями Робинсона, чтобы оценить мысленный эксперимент по представлению мира без Европы.

Параметры и мысли

Альтернативная история — это быстро развивающаяся область. Поклонники вручают награды Sidewise Awards с 1995 года. Такие писатели, как Майкл Шабон и Филип Рот, наслаждаются спекулятивной свободой альтернативной истории. Ученые также проявляют все больший интерес2. В апреле 2015 года Ливерпульский университет провел конференцию «Попутно во времени: альтернативная история и контрфактические нарративы», которая во многом опиралась на исследования литературы и культуры.Историки тоже могут присоединиться; преподаватели и студенты могут сравнить вид будущего, представленный Эмисом и Робинсоном, со спекулятивными эссе, собранными историками Филипом Тетлоком, Ричардом Недом Лебоу и Джеффри Паркером в книге Unmaking the West: «Что-если?» Сценарии, переписывающие всемирную историю ,3

Поскольку я историк, я считаю наиболее интересными писателей работать с известными материалами, относящимися к определенному времени и месту, и исследовать возможные реакции человека на воображаемые ситуации, которые лежат в сфере исключенных возможностей.Ни одна из книг, которые я выделил, не отправляет персонажей туда и обратно в бесконечные параллельные миры квантовой теории. Ни один из них не зависит от чудесных изобретений, которые появляются раньше их времени, или от путешественников во времени, которые изменят прошлое, — никаких коннектикутских янки разрешено. Это серьезные попытки осмыслить непредвиденные обстоятельства истории таким образом, чтобы одновременно бросать вызов и развлекать.

Карл Эбботт — почетный профессор урбанистики и планирования в Портлендском государственном университете и бывший президент Тихоокеанского отделения Американской исторической ассоциации.Он является автором ряда книг по истории американских городов, а также Frontiers Past and Future: Science Fiction and the American West (2006) и Imagining Urban Futures: Science Fiction Cities and What We Might Learn from Их (готовится к печати).

Банкноты

1. Электронная почта, 23 марта 2015 г.

2. Стандартное введение оформлено в рамках области литературной науки: Карен Хеллексон, Альтернативная история: реконфигурация исторического времени (Kent State University Press, 2001).

3. Филип Тетлок, Ричард Нью Лебоу и Джеффри Паркер, ред., Разрушение Запада: «Что-если?» Сценарии, которые переписывают всемирную историю (University of Michigan Press, 2006).



Эта работа находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0. Атрибуция должна содержать имя автора, название статьи, Перспективы истории , дату публикации и ссылку на эту страницу. Эта лицензия применяется только к статье, а не к тексту или изображениям, используемым здесь с разрешения.

Американская историческая ассоциация приветствует комментарии в области обсуждения ниже, в сообществах AHA и в письмах редактору. Пожалуйста, прочтите нашу политику в отношении комментариев и писем перед отправкой.

Почему альтернативные истории обогнали поп-культуру

Альтернативные истории не только показывают по телевизору. В романах, получивших признание критиков, исследуются различные «а что, если», в том числе «Подземные авиалинии» Бена Винтерса и «Остров Исра» Навы Семела о создании еврейского государства в северной части штата Нью-Йорк.Ученые тоже повеселились, исследуя последствия того, что Чарльз Дарвин никогда не родился, эрцгерцога Франца Фердинанда не убили в 1914 году и большевистская революция закончилась неудачей.

История продолжается под рекламой

Чем объясняется волна «а что, если» в американской поп-культуре?

Отчасти виноваты технологические тенденции. Интернет-революция, создав цифровую инфраструктуру для поддержки безлимитного потокового контента с возможностью разогрева, создала беспрецедентный спрос на шоу, которые могут привлекать и удерживать внимание зрителей.Это событие привело не только к тому, что комментаторы назвали «новым золотым веком телевидения», но и к золотому веку альтернативной истории, обеспечив высокобюджетную поддержку, необходимую для шоу о том, что делать, чтобы прорваться в культурный мейнстрим.

Но основной движущей силой современной популярности мышления «что, если» является то, что в нашем мире все больше ощущается кризис. Альтернативная история процветает в периоды быстрых изменений и неопределенности. Контрфактические предположения восходят к древности, когда историки, такие как Геродот и Фукидид, использовали их в ответ на персидские и пелопоннесские войны.Это продолжалось и в средние века, когда летописцы, такие как Джеффри из Виллеардоуэна и Вильгельм Тирский, представляли себе альтернативные исходы крестовых походов. И он получил дальнейшее развитие в современную эпоху, в усилиях французских писателей XIX века, таких как Шарль Ренувье и Жюль Мишле, бороться с контрфактическими последствиями Французской революции и наполеоновских войн.

История продолжается под рекламой

Их работы, как и бесчисленное множество других альтернативных историй, отреагировали на потрясения своего времени.Они заявили о своей убежденности в том, что история — это неограниченный, а не заранее определенный процесс; один коренится в непредвиденных обстоятельствах, а не в предсказуемых силах. Они выражали противоположные взгляды на события своих эпох, фантазируя о том, как история могла быть лучше, и обдумывая кошмары о том, как все могло бы обернуться хуже. И они предлагали политические комментарии, как либеральные, так и консервативные, о связях между прошлым и настоящим.

Все эти черты помогают объяснить, почему «а что, если» разрастается в периоды политических потрясений, подобных тому, который мы переживаем сейчас.В последнее десятилетие западный мир, особенно Соединенные Штаты, потрясены бурными событиями: глобальным финансовым кризисом, опасениями по поводу иммиграции, всплеском правого популизма, опасениями по поводу изменения климата. Эти события усугубили существовавшие ранее опасения по поводу международных угроз — исламского терроризма, конкуренции со стороны Китая и злоупотреблений со стороны России — и обострили неуверенность людей в отношении настоящего и будущего. Поскольку люди интуитивно понимают, что нестабильные периоды быстрых изменений формируются непредвиденными обстоятельствами, они становятся чувствительными к тому, как ключевые «точки расхождения» могут легко повернуть события в ту или иную сторону.

Эта неуверенность в настоящем сформировала то, как люди переосмыслили прошлое.

История продолжается под рекламой

Многие сегодняшние опасения нашли выражение в кошмарных сновидениях. Возможно, самым сильным из них является страх правого радикализма. «Человек в высоком замке» имел такой успех отчасти потому, что его контрфактическая предпосылка — Америка, управляемая нацистами и доморощенными коллаборационистами, — передает либеральные опасения по поводу правого поворота страны при президенте Трампе.То же самое можно сказать и о компании Бена Винтерса «Подземные авиалинии», чей мрачный портрет сохранения рабства в современной Конфедерации свидетельствует о стойкости расизма в пост-Шарлотсвилльской Америке. В другом контексте антиутопическое изображение изоляционистской авторитарной Польши в фильме Netflix «1983» можно интерпретировать как аллегорическую критику нынешнего правительства Польши «Закон и справедливость» при Ярославе Качиньском.

Но не только антиутопии отражают сегодняшние тревоги.«Остров Исра» Навы Семел отражает принятие желаемого за действительное, которое олицетворяет контрфактические фантазии. Представляя еврейское государство, основанное в Северной Америке, а не на Ближнем Востоке, роман предотвращает вспышку арабо-израильского конфликта. Другие работы предлагают фантазии только для того, чтобы подорвать доверие к ним. «11.22.63» Хулу бросает тень на мысль о том, что предотвращение убийства президента Джона Ф. Кеннеди улучшило бы ход американской истории, показывая (любезно путешествующий во времени Джеймс Франко), как его выживание обрушивает ядерную катастрофу на мир. Соединенные Штаты.То же самое и в романе Кристофера Брауна «Тропик Канзаса , », в котором убийство Рональда Рейгана в 1981 году имело аналогичные последствия. Даже фантазия превращается в предостережение от надежды на лучшее.

Играя с историчностью прошлого, альтернативные истории часто вызывают споры. Когда в прошлом году HBO объявили, что они работают над новым проектом под названием «Конфедерат», действие которого происходит в мире, в котором Юг выиграл Гражданскую войну, некоторые афроамериканские критики гневно заявили, что такое шоу, созданное белыми продюсерами, прославит Конфедерация и свести к минимуму страдания черных.HBO отступил, настаивая на том, что замысел будет развиваться как кошмарный сценарий, но эпизод показал, как контрфактическое изображение деликатных тем может способствовать недопониманию.

История продолжается под рекламой

Неудивительно, что альтернативная история часто отвергалась как полностью политическое и, следовательно, интеллектуально несерьезное предприятие. Небрежное использование контрфактических рассуждений непопулярными консервативными фигурами, такими как Трамп (который в 2017 неправдоподобно утверждал, что если бы «Эндрю Джексон [был] немного позже, у вас не было бы Гражданской войны») объясняет, почему либеральные критики, такие как Джон Хейлеманн попытался дискредитировать альтернативную историю, связав ее с консервативным головорезом Ньютом Гингричем, который написал несколько контрфактических романов и в настоящее время ведет серию видео в Facebook под названием «Что, если: история, которая могла бы быть».

Прилагательное «альтернатива» в альтернативной истории еще больше подчеркивает большую проблему жанра. В то время как многие американцы беспокоятся о распространении «альтернативных фактов», альтернативная история кажется еще одной концепцией постправды. Работы, основанные на контрфактических рассуждениях, кажутся рискованными в эпоху, когда сами факты оказываются под угрозой.

Несмотря на эти проблемы, мы должны приветствовать тот факт, что альтернативные исторические повествования, вероятно, будут распространяться в будущем. Критики могут жаловаться, что наша склонность задаваться вопросом «а что, если?» проистекает из неопределенности нашей эпохи.Но мы должны признать, что тот же контрфактический образ мышления, созданный нашим беспокойным миром, может помочь нам справиться с ним, изменив нашу точку зрения таким образом, чтобы понять динамику быстрых изменений.

История продолжается под рекламой

Раскрывая сложную взаимосвязь между детерминизмом и случайностью в формировании исторических событий, альтернативные истории могут помочь нам понять силы, которые будут влиять на наше будущее. Возможно, наиболее важным является то, что, разъясняя, что ход истории не является неизбежным, нарративы «что, если» напоминают нам, что все мы сохраняем свободную волю делать ответственный выбор и действовать морально и решительно как агенты исторических изменений.

Художественные книги по альтернативной истории для чтения

The ReadDown

Вопрос «а что, если…» является отправной точкой для многих авторов. Это обманчиво простой двигатель, на котором написано множество замечательных произведений. Это вопрос, лежащий в основе одного из самых увлекательных, а иногда и устрашающих жанров литературы: альтернативной истории. Представление о том, что история может быть изменена одним единственным, иногда кажущимся безобидным событием, оказалось увлекательной игровой площадкой для некоторых из самых творческих и авантюрных умов литературы.

  1. 4

    Мягкая обложка для массового рынка

    8,99 $

Вернуться к началу

Посетите другие сайты сети Penguin Random House.

Момент «Если»: Краткая история альтернативных историй

Приглашенный блоггер Ким Ньюман является автором Анно Дракула, романа альтернативной истории, в котором знаменитый кровопийца побеждает охотника на вампиров Ван Хельсинга.Во вторник бестселлер 1992 года будет обновлен новым изданием, в котором добавлен дополнительный материал, включая аннотации, статьи, новое послесловие Ньюмана, а также альтернативные концовки оригинального романа.

В этом эссе для Wired.com Ньюман излагает корни альтернативного исторического жанра и его современные воплощения.

— — —

Правильные альтернативные исторические романы — и есть пуристы, которые настаивают на них — изменить одну маленькую вещь в прошлом и изучить (скорее, вообразить) последствия на временной шкале.

Корни жанра лежат в эссе, собранных в книге Дж.К. Сквайра «Если бы это случилось иначе», в том числе Г.К. Честертона «Если бы дон Джон Австрийский женился на Марии, королеве Шотландии», G.M. «Если бы Наполеон выиграл битву при Ватерлоо» Тревельяна и «Если бы Ли не выиграл битву при Геттисберге» Уинстона Черчилля (да, он был умен даже для этой компании).

Следует отметить, что это были эссе, а не рассказы: авторы были обязаны только изложить свои истории, как было раньше, а не представлять выдумки, действие которых разворачивается внутри их придуманных миров.Вторая часть уравнения является сложной, о чем свидетельствуют многие унылые книги, написанные американцами, которые, кажется, чрезмерно любят униформу Конфедерации или нацистские танки.

Это всегда история.

Крючок для альтернативных историй — это момент «если», когда история расходится с нашей … если бы нацисты выиграли Вторую мировую войну (до сих пор самая распространенная предпосылка в этой области) … если бы чума уничтожила почти все население Европы (Ким Стэнли Робинсон «Годы риса и соли»)… если бы испанская армада восторжествовала (Павана Кейта Робертса, которая фактически начинается с убийства Елизаветы I) … если бы Британская империя все еще правила по обе стороны Атлантики (Трансатлантический туннель Гарри Харрисона, ура!). .. если бы в Соединенных Штатах была социалистическая революция в 1918 году (я и Юджин Бирн снова в USSA) … если бы Битлз распались в 1965 году («Снодграсс» Яна Р. Маклауда).

Поскольку это область, которая привлекает настоящих историков (Найл Фергюсон), литературных романистов (Кингсли Эмис, Майкл Чабон) и писателей триллеров (Лен Дейтон, Роберт Харрис), а также писателей-теоретиков и фантастов, она, как правило, обоснована. и почти респектабельный.В теоретической фантастике эта форма изначально больше всего ассоциировалась с историями о путешествиях во времени, в которых прошлое было либо изменено, либо исправлено («Принесите юбилей» Уорда Мура, «Времена без числа» Джона Бруннера, «Перекрестки» Пола Маколи).

Как и во многих других формах фантастической или спекулятивной беллетристики, намерение часто носит сатирический характер — рассматривая, как все могло бы быть, мы теряем нос о том, как обстоят дела на самом деле. C.S.A .: Конфедеративные Штаты Америки, например, используют предпосылку «Юг побеждает в гражданской войне», чтобы выделить расистские элементы, которые сохраняются в настоящем Соединенном Королевстве.S.A., отражая их в воображаемом C.S.A. фильма. (Любители униформы ненавидят этот фильм.)

Ключевое влияние на развитие формы оказали «Рождественская история» Чарльза Диккенса и фильм Фрэнка Капры «Это прекрасная жизнь», в которых персонажи видят ужасные альтернативные временные рамки. Мир, в котором Скрудж не реформируется и не умирает в одиночестве, и мир, в котором Джордж Бейли никогда не родился, показаны как конкретные реальности, но стираются, когда главные герои меняют свой образ действий или свое мнение.

Между ними был фильм Дж. М. Барри «Дорогой Брут», в котором аналогичным образом использовалась магия, чтобы показать персонажам, как их жизнь могла бы сложиться, если бы они исполнились их желания, — но имеет пугающий занавес во втором акте, прямо перед тем, как нормальность будет восстановлена, когда все усвоили урок. , как персонаж, все существование которого вот-вот будет отменено, поскольку она никогда не родится в основной реальности, осознает работу мультивселенной и кричит: «Но я не хочу быть несуществующим!»

Альтернативная история будущего

На первый взгляд, выставка эфемеры в Центре рисования представляет собой традиционную архивную выставку с витринами массовых продаж книг в мягкой обложке и нарисованными вручную журналами для фанатов, а также эскизами в рамках, акварелями, отпечатками экрана и видео. на петле.Но «Как если бы: альтернативные истории с тех пор и до наших дней» собирает архив того, что могло бы быть: пугающие предположения о победе Конфедерации США и триумфе нацистов над союзниками, а также утопические видения неколонизированной Африки и свободных миров. патриархального угнетения. Научная фантастика и контрфактические рассказы на этой выставке позволяют нам переосмыслить то, как мы видим свое прошлое, чтобы представить себе лучшее будущее.

Джоанна Русс, Женский мужчина , 1977.Обложка сделана Питером Эндрю Джонсом. W.H. Аллен и Ко., Лтд., Лондон. Предоставлено: Центр рисования

Ряд книг, выставленных в витринах, варьируется от книги журналиста XIX века Эдварда Беллами «Взгляд назад: 2000–1887 гг. » (1888 г.), в которой изображена индустриальная социалистическая утопия, до книги «Новости из ниоткуда» (1890 г.) британского художника-ремесленника Уильяма Морриса. , который описывает пастырскую идиллию. Более поздние произведения научно-популярной фантастики таких известных людей, как Филип К. Дик, имеют поразительное сходство с нашим настоящим, предлагая способы, которыми небольшие события с разными исходами могли сильно повлиять на нашу жизнь.На иллюстрации Барклая Шоу к Ганди, показанной на обложке отредактированной антологии Майка Резника Alternate Warriors (1993), индийский лидер, больше не пацифист, обвешан пулями, вооружен ракетной установкой и окружен ореолом. пламя. Рядом с книгой находится издание 1977 года Джоанны Русс The Female Man (1975), в котором Питер Эндрю Джонс изображает обнаженную женщину из потустороннего мира, задрапированную струящимися мехами, и скрюченную фигуру, прикованную цепью у ее ног.Сказка Русса представляет мир, в котором мужчины вымерли, а женщины размножаются с использованием передовых технологий. Одна из почти двух дюжин представленных на обозрение книжек в мягкой обложке, она раскрывает послевоенную жажду повествований о сексуальной мести и параллельных историй, которые расширяют возможности угнетенных.

Дж. Майкл Розенблюм, Futurian War Digest Vol. 1 шт. 7 , 1941. Обложка — Гарри Тернер. Дж. Майкл Розенблюм Лидс, Великобритания. Библиотека Альбина О. Куна, Мэрилендский университет, округ Балтимор. Предоставлено: Центр рисования.

Гуашь Каулин Смит на бумаге. Рисунки серийно выпускаемых классических научно-фантастических произведений, таких как «Зеркало для наблюдателей » Эдгара Пэнгборна (1954) и «Звезды — моя цель » (1957) Альфреда Бестера, висят на соседней стене. Они относятся к более длинной серии (‘Human_3.0 Reading List’, 2015–16), которая, хотя и не представлена ​​полностью, также включает романы Джеймса Болдуина и Чинуа Ачебе, а также книгу Роланда Барта « Camera Lucida » (1981). и Джудит Батлер Gender Trouble (1990).Вместе они образуют канон, который стремится к миру, в котором люди покоряют звезды, в дополнение к земным проблемам расового, социального и гендерного неравенства. «Список чтения Human_3.0» подчеркивает важность обучения у наших старших; Работа Смита особенно вдохновлена ​​Сунь Ра, музыкантом и крестным отцом афрофутуризма, который считал себя инопланетянином с Сатурна, посланным для освобождения чернокожих людей на Земле. Обложки и зарисовки психоделических альбомов в обрамлении демонстрируют ярко-оранжевые и желтые накидки Сун Ра и золотые головные уборы в древнеегипетском стиле.Набросок для Avengers # 87 (1971) показывает, что Черная Пантера снимает маску и оказывается принцем Ваканды, афрофутуристской нации, которая разработала передовые технологии, уклоняясь от западной колонизации.

«Как если бы: альтернативные истории с тех пор и до наших дней», 2019, вид установки. Предоставлено: Центр рисования; фотография: Мартин Парсекян

Три акварельные страницы в рамке из рассказа Кейта Майерсона Большой пидор Пиноккио (1993) изображают марионетку, которая пытается примириться со своей сексуальностью, борясь с угнетением «гегемонии сверчка» и традиционно мужских ценностей Джеппето.«О радость, о радость, мы в стране мальчиков! / Идеология уйди с нашего пути / Каждый день — веселый праздник! »- говорится на центральной текстовой панели акварели Майерсона, на которой Пиноккио и его возлюбленный Лэмпвик прибывают на остров обнаженных парней среди брызг неопределенной жидкости. Квиринг этой сказки подчеркивает, как мифы укрепляют социальные нравы.

«Альтернативные истории подрывают удобные исторические общие места, которые общество может слишком стремиться принять», — пишет куратор Джампаоло Бьянкони в журнале, сопровождающем выставку.История повторяется, когда она не подвергается сомнению. В то время как сценарии «а что, если» побуждают нас размышлять о прошлом, «Как если бы» Бьянкони предлагает нам контрнарративы в поддержку различных способов жизни в настоящем, а также новые взгляды на будущее.

«Как будто: альтернативные истории с тех пор и до наших дней» можно увидеть в Центре рисования в Нью-Йорке до 28 июля 2019 года.

Основное изображение: Солнце Ра и его Astro Intergalactic Infinity Arkestra, Discipline 27-II , 1973.Обложка сделана Лероем Батлером. El Saturn Records, Чикаго, США, Sun Ra LLC. Собрание Джона Корбетта и Терри Капсалис. Предоставлено: Sun Ra LLC

Ассимиляция Кэтрин С. Рамирес — Мягкая обложка

Обзоры

«Потрясающе оригинальный, провокационный и трансдисциплинарный подход к концепции ассимиляции. Выходя за рамки классических социальных научных определений, Рамирес исследует многочисленные способы формулирования, понимания и использования этой концепции при установлении политических и культурных границ.Это отчет, который убедительно иллюстрирует глубокую и продолжающуюся связь между расификацией и тем, кто считается неассимилируемым или частично ассимилируемым национальным государством ». — Майкл Оми, автор книги« Расовая формация в новом тысячелетии »

« Рамирес показывает, как американец теории иммиграции и ассимиляции работают рука об руку с другими ключевыми механизмами расового образования, включая геноцид туземцев и колониализм поселенцев, рабство, превосходство белых и построение империи. Эта важная работа раскрывает процессы взаимоотношений, которые лежат в основе всех рас и самой американской идентичности.»- Наталья Молина, автор книги Как создается раса в Америке: иммиграция, гражданство и историческая сила расовых сценариев

» Это решающее вмешательство в понимание ассимиляции в Соединенных Штатах. В то время как ранее процесс ассимиляции описывался как форма адаптации для белых иммигрантов, въезжающих в США, Кэтрин С. Рамирес показывает, как он также связан с принадлежностью и достоинством тех, кого считают жителями и условно осужденными гражданами, чья жизнь сейчас становится все более опасной.Эта книга изменит разговоры в будущем ». — Ребекка Шрайбер, автор книги Недокументированный каждый день: жизни мигрантов и политика видимости

«С момента основания Американской республики в состав государства вошло множество национальностей не силами притяжения, которые вынудили миллионы эмигрировать в Соединенные Штаты по собственному желанию, но которые были объектами силы, вступая рабы, побежденные подданные американских территориальных войн, беженцы, неохотно предлагающие помощь, и дети, перевозимые через суверенные границы США без документов или досмотра.В своей провокационной, богатой и обширной книге Рамирес называет этих людей «обитателями», предлагая нам детальную оценку глубоких близоруких ограничений теории ассимиляции. Почему некоторые полноправные граждане не рассматриваются как таковые их соседи и государство? Ответы Рамиреса касаются сложности истории расовости в Америке, где национальное происхождение неизменно связано с расой — клеймо, которое нелегко стереть временем или поведением », — Рамон Гутьеррес, автор книги« Когда пришел Иисус, пришли кукурузные матери ». В гостях: брак, сексуальность и власть в Нью-Мексико, 1500–1846 гг.

Узнать больше>

Rutgers University Press

25

26 год

27
  • Доклад Сесили Рейнор на фестивале Blue Metropolis

    Обсуждение фестиваля Сесили Рейнор Blue Metropolis

    27 апреля 2021 17:00 — 19:00

    Сесили Рейнор представляет свою книгу « Латиноамериканская литература на Millennium » на виртуальном фестивале «Голубая метрополия» в дискуссии с Лейлой Ленен (кафедрой португальского языка в Университете Брауна) и Каталиной Кесада Гомес (Университет Майами).

    Регистрация и ссылка на мероприятие TBA.

  • «Филип Рот: Биография» — 27 апреля книжный разговор

    «Филип Рот: Биография» — 27 апреля Книжный разговор

    27 апреля 2021 г., 18:00 — 19:30
    Zoom

    Центр еврейского наследия семьи Виннер и авторский сериал «Американское вдохновение» приглашают писателя Блейка Бейли и приглашенного модератора Майкла Хобермана, профессора американской литературы в Государственном университете Фитчбурга, для увлекательной презентации и обсуждения литературного гиганта Филиппа Рота.Назначенный Филипом Ротом и предоставивший независимость и полный доступ, Блейк Бейли годами изучал личный архив Рота, брал интервью у его друзей, возлюбленных и коллег и вовлекал самого Рота в потрясающе откровенные беседы. В результате получился незабываемый портрет американского мастера послевоенной литературной сцены.

    Представлено Центром еврейского наследия семьи Винер и серией авторов American Inspiration. При поддержке Учебного центра семьи Брю.

    Зарегистрируйтесь здесь: https: // zoom.us / вебинар / регистрация / WN_Zr_MSGdUTX2cELrykGdebw

28 год
  • Борьба несуверенных территорий Карибского бассейна: неолиберализм после восстания на Французских Антильских островах в 2009 г. Увеличить масштаб;

    Борьба несуверенных территорий Карибского бассейна: неолиберализм после восстания на Французских Антильских островах в 2009 г. Увеличить масштаб;

    28 апреля 2021 г., 10:00 — 11:30

    Регистрация увеличения: https: // tufts.zoom.us/meeting/register/tJAkcuqrqzMuG9VSiEFcdcQIPYVbNg_MR1-8

    Эксперты:
    Х. Адлай Мердок
    (профессор франкоязычных исследований, директор африканских исследований, Университет Тафтса)

    Алессандра Бенедикти-Коккен
    (координатор исследований и старший научный сотрудник Исследовательского центра материальной культуры)

    Винсент Джус
    (доцент, кафедра современных языков и лингвистики, Государственный университет Флориды)

    Жаклин Лазу
    (заместитель декана; доцент кафедры современных языков, испанского языка, критических этнических исследований, Университет ДеПола)

    Ханета Вете-Конголо
    (Генри Уодсворт Лонгфелло, профессор романских языков и литератур; заведующий кафедрой романских языков и литератур Боуден-колледжа; президент Карибской философской ассоциации)

    «Борьба несуверенных карибских территорий» — сборник эссе, состоящий из двух разделов; в первом группа англоязычных и франкоязычных ученых исследует корни, последствия и последствия крупных социальных потрясений, потрясших Гваделупу, Мартинику, Французскую Гвиану и Реюньон в феврале и марте 2009 года.Они ясно демонстрируют решающую роль, которую играют общественная активность, литература, искусство и средства массовой информации в борьбе с политико-экономической политикой, которая порождает (не) занятость, трудовую эксплуатацию и неуправляемые риски для здоровья, которые являются второстепенными по отношению к главенству прибыли. Во втором разделе дополнительные ученые проводят углубленный анализ того, как настойчивое требование накопления капитала и централизации привело к созданию широкой иерархии рыночной прибыли, накопления капитала и экономической эксплуатации для ряда групп населения и территорий в более широком смысле. -суверенный и номинально суверенный Карибский бассейн от Гаити до голландских Антильских островов и Пуэрто-Рико, усиливающий расистские модели социально-экономической изоляции и приватизации, давно навязанные Францией своим бывшим колониальным территориям.

    Опубликовано 12 февраля 2021 г. издательством Rutgers University Press в рамках серии «Критические карибские исследования».
    Время

    23 апреля 2021 г., 10:00 по восточному времени (США и Канада)

  • «Пол, раса и микробы в воображении национальной безопасности США: создание угрозы, создание империи»

    «Пол, раса и микробы в воображении национальной безопасности США: создание угрозы, создание империи»

    28 апреля 2021 г., 20:00 — 21:30
    Zoom

    В современном общественном сознании микробы в первую очередь считаются организмами, которые необходимо контролировать и уничтожать.Но микробы также использовались в качестве оружия: могущественные страны, такие как США, оправдывали свою непропорциональную военную мощь указанием на неминуемую угрозу со стороны международных врагов от Китая, Ирака и России до Ирана и Йемена. Имперская микрополитика позволила Западу заручиться поддержкой военных действий — от иностранных вторжений до внутреннего наблюдения и наращивания вооружений — от дронов до современных ракет. С этой точки зрения исследователь феминистской науки, книга Гвен Шуни Д’Арканджелис «Биоимпериализм: болезнь, террор и создание национальной хрупкости» (Вашингтонский университет, 2020 г.), исследует гендерные, расовые и имперские черты У.С. сосредоточится на биотерроризме и микробных угрозах. Ее доклад будет сосредоточен на том, как правительство США и СМИ обсуждают биотерроризм, объединяющий гендер, научный прогресс и ориентализм, СМИ оправдывают накопление запасов биологического оружия во время войны США с террором и продолжают обеспечивать прикрытие для продолжающееся расширение защиты от биологического оружия в условиях нынешнего кризиса, связанного с Covid-19. Она изучит работу расового пола в создании биотерроризма, воплощенного иракской женщиной в призраках оспы и сибирской язвы после 11 сентября, а также китайскими учеными в текущих дебатах об источнике вируса. -19.Она также исследует сопротивление феминисток биоимперии в сфере здравоохранения.

    Гвен Шуни Д’Арканжелис — адъюнкт-профессор гендерных исследований в Скидмор-колледже. Ее работа сосредоточена на социально-политических аспектах науки, медицины и общественного здравоохранения. Она писала на такие темы, как построение белой научной маскулинности в дискурсе национальной безопасности США, гендерный ориентализм в американских новостных СМИ во время паники атипичной пневмонией в 2003 году и необычайный активизм медсестер против войны с террором.

    Это мероприятие спонсируется Департаментом гендерных исследований и женских исследований и Женский научно-исследовательский и ресурсный центр

    Zoom Ссылка: https://csun.zoom.us/j/84917212396?pwd=dndxUXQxemtHSUhOZTAya2Vyc1JRdz09 Идентификатор встречи: 849 1721 2396 Код доступа: 049013

30
  • Виртуальный симпозиум Scarlet and Black

    Виртуальный симпозиум Scarlet and Black

    30 апреля 2021 г. с 11:00 до 16:00

    Зарегистрируйтесь здесь: https: // www.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *