Об искусстве притча – Китайская притча об искусстве совершенства

Китайская притча об искусстве совершенства

Китайская притча об искусстве совершенства

Китайская притча о знаниях

Император Китая сидел на помосте под навесом и читал книгу. Внизу мастер-колесник ремонтировал его карету. Император отложил книгу и стал наблюдать за действиями старого мастера, а потом спросил его:
– Почему ты такой старый и сам ремонтируешь карету? Неужели у тебя нет помощника?
Мастер ответил:
– Твоя, правда, государь. Ремеслу то я научил своих сыновей, а вот искусство своё передать им не могу. А здесь работа ответственная, требуется особое искусство.
Император сказал:
– Что-то ты мудрёно рассуждаешь! Поясни-ка попроще свою мысль.
Старый мастер сказал:
– Могу я тебя спросить, что ты читаешь? И жив ли человек, который написал эту книгу?
Император начал сердиться. Старик, видя это, сказал:
– Не сердись, пожалуйста, я сейчас поясню свою мысль. Видишь ли, мои сыновья делают хорошие колеса, но они не достигли совершенства в этом деле. Я достиг его, но как им передать мой опыт? Истина посередине…
Если сделать колесо крепким, то оно будет тяжёлым и некрасивым. Если постараться сделать его изящным, то оно будет ненадёжным. Где та грань, та мера, которой я руководствуюсь? Она внутри меня, я постиг её. Это и есть искусство, но как его передать? В твоей карете колёса должны быть изящными и крепкими одновременно. Вот и приходится мне, старику, самому делать их.

Так и трактат, который ты читаешь. Человек, написавший его много веков назад, достиг высокого понимания, но передать это понимание нет никакой возможности.

Понравилась притча? =) Поделись с друзьями:


Спасибо, если копируя притчу не забываете оставлять ссылку на этот блог =)

Это стимулирует его развивать и заниматься поисками красивых притч.
Рубрика притчи: Притчи о знаниях

elims.org.ua

Какие ваши любимые притчи? — Культура и Искусство

У этого автора много мудрого. Одно из запоминающегося:

— Вы — кузнец?
Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.

— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.
— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

— Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.
— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.
— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.
— А потом?
— А потом наточить, если это возможно.

Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

Читать далее

— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…
— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?
— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.
— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?
— Да вроде нормально.
— Нет тошноты, головокружения, болей?
— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.
— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.

  • Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

  • Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

— Что вы сказали? — тихо произнесла она.
— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…
— Оружие? Вы сказали оружие?
— Может я не так выразился, просто…

Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

— Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.
— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.
— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?
— Н-не знаю…
— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.
— Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

— Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?
— Но… А как же?..
— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

— Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.
— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

— Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

Глаза Смерти заблестели.

— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

— Можно один вопрос? — послышалось сзади.
— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
— Да.
— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

©ЧеширКо

У этой притчи много мест в интернете. Понравилось:

После многих лет мирной медитации один монах дзэн понял, что в действительности ещё не просветлён. Придя к мастеру, он сказал:

— Прошу вас, разрешите мне уйти: я найду хижину на вершине горы и останусь там, пока не закончу практику.

Мастер, зная, что тот созрел для просветления, дал согласие.

Взбираясь на гору, монах встретил старика, которых шёл вниз и нёс на плечах большую вязанку дров. Старик спросил:

— Куда идёшь, монах?

Тот ответил:

— Иду на вершину горы; там я сяду и дождусь просветления, или умру.

И поскольку старик выглядел очень мудрым, монах почувствовал желание спросить его:

— Скажите, почтенный старец, а вы знаете что-нибудь о просветлении?

Старик, который в действительности был бодхисаттвой Манджушри (говорят, что он является людям, когда они готовы к просветлению), сбросил с плеч свою вязанку, и она упала на землю. В то же мгновенье монах оказался просветлён.

— Так вы хотите сказать, что это просто — всего лишь освободиться и ни к чему не стремиться!

Затем этот только что просветлённый монах обернулся к старику и спросил:

— Ну, а теперь что?

В ответ старик нагнулся, снова подобрал вязанку и зашагал к городу.


Однажды монах прогуливался по лесу. Неподалёку он заметил охотника, который целился в оленя. Монах подбежал к нему и стал умолять не убивать оленя.

— Почему? — удивился охотник.

— Если ты убьёшь его, то в следующей жизни можешь родиться оленем. Таков закон кармы.

Охотник задумался и не стал убивать оленя, опустив своё ружьё. Он посмотрел на монаха: тот был хорошо и аккуратно одет, имел прекрасные манеры и добрые черты лица, он ощущал, что от монаха исходит аромат блаженства и безмятежности.

В этот же миг охотник направил ружьё на монаха. Монах спросил его:

— Боже мой, что ты делаешь?!

— Ты сам сказал, таков закон кармы: если я убью тебя, то в следующей жизни буду монахом. Ты мне понравился.

toxu.ru

Притча о творчестве – Ярмарка Мастеров

Гуляя по просторам Интернета, набрела на замечательную притчу о творчестве и захотелось поделиться с вами!

Притча о творчестве

«Дело было в одиннадцатом веке на Новгородчине.

Кузнец Данила считался самым весёлым мастером в кузнечном ряду. Играючи он ковал косы, охотничьи ножи и изящные решётки для окон. Местные крестьяне любили заказывать у него необходимую утварь, да заезжие купцы частенько покупали большие партии товара.

Как всякий преданный своему делу мастер, Данила не любил в работе простоя. Кузница у него была завалена болванками железа и обломками стали. Всё своё время он проводил в кузнице, так что и семью завести было некогда.

Однажды ковал он лезвие для ножа, как вдруг увидел в пламени горнила пляшущую ящерку, то ли змейку — с девичьим лицом и огненными волосами. Это была саламандра. Она плясала в такт ударам молота по наковальне, и Данила бил им не переставая, не в силах оторвать взгляд от огненной змейки.

Когда Саламандра исчезла, лезвие ножа у него вытянулось в длинную стальную проволоку. Данила с досады свернул её несколько раз жгутом и выковал из неё замечательное лезвие — гибкое и острое. А чтобы оно не слишком гнулось, сделал из железа боковые щёчки.

Опять появившаяся в пламени Саламандра наблюдала за его работой. Когда нож был почти готов, она выскочила из горна, пробежала по стальной полоске и приварила к ней железные щёчки.Данила приделал к ножу ручку и не мог налюбоваться хорошо сработанной вещью.

Нож и спрямь был хорош: железные щёчки снашивались и обнажали стальное лезвие, так что клинок сам затачивался, а стальная сердцевина, выкованная из перекрученной проволоки, не гнулась и не крошилась даже на камне.

Заказанную крестьянами утварь делать Даниле уже не хотелось. С раннего утра в пламени горна плясала Саламандра, подбадривая мастера и помогая ему. С утра до вечера весело стучал по наковальне его молот.

Ножи свои Данила делал подолгу, а продавал вполцены. Совестно ему было брать себе деньги за ту часть работы, что выполняла Саламандра, а отдать ей заработок было невозможно — не бросать же деньги в огонь!

Другие мастера — кузнецы посмотрели на Данилину работу и наладились похожую делать: выкуют из железа нож, а вместо лезвия стальную проволоку приварят. По виду — то же, а по сути — сплошной обман. Стальная проволока быстро стачивалась, а железку после этого — хоть выкидывай. Но зато их ножи были так хорошо отполированы, да в таком футляре, что Данилины шедевры совсем перестали покупать.

Но Данила не унывал. Железа и стали в кузнице хватало. Затянул потуже ремень — и за работу. Радостно ему жилось. Но бывали дни, когда огненная ящерка не появлялась — и тогда опускались руки у мастера, валился он на топчан в углу кузницы, и тосковал, глядя в закопчёный потолок. Не мог без вдохновения работать Данила, не в радость стала такая работа.

Торговые дела у него совсем пришли в упадок. С тех пор, как в его кузнице поселилась Саламандра, Данила мастерил только охотничьи ножи. А много ли их надо? И крестьяне перестали идти к нему со своими заказами. Заезжие купцы тоже обходили его кузницу стороной. Ножи у Данилы были добротные и недорогие, но не было в них того блеска, как у других мастеров.

Однажды пришёл чёрный день, когда кончились и железо, и сталь в кузнице Данилы. Не с чем стало работать бедному кузнецу. Решил тогда Данила сделать что-нибудь на заказ, чтобы сырьё купить. Вышел на улицу, стал покупателей зазывать — но не тут-то было!

Пока он свои шелевры ковал, прочие кузнецы обзавелись клиентурой, каждый за своих покупателей — заказчиков держится, других кузнецов втихомолку поругивает. И о Даниле уже молва сложилась — потому дескать свои ножи вполцены продаёт, что блеска в них никакого, да и грош им цена.

Никто у Данилы ничего не заказывает, никто не покупает его ножи. Еле-еле договорился со знакомым крестьянином лемех ему выковать. Один лемех выковал, другой. Саламандра не появляется, а Данила крепится: ничего, думает, накоплю сейчас денег, куплю сталь да железо, будем опять с Саламандрой ножи ковать. Накопил денег, купил сырьё, — тут бы за настоящую работу взяться, — а Саламандра не идёт.

Без огненной змейки не получаются ножи у Данилы, не в радость ему стала такая работа. Долго ждал мастер свою Саламандру, но так и не дождался. Пока занимался Данила заработками, покинула его Саламандра, не дождалась вольного творчества.

Затосковал мастер, стало все из рук валиться, не идет больше работа. Продал он и дом свой, и наковальню, и молот, и кузницу, а ножи не продавал. Смотрел на них Данила, — вместе с Саламандрой они когда-то их делали, да прошли безвозвратно те времена. Смотрел, смотрел на них, да и раздал ножи в качестве подарков на память, чтоб душу больше не бередили. А сам ушел странствовать в дальние земли и больше Данилу никто не видел.

Год проходит, другой. У других-то мастеров с ножей полировка стёрлась,стальные провочки — лезвия сносились, а мягкое железо от воска тупится — только выкинуть их осталось.

А Данилины ножи от времени только лучше становятся. От работы блестят и сами затачиваются: железо по бокам стачивается, стальную полоску открывает. А сталь-то острая да такая прочная — камень берёт, не то что дерево.

Заезжие купцы за ними охотятся, втридорога скупают, жалеют, что во-время не разглядели. Стали Данилу славить, памятник хотели воздвигнуть, да вот беда — где его теперь найдешь.

И зачем ему памятник, если лучшая память о мастере — его вдохновенная работа.

Мне до слёз было жаль мастера Данилу.

— Тётушка Салам! Ну почему Вы к нему не вернулись? Нельзя же быть такой жестокой, а ещё любовь проповедуете!

Тётушка Салам виновато развела руками:

— А что я могла поделать? Мы, Саламандры, так же подчинены законам взаимного притяжения, и приходим только к тем, кто работает с огоньком — на то мы и огненные натуры. А лёжа на топчане, саламандру не дождёшься, как её ни зови.

— Тётушка Салам, а почему они сразу не увидели, что Данилины ножи лучше?

— Трудный вопрос. Всему судьёй время. Время стирает позолоту и вымывает золотые россыпи. То, что сделано на утеху покупателю  подобно позолоченной деревяшке: рано или поздно время обнаружит фальшь этой поделки. Подлинное искусство идёт от души и не думает об успехе, потому-то оно слишком просто или непривычно, его трудно разглядеть сразу.»

Спасибо за внимание! Хочется надеяться, что каждый нейдет в притче что-то для себя!

www.livemaster.ru

Притча об исполнении желаний | World of Art

На задворках Вселенной находился один магазинчик. Вывески на нем давно уже не было — ее когда-то унесло ураганом, а новую хозяин не стал прибивать, потому что каждый местный житель и так знал, что магазин продает желания. Ассортимент магазина был огромен, здесь можно было купить практически всё: огромные яхты, квартиры, замужество, пост вице-президента корпорации, деньги, детей, любимую работу, красивую фигуру, победу в конкурсе, большие машины, власть, успех и многое-многое другое. Не продавались только жизнь и смерть — этим занимался головной офис, который находился в другой Галактике. Каждый пришедший в магазин (а есть ведь и такие желающие, которые ни разу не зашли в магазин, а остались сидеть дома и просто желать) в первую очередь узнавал цену своего желания. Цены были разные. Например, любимая работа стоила отказа от стабильности и предсказуемости, готовности самостоятельно планировать и структурировать свою жизнь, веры в собственные силы и разрешения себе работать там, где нравится, а не там, где надо. Власть стоила чуть больше: надо было отказаться от некоторых своих убеждений, уметь всему находить рациональное объяснение, уметь отказывать другим, знать себе цену (и она должна быть достаточно высокой), разрешать себе говорить «Я», заявлять о себе, несмотря на одобрение или неодобрение окружающих. Некоторые цены казались странными — замужество можно было получить практически даром, а вот счастливая жизнь стоила дорого: персональная ответственность за собственное счастье, умение получать удовольствие от жизни, знание своих желаний, отказ от стремления соответствовать окружающим, умение ценить то, что есть, разрешение себе быть счастливым, осознание собственной ценности и значимости, отказ от бонусов «жертвы», риск потерять некоторых друзей и знакомых. Не каждый пришедший в магазин был готов сразу купить желание. Некоторые, увидев цену, сразу разворачивались и уходили. Другие долго стояли в задумчивости, пересчитывая наличность и размышляя, где бы достать еще средств. Кто-то начинал жаловаться на слишком высокие цены, просил скидку или интересовался распродажей. А были и такие, которые доставали все свои сбережения и получали заветное желание, завернутое в красивую шуршащую бумагу. На счастливчиков завистливо смотрели другие покупатели, судача о том, что, хозяин магазина — их знакомый, и желание досталось им просто так, без всякого труда. Хозяину магазина часто предлагали снизить цены, чтобы увеличить количество покупателей. Но он всегда отказывался, так как от этого страдало бы и качество желаний. Когда у хозяина спрашивали, не боится ли он разориться, то он качал головой и отвечал, что во все времена будут находиться смельчаки, готовые рисковать и менять свою жизнь, отказываться от привычной и предсказуемой жизни, способные поверить в себя, имеющие силы и средства для того, чтобы оплатить исполнение своих желаний. А на двери магазина уже добрую сотню лет висело объявление: «Если твое желание не исполняется — оно еще не оплачено». Автор: Минакова Юлия

Источник: http://www.adme.ru/vdohnovenie-919705/pritcha-ob-ispolnenii-zhelanij-691455/ © AdMe.ru
Притча об исполнении желаний На задворках Вселенной находился один магазинчик. Вывески на нем давно уже не было — ее когда-то унесло ураганом, а новую хозяин не стал прибивать, потому что каждый местный житель и так знал, что магазин продает желания. Ассортимент магазина был огромен, здесь можно было купить практически всё: огромные яхты, квартиры, замужество, пост вице-президента корпорации, деньги, детей, любимую работу, красивую фигуру, победу в конкурсе, большие машины, власть, успех и многое-многое другое. Не продавались только жизнь и смерть — этим занимался головной офис, который находился в другой Галактике. Каждый пришедший в магазин (а есть ведь и такие желающие, которые ни разу не зашли в магазин, а остались сидеть дома и просто желать) в первую очередь узнавал цену своего желания. Цены были разные. Например, любимая работа стоила отказа от стабильности и предсказуемости, готовности самостоятельно планировать и структурировать свою жизнь, веры в собственные силы и разрешения себе работать там, где нравится, а не там, где надо. Власть стоила чуть больше: надо было отказаться от некоторых своих убеждений, уметь всему находить рациональное объяснение, уметь отказывать другим, знать себе цену (и она должна быть достаточно высокой), разрешать себе говорить «Я», заявлять о себе, несмотря на одобрение или неодобрение окружающих. Некоторые цены казались странными — замужество можно было получить практически даром, а вот счастливая жизнь стоила дорого: персональная ответственность за собственное счастье, умение получать удовольствие от жизни, знание своих желаний, отказ от стремления соответствовать окружающим, умение ценить то, что есть, разрешение себе быть счастливым, осознание собственной ценности и значимости, отказ от бонусов «жертвы», риск потерять некоторых друзей и знакомых. Не каждый пришедший в магазин был готов сразу купить желание. Некоторые, увидев цену, сразу разворачивались и уходили. Другие долго стояли в задумчивости, пересчитывая наличность и размышляя, где бы достать еще средств. Кто-то начинал жаловаться на слишком высокие цены, просил скидку или интересовался распродажей. А были и такие, которые доставали все свои сбережения и получали заветное желание, завернутое в красивую шуршащую бумагу. На счастливчиков завистливо смотрели другие покупатели, судача о том, что, хозяин магазина — их знакомый, и желание досталось им просто так, без всякого труда. Хозяину магазина часто предлагали снизить цены, чтобы увеличить количество покупателей. Но он всегда отказывался, так как от этого страдало бы и качество желаний. Когда у хозяина спрашивали, не боится ли он разориться, то он качал головой и отвечал, что во все времена будут находиться смельчаки, готовые рисковать и менять свою жизнь, отказываться от привычной и предсказуемой жизни, способные поверить в себя, имеющие силы и средства для того, чтобы оплатить исполнение своих желаний. А на двери магазина уже добрую сотню лет висело объявление: «Если твое желание не исполняется — оно еще не оплачено». Автор: Минакова Юлия

 http://www.adme.ru/

worldartdalia.blogspot.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *