Эмоция ярость – Ярость — психология

Ярость — Психологос

Фильм «Ликвидация»

​​​​​​​

Ярость — продвинутая степень гнева, крайняя форма проявления гнева. Активное противостояние тому, что считаем злом, желание сражаться, биться за свою идею, права, свободу, независимость или другие ценности. Дети — за свои конфеты и обиды…

Ярость состояние ресурсное, но энергоемкое. У обычных людей интеллект в ярости снижен, но профессионалы общения умеют запускать ярость в рамках поставленных задач, используют ярость эффективно и целесообразно. Смотри видео из фильма «Ликвидация» — ярость Давида Гоцмана точно рассчитана и используется для получения нужной следственной информации.

Ярость хорошо помогает преодолевать страх.

Ярость как личностная черта

Люди, склонные впадать в ярость, чаще в целом характеризуются негативизмом и эмоциональной неустойчивостью. Если воевать вдруг оказывается не за что (или не с кем), такой человека все равно ищет врагов либо воюет сам с собой. В противном случае эмоциональный фон очень быстро изменяется в сторону своего снижения: страха (утерян смысл жизни), отчаяния (не хочу жить), уныния (не живу).

Как делается ярость

Ярость, как и любая другая эмоция, делается тремя состоавляющими: внутренним текстом, мимикой и телом, картинкой-ситуацией:

  • Мимикой и телом: страшным лицом (выпученные глаза, напряжение ноздрей), резкими взрывными движениями, угрозами в интонациях,
  • Внутренний текст: угрозы и словесные устрашения («Всех порву, нахер!», «Чтоб вы все сдохли, упыри!», «Тебе конец, падла!», «Заткнись или я тебя здесь урою!»)
  • Картинка-ситуация: например, молодого человка окружило несколько хулиганов. Мне плевать, что вас несколько человек и каждый из вас на две головы выше меня! Может я и сдохну на этом месте, но вы долго еще будете жалеть, что связались со мной.

Признаки ярости:

  • Изменение цвета кожи лица (например, покраснение или побеление), проявление отдельных кровеносных сосудов на коже лица.
  • Желание грубо обругать и заткнуть собеседника. Увеличение количества ненормативных (матерных) выражений.
  • Чешутся кулаки, хочется ударить, резко толкнуть, впиться в волосы.
  • Желание огреть каким-нибудь предметом или кинуть что-нибудь тяжелое.
  • Отключение головы.

www.psychologos.ru

Механизмы, физиология эмоций страха и ярости

Поскольку страх — это древнейшая эмоция, повышающая шансы организма на выживание, то и мозговые структуры, ответственные за нее, находятся в более старых, центральных областях головного мозга — так называемой лимбической системе, к которой относятся гиппокамп, миндалины, грушевидная доля и еще несколько мозговых структур. Первоначально считалось, что в нервной системе имеется один центр, активация которого вызывает страх и реакцию избегания пугающего объекта. Впоследствии американский исследователь Х.Дельо в опытах на обезьянах показал, что в головном мозге имеются две отдельные структуры, одна из которых запускает реакцию страха, а другая — бегства.

Этологи часто изучают страх в ситуации “открытого поля”, где сталкиваются страх перед неизведанным пространством и потребность его освоения. Американские физиологи Ч.Корман и Р.Майер выяснили, что у крыс разрушение перегородки мозга усиливает страх перед “открытым полем” и снижает двигательную активность, а удаление миндалевидного комплекса приводит к прямо противоположному результату. Считается, что миндалина участвует в выборе поведения путем “взвешивания” различных эмоций, порожденных конкурирующими потребностями, например — страха и чувства долга, страха и стыда и пр.

Отечественный нейрофизиолог В.М.Смирнов подтвердил значение миндалин в возникновении эмоций у человека. Он обнаружил, что воздействие слабым электрическим током на один отдел мозга вызывает у пациентов растерянность и недоумение, раздражение другого участка — необъяснимый страх, а раздражение третьего — немотивированную радость. Исследование американских нейрофизиологов дает основание предполагать, что чувство страха формируется в основном в правом полушарии мозга. Например, демонстрация фильмов в правом и левом поле зрения показала, что правое полушарие преимущественно связано с оценкой неприятного, ужасного, а левое — приятного и смешного.

Функции страха

При поверхностном взгляде страх несет малоприятное ощущение — он вызывает огорчения, сковывает активность и даже может приводить к психосоматическим заболеваниям. Однако первоначально эта эмоция возникла в процессе эволюции как защита организма от всевозможных опасностей первобытной жизни. Позже, когда человек построил вокруг себя новую среду обитания (как техногенную, так и социальную), реакция страха во многих случаях перестала быть адекватной обстоятельствам. Согласно мнению антропологов, формирование Homo sapiens закончилось примерно 40—50 тыс. лет назад. Описывая предков человека, И.П.Павлов писал: “Их нервная деятельность выражалась в совершенно определенных деловых отношениях с внешней природой, с другими животными и всегда выражалась в работе мускульной системы. Им приходилось либо бежать от врага, либо бороться с ним” . Поэтому неудивительно, что в результате естественного отбора страх стал запускать в организме человека вполне определенные реакции, способствующие в первую очередь улучшению кровоснабжения мышц и мобилизации энергетических ресурсов организма.

С этой точки зрения становится понятной эволюционно закрепленная в наших реакциях положительная роль страха для организма. Во-первых, страх мобилизует силы человека для активной деятельности, что зачастую бывает необходимо в критической ситуации. Это происходит за счет выброса адреналина в кровь, что улучшает снабжение мышц кислородом и питательными веществами. Побледнение кожных покровов и холодок “под ложечкой” при испуге относятся к эффектам адреналина: кровь, необходимая в минуту опасности мышцам, отливает от кожи и желудка. Все остальные реакции, сопровождающие страх у человека и животных, также были изначально полезны: волосы, встававшие дыбом от ужаса на голове, должны были напугать потенциального врага, а так называемая медвежья болезнь уменьшала вес организма и сбивала с толку агрессора.

Выделение адреналина приводит к спазмам сосудов и мышечным спазмам. Поскольку эволюционно человек произошёл от разводимых на еду питекантропами приматов, то у него остался этот механизм подготовки к поеданию – чтобы жертва не сопротивлялась и не портила аппетит при поедании. (Подробнее о происхождении человека – в монографии Б.Ф.Поршнева «О начале человеческой истории”). У более тренированных, то есть имеющих опыт противостояния особей, вырабатывается норадреналиновая реакция. Норадреналин также спазмирует сосуды, но при этом ослабляет кору головного мозга (в результате искусственной асфиксии) и снимает тем блокировку в агрессивной реакции. Наконец, у хорошо тренированных и ориентированных на экспансивное поведение особей имеет место тестостероновая реакция, когда адреналин не выделяется, так как ситуация противостояния не является стрессовой и нештатной, а является естественным состоянием. Высокий уровень тестостерона и его предшественника в организме адаптирует к ситуации противостояния.

Во-вторых, страх помогает лучше запоминать опасные или неприятные события. Изучение воспоминаний раннего детства позволило психологу П. Блонскому утверждать, что особенно хорошо запоминается то, что вызывает страдание и страх, а боль и страдание чаще всего воспроизводятся именно как страх. Анализируя этот феномен, В.К. Вилюнас писал: “Нетрудно видеть целесообразность воспроизведения боли и страдания в виде страха. Страх в отношении предметов, доставивших боль, полезен тем, что побуждает в будущем к избеганию этих предметов; переживание же при этом на основе памяти еще и самой боли просто лишало бы активность избегания всякого смысла”. Н.К. Миллер в классических экспериментах показал, что животные не только достаточно быстро обучаются избегать ситуаций, вызывающих у них страх, но в подобных условиях могут воспроизводить комплекс сопутствующих ему вегетативных реакций. В его опытах крысы, находившиеся в белом отсеке, получали удары тока до тех пор, пока не обучались открывать дверь в соседний черный отсек. Через некоторое время, когда животных помещали в “белый” отсек, они проявляли все признаки страха даже при отсутствии болевого раздражителя. С определенными оговорками можно предположить, что крысам “было страшно” в белом отсеке; по крайней мере налицо были вегетативные признаки данной эмоции. Таким образом, страх — это своеобразное средство познания окружающей действительности, которое помогает индивиду избегать потенциально опасных ситуаций.

И наконец, третья функция страха. Когда информации недостаточно, чтобы принять всесторонне продуманное решение, страх диктует стратегию поведения. Как считает П.В. Симонов, эта эмоция развивается при недостатке сведений, необходимых для защиты индивида от угрозы со стороны биологической или социальной среды. Именно в этом случае целесообразно реагировать на расширенный круг сигналов, чья полезность еще не известна. На первый взгляд, такая реакция избыточна и неэкономна, но зато она предотвращает пропуск действительно важного сигнала, игнорирование которого может стоить жизни.

Эмоция ярости

Страх и ярость представляют собой тесно связанные эмоции, однако они значительно отличаются как по вегетососудистому проявлению, так и по субъективным переживаниям. Способность проявлять страх и ярость остается у декортицированных животных (удалена кора больших полушарий), однако для них характерна эмоциональная неустойчивость. Гипоталамус, по-видимому, является одной из основных структур, ответственных за происхождение ярости и страха. Например, стимуляция задних областей гипоталамуса вызывает ярость у кошек и обезьян. Разрушение вентролатерального ядра у крыс и кошек приводит к продолжительным периодам агрессии. Имеются также данные об ответственности за ярость и оборонительное поведение у кошек некоторых областей переднего гипоталамуса. Страх и противоположную эмоцию — ярость при электрической стимуляции гипоталамуса удавалось вызвать путем стимуляции рядом расположенных пунктов.

Ярость возникает из гнева: когда человек злится на что-то, чтобы справиться с проблемой, злость нагнетается и переходит в ярость.

Но ярость отличается от злости не только силой. Злиться можно и на что-то справедливое, а ярость возникает, когда препятствие, как объект злости, обязательно должно быть преодолено, когда терпеть существующее положение дел нет ни сил, ни желания. Ярость возникает, когда текущая ситуация не устраивает максимально сильно, и когда есть ощущение, что с ней можно справиться.

Гнев нарастает до определённой точки, которая является переломным моментом, и после которой идет либо плавный спад накала чувств до успокоения, либо резкий скачок вверх, который и есть ярость. В успокоении точку отследить сложнее, в ярости — это какое-то особо возмутительное возникшее препятствие.

Существует устойчивое выражение «задохнулся от гнева» — это и есть точка начала ярости. Эмоция ярости сдавливает нервы, дыхания не хватает. Как и в восторге, при ярости акцент идёт на вдох, и рот открыт не от крика, а от глубокого вдоха. В организме циркулирует огромный поток энергии. Энергия входит и выходит без звука, звук возникает потом, когда ярость идёт на спад.

Миндалина также, по-видимому, имеет отношение к механизмам ярости. После двустороннего удаления этой структуры у обезьян наблюдалась эмоциональная ареактивность, связанная с потерей чувства страха и ярости. Они без боязни брали в рот змей, которых обезьяны обычно панически боятся. Разрушение миндалины приводит к изменениям их внутригрутшовых отношений. Самцы, ранее занимавшие высокий ранг в группе, переходят в подчиненное положение. Имеются также многочисленные описания превращения диких животных в ручных после разрушения миндалины. Дополнительное удаление коры делает такое животное весьма злобным. Таким образом, в организации реакции страха и ярости принимает участие сложная иерархия мозговых структур.



biofile.ru

Анатомия ярости — Pro-Psixology.ru

Представьте, что кто-то неожиданно подрезает вас на скоростной автостраде, пока вы в полном удовольствии рулите на своем автомобиле. Если первой вашей мыслью будет «Вот сукин сын!», это почти наверняка означает, что вскорости вами овладеет приступ ярости, независимо от того, последуют ли за ней другие мысли о насилии и мести вроде «Он же мог в меня врезаться! Вот сволочь, ты у меня получишь!». Костяшки ваших пальцев белеют, пока вы изо всех сил сжимаете руль, видимо, воображая, что вцепились в горло врагу. Ваше тело мобилизуется на бой, а не на бегство: вас трясет, на лбу выступают капли пота, сердце колотится и готово выскочить из груди, на лице застыла злобная гримаса. Вы готовы убить негодяя. Затем, если водитель машины позади вас нетерпеливо сигналит вам, потому что вы замедлили ход, чтобы избежать столкновения, вы готовы, не помня себя от бешенства, наброситься заодно и на него. Таковы последствия перенапряжения, лихачества и гонок на автострадах!

Для сравнения рассмотрим иной процесс нарастания ярости с более милосердным отношением к водителю, который вас подрезал: «Может быть, он меня не заметил, или может быть, у него была какая-то веская причина ехать так неосторожно, к примеру, кому-то срочно потребовалась медицинская помощь». Такие мысли разбавляют гнев состраданием или по крайней мере заставляют отнестись к случившемуся без предубеждения, препятствуя тем самым нарастанию ярости. Все дело в том, что — если вспомнить о совете Аристотеля испытывать только надлежащий гнев — чаще всего наш гнев выходит из-под контроля. Превосходно высказался об этом Бенджамин Франклин: «Гнев никогда не вспыхивает без причины, но она редко бывает уважительной».

Разумеется, существуют разные виды гнева. Так, миндалевидное тело вполне может стать главным источником внезапной вспышки гнева в отношении водителя, чья неосторожность поставила нас под угрозу. Однако находящийся на другом конце эмоциональной цепи неокортекс скорее всего «разожжет» более обдуманную злость, что-то вроде хладнокровной мести или выговора за несправедливый или бесчестный поступок. Подобный обдуманный гнев относится к той разновидности, которая, по словам Франклина, «имеет уважительную причину» или производит такое впечатление.

Из всех настроений, которых люди хотели бы избежать, наиболее непокорным представляется ярость. По мнению Тайс, гнев хуже всего поддается контролю. Его можно назвать самой соблазнительной среди отрицательных эмоций: оправдательный внутренний монолог, стимулирующий крайнее раздражение, наполняет разум в высшей степени убедительными доводами, чтобы излить свой гнев. В отличие от печали ярость пробуждает энергию и даже толкает нас к действию. Обольстительная, убедительная сила гнева сама по себе служит объяснением, почему так широко распространены некоторые идеи, в частности, что гнев не поддается контролю или что его, во всяком случае, и не следует сдерживать и что изливание на окружающих гнева в смысле катарсиса* только идет на пользу. Согласно противоположной точке зрения, в которой, вероятно, выразился протест против безрадостной картины предыдущих идей, гнев можно полностью предотвратить. Но, как показывает внимательное ознакомление с результатами исследований, все расхожие мнения относительно гнева неверны, если вообще не являются выдумкой.

Но вереница возмущенных мыслей, поддерживающих гнев, может и дать в руки один из мощнейших способов смягчить гнев: прежде всего нужно разрушить те убеждения, которые его питают. Чем дольше мы будем обдумывать то, что нас возмутило, тем больше «достаточных оснований» и оправданий для своего гнева сможем изобрести. Размышления подливают масло в огонь гнева. Но иной взгляд на вещи погасит это пламя. Тайс обнаружила, что один из самых действенных способов полностью утихомирить гнев заключается в том, чтобы еще раз описать ситуацию с более позитивной точки зрения.

«Водна» ярости

Это открытие вполне согласуется с выводами психолога из Университета штата Алабама Дольфа Цилльманна, который изучил гнев и анатомию ярости в ходе длительных, тщательно выполненных экспериментов. Учитывая, что источник гнева коренится на боевом фланге ответной реакции по типу «сражайся или спасайся», нет ничего удивительного в том, что Цилльманн нашел универсальный пусковой механизм гнева — чувство опасности. Сигналом опасности может послужить не только прямая физическая угроза, но и — что случается гораздо чаще — символическая угроза самоуважению или чувству собственного достоинства, если с человеком обходятся грубо или несправедливо, если его оскорбляют или унижают, если он терпит поражение, преследуя какую-то важную цель. Эти восприятия вызывают всплеск активности лимбической системы, оказывающий двоякое воздействие на головной мозг. Этот всплеск, с одной стороны, представляет собой выделение катехоламинов, которые обеспечивают быстрый, эпизодический прилив энергии, достаточный для «однократного решительного действия», как формулирует это Цилльманн, «такого, как драка или побег». Этот выброс энергии длится несколько минут, в течение которых она подготавливает тело к хорошей драке или быстрому отступлению, в зависимости от того, как эмоциональный мозг оценивает оппозицию.

Тем временем другая пульсация, возбуждаемая миндалевидным телом в адренокортикальной ветви нервной системы, создает общий тонический, то есть связанный с тонусом мышц, фон готовности к действию и продолжается гораздо дольше, чем выброс катехоламиновой энергии. Это генерализованное возбуждение надпочечников и коры головного мозга может длиться часами и даже сутками, удерживая эмоциональный мозг в особой готовности к активации и превращению в основание, на котором последующие реакции смогут формироваться с исключительной быстротой. В общем, взрывоопасное состояние, создаваемое адренокортикальной активацией, объясняет, почему люди гораздо больше подвержены вспышкам гнева, если они уже были рассержены или слегка раздражены чем-нибудь еще. Стресс любого вида вызывает адренокортикальную активацию, понижающую порог того, что провоцирует гнев. Следовательно, человек, у которого на работе выдался трудный день, особенно уязвим и позднее, дома, приходит в ярость из-за того — ну, скажем, дети слишком расшумелись или устроили беспорядок, — что при других обстоятельствах не смогло бы вызвать эмоциональный налет.

К подобному пониманию гнева Цилльманн пришел, основываясь на результатах ряда проведенных им исследований. Обычно в его экспериментах участвовали добровольцы из мужчин и женщин и помощник, который, имея задание рассердить их, делал ехидные замечания в их адрес. Затем добровольцы смотрели какой-нибудь веселый или, наоборот, трагический кинофильм, после чего им предоставляли возможность отплатить этому ехидному помощнику, высказав свою оценку его качеств, которую якобы учтут, принимая решение, нанимать его на работу или нет. Степень их мщения оказалась прямо противоположной уровню раздражения, в котором они пребывали после просмотра фильма: трагический фильм вызвал у людей большее раздражение, и они дали помощнику наихудшие оценки.

Основой гневу служит гнев

Эксперименты Цилльманна, похоже, объясняют динамику знакомой всем семейной драмы, свидетелем которой я стал, придя в супермаркет за покупками. Между стеллажами дрейфовал голос молодой мамаши, выразительно и размеренно твердившей своему трехлетнему сыну категорическое «Поставь… это… обратно!».

«Но я это хочу\\» — хныкал он, еще крепче цепляясь за коробку с зерновым завтраком «Черепашки ниндзя».

«Поставь это обратно!» — уже громче последовал приказ, а ее гнев явно набирал обороты.

В этот момент девочка, сидевшая в тележке, уронила банку с вареньем, которую она хватала губами. Когда банка, упав на пол, разлетелась вдребезги, мамаша взвизгнула: «Так я и знала!» и, отвесив крошке звонкий подзатыльник, в бешенстве вырвала у сына из рук коробку и с шумом швырнула ее на ближайшую полку, потом сгребла его в охапку и ринулась по проходу, толкая перед собой опасно накренившуюся вбок тележку; девочка в тележке громко рыдала, а мальчик, болтая ногами, вопил: «Отпусти меня, ну отпусти же меня!»

Циллльманн установил, что когда организм уже взвинчен, как, например, та мамаша из супермаркета, и что-то провоцирует «эмоциональный налет», то следующая эмоция, будь то гнев или тревога, окажется необычайно сильной. Такова динамика процесса, когда кто-то приходит в ярость. Цилльманн рассматривает нарастающий гнев как «последовательный ряд провокаций, где каждая запускает возбудительную реакцию, которая затухает очень медленно». В этой последовательности каждая следующая провоцирующая гнев мысль или ощущение становится спусковым мини-крючком для создаваемых миндалевидным телом волн катехоламинов, причем каждая волна формируется на гормональном импульсе предыдущих волн. Вторая волна приходит до того, как первая уже стихла, а третья — на пике первых двух и т.д. Каждая последующая волна «едет» на хвостах предыдущих, быстро повышая уровень физиологического возбуждения организма. Мысль, которая поступает в это скопление позже, новы-шает степень раздражения гораздо больше, чем та, что приходит вначале. Таким образом, гнев растет на гневе, а эмоциональный мозг «раскаляется» чем дальше, тем больше, и в итоге ярость, не сдерживаемая разумом, легко переходит в буйство.

В этот момент люди неумолимы и недоступны доводам разума; все их мысли вращаются вокруг мести и ответных действий, и они полностью забывают о возможных последствиях. Как объясняет Цилльманн, этот высший уровень возбуждения «питает обманчивое представление о силе и неуязвимости, которое может воодушевить и способствовать агрессии», когда взбешенный человек «за неимением когнитивного руководства» полагается на самые примитивные ответные реакции. Побуждение, исходящее от лимбической системы, преобладает; руководством к действию становятся грубейшие уроки жестокости жизни.

Бальзам для гнева

Принимая во внимание результаты этого исследования анатомии гнева, Цилльманн видит два главных способа вмешательства. Первый способ обуздания гнева заключается в том, чтобы ухватить те мысли, которые вызывают волны гнева, и усомниться в их правильности, так как именно эта первоначальная оценка взаимодействия и подкрепляет, и поддерживает первую вспышку гнева, а последующие новые оценки раздувают огонь. Выбор момента имеет значение: чем раньше в цикле развития гнева сделать это, тем большего эффекта можно добиться. В самом деле, развитие гнева можно полностью остановить, если успокаивающая информация поступит раньше, чем человек начнет действовать, руководствуясь гневом.

Роль способности к пониманию в обуздании гнева проясняет еще один эксперимент Цилльманна, в ходе которого грубый ассистент всячески оскорблял и выводил из себя добровольных участников эксперимента, которые «ездили» на велотренажере. Когда добровольцам представлялась возможность отплатить той же монетой грубияну-экспериментатору (опять же дав ему плохую оценку, которая, как они думали, будет использована при рассмотрении его кандидатуры при приеме на работу), они делали это со злобной радостью. Но в одном варианте эксперимента другая помощница вошла в тот момент, когда добровольцы уже были раздражены, и как раз перед тем, как им представился бы шанс отомстить; она сказала дерзкому экспериментатору, что его просят к телефону внизу в вестибюле. Уходя, он и ей отпустил ехидное замечание. Но она восприняла его с полным пониманием, объяснив остальным после его ухода, что на него ужасно давят и расстраивают предстоящие устные экзамены на ученую степень. После этого, когда сердитым добровольцам представилась-таки возможность расквитаться с грубияном, они не стали этого делать; вместо этого они выразили ему сочувствие в связи с положением, в котором он находился.

Такая смягчающая информация позволяет произвести переоценку событий, вызывающих гнев. Но для этого обуздания гнева существует особое «окно благоприятной возможности». Цилльманн обнаружил, что оно отлично действует при умеренных степенях раздражения; когда же ярость в своем нарастании достигает уже высокого уровня, оно не имеет никакого значения из-за того, что он называет «когнитивной несостоятельностью», иными словами, люди становятся неспособными здраво мыслить. Когда люди уже не помнили себя от бешенства, они отмахивались от смягчающей информации со словами: «Ну, это уже слишком!» или прибегали к «самым грубым выражениям, какие только есть в родном языке», как деликатно выразился Цилльманн.

Успокоение

Однажды, когда мне было тринадцать лет, я в приступе гнева выбежал из дома, поклявшись никогда более туда не возвращаться. Как сейчас помню, был прекрасный летний день, и я ушел довольно далеко, бродя по восхитительным узким улочкам, пока не ощутил, что тишина и красота постепенно умерили гнев и внесли покой в мою душу. Спустя несколько часов я вернулся домой, сожалея о своем глупом поступке и растроганный почти до слез. С тех пор, когда мной овладевает приступ гнева, я стараюсь по возможности справляться с ним аналогичным образом и считаю, что это наилучший метод лечения.

Этот рассказ отвечает теме одного из первых научных исследований гнева, проведенного в 1899 году. Он по-прежнему служит моделью второго способа успокоения гнева, когда для охлаждения страстей в физиологическом смысле выброс адреналина пережидают в обстановке, где вероятнее всего не появятся дополнительные механизмы разжигания ярости. К примеру, при возникновении спора это означает, что нужно на какое-то время прекратить общение с этим человеком. В период охлаждения страстей рассерженный человек может притормозить нарастание враждебности, попытавшись найти для себя способ отвлечься или развлечься. Развлечение, по мнению Цилльманна, является мощным средством изменения настроения, и это вполне естественно, поскольку трудно раздражаться, когда приятно проводишь время. Фокус заключается в том, чтобы первым делом остудить гнев до такого уровня, когда человек окажется способным развеселиться.

Проведенный Цилльманном анализ процессов усиления и успокоения гнева дает объяснение многим открытиям Дианы Тайс в отношении стратегий, которыми люди, по их словам, пользуются, чтобы смягчить свой гнев. Согласно одной достаточно эффективной стратегии, надо отойти от всех и вся и успокаиваться в полном одиночестве. Многие мужчины понимают это как совет поехать покататься — открытие, усложняющее жизнь другим водителям (и, как сообщила мне Тайс, побудившее ее быть более бдительной за рулем). Вероятно, более безопасной альтернативой было бы отправиться на длительную прогулку. Против гнева также очень помогает энергичная физзарядка. Не меньший эффект дают и разные методы релаксации, например, глубокое дыхание и мышечное расслабление, вероятно, по той причине, что они изменяют физиологию организма, переводя его из состояния сильного возбуждения в минуты гнева в состояние пониженного возбуждения, а возможно, еще и отвлекают от всего, что вызвало гнев. Механизм успокоения с помощью активных физических упражнений, видимо, тот же самый: после сильной физиологической активации во время зарядки организм, как только вы ее прекращаете, возвращается на уровень низкой активации.

Однако ни один способ успокоения не сработает, если в это время одну за другой перебирать в голове мысли, провоцирующие гнев, потому что каждая такая мысль сама по себе есть малый спусковой крючок для последовательного включения раздражений. Положительная сторона развлечений в том, что они прерывают эту цепь раздражающих мыслей. В ходе изучения стратегий, которыми многие пользуются, чтобы справиться с раздражением, Тайс обнаружила, что разнообразные развлечения, вообще говоря, помогают обуздать гнев. Так, телевидение, кино, чтение и тому подобные средства не дают вам без конца обмусоливать раздражающие мысли, которые лишают душевного равновесия. Однако, по мнению Тайс, такие удовольствия, как шоппинг и вкусная еда, не дают ощутимого эффекта, поскольку ничто не мешает вам продолжать мысленно негодовать и возмущаться, курсируя по супермаркету или отправляя в рот кусок шоколадного торта.

К этим стратегиям можно добавить несколько методов, разработанных Редфордом Уильямсом, психиатром из Университета Дьюка, который изыскивает способы помочь недоброжелательным и злобным людям с высокой степенью риска получить сердечное заболевание справляться со своей раздражительностью. В частности, он советует им прибегать к самоосознанию, чтобы засекать циничные или враждебные мысли по мере их появления и записывать их в тетрадочку. Уловленные таким образом гневные мысли можно поставить под вопрос и заново оценить, хотя, как считает Цилльманн, такой метод лучше работает в ситуации, когда раздражение еще не перешло в ярость.

Обманчивость разрядки напряжения путем высказывания

Как-то раз, когда я уселся в нью-йоркское такси, молодой человек, переходивший улицу, остановился прямо перед его носом, пережидая поток машин. Водитель, которому не терпелось тронуться с места, посигналил ему, побуждая уйти с дороги. В ответ последовали сердитый взгляд и непристойный жест.

«Ах ты сукин сын!» — взревел водитель, ударяя одновременно по педалям акселератора и тормоза и заставляя тем самым машину делать угрожающие броски вперед. Перед лицом смертельной угрозы молодой человек с недовольным видом чуть отошел в сторону и врезал кулаком по такси, когда оно медленно проползало мимо него, встраиваясь в транспортный поток. От этого водитель разразился в адрес парня длиннющей тирадой, состоявшей почти сплошь из непечатных выражений.

Мы ехали дальше, а водитель, все еще заметно взволнованный, сказал мне: «Ни в коем случае ни от кого не терпите оскорбления. Обязательно крикните что-нибудь в ответ — по крайней мере вам от этого станет легче!»

Катарсис иногда превозносится как способ справляться с гневом. Расхожая теория утверждает, что «вам от этого станет легче». Но, как свидетельствуют открытия Цилльманна, существует довод против катарсиса, высказанный где-то в 1950-е годы, когда психологи начали экспериментально проверять последствия катарсиса и раз за разом обнаруживали, что «выпускание» гнева на волю мало что или вовсе ничего не дает с точки зрения освобождения от него (хотя в силу обманчивой природы гнева может ощущаться как доставляющее удовлетворение). Существуют, быть может, какие-то особые условия, при которых потоки брани, изливаемые в гневе, действительно срабатывают: когда они обрушиваются непосредственно на того человека, который является объектом гнева, когда это изливание гнева восстанавливает самообладание или устраняет несправедливость, или когда это причиняет «оправданный ущерб» другому человеку и заставляет его изменить какие-то вызывающие недовольство действия без того, чтобы отвечать ему тем же самым. Но в силу подстрекательской природы гнева это бывает легче сказать, чем сделать.

Тайс установила, что изливание гнева — это один из наихудших способов успокоиться: вспышки ярости, как правило, усиливают активацию эмоционального мозга, заставляя людей испытывать не меньший, а более сильный гнев. На основании рассказов людей о тех случаях, когда они выплескивали свою ярость на того, что их раздражил, Тайс выяснила, что конечным результатом было продление этого настроения, а не его прекращение. Гораздо более действенной оказывалась следующая методика: сначала люди успокаивались, а потом встречались лицом к лицу с тем, кто вызвал их гнев, чтобы уже в более конструктивной или убедительной манере разрешить спор. Мне довелось однажды услышать ответ тибетского учителя Гогьяма Трунгпы, когда его спросили, как лучше всего справиться с гневом: «Не подавляйте его. Но и не руководствуйтесь им».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

pro-psixology.ru

В гневе, вы, скорее всего, целенаправленно желаете ранить других.

В гневе, вы, скорее всего, целенаправленно желаете ранить других. Если вы знаете, что кто-то рассержен, если вы осознаете, что именно его разозлило, тогда его воинственное поведение (нападение) понятно вам, даже если вы осуждаете его неспособность контролировать себя. Человек считается странным или ненормальным, если нападает без видимых причин или не выглядит при этом рассерженным. Составляющей переживания гнева является угроза потери контроля.

Когда человек говорит, что он был в ярости, это зачастую кажется объяснением, почему он сделал нечто такое, в чем сейчас раскаивается. «Я знаю, я не должен был говорить это ему (бить его), но я был в бешенстве; Я потерял голову.» Детей специально приучают не нападать физически на своих родителей или других взрослых, когда они рассержены.

Они могут даже быть научены контролировать всяческие внешние проявления (признаки) гнева. По поводу выражения гнева, мальчики и девочки воспитываются, как правило, по-разному. Девочек учат не демонстрировать ярость по отношению ко всем подряд, в то время как мальчиков поощряют выражать гнев по отношению к своим сверстникам, если те спровоцировали эту эмоцию. Взрослые знают, как им контролировать свои эмоции. Гнев может быть вызван множеством различных способов.

Одним направлением является расстройство и крушение надежд в результате вмешательства вашей деятельности или же преследование своих целей. Расстройство может быть характерным в отношении работы, которой вы занимаетесь, или, в подавляющем большинстве случаев, в отношении вашей линии поведения либо жизненной сферы в целом. Ваш гнев будет более вероятным и более интенсивным, если вы будете полагать, что тот кто вмешался — действовал произвольно, несправедливо, или злобно. Если человек хочет расстроить вас, или расстраивает вас просто, потому что он не в состоянии сообразить, как его действия могли бы повредить вам, то вы вероятно будете больше сердиты, в том случае если бы вы думали, что он действовал преднамеренно.

Расстроить вас может и не только человек. Вы можете рассердиться из-за нелепых или природных событий, но в этом случае вы будете чувствовать себя немного смущенными или менее оправданными в своем гневе. Вероятно, когда вы злитесь из-за того, что вы расстроены, вы постараетесь устранить причину беспокойства действиями или словами. Конечно, тот кто вас расстраивает может быть более сильным, чем вы, и быть равнодушным к вашим протестам. Но все же гнев может все еще проявляться, и вы можете его проклянуть, побить и т.д.

Или вы можете проявить ваш гнев косвенно, крича и проклиная его, когда он не рядом, и не может наказать вас за ваш гнев. Вы можете выразить ваш гнев символически, нападая на кое что что его представляет, или перемещая ваш гнев на более безопасную или более удобную цель — козла отпущения.

Вторым побуждением гнева является физическая угроза. Если человек, который угрожает вам физически, не является для вас значимым, и явно не способен причинить вам вред, вы, скорее всего, почувствуете презрение, а не гнев. Если человек, угрожающий вам — сильнее чем вы, то вы, скорее всего, будете чувствовать страх а не гнев. Даже если вы на равных, то вы можете вполне чувствовать смесь гнева и страха.

Когда гнев пробужден угрозой физического нападения, вы можете напасть и бороться, предупредить устно или блефовать, а так же вы можете просто убежать. Даже убегая, хотя вы будите возможно боятся, вы все равно можете чувствовать гнев.

Третий главный источник гнева — чьи-то действия или слова, которые ранят не физически, а психологически. Оскорбление, пренебрежение вашими чувствами, отказ — так же могут разозлить вас. Чтобы почувствовать боль или гнев, вы должны заботиться каким-то образом о человеке, который ранит вас. Оскорбление от того, кого вы мало знаете, отказ тем, кого вы никогда бы не рассматривали как друга или любимого человека, может в лучшем случае вызвать презрение или удивление. С другой стороны, если вред наносится тем, о ком вы заботитесь, вы можете чувствовать печаль вместо или в дополнение к гневу. В некоторых случаях, когда вы очень сильно заботитесь о человеке, который вас ранил, или вы на столько не способны быть рассерженным на него (или на кого либо еще), тогда вы рационализируете его плохие действия, находя некоторое основание в ваших собственных действиях для его вредного поведения; вы тогда чувствуете себя виновными, а не сердитыми.

Другими словами, вы злитесь на себя, а не на обидчика. Так же как и с расстройством, если человек, который ранит вас, кажется, делает так преднамеренно, то вы будете рассержены на него больше, чем в случае, если вред будет казаться случайным. Четвертый тип гнева вызывается, замечая, что кто-то делает кое-что, что нарушает ваши моральные ценности. Вы можете разозлиться на кого-то, даже если это не касается вас непосредственно. Это бывает, например, если кто-то относится к другому человеку, по вашему мнению, аморально.

Наглядный пример — вы злитесь, когда видите, как взрослый наказывает ребенка, как вам кажется, слишком жестоко. Если же у вас иные моральные принципы, вы можете разозлиться, если взрослый наказывает ребенка слишком мягко. Для того чтобы быть возмущенным, жертва не обязательно должна быть столь же беспомощной, как ребенок. Муж, который оставляет свою жену (или наоборот), может возмутить вас, если вы верите в то, что брак должен длиться «пока смерть не разлучит вас.»

Даже если вы состоятельный человек, вы можете быть возмущены экономической эксплуатацией определенных групп в обществе, или правительством которое ставиться с поблажкой к бесполезным людям. Моральный (или нравственный) гнев зачастую является лицемерным, хотя мы стремимся употреблять это понятие, только если мы несогласны с нравственностью человека в состоянии т.н. праведного гнева. Из-за того что нарушаются наши моральные ценности, мы можем чувствовать гнев о страдании других, и это является очень важным поводом для совершения социальных и политических действий. Такой гнев в дополнение к другим факторам может мотивировать попытки изменить общество, а также это может быть социальной реформой, просьбой, убийством, или терроризмом. Два других события, которые могут вызвать гнев, связаны, но вероятно менее важны, с теми, что обсуждались раньше. Человек не оправдывающий ваших надежд может пробудить в вас гнев. Не обязательно, чтобы его неудача причиняла боль именно вам; фактически само по себе это может быть не направлено против вас. Чаще всего это реакция родителей на своего ребенка. Ваше нетерпение и болезненная реакция на его неспособность следовать указаниям или иным образом соответствовать вашим ожиданиям не подразумевает, что ребенок ранит вас своей неспособностью подчиняться (непослушанием) , именно неоправданные ожидания вызывают реакцию гнева.

Еще одним источником гнева является гнев другого человека направленный по отношению к вам, против вас.

Для некоторых людей типично отвечать на гнев взаимностью. Это может быть особенно ярко выражено, если не существует очевидного основания для гнева, направленного против вас, или же если этот гнев кажется, по вашему мнению, необоснованным.

Вас может разозлить гнев, который представляется вам не таким праведным, как по мнению человека, который его испытывает. Это только некоторые, из практически бесконечного их количества, причины гнева. В зависимости от истории жизни человека, что угодно может выявить гнев. Переживание гнева очень часто включает ощущения определенного рода. Дарвин, в своем докладе о физиологии гнева цитировал Шекспира:

Когда ж нагрянет ураган войны, Должны вы подражать повадке тигра.

Кровь разожгите, напрягите мышцы, Свой нрав прикройте бешенства личиной! Глазам придайте разъяренный блеск — Пускай, как пушки, смотрят из глазниц;

Пускай над ними нависают брови,

Как выщербленный бурями утес

Над основанием своим, что гложет Свирепый и нещадный океан.

Сцепите зубы и раздуйте ноздри;

Дыханье придержите; словно лук.

Дух напрягите. — Рыцари, вперед!

(Генрих V, Акт 3, сц.1, пер. Е. Бируковой)

Кровяное давление повышается, лицо может покраснеть, вены на лбу и шее могут становиться более заметными. Дыхание меняется, тело может распрямиться, мышцы напрягаются, и может наблюдаться легкое движение тела вперед по направлению к обидчику. В состоянии сильного гнева или ярости, может быть неосуществимо сохранять спокойствие, поскольку побуждение к нападению может быть чрезвычайно сильным.

Несмотря на то, что нападение или драка могут быть довольно часто встречающимися составляющими реакции гнева, совсем не обязательно, что они будут присутствовать во всех случаях проявления этой реакции. Взбешенный человек может ограничиться только словами; он может кричать и вопить или, хорошо контролируя себя, только наговорить гадостей, или же, при очень высокой степени самоконтроля, он может вообще ничем не выдать (проявить) свой гнев ни в голосе, ни в словах. Некоторые люди часто переживают внутренний гнев на самих себя и в большинстве случаев шутят насчет вызывающих раздражение* людей или же на свой счет.

Предположения о причинах некоторых психосоматических расстройств утверждают, что определенные физические заболевания случаются среди людей, неспособных выражать гнев, которые скорее будут терзать себя, чем сердиться на тех, кто их провоцирует.

В настоящее время с повышенным вниманием относятся к людям, которые, предположительно, не могут выражать гнев, а различные терапевтические и околотерапевтические методы сосредоточены конкретно на обучении людей, как выражать свой гнев и как переносить гнев других Гнев варьируется по интенсивности, от легкого недовольства или раздражения до ярости или бешенства. Гнев может нарастать постепенно, начиная с раздражения и медленно накапливаясь, или же полноценная ярость может случиться внезапно.

Люди различаются не только по типам причин, вызывающих гнев , или по их действиям, харахтерным для этого состояния, но так же по тому, сколько времени им понадобится, чтобы рассердиться. Некоторые люди «имеют короткий запал» , и известны, как взрывные (вспыльчивые) в состоянии гнева, они редко проходят через стадию легкого раздражения в независимости от вида раздражителя.

Другие могут редко испытывать что-либо сильнее раздражения, независимо от источника раздражения, они никогда не становятся по-настоящему сердитыми, по крайней мере, по их собственному мнению.

Люди так же различаются по тому, как долго они остаются в состоянии гнева, стоит раздражителю исчезнуть. Некоторые люди кажутся быстро отходчивыми от гнева, в то время как для других характерно затяжное переживание чувства гнева. Оно может захватывать таких людей, часами переходя в стадию ярости, в особенности, если то, что их разозлило, прекратилось до того, как у них был шанс продемонстрировать полноценный гнев.

Гнев может смешиваться с любой другой эмоцией.Мы уже рассмотрели случаи , в которых человек может испытывать гнев-страх, гнев-печаль* или гнев-отвращение.

Человек может так же чувствовать гнев и удивление, или гнев и счастье в некоторых случаях, демонстрируя пренебрежение или самодовольство. Некоторые люди испытывают довольно сильное удовольствие, переживая гнев. Они наслаждаются дискуссией (прениями).

Враждебные перепалки и словесные нападки не только волнительны для них, но и являются источником удовлетворения. Люди могут даже получать удовольствие от физического обмена ударами в сокрушительной затяжной борьбе (драке).

Интимные отношения могут быть установлены или восстановлены посредством энергичной гневной перебранки между двумя людьми.

Некоторые супружеские пары известны своей повторяющиеся моделью отношений, когда почти насильственные споры или даже жестокие драки следуют незамедлительно за сексуальной страстью и близостью.

Некоторое ощущение сексуального возбуждения может возникать при гневе; не известно, является ли это характерным для садизма или нет.

Безусловно многие люди если и испытывают позитивное чувство облегчения после переживания гнева,то только потому, что гнев прошел, а угроза или припятствие устранены.

Но это не то же самое, что действительное наслаждение состоянием ярости во время эмоционального переживания гнева. Наслаждение яростью далеко не единственная психологическая модель по отношению к этой эмоции.

Многие люди совершенно расстроены из за самих себя, если они сердятся; они стараются никогда не позволять себе испытывать или показывать гнев.

Намерение никогда не переживать состояние гнева может стать неотъемлемой частью их жизненной философии или работой всей жизни. Люди могут бояться чувствовать гнев. Они могут испытывать печаль, стыд или отвращение к себе, если они когда-нибудь почувствуют или проявят гнев. Такиеи люди как правило обеспокоены по поводу потери контроля над побуждениями к нападению.

Их обеспокоенность может быть оправданной (обоснованной), или же они могут преувеличивать степень вреда, который они могут причинить или уже причинили кому-либо.

psihologia.biz

это эмоция, причины, управление гневом, как справиться

Гнев человека — это негативный эмоциональный всплеск, являющийся предвестником проявления агрессии. Он способен в буквальном смысле распирать человека изнутри. Для сильного гнева зачастую характерны негативные эмоции с потоком разрушительной энергии, отмечающиеся отключением способностей к анализу действий. Внезапное проявление такого поведения у индивида вызывает недоумение у окружающих его людей, а также беспокойство у самого человека.

Гнев — это эмоция, зачастую имеющая агрессивный характер, направленная по отношению к чему-то или кому-то с целью уничтожения, подавления, подчинения (чаще неодушевленных предметов). Зачастую реакция этой отрицательной эмоции имеет непродолжительный характер. Во время эмоционального всплеска у человека мышцы лица напрягаются; тело становится, словно натянутая струна; зубы и кулаки сжаты, лицо начинает гореть; появляется ощущение, будто что-то внутри «закипает», при этом контроль над разумом отсутствует.

Причины гнева

Гнев — это основная человеческая эмоция, которая изначально была необходима для того, чтобы индивидуум мог выживать. Однако в связи с развитием общества, потребность в выражении своих негативных эмоций постепенно снизилась, а избавиться от гнева полностью человечеству так и не удалось. К сожалению, в современном мире люди все также продолжают создавать себе искусственно неприятности, которые побуждают их к выражению такого рода недовольства.

Причиной сильного гнева зачастую выступает агрессия, которая накапливается по различным обстоятельствам. К этой негативной эмоции нередко может привести даже элементарная мелочь, или страх, который тоже может выступать причиной данной эмоции.

Гнев относят к состоянию как физиологическому, так и психологическому. В принципе, его проявление относят к нормальной реакции психики индивида на внешний раздражитель. Он сопровождается учащением пульса, бледностью или покраснением кожных покровов по причине выработки организмом огромного количества энергии, которую требуется куда-то девать.

Нет таких людей, которые никогда не испытывают отрицательных эмоций и пребывают всегда в уравновешенном состоянии. Из равновесия может вывести что угодно: пробки на дорогах, несправедливый начальник, детские шалости, плохая погода и т.д.

Гнев и злость зачастую проходят без серьезных разрушительных последствий для индивида и его окружения, а вот если во время неожиданных приступов гнева человек причиняет страдания или боль своему окружению, то это говорит уже о не умении контролировать свои эмоциональные всплески и проявлении агрессии.

Одной из основных причин гнева выступает фрустрация, которая вызывается помехами и многочисленными препятствиями, мешающими человеку продвигаться к цели. Препятствием, вызывающим фрустрацию, может быть, как другой индивид, так и внешние обстоятельства.

В порыве гнева зачастую действия индивида направлены на удаление препятствия посредством вербальной или физической атаки. Также причиной данного поведения человека может выступать явная физическая угроза для него.

Следующей причиной гнева способны являться чьи–то заявления или действия, заставляющие человека ощутить на себе моральное воздействие.

Отказ, оскорбление, демонстрация неуважения к чувствам – все это способно вызвать у индивида негодование и отрицательную эмоцию. При этом, чем сильнее душевная привязанность к человеку, наносящему моральный дискомфорт, тем болезненнее переживания и ярче гнев от таких действий.

Гнев человека будет наиболее сильным, если его довести до нервного истощения.

Управление гневом

Отрицательная эмоция возникает при таком развитии ситуации, когда что-то не устраивает человека и появляется ощущение, что с этим можно справиться.

Гнев растет до определенного момента, после чего происходит либо спад до успокоения, либо же резкий скачок вверх, проявляющийся в виде приступов ярости. Существует такое устойчивое выражение – «задохнулся от гнева». Для данного состояния характерно сдавливание нервов, нехватка дыхания. Негативные эмоциональные всплески во время данного состояния всегда отмечаются желанием физической активности: крушить, драться, бежать, прыгать, сжимать руки в кулаки, ломать. В момент сильного гнева у человека распирающая волна негодования, вызванная эмоциональным всплеском недовольства, поднимается от таза вверх, достигая при этом груди. Для такого состояния будет характерен осипший, сдавленный голос, ощущение сжатия в области груди, откашливание.

К возникновению мгновенного гнева, который неподвластен контролю человека, люди относятся естественно и не предосудительно, а вот действия, которые совершаются под влиянием этой эмоции, уже осуждаются.

Управлять гневом в моменты агрессии бывает практически невозможно, поскольку человек находясь в состоянии аффекта, часто не понимает, что творит. В это время будет лучше, если рядом с таким индивидом никого не будет, поскольку человек в агрессии с затуманенным разумом представляет опасность и может навредить и даже покалечить окружающих его людей.

Гнев и агрессия, зачастую долго не длятся и имеют непродолжительный характер. Индивид в таком состоянии быстро «вскипает» и также быстро «угасает».

Считается, что если эмоция гнева вызывается чувством справедливости в момент совершающегося преступного действия, то это похвально. В остальных же случаях отрицательная эмоция осуждается и людям рекомендуется быть более сдержанными и проявлять долготерпение.

Существуют интересные факты о данной эмоции. Мужской гнев воспринимается, как проявление силы, а к женскому подобному поведению относятся, как иррациональности и слабости.

Гнев и ярость, относят к самым опасным эмоциональным всплескам. Когда человек испытывает эти эмоции, то часто умышленно причиняет вред другим людям, теряя нередко над собой контроль, поэтому умелое управление гневом и яростью должно стать первостепенной задачей индивидов при возникновении негативных эмоций.

Взрослых личностей зачастую характеризуют по тому, как они способны справляться со своим негодованием и дают им такие определения: горячий, сдержанный, взрывной, хладнокровный, вспыльчивый.

Проявления гнева отмечаются специфическими выражениями мимики:

  •  обнаженные зубы, открытый рот в высоту на вдохе;
  •  сведенные, опущенные брови;
  •  расширенные глаза и сфокусированное внимание на объекте агрессии;
  •  горизонтальные складки на переносице;
  •  расширение крыльев носа.

Как справиться с гневом

Чтобы научиться справляться с гневом, следует понять причину его возникновения и освоить эффективные техники по снятию агрессивного поведения.

Гнев — это не самая лучшая эмоция человека, у которой всегда есть предвестник. Существует несколько способов, как можно обезопасить себя от внезапных вспышек эмоциональных всплесков, чтобы не навредить окружающим. Человек должен научиться слушать себя и чувствовать те моменты, когда необходимо избегать внезапных вспышек отрицательной эмоции. Это может быть плохое самочувствие, депрессивное настроение, раздражительность. Например, индивид, разговаривая с человеком, чувствует, как внутри него все начинает бурлить. Это означает приближение гнева, а именно нарушение психологического равновесия, поэтому сразу требуется оценить истинную причину этой эмоции. Далее для максимального успокоения нужно ненадолго закрыть глаза, пытаясь абстрагироваться от внешнего мира и начать контролировать свое дыхание, сделав глубокий, а затем медленный вдох.

Как справиться с гневом? Существует мнение, что человеку сдерживать в себе негативные эмоции вредно и лучше от них избавляться. На самом деле — это не так. Ученые доказали следующий факт: срыв негативных эмоций на ближайшем окружении — это сродни наркотику и агрессору они доставляют огромное удовольствие. Частые срывы индивида на близком окружении вызывают у него желание осуществлять это с определенной частотой. Со временем индивид уже и сам не способен замечать, что несознательно создает такие ситуации, при которых он впадает в гнев. Замечая такую особенность, обычные люди, начинают избегать скандального человека, а он в свою очередь находит таких же неуравновешенных и обожающих подобные вспышки.

Итак, как сдерживать гнев? Во время приближения негативных эмоций, можно подойти к зеркалу и посмотреть, какие именно мышцы напрягаются. В состоянии спокойствия необходимо научиться управлять лицевыми мышцами: напрягать и расслаблять их. При возникновении очередной вспышки отрицательной эмоции следует расслабить лицевые мышцы.

Как избавиться от гнева? Приступы гнева рекомендуется устранять переключением внимания на что-нибудь приятное или отвлекающее. Необходимо мысленно перенестись в те места, где можно восполниться позитивной энергией, а неприятные разговоры сразу перевести на нейтральные темы.

Если индивид будет идти на поводу своих эмоций и не станет бороться с эмоциональными всплесками, то в будущем существует риск развития острых заболеваний сердечно — сосудистой системы. Над этим следует задуматься, поскольку ученые обнаружили прямую связь возникновения инсульта и инфаркта миокарда после перенесенного эмоционального всплеска в течение 48 часов у людей, имеющих острую коронарную окклюзию (закупорку сердечных артерий).

Ученые в один голос предупреждают людей, что негативные эмоции вредят здоровью гораздо сильнее, чем алкоголь или табак, поскольку неумение управлять своими эмоциями увеличивает риск ранней смертности на 60%.

Причина кроется в том, что периодически артерии подвержены атакам гормонов стресса и испытывают патологические изменения, которые приводят к серьезным заболеваниям. Чтобы избежать возможных необратимых последствий, специалисты рекомендуют следить тщательно за своей нервной системой и при необходимости обращаться срочно за помощью к врачам.

psihomed.com

Эмоция ГНЕВ — почему это хорошо?

Сегодня – последний элемент загадочной схемы эмоций. Его величество, ГНЕВ!

Гнев – самая базовая эмоция, которая служит базой для перехода в любую эмоцию. Из любой эмоции можно “запрыгнуть” в гнев, в свою очередь, из гнева можно переключится в любую другую эмоцию.

Гнев – эмоция, с которой начинается жизнь. Эмоция, с котором мы появляемся на свет. Ведь именно через гнев, преодоление, младенец выходит из утроба матери в совершенно иной мир. Иначе никак.

Эмоция гнева связана со сверх-достижением, неким прорывом, квантовым скачком вперёд. Любые жизненные прорывы, неважно в чем, в “пробивании” финансового потолка, спортивных, интеллектуальных достижений, происходят именно в этой эмоции.

Эмоция гнев ≠ агрессия

Соответственно, если вы занимаетесь целеполаганием и что важнее, целедостижением (ибо цели ставят многие, а успешно завершают – единицы), вам жизненно необходимо научится взаимодействовать с этой эмоцией, поскольку именно она будет помогать вам побеждать.

Именно в ней у спортсмена открывается второе, а также третье, четвертое, и если понадобится, десятое дыхание. Именно в ней художник рисует гениальную картину, именно в ней музыкант творит величайшее произведение, именно в ней ученый усердно работает над созданием нового изобретение.

Именно в ней человек совершает любое действие.

Гнев – НЕРАВНО агрессия. Гнев – очень широкоспектральная эмоция, которая может проявляться совершенно по-разному. Как и любая другая эмоция, гнев может быть как низкоамплитудным (слабым), так и высокоамплитудным (сильным).

Так вот, агрессия, злоба – нижняя часть амлитуды гнева. Вы спросите, а что есть наивысшая точка амплитуды гнева, максимальная его концентрация? Ярость?

Ярость, ровно как и агрессия – проявления неодобренного гнева.
Одобренный же гнев в максимальной амлитуде = СВЕРХДЕЯТЕЛЬНОСТЬ!

Человек совершает максимальное количество самых точных действий в единицу времени, без долей секунд промедления, рефлексии, полная самоотдача, до талого, либо я это делаю, либо умру! ПОЛНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ ОКРУЖАЮЩЕГО ПРОСТРАНСТВА СЕБЕ.

Люди, которые “залипли” в жизни, долгое время не могут совершить скачок на новую ступень развития, те самые, что живы физически, но давно мертвы своим духом – потеряли свою способность гневаться, как следствие развиваться. Ибо гнев = движение вперёд = развитие.

Хочешь выиграть соревнования? Умение взаимодействовать с гневом тебе поможет. Хочешь вырваться из текущего жизненного контекста? ГНЕВ! Хочешь ворваться на новый уровень финансовых доходов? ГНЕВ! Хочешь вытащить себя из длительного “залипа”? Только гнев. Ничего более не поможет.

Эмоция гнева реализуется через гормон (и нейромедиатор) – норадреналин. Когда уровень норадреналина повышается, человек гневается. Когда человек гневается – уровень норадреналина повышается. Обратная связь, в обе стороны.

Норадреналин – гормон, который секретируется из другого гормона (и нероймедиатора) – дофамина. Если дофамин – стремление, желание, мотивация, то норадреналин – чистое действие, чистое движение вперёд.

♻Физиологически гнев (норадреналин) проявляется себя следующим образом:

?Предельно плотный фокус внимания, собранность, мобилизованность
?Расширение сосудов, сердце качает кровь мощнее. Отсюда и багровение во время гнева (в страхе (адреналин), напротив, сосуды сужаются с целью уменьшения потенциальных кровопотерь, человек бледнеет).
?Повышенная физическая сила, выносливость, более глубокое дыхание. Дыхание диафрагмальное (животом), максимальная подпитка всех систем кислородом (энергией).
?Максимальное желание действовать, отсутствие сомнений и рефлексии.

Ключевые мысли, продолжительная “прокрутка” и проживание которых позволяет войти в эмоцию:

– ВПЕРЁД!
– НИ ШАГУ НАЗАД!
– ПРОРВЕМСЯ!
– ДЕЙСТВУЕМ!
– Либо так, либо никак!
– Победа или смерть!

…И так далее до бесконечности. Все фразы, так или иначе, связанны с неким призывом к действию.

Пожалуй, самый эффективный метод войти в эмоцию гнева – ярко ощутить как происходит революция. Красные знамена, толпа людей, сметающая всё на своём пути, крики, оры, грохот, боевые кличи.
Проживи это, ощути это, ясно узри это, стань самой революцией и одобри это ощущение.

Чувствуешь, как мышление настроилось на призму активных действий?

В истории полно знаменитых людей, кто обрёл свою силу именно с помощью этой эмоции.

Майк Тайсон – человек, который вырубал соперников в первых раундах, а то и в первых секундах. Всегда выходил в высокоамплитудном гневе.
Слабое место – не мог держать эту эмоцию длительное время, в связи с чем, всегда проигрывал, если не нокаутировал соперника в первых 2-3-ех раундах.

Моххамед Али умел держать высокоамплитудную эмоцию гнева длительное время. Плюс подключал к гневу другую эмоцию (подэмоцию) “игру-флирт”, за счет чего справлялся со своими соперниками играючи.

Именно объединение гнева и “игры-флирта”, позволяет действовать максимально мощно, активно, но при этом легко и играючи. Когда всё невозможное становится возможным.

Радислав Гандапас, Тонни Роббинс, тот же Гитлер (гнев + игра-флирт, играл серьезность) – всё это пример великих ораторов, чьи речи сподвигали и мотивировали людей.

Вспоминаем фильм “Волк с Уолл-стрит”. Помните как он мотивировал своих работников? Помните, как они впахивали? Теперь вы знаете, какая эмоция позволяла им иметь такую работоспособность и такие результаты.

Гнев – твердое решение. Либо так, либо никак.
Сказал, что сегодня все лягут спать в 9 вечера, значит, все лягут спать в 9 вечера. Сказал, что встану с утра и побегу, встал с утра и бегу. Без вариантов.

Высшее проявление гнева – ВОЛЯ, или если хотите, Сила Духа. Она нарабатывается именно в этой эмоции.

Так же гнев – стойкость, умение держать удар.

А как показывает жизнь – умение держать удар – куда важнее, чем уметь бить.

Всё что написано в этой статье о гневе, о способах вхождения в эмоцию, в то как она себя проявляет и для чего она нужна, как ей пользоваться – всё это не более 10% от информации, которая будет на курсах “Апгрейд эмоционального интеллекта” и “Гормональный апгрейд”.

Учись взаимодействовать с гневом, пользуйся им, совершай революцию в своей жизни. Хочешь этому научится, заодно научится управлять всеми эмоциями и переключаться между ними как по щелку пальцев?

Смотреть запись про эмоциональный интеллект

https://vk.com/wall-143503737_5608 – узнать подробнее и записаться на курс “Апгрейд эмоционального интеллекта” можно здесь.

https://vk.com/wall-143503737_3901 = записаться на курс “Гормональный Апгрейд” можно здесь.

Следующим постом ждите завершение схемы. Самую важную информацию. То, ради чего всё и затевалось.

Понравилась статья — поделитесь с друзьями:

Об авторе

Михаил Рысак

Смотри правде в глаза. ©

mihailrysak.ru

Гнев и страх в теле человека

Гнев, подобно другим базовым эмоциям, является выражением эго.

Пара эмоций — гнев и страх — связана с переживанием или предвосхищением боли. Их возникновение совпадает с развитием мышечной системы.

Уже на первом году жизни ребенок начинает реагировать на боль и недомогание произвольными движениями. Этому предшествуют исключительно непроизвольные реакции в виде плача, изгибаний и извиваний тела и беспорядочных ударов ногами.

Эти действия выражают чувство раздражения, которое позднее сменяется гневом. Эмоция гнева постепенно вытесняет плач как средство разрядки напряжения. Однако гнев маленького ребенка, как правило, не способен повлиять на ситуацию и обычно переходит в плач, который является базовым механизмом высвобождения напряжения.

* Вообще, гнев является более эффективной реакцией, чем плач, поскольку он направлен на устранение причины боли. Для этого соответственно необходимо обладать способностью распознавать причину и понимать, на какой именно объект следует направить гнев. В то время как плач сопровождается ощущением собственной беспомощности в сложившейся ситуации, гнев преодолевает это чувство.

* В состоянии гнева мышцы вдоль спины заряжаются возбуждением, мобилизуя тело для атаки. Гнев ощущается как волна, движущаяся вверх по спине, к голове и рукам. Такой прилив эмоции сопровождается мощным притоком крови к этим частям тела. При наличии торможений и напряжений, блокирующих этот поток чувства, может возникнуть головная боль.

С другой стороны, плач переживается как отток. Во время плача заряд покидает мышечную систему и напряжение выходит наружу через конвульсивное рыдание. Гнев во многих отношениях подобен грозе: после разрядки чувства через интенсивные движения сознание проясняется и возвращается хорошее самочувствие, тогда как плач можно сравнить с тихим дождем.

* Гнев и страх относятся к эмоциям, возникающим в чрезвычайных ситуациях, они активируют симпатико-адреналовую систему, чтобы обеспечить дополнительную выработку энергии для борьбы или бегства. В том и другом эмоциональном состоянии мышечная система заряжается и мобилизуется к действию. В случае гнева организм готовится к нападению на источник боли. При возникновении страха организм настраивается на отступление и бегство от опасности.

Эти два противоположных направления движения отражают то, что происходит в теле.

Движение, направленное вверх вдоль спины, которое у собаки поднимает шерсть дыбом вместе с подачей головы вперед и опусканием плеч, представляет собой подготовку к нападению. Результатом движения вниз вдоль спины становится втягивание нижнего отдела позвоночника и заряжение ног к бегству.

В состоянии страха человек разворачивается и бежит. Если бегство невозможно, то возбуждение застревает в области спины и шеи, плечи поднимаются, глаза широко раскрываются, голова отводится назад, таз поджимается. Являясь типичным выражением страха, такая поза тела указывает на то, что человек находится в постоянном состоянии страха, не зависимо от того, сознает он это или нет.

* Движение потока возбуждения вдоль спины к голове в момент гнева, вероятно, объясняется тем фактом, что у человека, как и у большинства млекопитающих, основными средствами выражения агрессии служат рот и зубы. Импульс укусить — это архаичная форма выражения гнева.

Почти все дети в определенном возрасте кусаются, а иногда это делают и взрослые, в основном женщины. Это весьма эффективная форма атаки, поскольку вызывает сильную боль, но ее недостатком является необходимость близкого контакта.

Поэтому удар, который не столь требователен к дистанции и допускает большую маневренность, вытеснил кусание, став основным физическим способом выражения гнева. Тем не менее, когда человек сильно злится, его лицо часто принимает выражение оскала, которое ассоциируется с укусом.

* Я убежден в том, что сдерживание импульса укусить во многом ответственно за многие нарушения в сфере эмоционального выражения. Эти нарушения принимают форму неспособности рассердиться, истерических вспышек и постоянного чувства раздражения.

Гнев, подобно другим базовым эмоциям, является выражением эго. Он не прорывается, подобно истерическим реакциям, вопреки сознательным намерениям, он направляется эго и нацелен на позитивный результат, а именно — устранение причины фрустрации или боли.

Гнев — это не враждебность, ибо разозлиться не значит отвернуться или охладеть. Сдерживание импульса укусить препятствует движению возбуждения в голову и челюсть и блокирует естественное переживание этой эмоции.

* Неспособность человека «хвататься зубами за жизнь» или «вгрызаться в землю» когда это необходимо, является одним из результатов подавления импульса укусить.

Я не призываю поощрять укусы в процессе воспитания детей, однако их не следует наказывать за то, что они кусаются или каким-то иным образом выражают свой гнев.

Человек, которому отказано в праве выразить гнев, оказывается незащищенным. Будучи доведен до состояния страха и беспомощности, он будет пытаться преодолеть их, манипулируя своим окружением. Биоэнергетическая практика ясно показывает, что за хроническими чувствами страха и беспомощности скрывается подавляемый гнев.

* Отношение между страхом и гневом заключается в том, что одно сменяется другим. Если испуганный человек повернется лицом к опасности и решит нападать, то он разозлится и перестанет бояться. Это происходит потому, что поток возбуждения в его теле меняет направление. Его новое чувство — не что иное, как восприятие этой перемены. Когда нападающий человек начинает отступать, он по той же причине становится испуган. Чувство гнева находит разрядку в движениях нападения. Чувство страха разряжается через бегство.

* Страх развивается, когда источник боли представлен превосходящей с виду силой. Предосторожность советует человеку отступить, чтобы избежать боли, однако предосторожность является голосом разума, а эмоции не подчиняются сознательному контролю. Выберет ли человек борьбу или бегство, будет зависеть от его характера и от ситуации.

Несмотря на превосходящие силы агрессора, человек может реагировать на насилие гневом в тех обстоятельствах, когда отступление физически или психологически нецелесообразно. Праведный гнев прибавляет человеку немало сил и часто оказывается достаточным, чтобы компенсировать недостаток роста или веса. Человек, испытывающий гнев, как правило, подкрепляет себя убеждением в справедливости или оправданности своего состояния.

* С другой стороны, в ситуациях, когда гнев не может быть мобилизован, вследствие того что источник опасности неясен, неизвестен или безличен, естественной реакцией оказывается страх.

Так, дети боятся, когда их оставляют в темноте одних. Они чувствуют себя беззащитными и либо убегают, либо начинают плакать. По той же причине взрослые боятся неизвестного. Говорить ребенку, что ему не следует бояться темноты, глупо. Ему можно объяснить, что никакой реальной опасности в данной ситуации не существует, но при этом следует понимать, что его страх является биологической реакцией, которую нельзя подвергать осуждению.

Мы наносим непоправимый вред своим детям, когда называем их трусами и заставляем стыдиться своих естественных реакций. Такое иррациональное отношение со стороны некоторых взрослых — следствие незнания ими сути эмоциональных реакций. Кроме того, это в определенной степени представляет собой отреагирование на своих детях того способа обращения, с которым они столкнулись сами, будучи маленькими и беззащитными.

* Хотя у испуганного человека спонтанно возникает импульс к бегству, он может быть заблокирован усилием воли. Воля является механизмом, действующим в чрезвычайных ситуациях, находящимся под контролем эго и способным иногда брать верх над эмоциональной реакцией. В некоторых ситуациях это даже может спасти человеку жизнь. Воля, тем не менее, не снижает чувство страха. Она позволяет человеку отстаивать свою позицию или двигаться вперед, невзирая на страх. Хотя это может быть и проявлением безрассудства, как в тех случаях, когда посредством воли страх подавляется ради удовлетворения эго.

Хроническое состояние паники

Когда эго идентифицировано с телом, оно поддерживает эмоциональные реакции тела и направляет их в эффективные действия. Если человек испытывает страх, то все действия эго будут направлены на то, чтобы избежать опасности.

В отсутствии контроля эго, который поддерживается благодаря идентификации с собственными чувствами, страх может легко перерасти в панику.

Сходным образом, когда человек разгневан, поставленные эго ограничения сводят его поведение к самым необходимым действиям, обеспечивающим прекращение или предотвращение боли или физического вреда. Эго добавляет элемент рациональности к гневу и не дает ему выйти из-под контроля. Поскольку гнев обычно утихает с прекращением негативного внешнего воздействия, его нельзя считать деструктивным действием.

Иное дело — ярость. Когда идентификация эго с телом снижается, приводя к ослаблению контроля, то волна гнева часто прорывается в виде ярости, часто оказывающей разрушительное воздействие на самого человека и его окружение.

* Подобно большинству других проявлений личности, паника и ярость полярно взаимосвязаны друг с другом. В обоих случаях человек чувствует себя словно в ловушке. Столкнувшись с непреодолимой опасностью, на которую нельзя ответить бегством или борьбой, человек почувствует панику или ярость.

  • Если это паника, его порывом будет отчаянное, бесконтрольное желание убраться прочь от опасности любой ценой. Если такая возможность возникнет, он побежит без оглядки, даже не пытаясь оценить возникшую ситуацию; налицо полное отсутствие контроля со стороны эго.
  • Если бегство невозможно, его реакцией будет ярость.


* Ярким примером паники является поведение людей, оказавшихся в горящем помещении. Ослепленные стремлением выбраться из угрожающей ситуации, они часто не замечают имеющихся путей спасения и действуют саморазрушительным способом.

Паника часто наблюдается во время военных действий, когда люди слепо бегут от приближающегося врага.

Но нам сложно представить, что паника может охватить ребенка, которому угрожает разгневанный родитель. Он буквально оказывается в ловушке, поскольку ни борьба, ни бегство для него невозможны. В такой ситуации паника может принять форму истерического крика.

* Дети, живущие в условиях постоянной угрозы, развивают хроническое состояние паники. С возрастом они научаются подавлять это чувство, но эффективность подобного подавления весьма относительна. Подавленное чувство прорывается позднее, причем в ситуациях, которые, хоть и являются стрессовыми, не оправдывают, с рациональной точки зрения, такой интенсивной реакции.

Некоторые люди настолько близки к состоянию паники, что боятся выходить из дома в одиночку. Мне приходилось сталкиваться на практике с несколькими подобными случаями. У других паника скрыта внутри. Это, как правило, проявляется в чрезмерно поднятой, надутой грудной клетке и затрудненном дыхании. Человек в состоянии паники чувствует, что ему не хватает воздуха. И наоборот, когда человек чувствует, что не получает достаточно воздуха, он впадает в панику. Затрудненное дыхание скрывает за собой заблокированный крик.

Если с помощью терапии крик выпустить на свободу, то дыхание становится свободнее и чувство паники снижается.

* Реакцией человека на угрожающую ситуацию также может быть ярость, особенно при наличии объекта, на который ее можно направить. При этом мышечное возбуждение становится чрезмерным, и человек теряет контроль над своими действиями. Подобно панике, ярость слепа. Человек в ярости бросается в атаку очертя голову, не осознавая деструктивных последствий своего поведения. В отличие от гнева, ярость связана не столько с конкретным внешним стимулом, сколько с внутренним ощущением безвыходности.

* Как можно объяснить ярость, которую некоторые родители иногда направляют на своих детей? Трудно представить, что ребенок может стать для родителя причиной подавляющего страха. Объяснение следует искать в предположении, что ребенок может вызвать у родителя чувство безысходности.

Прежде всего, мать привязана к своему ребенку. Она знает, что обязана обеспечить ему постоянный уход и внимание, в которых тот нуждается. Если уровень ее энергии снижен, то ребенок станет для нее непосильной ношей. В ситуации неблагополучно складывающихся отношений с супругом ребенок станет для нее цепью, удерживающей ее в этих отношениях и, стало быть, причиной ее страданий.

Если ее собственные детские потребности не удовлетворялись, она будет с возмущением отвергать исходящие от собственного ребенка требования любви.

Если материнство не становится для нее источником удовольствия и радости, она будет чувствовать себя в пойманной в ловушку взятых на себя обязательств. И в моменты сильного стресса она будет направлять на ребенка свою ярость.

* Родительская ярость повергает ребенка в ужас. К подробному описанию этого состояния я перейду ниже, а сейчас хотел бы заметить, что не только открытое выражение ярости или насилие оказывает подобное воздействие.

Скрытая жестокость родителя, которую чувствует ребенок, воздействует на него точно так же. Выражение ярости на родительском лице — это то, что ребенок не в силах понять и с чем не способен справиться. Это прямая угроза его существованию.

Мне приходилось видеть выражение лиц родителей, с яростью глядящих на своих детей. При этом родители, которые находились в этот момент в моем офисе, даже не осознавали того, что написано у них на лицах. Лица матери становилось темным, как если бы черная туча нависла у нее над бровями. В положении челюсти читалась беспощадность. Глаза были холодны и жестоки. Это был взгляд убийцы. При встрече с таким взглядом ребенка парализует ужас.

* В подобном состоянии наступает паралич мышечной системы, исключающий любой вид борьбы или бегства. Ужас представляет собой еще более интенсивную форму страха, чем паника, и развивается в ситуациях, когда любое усилие, направленное на сопротивление или бегство, кажется безнадежным.

Ужас — это одна из форм шока; ощущения отводятся от периферии тела, снижая чувствительность организма в ожидании наступления последней агонии. Это уход в себя.

* У ребенка, испытывающего ужас в отношениях с собственными родителями, формируется шизоидная личность. В его теле проявляются все соответствующие признаки: оно становится жестким и скованным или дряблым, со слабым мышечным тонусом. Поверхность тела недостаточно заряжена. Глаза обычно пустые, на лице застывшее, словно маска, выражение. Дыхание сильно ограничено спазмами мышц горла и бронхов. Вдох поверхностный, а грудная клетка удерживается в позиции выдоха. Недостаток движения приводит к деперсонализации, то есть отделению восприятия эго от тела.

* Этот спектр простых эмоций и их описание не являются полными и всесторонними. Это лишь схема, представляющаяся удобной для того, чтобы обрисовать существующую биологическую систему и показать механизм ее функционирования.опубликовано econet.ru

©Александр Лоуэн из книги «Удовольствие: Творческий подход к жизни»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.