Явление 5 гроза: Островский «Гроза», 5 действие – краткое содержание

Островский «Гроза», 5 действие – краткое содержание

Содержание:

«Гроза», действие 5, явление 1 — кратко

«Гроза», действие 5, явление 2 — кратко

«Гроза», действие 5, явление 3 — кратко

«Гроза», действие 5, явление 4 — кратко

«Гроза», действие 5, явление 5 — кратко

«Гроза», действие 5, явление 6 — кратко

«Гроза», действие 5, явление 7 — кратко

 

Островский. Гроза. Краткое содержание пятого действия по явлениям. Слушать аудиокнигу

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 1 – кратко

Рядом с сидящим на лавочке Кулигиным останавливается подвыпивший Тихон Кабанов и рассказывает, что вся их семья «пришла в расстройство». Катерина гуляла с любовником. Маменька Тихона за это её теперь целыми днями «поедом ест», говорит: её надо живую в землю закопать. Катерина молчит, ходит, «как тень безответная», да тает, как воск.

Бориса дядя его, Дикой, отсылает в Тяхту, на китайскую границу. Борис плачет. Тихон с Диким ругали его, а он говорит: «Со мной, что хотите, делайте, только ее не мучьте».

Кулигин советует Тихону простить жену: «ведь вы и сами, чай, не без греха»? Тихон сознаётся: «да, тоже грешен». Рассказывает, как в последней поездке «всю дорогу пил и в Москве всё время пил: так радовался, что от маменьки на волю вырвался». Тихон и рад бы простить Катерину, но не позволяет Кабаниха. Она и Варвару начала было точить, а та взяла да и сбежала из дому с Ванькой Кудряшом.

К Тихону и Кулигину подбегает служанка Глаша, крича: «Катерина куда-то пропала, доискаться её никак не могут». Тихон в беспокойстве бежит домой: «Как бы она от горя руки на себя не наложила!»

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 2 – кратко

Кулигин уходит вслед за Тихоном, но вскоре на сцене показывается Катерина, произнося монолог: «Мне бы с Борисом проститься. А то себя погубила, его погубила, себе бесчестье – ему вечный покор!. . Ночью спать не могу, лежу, как в могиле… Лучше бы бросили меня в Волгу, я бы рада была. Долго ль еще мне мучиться? Для чего мне теперь жить? Как мне по нем скучно! Уж коли не увижу я тебя, так хоть услышь ты меня издали! Радость моя, жизнь моя, душа моя! Откликнись!»

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 3 – кратко

Входит Борис. Катерина подбегает и бросается ему на шею.

«Ты не забыл меня? Не сердишься?» – «За что мне сердиться?» – «Ну, как ты теперь?» – «Усылают меня в Сибирь». – «Возьми и меня с собой!» – «Нельзя, Катя. Не по своей я воле еду: дядя посылает». – «Ну, поезжай с богом! Не тужи обо мне. А надо мной дома все в глаза смеются, каждую минуту попрекают. На беду я увидала тебя. Радости видела мало, а горя-то, горя. Но хорошо, хоть попрощалась с тобой. Как гора с плеч свалилась». – «Пора мне, Катя. Не застали б нас здесь!» – «Ты, как поедешь, ни одного нищего не пропускай, всякому подай да прикажи, чтоб молились за мою грешную душу… Дай погляжу на тебя в последний раз… Ну, поезжай!» – «Катя, не задумала ли ты чего? Я всю дорогу этой мыслью мучиться буду».

– «Нет. Поезжай с Богом!»

Борис уходит. Катерина долго смотрит ему вслед.

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 4 – кратко

Катерина стенает, оставшись одна: «Куда теперь? Лучше в могилу, чем домой! Под деревцом могилушка… как хорошо!.. Солнышко ее греет, дождичком ее мочит… Весной на ней травка вырастет, мягкая такая… птицы прилетят на дерево. Опять жить? Нет, нет, не надо… нехорошо! Смерть всё равно придёт… Молиться по мне не будут? Кто любит, тот будет молиться… Ах, скорей, скорей!» (Уходит.)

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 5 – кратко

Появляются Тихон, Кабаниха и Кулигин – они разыскивают Катерину. Тихон плачет. Мать ему: «Ну, расплакался! Есть о чем. Не беспокойся: еще долго нам с ней маяться».

С берега вдруг кричат: «Женщина в воду бросилась!» Кулигин убегает к воде.

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 6 – кратко

Тихон тоже хочет бежать к берегу, но Кабаниха держит его за руку: «Мало она нам страму-то наделала, еще что затеяла!» Тихон вырывается, но она: «Прокляну, коли пойдешь!»

С берега к ним уже несут тело Катерины, которое вытащил из воды Кулигин. «Жива?» – кричит Тихон. – «Где уж жива! – отвечают ему. – С высокого обрыва бросилась да, должно быть, на якорь попала, ушиблась, бедная! А точно, как живая! Только на виске маленькая ранка, одна, капелька крови».

 

Островский «Гроза», действие 5, явление 7 – кратко

Кулигин кладёт тело на землю: «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело ее здесь, а душа теперь не ваша: она теперь перед судией, который милосерднее вас!»

Тихон бросается к телу жены, но мать держит его: «О ней и плакать грех!» – «Вы её погубили! – кричит Тихон матери. – А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!».

Падает на труп Катерины.

 

Для перехода к краткому содержанию предыдущего «Грозы» пользуйтесь кнопкой Назад ниже текста статьи.

 

© Автор статьи – Русская историческая библиотека.

 

А.Н.Островский. Гроза. Действие I — III


А.Н.Островский
(1823-1886)

Гроза[1]

Драма в пяти действиях

Лица*:

Савел Прокофьевич Дикой, купец, значительное лицо в городе.
Борис Григорьевич, племянник его, молодой человек, порядочно образованный.
Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха), богатая купчиха, вдова.
Тихон Иваныч Кабанов, ее сын.
Катерина, жена его.
Варвара, сестра Тихона.
Кулигин, мещанин, часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле.
Ваня Кудряш, молодой человек, конторщик Дикова.

Шапкин, мещанин.
Феклуша, странница.
Глаша, девка в доме Кабановой.
Барыня с двумя лакеями, старуха 70-ти лет, полусумасшедшая.
Городские жители обоего пола.

*Все лица, кроме Бориса, одеты по-русски.

Действие происходит в городе Калинове,[2] на берегу Волги, летом. Между 3-м и 4-м действиями происходит 10 дней.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Общественный сад  на  высоком берегу Волги, за Волгой  сельский вид. На сцене две скамейки и несколько кустов.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кулигин   сидит  на  скамье   и  смотрит  за  реку.   Кудряш  и  Шапкин прогуливаются.

К у л и г и н  (поет).   «Среди  долины  ровныя,  на   гладкой  высоте…»[3]  (Перестает  петь.) Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой,  пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу.
К у д р я ш. А что?
К у л и г и н. Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется.
К у д р я ш. Нешто!
К у л и г и н.  Восторг!  А  ты «нешто»! Пригляделись вы  либо  не понимаете, какая красота в природе разлита.
К у д р я ш. Ну, да ведь с тобой что толковать! Ты у нас антик, химик.

К у л и г и н. Механик, самоучка-механик.
К у д р я ш. Все одно.

     Молчание.

К у л и г и н (показывает в сторону). Посмотри-ка,  брат Кудряш, кто это  там так руками размахивает?
К у д р я ш. Это? Это Дикой племянника ругает.
К у л и г и н. Нашел место!
К у д р я ш. Ему  везде место.  Боится, что  ль,  он кого!  Достался  ему на жертву Борис Григорьич, вот он на нем и ездит.
Ш а п к и н. Уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет.
К у д р я ш. Пронзительный мужик!
Ш а п к и н. Хороша тоже и Кабаниха.

К у д р я ш. Ну, да та хоть, по крайности, все под видом благочестия, а этот как с цепи сорвался!
Ш а п к и н. Унять-то его некому, вот он и воюет!
К у д р я ш. Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили.
Ш а п к и н. А что бы вы сделали?
К у д р я ш. Постращали бы хорошенько.
Ш а п к и н. Как это?
К у д р я ш. Вчетвером этак, впятером в переулке где-нибудь поговорили  бы с ним с глазу на  глаз, так он бы шелковый сделался. А про нашу  науку-то и не пикнул бы никому, только бы ходил да оглядывался.
Ш а п к и н. Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать.[4]
К у д р я ш. Хотел, да не отдал, так это все  одно, что ничего.
Не отдаст он меня: он чует носом-то своим, что я свою голову дешево не продам. Это он вам страшен-то, а я с ним разговаривать умею.
Ш а п к и н. Ой ли?
К у д р я ш. Что тут: ой ли! Я грубиян  считаюсь;  за  что ж он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит,  я его и не  боюсь, а пущай же он  меня боится.
Ш а п к и н. Уж будто он тебя и не ругает?
К у д р я ш. Как не ругать! Он без этого дышать не может. Да не спускаю и я: он слово, а я десять; плюнет, да и пойдет. Нет,  уж я перед ним  рабствовать не стану.
К у л и г и н. С него, что ль, пример брать! Лучше уж стерпеть.
К у д р я ш. Ну вот, коль ты умен, так ты его прежде  учливости-то выучи, да потом и нас учи.  Жаль, что дочери-то у  него подростки, больших-то ни одной нет.
Ш а п к и н. А то что бы?
К у д р я ш. Я  б его  уважил. Больно лих я  на девок-то! 

Проходят  Дикой и Борис, Кулигин снимает шапку.

Ш а п к и н (Кудряшу). Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй.

Отходят.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же. Дикой и Борис.

Д и к о й.  Баклуши  ты,  что  ль,  бить сюда приехал? Дармоед! Пропади ты пропадом!
Б о р и с. Праздник; что дома-то делать.
Д и к о й. Найдешь  дело, как захочешь. Раз тебе  сказал, два  тебе сказал: «Не смей мне  навстречу попадаться»; тебе все неймется! Мало тебе  места-то? Куда  ни  поди,  тут ты и есть!  Тьфу  ты,  проклятый!  Что ты,  как  столб, стоишь-то? Тебе говорят аль нет?
Б о р и с. Я и слушаю, что ж мне делать еще!
Д и к о й  (посмотрев на Бориса).  Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом. (Уходя.) Вот навязался! (Плюет и уходит.)


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

К у л и г и н, Борис, Кудряш и Шапкин.

К у л и г и н. Что у вас,  сударь, за  дела  с ним? Не поймем мы никак. Охота вам жить у него да брань переносить.
Б о р и с. Уж какая охота, Кулигин! Неволя.
К у л и г и н.  Да  какая  же  неволя, сударь, позвольте  вас спросить?  Коли можно, сударь, так скажите нам.
Б о р и с. Отчего ж не сказать? Знали бабушку нашу, Анфису Михайловну?
К у л и г и н. Ну, как не знать!
К у д р я ш. Как не знать!
Б о р и с.  Батюшку  она  ведь  невзлюбила   за  то,   что  он  женился  на благородной.[5] По этому-то случаю  батюшка с матушкой и жили в Москве. Матушка рассказывала, что она трех дней не могла ужиться с родней,  уж очень ей дико казалось.
К у л и г и н.  Еще бы  не дико!  Уж что  говорить!  Большую привычку  нужно, сударь, иметь.
Б о р и с.  Воспитывали  нас  родители в  Москве  хорошо,[6] ничего для нас не жалели. Меня отдали в Коммерческую  академию,  а сестру в пансион, да  оба вдруг и умерли в холеру, мы с сестрой  сиротами и остались. Потом мы слышим, что и бабушка здесь умерла и оставила  завещание,  чтобы дядя нам  выплатил часть, какую следует, когда мы придем в совершеннолетие, только с условием.
К у л и г и н. С каким же, сударь?
Б о р и с. Если мы будем к нему почтительны.
К у л и г и н.  Это  значит,  сударь,  что вам наследства  вашего  не  видать никогда.
Б о р и с. Да нет, этого мало,  Кулигин!  Он прежде наломается  над  нами, надругается всячески, как  его  душе  угодно, а кончит все-таки тем, что  не даст ничего или так,  какую-нибудь малость. Да еще станет рассказывать,  что из милости дал, что и этого бы не следовало.
К у д р я ш. Уж это у  нас в купечестве такое заведение. Опять же,  хоть бы вы и  были к нему почтительны,  нешто кто  ему запретит  сказать-то, что  вы непочтительны?
Б о р и с. Ну да. Уж он и теперь поговаривает иногда: «У меня свои  дети,  за  что  я чужим деньги отдам? Через  это  я своих обидеть должен!»
К у л и г и н. Значит, сударь, плохо ваше дело.
Б о р и с.  Кабы я один,  так бы ничего!  Я бы  бросил  все  да уехал. А то сестру  жаль. Он  было  и  ее  выписывал,  да  матушкины родные не  пустили, написали, что  больна. Какова  бы  ей  здесь  жизнь  была  – и  представить страшно.
К у д р я ш. Уж само собой. Нешто они обращение понимают!
К у л и г и н. Как же вы у него живете, сударь, на каком положении?
Б о р и  с.  Да ни  на  каком. «Живи, – говорит, – у  меня,  делай, что прикажут,  а жалованья, что положу».  То есть через  год  разочтет, как  ему будет угодно.
К у д р я ш.  У него уж  такое заведение. У  нас  никто  и пикнуть не смей о жалованье,  изругает на чем свет  стоит. «Ты, – говорит, –  почему знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать? А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам».  Вот ты и поговори с ним! Только еще он во всю свою жизнь ни разу в такое-то расположение не приходил.
К у л и г и н. Что ж делать-то, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь.
Б о р и с.  В  том-то  и дело,  Кулигин,  что никак  невозможно. На него  и свои-то никак угодить не могут; а уж где ж мне?
К у д р я ш.  Кто  ж  ему  угодит,  коли  у  него  вся  жизнь   основана  на ругательстве? А уж пуще всего из-за денег;  ни одного расчета  без  брани не обходится.   Другой рад от своего отступиться,  только бы унялся. А беда, как его поутру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем придирается.
Б о р и с.  Тетка  каждое  утро  всех  со  слезами  умоляет:  «Батюшки,  не рассердите! Голубчики, не рассердите!»
К у д р я ш. Да нешто убережешься! Попал на базар, вот и конец! Всех мужиков переругает.  Хоть  в убыток  проси, без брани все-таки не отойдет. А потом и пошел на весь день.
Ш а п к и н. Одно слово: воин!
К у д р я ш. Еще какой воин-то!
Б о р и с. А вот  беда-то,  когда  его обидит  такой  человек,  которого не обругать не смеет; тут уж домашние держись!
К у д р я ш.  Батюшки!  Что смеху-то было!  Как-то его на  Волге на перевозе гусар обругал. Вот чудеса-то творил!
Б о р и с.  А каково домашним-то было! После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам.
К у л и г и н. Что это? Никак, народ от вечерни тронулся?

Проходят несколько лиц в глубине сцены.

К у д р я ш.  Пойдем, Шапкин, в разгул! Что тут  стоять-то? 

Кланяются  и уходят.

Б о р и с. Эх, Кулигин,  больно трудно  мне  здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико  смотрят,  точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев  я здешних  не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.
К у л и г и н. И не привыкнете никогда, сударь.
Б о р и с. Отчего же?
К у л и г и н. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!  В мещанстве,  сударь, вы ничего,  кроме  грубости да  бедности нагольной не  увидите.  И  никогда нам, сударь, не  выбиться из этой  коры! Потому что  честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А  у кого  деньги, сударь, тот старается  бедного  закабалить,  чтобы на его труды даровые еще  больше денег  наживать. Знаете,  что  ваш дядюшка,  Савел Прокофьич, городничему[7] отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он  ни  одного из них путем  не  разочтет.   Городничий и  стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый  день ко мне  с жалобой  ходят!» Дядюшка  ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит  ли,  ваше  высокоблагородие,[8]  нам  с   вами  о  таких  пустяках разговаривать!  Много у меня  в  год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу  я  им по какой-нибудь копейке  на  человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как,  сударь! А между  собой-то,  сударь, как живут! Торговлю  друг  у  друга подрывают,  и  не  столько из корысти,  сколько  из зависти.  Враждуют друг на  друга; залучают в свои  высокие-то хоромы пьяных приказных,[9] таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно.  А те им  за малую благостыню  на гербовых листах[10] злостные кляузы строчат на  ближних. И  начнется  у них, сударь,  суд да дело, и  несть конца мучениям. Судятся,  судятся здесь да  в губернию  поедут,[11] а там уж их и  ждут да  от , радости  руками плещут.   Скоро  сказка  сказывается, да не  скоро дело делается;  водят  их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет  в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…
Б о р и с. А вы умеете стихами?
К у л и г и н.  По-старинному,  сударь. Поначитался-таки  Ломоносова, Державина…[12]  Мудрец был Ломоносов,  испытатель природы…  А ведь  тоже  из нашего, из простого звания.
Б о р и с. Вы бы и написали. Это было бы интересно.
К у л и г и н.  Как можно,  сударь! Съедят, живого проглотят.  Мне уж и  так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную  жизнь  хотел я вам,  сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

Входят Феклуша и другая женщина.

Ф е к л у ш а.  Бла-алепие,  милая, бла-алепие!  Красота  дивная!  Да  что уж говорить! В обетованной земле живете![13] И купечество все народ благочестивый, добродетелями  многими украшенный! Щедростью  и подаяниями  многими!  Я  так довольна, так,  матушка, довольна, по горлышко! За наше  неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых.

Уходят.

Б о р и с. Кабановых?
К у л и г и н. Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем.

Молчание.

Только б мне, сударь, перпету-мобиль[14] найти!
Б о р и с. Что ж бы вы сделали?
К у л и г и н.  Как же, сударь! Ведь англичане  миллион дают; я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего.
Б о р и с. А вы надеетесь найти перпетуум-мобиле?
К у л и г и н. Непременно, сударь! Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться. Прощайте, сударь! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Б о р и с  (один).  Жаль  его  разочаровывать-то!  Какой  хороший  человек! Мечтает себе  – и  счастлив.  А мне, видно, так и загубить свою молодость в этой трущобе. Уж ведь совсем убитый хожу, а тут еще дурь в голову лезет! Ну, к  чему пристало!  Мне ли уж  нежности заводить?  Загнан, забит, а  тут  еще сдуру-то  влюбляться  вздумал. Да  в  кого?  В  женщину,  с которой  даже  и поговорить-то никогда не удастся!  (Молчание.) К все-таки нейдет она у меня из головы, хоть ты что хочешь. Вот она! Идет с мужем, ну, и свекровь с ними! Ну, не дурак ли я? Погляди из-за угла да и ступай домой. (Уходит.)

 С противоположной стороны входят Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

К а б а н о в а.  Если  ты хочешь мать  послушать, так  ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала.
К а б а н о в. Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!
К а б а н о в а. Не очень-то нынче старших уважают.
В а р в а ра (про себя). Не уважишь тебя, как же!
К а ба н о в. Я, кажется, маменька, из вашей воли ни на шаг.
К а б а н о в а. Поверила бы я  тебе, мой друг, кабы своими глазами не  видала да своими  ушами  не  сдыхала,  каково  теперь стало  почтение родителям  от детей-то! Хоть бы то-то помнили, сколько матери болезней от детей переносят.
К а б а н о в. Я, маменька…
К а б а н о в а. Если  родительница что  когда  и обидное, по  вашей гордости, скажет, так, я думаю, можно бы перенести![15] А, как ты думаешь?
К а б а н о в. Да когда же я, маменька, не переносил от вас?
К а б а н о в а. Мать стара, глупа; ну, а вы, молодые люди, умные, не должны с нас, дураков, и взыскивать.
К а б а н о в (вздыхая, в сторону). Ах ты, господи. (Матери.) Да смеем ли мы, маменька, подумать!
К а б а н о в а. Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают, от любви вас и бранят-то, все думают добру научить. Ну, а это нынче не нравится. И пойдут детки-то  по людям славить, что мать ворчунья,  что мать проходу не дает, со свету сживает. А сохрани  господи, каким-нибудь словом снохе не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь заела совсем.
К а б а н о в. Нешто, маменька, кто говорит про вас?
К а б а н о в а. Не  слыхала, мой друг, не  слыхала, лгать не  хочу. Уж кабы я слышала,  я бы с тобой, мой  милый, тогда не так заговорила. (Вздыхает.) Ох, грех тяжкий! Вот долго ли согрешить-то! Разговор близкий сердцу пойдет, ну и согрешишь, рассердишься. Нет, мой друг,  говори что  хочешь про меня. Никому не закажешь говорить: в глаза не посмеют, так за глаза станут.
К а б а н о в. Да отсохни язык…
К а б а н о в а. Полно, полно, не божись! Грех! Я уж давно вижу, что тебе жена милее матери. С тех пор как женился, я уж от тебя прежней любви не вижу.
К а б а н о в. В чем же вы, маменька, это видите?
К а б а н о в а. Да во всем, мой друг! Мать чего глазами не увидит, так  у нее сердце вещун, она сердцем может чувствовать. Аль жена тебя, что ли, отводит от меня, уж не знаю.
К а б а н о в. Да нет, маменька! Что вы, помилуйте!
К а т е р и н а. Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что  ты,  да и Тихон тоже тебя любит.
К а б а н о в а. Ты бы, кажется, могла  и помолчать, коли тебя  не спрашивают. Не заступайся, матушка, не обижу небось!  Ведь он мне тоже сын;  ты этого не забывай! Что ты выскочила в глазах-то поюлить! Чтобы  видели, что ли, как ты мужа любишь? Так знаем, знаем, в глазах-то ты это всем доказываешь.
В а р в а р а (про себя). Нашла место наставления читать.
К а т е р и н а. Ты про меня, маменька, напрасно это говоришь. Что при  людях, что без людей, я все одна, ничего я из себя не доказываю.
К а б а н о в а. Да я об тебе и говорить не хотела; а так, к слову пришлось.
К а т е р и н а. Да хоть и к слову, за что ж ты меня обижаешь?
К а б а н о в а. Эка важная птица! Уж и обиделась сейчас.
К а т е р и н а. Напраслину-то терпеть кому ж приятно!
К а б а н о в а. Знаю я, знаю, что  вам  не  по нутру  мои  слова,  да  что  ж делать-то, я вам не чужая, у меня об вас сердце болит. Я давно вижу, что вам воли хочется. Ну что ж, дождетесь, поживете и на воле,  когда меня не будет. Вот уж тогда делайте что хотите, не будет  над вами старших. А может, и меня вспомянете.
К а б а н о в.  Да мы об вас, маменька, денно и нощно бога  молим, чтобы вам, маменька, бог дал здоровья и всякого благополучия и в делах успеху.
К а б а н о в а.  Ну, полно, перестань,  пожалуйста. Может  быть,  ты и  любил мать, пока был холостой. До меня ли тебе: у тебя жена молодая.
К а б а н о в. Одно другому не мешает-с: жена само по себе, а  к родительнице я само по себе почтение имею.
К а б а н о в а. Так променяешь ты жену на мать? Ни в жизнь я этому не поверю.
К а б а н о в. Да для чего ж мне менять-с? Я обеих люблю.
К а б а н о в а. Ну да, так и есть, размазывай! Уж я вижу, что я вам помеха.
К а б а н о в. Думайте как хотите, на все есть ваша воля; только я не знаю, что я за несчастный такой человек на свет рожден, что не могу вам угодить ничем.
К а б а н о в а. Что ты сиротой-то прикидываешься?  Что ты  нюни-то распустил? Ну  какой ты  муж? Посмотри  ты  на себя! Станет ли тебя  жена бояться после этого?
К а б а н о в. Да зачем  же ей бояться? С меня и того довольно, что  она меня любит.
К а б а н о в а. Как зачем бояться! Как зачем бояться! Да ты рехнулся, что ли? Тебя  не станет  бояться, меня  и  подавно.  Какой же это порядок-то в  доме будет? Ведь ты,  чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит?  Да уж коли ты такие дурацкие  мысли в  голове  держишь,  ты бы  при ней-то, по крайней мере, не болтал да при  сестре, при  девке; ей тоже замуж идти:  этак  она твоей болтовни наслушается, так  после муж-то  нам  спасибо скажет за науку. Видишь ты, какой еще ум-то у тебя,  а  ты  еще хочешь своей волей жить.
К а б а н о в. Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где  уж мне  своей волей жить!
К а б а н о в а. Так, по-твоему, нужно все лаской с женой? Уж и не прикрикнуть на нее и не пригрозить?
К а б а н о в. Да я, маменька…
К а б а н о в а  (горячо).  Хоть  любовника  заводи!  А? И  это,  может  быть, по-твоему, ничего? А? Ну, говори!
К а б а н о в. Да, ей-богу, маменька…
К а б а н о в а (совершенно хладнокровно).  Дурак! (Вздыхает.) Что с дураком и говорить! Только грех один!

     Молчание.

Я домой иду.
К а б а н о в. И мы сейчас, только раз-другой по бульвару пройдем.
К а б а н о в а.  Ну,  как  хотите,  только  ты  смотри,   чтобы  мне  вас  не дожидаться! Знаешь, я не люблю этого.
К а б а н о в. Нет, маменька, сохрани меня господи!
К а б а н о в а. То-то же! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

     Те же, без Кабановой.

К а б а н о в. Вот видишь  ты, вот всегда мне за тебя  достается от маменьки! Вот жизнь-то моя какая!
К а т е р и н а. Чем же я-то виновата?
К а б а н о в. Кто ж виноват, я уж не знаю,
В а р в а р а. Где тебе знать!
К а б а н о в. То все  приставала: «Женись да женись, я хоть  бы поглядела на тебя на женатого». А теперь поедом ест, проходу не дает – все за тебя.
В а р в а р а. Так нешто она виновата? Мать на нее нападает, и ты тоже. А еще говоришь, что любишь жену. Скучно мне глядеть-то на тебя! (Отворачивается.)
К а б а н о в. Толкуй тут! Что ж мне делать-то?
В а р в а р а. Знай свое дело  – молчи, коли уж лучше ничего не  умеешь. Что стоишь – переминаешься? По глазам вижу, что у тебя и на уме-то.
К а б а н о в. Ну, а что?
В а р в а ра. Известно, что. К Савелу Прокофьичу хочется, выпить с ним. Что, не так, что ли?
К а б а н о в. Угадала, брат.
К а т е р и н а.  Ты, Тиша,  скорей приходи,  а  то маменька  опять  браниться станет.
В а р в а р а. Ты проворней, в самом деле, а то знаешь ведь!
К а б а н о в. Уж как не знать!
В а р в а р а. Нам тоже невелика охота из-за тебя брань-то принимать.
К а б а н о в. Я мигом. Подождите! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

     Катерина и Варвара.

К а т е р и н а. Так ты, Варя, жалеешь меня?
В а р в а р а (глядя в сторону). Разумеется, жалко.
К а т е р и н а. Так ты, стало быть, любишь меня? (Крепко целует.)
В а р в а р а. За что ж мне тебя не любить-то.
К а т е р и н а.  Ну,  спасибо тебе!  Ты милая  такая,  я  сама тебя  люблю до смерти.

Молчание.

Знаешь, мне что в голову пришло?
В а р в а р а. Что?
К а т е р и н а. Отчего люди не летают?
В а р в а р а. Я не понимаю, что ты говоришь.
К а т е р и н а.  Я говорю, отчего люди не летают так,  как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и  тянет лететь. Вот так бы  разбежалась, подняла руки  и полетела. Попробовать нешто теперь? (Хочет бежать.)
В а р в а р а. Что ты выдумываешь-то?
К а т е р и н а (вздыхая). Какая я была резвая! Я у вас завяла совсем.
В а р в а р а. Ты думаешь, я не вижу?
К а т е р и н а. Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла,  наряжала меня,  как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот я  тебе  сейчас  расскажу. Встану я, бывало, рано; коли  летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов  было  много-много.   Потом  пойдем  с  маменькой  в  церковь,  все  и странницы, – у нас полон дом был  странниц; да богомолок. А придем из церкви, сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату  золотом, а странницы станут рассказывать:  где   они  были,  что   видели,  жития  разные,[16]  либо  стихи поют. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть  лягут, а я по саду гуляю. Потом  к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково хорошо было!
В а р в а р а. Да ведь и у нас то же самое.
К а т е р и н а. Да здесь все как будто из-под неволи.  И до смерти я любила в церковь ходить! Точно, бывало, я в рай войду и не вижу  никого,  и время  не помню, и не  слышу, когда служба  кончится. Точно как все это в одну секунду было.  Маменька  говорила, что все,  бывало,  смотрят на меня,  что со  мной делается.  А  знаешь:  в солнечный  день из купола такой  светлый столб вниз идет, и  в этом  столбе ходит  дым, точно  облако, и вижу  я,  бывало, будто ангелы в этом столбе летают и поют. А то, бывало, девушка, ночью встану – у нас  тоже везде лампадки горели – да где-нибудь в уголке  и молюсь до утра. Или рано  утром в сад  уйду, еще только солнышко восходит, упаду  на колена, молюсь  и плачу, и сама не знаю,  о чем молюсь и  о  чем плачу;  так  меня и найдут. И  об  чем я молилась  тогда, чего просила, не знаю; ничего  мне  не надобно, всего  у меня было  довольно.  А  какие  сны мне снились, Варенька, какие  сны! Или храмы золотые, или сады  какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом  пахнет, и горы и  деревья будто не такие, как обыкновенно, а как  на образах пишутся. А то, будто  я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то.
В а р в а р а. А что же?
К а т е р и н а (помолчав). Я умру скоро.
В а р в а р а. Полно, что ты!
К а т е р и н а. Нет, я знаю, что умру. Ох, девушка,  что-то со мной  недоброе делается, чудо  какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или… уж и не знаю.
В а р в а р а. Что же с тобой такое?
К а т е р и н а (берет ее за руку). А вот что, Варя: быть греху какому-нибудь! Такой  на  меня страх, такой-то  на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда  толкает, а удержаться  мне не за что. (Хватается за голову рукой.)
В а р в а р а. Что с тобой? Здорова ли ты?
К а т е р и н а. Здорова… Лучше бы я больна была, а то нехорошо. Лезет мне в голову мечта  какая-то. И никуда я  от  нее не уйду. Думать стану –  мыслей никак не соберу, молиться  –  не отмолюсь никак. Языком лепечу слова,  а на уме совсем не  то: точно мне лукавый в  уши шепчет,  да  все  про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне  самое себе совестно  сделается. Что со мной? Перед бедой перед какой-нибудь это! Ночью, Варя, не спится мне, все  мерещится шепот  какой-то: кто-то  так ласково говорит со  мной,  точно голубь воркует. Уж не снятся мне, Варя, как прежде, райские деревья да горы, а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду. ..
В а р в а р а. Ну?
К а т е р и н а. Да что же это я говорю тебе: ты девушка.
В а р в а р а (оглядываясь). Говори! Я хуже тебя.
К а т е р и н а. Ну, что ж мне говорить? Стыдно мне.
В а р в а р а. Говори, нужды нет!
К а т е р и н а.  Сделается  мне так душно, так душно дома, что  бежала бы.  И такая  мысль придет на меня,  что,  кабы моя  воля, каталась бы я  теперь по Волге, на лодке, с песнями, либо на тройке на хорошей, обнявшись…
В а р в а р а. Только не с мужем.
К а т е р и н а. А ты почем знаешь?
В а р в а р а. Еще бы не знать.
К а т е р и н а.  Ах, Варя, грех у меня  на уме! Сколько  я, бедная,  плакала, чего уж я  над собой не делала! Не уйти мне от  этого греха. Никуда не уйти. Ведь это нехорошо, ведь это страшный грех, Варенька, что я другого люблю?
В а р в а р а. Что мне тебя судить! У меня свои грехи есть.
К а т е р и н а. Что же мне делать! Сил моих не хватает. Куда мне деваться;  я от тоски что-нибудь сделаю над собой!
В а р в а р а.   Что  ты!  Что  с  тобой!  Вот  погоди,  завтра  братец уедет, подумаем; может быть, и видеться можно будет.
К а т е р и н а. Нет, нет, не надо! Что ты! Что ты! Сохрани господи!
В а р в а р а. Чего ты испугалась?
К а т е р и н а. Если я с ним хоть раз увижусь, я убегу из дому, я уж не пойду домой ни за что на свете.
В а р в а р а. А вот погоди, там увидим.
К а т е р и н а. Нет, нет, и не говори мне, я и слушать не хочу.
В а р в а р а. А что за охота сохнуть-то! Хоть  умирай с тоски, пожалеют, что ль, тебя! Как же, дожидайся. Так какая ж неволя себя мучить-то!

     Входит Барыня с палкой и два лакея в треугольных шляпах сзади.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

     Те же и Барыня.

Б а р ы н я.  Что,   красавицы?  Что  тут  делаете?   Молодцов   поджидаете, кавалеров?  Вам весело? Весело? Красота-то  ваша  вас радует? Вот красота-то куда ведет. (Показывает на Волгу.) Вот, вот, в самый омут.

     Варвара улыбается.

Что смеетесь! Не радуйтесь!  (Стучит палкой.) Все  в огне гореть будете неугасимом.  Все  в  смоле будете кипеть  неутолимой. (Уходя.) Вон, вон куда красота-то ведет! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

     Катерина и Варвара.

К а т е р и н а. Ах,  как она  меня испугала! Я дрожу вся, точно она  пророчит мне что-нибудь.
В а р в а р а. На свою бы тебе голову, старая карга!
К а т е р и н а. Что она сказала такое, а? Что она сказала?
В а р в а р а. Вздор все. Очень нужно слушать, что она городит. Она  всем так пророчит. Всю жизнь  смолоду-то грешила.  Спроси-ка, что об ней порасскажут! Вот умирать-то и боится. Чего сама-то боится, тем и других пугает.  Даже все мальчишки  в  городе  от  нее  прячутся,  грозит на  них  палкой  да  кричит (передразнивая): «Все гореть в огне будете!»
К а т е р и н а (зажмурившись). Ах, ах, перестань! У меня сердце упало.
В а р в а р а. Есть чего бояться! Дура старая…
К а т е р и н а. Боюсь, до смерти боюсь. Все она мне в глазах мерещится.

     Молчание.

В а р в а р а  (оглядываясь).  Что  это  братец  нейдет,  вон,  никак,  гроза заходит.
К а т е р и н а (с ужасом). Гроза! Побежим домой! Поскорее!
В а р в а р а. Что ты, с ума, что  ли, сошла? Как же ты  без братца-то  домой покажешься?
К а т е р и н а. Нет, домой, домой! Бог с ним!
В а р в а р а. Да что ты уж очень боишься: еще далеко гроза-то.
К а т е р и н а.  А  коли  далеко, так, пожалуй, подождем немного; а право бы, лучше идти. Пойдем лучше!
В а р в а р а. Да ведь уж коли чему быть, так и дома не спрячешься.
К а т е р и н а. Да все-таки  лучше, все покойнее: дома-то я к образам да богу молиться!
В а р в а р а. Я и не знала, что ты так грозы боишься. Я вот не боюсь.
К а т е р и н а.   Как,  девушка,  не  бояться!  Всякий должен  бояться.  Не то страшно, что убьет тебя, а то, что смерть  тебя вдруг застанет, как ты есть, со  всеми  твоими грехами,  со  всеми  помыслами  лукавыми. Мне  умереть  не страшно, а как я подумаю, что вот вдруг я явлюсь перед богом  такая, какая я здесь с  тобой, после этого  разговору-то, –  вот что страшно. Что у меня на уме-то! Какой грех-то! Страшно вымолвить!

Гром.

Ах!

Кабанов входит.

В а р в а р а. Вот братец идет. (Кабанову.) Беги скорей!

Гром.

К а т е р и н а. Ах! Скорей, скорей!

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Комната в доме Кабановых.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит).

Ф е к л у ш а. Милая девушка, все-то ты за работой! Что делаешь, милая?
Г л а ш а. Хозяина в дорогу собираю.
Ф е к л у ш а. Аль едет куда свет наш?
Г л а ш а. Едет.
Ф е к л у ш а. Надолго, милая, едет?
Г л а ш а. Нет, ненадолго.
Ф е к л у ш а. Ну, скатертью  ему дорога! А что, хозяйка-то  станет выть аль нет?
Г л а ш а. Уж не знаю, как тебе сказать.
Ф е к л у ш а. Да она у вас воет когда?
Г л а ш а. Не слыхать что-то.
Ф е к л у ш а. Уж больно я  люблю, милая  девушка, слушать, коли  кто  хорошо воет-то.

     Молчание.

А вы, девушка, за убогой-то присматривайте, не стянула б чего.
Г л а ш а.  Кто  вас  разберет,  все вы друг на  друга  клеплете.  Что  вам ладно-то  не живется?  Уж у нас ли,  кажется, вам, странным,  не житье,[17] а вы все ссоритесь да перекоряетесь. Греха-то вы не боитесь.
Ф е к л у ш а. Нельзя,  матушка, без  греха: в миру  живем.  Вот что  я  тебе скажу,  милая  девушка:  вас,  простых  людей, каждого один враг смущает,  а  к  нам, к странным  людям, к  кому  шесть,  к  кому  двенадцать приставлено; вот и надобно их всех побороть. Трудно, милая девушка!
Г л а ш а. Отчего ж к вам так много?
Ф е к л у ш а.  Это, матушка,  враг-то из ненависти  на  нас, что жизнь такую праведную ведем. А я, милая девушка, не вздорная, за  мной  этого греха нет. Один грех за мной есть точно, я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей господь посылает.
Г л а ш а. А ты, Феклуша, далеко ходила?
Ф е к л у ш а. Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать – много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных,  а салтаны землей правят. В  одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий,  а  в другой – салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, все неправильно. И не могут  они,  милая, ни  одного дела рассудить  праведно,  такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у  них, милая, неправедный; что по  нашему закону  так выходит,  а  по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже  все неправедные; так им, милая  девушка, и в  просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!». А то есть еще земля, где все люди с песьими головами.
Г л а ш а. Отчего же так – с песьими?
Ф е к л у ш а. За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству  поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова!
Г л а ш а. Прощай!

Феклуша уходит.

Вот еще какие земли есть! Каких-то,  каких-то чудес  на свете нет! А мы тут сидим, ничего  не знаем. Еще  хорошо, что добрые люди есть: нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками и померли.

Входят Катерина и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Катерина и Варвара.

В а р в а р а (Глаше). Тащи  узел-то  в кибитку, лошади приехали. (Катерине.) Молоду  тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не  пришлось: вот  у тебя сердце-то и не уходилось еще.

Глаша уходит.

К а т е р и н а. И никогда не уходится.
В а р в а р а. Отчего ж?
К а т е р и н а. Такая уж  я зародилась,  горячая! Я  еще  лет шести была,  не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома,  а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку,  да и  отпихнула ее от  берега.  На другое утро уж нашли, верст за десять!
В а р в а р а. Ну, а парни поглядывали на тебя?
К а т е р и н а. Как не поглядывать!
В а р в а р а. Что же ты? Неужто не любила никого?
К а т е р и н а. Нет, смеялась только.
В а р в а р а. А ведь ты, Катя, Тихона не любишь.
К а т е р и н а. Нет, как не любить! Мне жалко его очень!
В а р в а р а.  Нет, не любишь.  Коли жалко, так  не любишь. Да и не за  что, надо правду сказать. И напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь другого человека.
К а т е р и н а (с испугом). По чем же ты заметила?
В а р в а р а. Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что  ли! Вот  тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься.

Катерина потупляет глаза.

Да мало ли…
К а т е р и н а (потупившись). Ну, кого же?
В а р в а р а. Да ведь ты сама знаешь, что называть-то?
К а т е р и н а. Нет, назови. По имени назови!
В а р в а р а. Бориса Григорьича.
К а т е р и н а. Ну да, его, Варенька, его! Только ты, Варенька, ради бога…
В а р в а р а. Ну, вот еще! Ты сама-то, смотри, не проговорись как-нибудь.
К а т е р и н а. Обманывать-то я не умею, скрывать-то ничего не могу.
В а р в а р а. Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни,  где ты живешь! У нас ведь дом на том держится. И  я не обманщица была,  да выучилась, когда нужно стало. Я вчера гуляла, так его видела, говорила с ним.
К а т е р и н а  (после непродолжительного молчания, потупившись). Ну, так что ж?
В а р в а р а. Кланяться тебе приказал. Жаль, говорит, что видеться негде.
К а т е р и н а (потупившись еще более). Где же видеться! Да и зачем…
В а р в а р а. Скучный такой.
К а т е р и н а. Не говори мне про него,  сделай  милость, не говори! Я его  и знать не хочу! Я  буду мужа любить. Тиша,  голубчик мой,  ни на кого тебя не променяю! Я и думать-то не хотела, а ты меня смущаешь.
В а р в а р а. Да не думай, кто же тебя заставляет?
К а т е р и н а.  Не  жалеешь  ты  меня ничего! Говоришь:  не  думай,  а  сама напоминаешь. Разве  я хочу  об  нем думать? Да  что  делать, коли  из головы нейдет. Об  чем ни задумаю, а он  так и стоит  перед  глазами.  И хочу  себя переломить, да  не  могу никак. Знаешь ли  ты,  меня нынче ночью  опять враг смущал.[18] Ведь я было из дому ушла.
В а р в а р а. Ты  какая-то мудреная,  бог с  тобой!  А по-моему: делай,  что хочешь, только бы шито да крыто было.
К а т е р и н а. Не хочу я так.  Да и что  хорошего! Уж я лучше  буду терпеть, пока терпится.
В а р в а р а. А не стерпится, что ж ты сделаешь?
К а т е р и н а. Что я сделаю?
В а р в а р а. Да, что ты сделаешь?
К а т е р и н а. Что мне только захочется, то и сделаю.
В а р в а р а. Сделай, попробуй, так тебя здесь заедят.
К а т е р и н а. Что мне! Я уйду, да и была такова.
В а р в а р а. Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена.
К а т е р и н а. Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру!  Конечно, не  дай бог случиться!  А  уж  коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В  окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!

Молчание.

В а р в а р а.  Знаешь что, Катя! Как Тихон  уедет, так давай в саду спать, в беседке.
К а т е р и н а. Ну зачем, Варя?
В а р в а р а. Да нешто не все равно?
К а т е р и н а. Боюсь я в незнакомом-то месте ночевать,
В а р в а р а. Чего бояться-то! Глаша с нами будет.
К а т е р и н а. Все как-то робко! Да я, пожалуй.
В а р в а р а. Я б тебя и не звала, да меня-то одну маменька не пустит, а мне нужно.
К а т е р и н а (смотря на нее). Зачем же тебе нужно?
В а р в а р а (смеется). Будем там  ворожить  с  тобой.
К а т е р и н а. Шутишь,  должно быть? 
В а р в а р а. Известно, шучу; а то неужто в самом деле?

     Молчание.

К а т е р и н а. Где ж это Тихон-то?
В а р в а р а. На что он тебе?
К а т е р и н а. Нет, я так. Ведь скоро едет.
В а р в а р а.  С маменькой  сидят  запершись. Точит она  его теперь, как ржа железо.
К а т е р и на . За что же?
В а р в а р а. Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели в дороге будет, заглазное дело. Сама посуди! У нее сердце все изноет,  что он на  своей воле гуляет. Вот она  ему теперь  надает приказов, один другого грозней, да потом к образу поведет, побожиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано.
К а т е р и н а. И на воле-то он словно связанный.
В а р в а р а. Да,  как  же, связанный!  Он как выедет, так запьет. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей.

Входят Кабанова и Кабанов.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Кабанова и Кабанов.

К а б а н о в а. Ну, ты помнишь все, что я  тебе сказала. Смотри  ж, помни! На носу себе заруби!
К а б а н о в. Помню, маменька.
К а б а н о в а.  Ну, теперь  все  готово. Лошади  приехали.  Проститься  тебе только, да и с богом.
К а б а н о в. Да-с, маменька, пора.
К а б а н о в а. Ну!
К а б а н о в. Чего изволите-с?
К а б а н о в а. Что ж  ты стоишь, разве порядку не забыл? Приказывай жене-то, как жить без тебя.

     Катерина потупила глаза.

К а б а н о в. Да она, чай, сама знает.
К а б а н о в а. Разговаривай еще! Ну, ну, приказывай. Чтоб и я  слышала,  что ты ей приказываешь! А потом приедешь спросишь, так ли все исполнила.
К а б а н о в (становясь против Катерины). Слушайся маменьки, Катя!
К а б а н о в а. Скажи, чтоб не грубила свекрови.
К а б а н о в. Не груби!
К а б а н о в а. Чтоб почитала свекровь, как родную мать!
К а б а н о в. Почитай, Катя, маменьку, как родную мать.
К а б а н о в а. Чтоб сложа руки не сидела, как барыня.
К а б а н о в. Работай что-нибудь без меня!
К а б а н о в а. Чтоб в окна глаз не пялила!
К а б а н о в. Да, маменька, когда ж она…
К а б а н о в а. Ну, ну!
К а б а н о в. В окна не гляди!
К а б а н о в а. Чтоб на молодых парней не заглядывалась без тебя.
К а б а н о в. Да что ж это, маменька, ей-богу!
К а б а н о в а  (строго).  Ломаться-то  нечего!  Должен исполнять,  что  мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то.
Кабанов (сконфузившись). Не заглядывайся на парней!

     Катерина строго взглядывает на него.

К а б а н о в а. Ну, теперь поговорите промежду себя, коли что нужно.  Пойдем, Варвара!

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Кабанов и Катерина (стоит, как будто в оцепенении).

К а б а н о в. Катя!

Молчание.

Катя, ты на меня не сердишься?
К а т е р и н а (после непродолжительного молчания, качает головой). Нет!
К а б а н о в. Да что ты такая? Ну, прости меня!
К а т е р и н а  (все  в  том  же состоянии,  покачав  головой).  Бог с тобой! (Закрыв лицо рукою.) Обидела она меня!
К а б а н о в. Все к сердцу-то принимать, так  в чахотку скоро  попадешь. Что ее слушать-то! Ей ведь что-нибудь надо ж говорить! Ну и пущай она говорит, а ты мимо ушей пропущай, Ну, прощай, Катя!
К а т е р и н а (кидаясь на  шею мужу). Тиша, не уезжай! Ради бога, не уезжай! Голубчик, прошу я тебя!
К а б а н о в. Нельзя, Катя. Коли маменька посылает, как же я не поеду!
К а т е р и н а. Ну, бери меня с собой, бери!
К а б а н о в (освобождаясь из ее объятий). Да нельзя.
К а т е р и н а. Отчего же, Тиша, нельзя?
К а б а н о в.  Куда  как весело  с тобой ехать!  Вы  меня уж  заездили здесь совсем! Я не чаю, как вырваться-то; а ты еще навязываешься со мной.
К а т е р и н а. Да неужели же ты разлюбил меня?
К а б а н о в. Да не разлюбил, а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, я все-таки мужчина; всю жизнь вот этак жить, как ты видишь, так убежишь и от жены. Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов этих на ногах нет, так до жены ли мне?
К а т е р и н а. Как же мне любить-то тебя, когда ты такие слова говоришь?
К а б а н о в.  Слова  как слова! Какие же мне еще слова  говорить! Кто  тебя знает, чего ты боишься? Ведь ты не одна, ты с маменькой остаешься.
К а т е р и н а. Не говори ты мне об ней,  не тирань ты моего сердца! Ах, беда моя,  беда!  (Плачет.) Куда  мне, бедной,  деться? За  кого мне  ухватиться? Батюшки мои, погибаю я!
К а б а н о в. Да полно ты!
К а т е р и н а (подходит  к  мужу и прижимается к нему). Тиша, голубчик, кабы ты остался либо взял ты меня  с  собой, как бы я  тебя любила, как бы я тебя голубила, моего милого! (Ласкает его. )
К а б а н о в. Не разберу я  тебя, Катя! То от тебя слова не добьешься, не то что ласки, а то так сама лезешь.
К а т е р и н а. Тиша,  на кого ты меня оставляешь!  Быть  беде без тебя! Быть беде!
К а б а н о в. Ну, да ведь нельзя, так уж нечего делать.
К а т е р и н а.  Ну,  так вот  что!  Возьми  ты  с меня  какую-нибудь  клятву страшную…
К а б а н о в. Какую клятву?
К а т е р и н а.  Вот какую: чтобы не смела я без тебя ни под каким  видом  ни говорить  ни с  кем чужим,  ни видеться, чтобы и думать я не смела ни о ком, кроме тебя.
К а б а н о в. Да на что ж это?
К а т е р и н а. Успокой ты мою душу, сделай такую милость для меня!
К а б а н о в. Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти.
К а т е р и н а (Падая на  колени).  Чтоб  не видать  мне ни отца, ни  матери! Умереть мне без покаяния, если я…
К а б а н о в (поднимая ее). Что  ты! Что ты!  Какой грех-то! Я и  слушать не хочу!

     Голос Кабановой: «Пора, Тихон!» Входят Кабанова, Варвара и Глаша.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Кабанова, Варвара и Глаша.

К а б а н о в а. Ну, Тихон, пора. Поезжай с богом! (Садится.) Садитесь все!

     Все садятся. Молчание.

Ну, прощай! (Встает, и все встают.)
К а б а н о в  (подходя  к  матери).  Прощайте,  маменька!  Кабанова  (жестом показывая в землю). В ноги, в ноги!

     Кабанов кланяется в ноги, потом целуется с матерью.

Прощайся с женой!
К а б а н о в. Прощай, Катя!

     Катерина кидается ему на шею.

К а б а н о в а.  Что   на  шею-то   виснешь,  бесстыдница!  Не  с  любовником прощаешься! Он тебе муж – глава! Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся!

     Катерина кланяется в ноги.

К а б а н о в.  Прощай,  сестрица!  (Целуется  с  Варварой.)  Прощай,  Глаша! (Целуется с Глашей.) Прощайте, маменька! (Кланяется.)
К а б а н о в а. Прощай! Дальние проводы – лишние слезы.

 Кабанов уходит, за ним Катерина, Варвара и Глаша.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

К а б а н о в а (одна). Молодость-то что  значит! Смешно  смотреть-то даже  на них! Кабы  не  свои,  насмеялась  бы  досыта: ничего-то не  знают,  никакого порядка.  Проститься-то путем  не умеют. Хорошо еще, у кого  в доме  старшие есть,  ими дом-то и держится,  пока живы.  А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят; а выйдут на волю-то,  так  и путаются на покор да смех  добрым людям. Конечно,  кто  и пожалеет,  а больше все смеются.  Да не смеяться-то нельзя: гостей позовут, посадить не умеют, да  еще, гляди, позабудут кого из родных. Смех,  да и  только! Так-то вот  старина-то  и  выводится. В  другой  дом  и взойти-то  не  хочется. А  и  взойдешь-то, так  плюнешь, да вон  скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять,  уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего.

     Входят Катерина и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Кабанова, Катерина и Варвара.

К а б а н о в а. Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего.
К а т е р и н а. Не к чему! Да и не умею. Что народ-то смешить!
К а б а н о в а. Хитрость-то  невеликая.  Кабы любила,  так бы выучилась. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы  пример-то этот сделала; все-таки пристойнее; а то, видно, на словах только. Ну, я богу молиться пойду, не мешайте мне.
В а р в а р а. Я со двора пойду.
К а б а н о в а (ласково). А мне что! Поди! Гуляй,  пока твоя пора придет. Еще насидишься!

     Уходят Кабанова и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

К а т е р и н а (одна, задумчиво). Ну, теперь тишина  у вас в  доме воцарится. Ах, какая скука! Хоть бы дети чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: все бы я и сидела с ними да  забавляла их. Люблю очень с детьми разговаривать – ангелы ведь это. (Молчание.) Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да  радовалась  всему.  А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка. (Задумывается.) А  вот что сделаю: я  начну  работу какую-нибудь по обещанию;  пойду в  гостиный двор, куплю холста,  да и буду  шить белье,  а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят. Вот и засядем шить с Варварой и не увидим, как время пройдет; а тут Тиша приедет.

     Входит Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Катерина и Варвара.

В а р в а р а  (покрывает голову  платком  перед зеркалом).  Я  теперь гулять пойду; а ужо нам Глаша постелет постели  в саду, маменька позволила. В саду, за малиной, есть калитка, ее маменька  запирает  на замок, а  ключ прячет.  Я  его  унесла,  а ей подложила другой, чтоб не заметила. На вот, может быть, понадобится. (Подает ключ. ) Если увижу, так скажу, чтоб приходил к калитке.
К а т е р и н а (с испугом отталкивая ключ). На что! На что! Не надо, не надо!
В а р в а р а. Тебе не надо, мне понадобится; возьми, не укусит он тебя.
К а т е р и н а. Да что ты затеяла-то, греховодница! Можно ли это! Подумала ль ты! Что ты! Что ты!
В а р в а р а.  Ну, я много разговаривать  не  люблю, да  и некогда  мне. Мне гулять пора. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

К а т е р и н а (одна,  держа  ключ в  руках). Что она это делает-то?  Что она только придумывает? Ах, сумасшедшая, право сумасшедшая! Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку  кинуть, чтоб не нашли  никогда. Он руки-то жжет, точно уголь. (Подумав.) Вот так-то  и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в  голову-то придет. Вышел случай, другая и рада: так  очертя голову и кинется.  А как же  это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там  и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горчее покажется. (Молчание.) А горька неволя, ох, как горька! Кто от нее не плачет! А пуще всех  мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать!  Что  дальше, то хуже. А теперь еще этот грех-то на меня. (Задумывается.) Кабы не свекровь!.. Сокрушила  она меня… от нее  мне и дом-то опостылел;  стены-то даже  противны, (Задумчиво смотрит на ключ.) Бросить его? Разумеется, надо бросить. И как  он ко мне  в руки  попал? На соблазн, на  пагубу мою. (Прислушивается.) Ах,  кто-то идет. Так  сердце  и  упало.  (Прячет ключ в карман.)  Нет!..  Никого!  Что я  так испугалась! И ключ  спрятала… Ну,  уж, знать, там ему  и быть! Видно, сама судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!..  Да ведь он сам не захотел. Да, может, такого  и  случая-то  еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что  я  себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем  я  притворяюсь-то!..  Бросить ключ! Нет,  ни за что  на свете!  Он  мой теперь… Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!.. 

 

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Улица. Ворота дома Кабановых, перед воротами скамейка.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кабанова и Феклуша (сидят на скамейке).

Ф е к л у ш а. Последние времена,  матушка Марфа Игнатьевна, последние, по всем приметам последние.  Еще  у вас в городе  рай  и тишина, а по другим городам так просто содом, матушка: шум, беготня, езда  беспрестанная! Народ-то  так  и  снует,  один туда, другой сюда.
К а б а н о в а. Некуда нам торопиться-то, милая, мы и живем не спеша.
Ф е к л у ш а.  Нет,  матушка, оттого у вас тишина в городе, что многие люди, вот хоть бы вас взять, добродетелями, как цветами,  украшаются: оттого все и делается прохладно  и благочинно. Ведь эта  беготня-то, матушка, что значит? Ведь это суета! Вот хоть бы в Москве: бегает народ взад и вперед, неизвестно зачем. Вот она суета-то и есть. Суетный народ, матушка Марфа Игнатьевна, вот он  и  бегает. Ему  представляется-то,  что он  за делом  бежит;  торопится, бедный, людей не узнает;  ему  мерещится, что его  манит  некто, а придет на место-то,  ан пусто,  нет  ничего,  мечта  одна. И пойдет в тоске. А другому мерещится,  что  будто  он догоняет кого-то знакомого. Со стороны-то  свежий человек сейчас видит, что никого нет; а тому-то все кажется от суеты, что он догоняет. Суета-то,  ведь  она  вроде  туману  бывает.  Вот у  вас в  этакой прекрасный  вечер  редко кто и  за  ворота-то выйдет посидеть; а в Москве-то теперь гульбища да игрища, а по  улицам-то индо  грохот идет, стон стоит. Да чего, матушка Марфа Игнатьевна, огненного змия стали запрягать:[19] все, видишь, для ради скорости.
К а б а н о в а. Слышала я, милая.
Ф е к л у ш а. А я, матушка, так  своими глазами видела;  конечно, другие от суеты  не видят  ничего,  так  он  им  машиной  показывается,  они машиной и называют, а я видела, как он лапами-то вот так (растопыривает пальцы)  делает. Ну,  и  стон, которые люди хорошей жизни, так слышат.
К а б а н о в а. Назвать-то  всячески  можно,  пожалуй, хоть  машиной  назови; народ-то глуп, будет всему  верить. А меня  хоть ты золотом осыпь, так  я не поеду.
Ф е к л у ш а. Что за крайности, матушка! Сохрани господи от такой напасти! А вот еще, матушка Марфа Игнатьевна, было мне в Москве видение некоторое.  Иду я рано поутру, еще чуть брезжится, и  вижу, на  высоком-превысоком доме,  на крыше,  стоит  кто-то, лицом черен. Уж  сами  понимаете кто.  И делает он руками, как будто сыплет что, а ничего не сыпется. Тут я догадалась, что это он  плевелы  сыплет,[20] а  народ днем  в суете-то своей невидимо и подберет. Оттого-то они так и бегают,  оттого и женщины-то  у них  все такие худые,  тела-то никак не нагуляют, да как будто они что потеряли  либо  чего ищут: в лице печаль, даже жалко.
К а б а н о в а. Все может быть, моя милая! В наши времена чего дивиться!
Ф е к л у ш а.  Тяжелые  времена,  матушка  Марфа  Игнатьевна, тяжелые.   Уж и время-то стало в умаление приходить.
К а б а н о в а. Как так, милая, в умаление?
Ф е к л у ш а. Конечно, не мы, где нам  заметить в суете-то! А вот умные люди замечают,  что  у нас  и время-то короче становится. Бывало, лето  и зима-то тянутся-тянутся,  не дождешься, когда кончатся;  а  нынче  и не увидишь, как пролетят. Дни-то  и  часы все те же  как будто остались, а время-то, за наши грехи, все короче и короче делается. Вот что умные-то люди говорят.
К а б а н о в а. И хуже этого, милая, будет.
Ф е к л у ш а. Нам-то бы только не дожить до этого,
К а б а н о в а. Может, и доживем.

     Входит Дикой.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Дикой.

К а б а н о в а. Что это ты, кум,[21] бродишь так поздно?
Д и к о й. А кто ж мне запретит!
К а б а н о в а. Кто запретит! Кому нужно!
Д и к о й. Ну, и, значит, нечего разговаривать. Что я, под началом, что ль, у кого? Ты еще что тут! Какого еще тут черта водяного!. .
К а б а н о в а. Ну, ты не очень горло-то  распускай! Ты найди подешевле меня! А я  тебе дорога!  Ступай своей  дорогой, куда  шел. Пойдем, Феклуша, домой. (Встает.)
Д и к о й. Постой,  кума,  постой! Не  сердись. Еще  успеешь  дома-то быть: дом-от твой не за горами. Вот он!
К а б а н о в а. Коли ты за делом, так не ори, а говори толком.
Д и к о й. Никакого дела нет, а я хмелен, вот что.
К а б а н о в а. Что ж, ты мне теперь хвалить тебя прикажешь за это?
Д и к о й. Ни хвалить, ни бранить. А, значит, я хмелен. Ну, и кончено дело. Пока не просплюсь, уж этого дела поправить нельзя.
К а б а н о в а. Так ступай, спи!
Д и к о й. Куда ж это я пойду?
К а б а н о в а. Домой. А то куда же!
Д и к о й. А коли я не хочу домой-то?
К а б а н о в а. Отчего же это, позволь тебя спросить?
Д и к о й. А потому, что у меня там война идет.
К а б а н о в а. Да кому ж  там воевать-то?  Ведь ты один только там воин-то и есть.
Д и к о й. Ну так что ж, что я воин? Ну что ж из этого?
К а б а н о в а. Что? Ничего. А и честь-то не велика, потому что воюешь-то  ты всю жизнь с бабами. Вот что.
Д и к о й. Ну, значит, они и  должны  мне  покоряться.  А  то я,  что  ли, покоряться стану!
К а б а н о в а. Уж немало я дивлюсь на тебя: столько у тебя народу  в доме, а на тебя на одного угодить не могут.
Д и к о й. Вот поди ж ты!
К а б а н о в а. Ну, что ж тебе нужно от меня?
Д и к о й. А вот что: разговори меня, чтобы у меня сердце прошло. Ты только одна во всем городе умеешь меня разговорить.
К а б а н о в а. Поди, Феклушка, вели приготовить закусить что-нибудь.

     Феклуша уходит.

Пойдем в покои!
Д и к о й. Нет, я в покои не пойду, в покоях я хуже.
К а б а н о в а. Чем же тебя рассердили-то?
Д и к о й. Еще с утра с самого.
К а б а н о в а. Должно быть, денег просили.
Д и к о й.  Точно  сговорились, проклятые;  то тот,  то другой  целый  день пристают.
К а б а н о в а. Должно быть, надо, коли пристают.
Д и к о й. Понимаю я это; да что ж ты мне прикажешь с собой делать, когда у меня сердце такое! Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Друг ты  мне,  и я тебе  должен  отдать, а приди ты у меня просить –  обругаю. Я отдам, отдам, а обругаю. Потому,  только заикнись мне  о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот  разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека.
К а б а н о в а. Нет над тобой старших, вот ты и куражишься.
Д и к о й.  Нет,  ты, кума,  молчи! Ты  слушай!  Вот какие со мной  истории бывали.  О  посту  как-то  о великом  я  говел,[22]  а тут  нелегкая  и  подсунь мужичонка: за деньгами пришел, дрова  возил. И принесло ж  его  на грех-то в такое время!  Согрешил-таки:  изругал,  так  изругал,  что  лучше  требовать нельзя, чуть  не  прибил. Вот оно,  какое  сердце-то  у меня! После прощенья просил,  в ноги кланялся, право так.  Истинно  тебе  говорю,  мужику в  ноги кланялся. Вот до чего меня сердце доводит: тут на дворе, в грязи, ему и кланялся; при всех ему кланялся.
К а б а н о в а.  А зачем  ты  нарочно-то  себя в сердце приводишь? Это,  кум, нехорошо.
Д и к о й. Как так нарочно?
К а б а н о в а.  Я  видала,  я знаю.  Ты,  коли видишь, что  просить  у  тебя чего-нибудь  хотят,  ты  возьмешь да  нарочно  из  своих  на  кого-нибудь  и накинешься, чтобы рассердиться; потому  что ты знаешь, что  к тебе сердитому никто уж не пойдет. Вот что, кум!
Д и к о й. Ну, что ж такое? Кому своего добра не жалко!

     Глаша входит.

Г л а ш а. Марфа Игнатьевна, закусить поставлено, пожалуйте!
К а б а н о в а. Что ж, кум, зайди. Закуси, чем бог послал.
Д и к о й. Пожалуй.
К а б а н о в а. Милости просим! (Пропускает вперед Дикого и уходит за ним.)

     Глаша, сложа руки, стоит у ворот.

Г л а ш а. Никак. Борис Григорьич идет. Уж не за дядей ли?  Аль так гуляет? Должно, так гуляет.

Входит Борис.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Глаша, Борис, потом К у л и г и н.

Б о р и с. Не у вас ли дядя?
Г л а ш а. У нас. Тебе нужно, что ль, его?
Б о р и с. Послали из дому узнать, где он.  А коли у вас, так пусть  сидит: кому его нужно. Дома-то рады-радехоньки, что ушел.
Г л а ш а. Нашей бы хозяйке за  ним быть, она б его скоро прекратила. Что ж я, дура, стою-то с тобой! Прощай. (Уходит.)
Б о р и с. Ах ты, господи! Хоть бы одним глазком взглянуть  на  нее!  В дом войти  нельзя: здесь незваные не ходят. Вот жизнь-то! Живем  в одном городе, почти рядом, а увидишься раз  в  неделю, и то в церкви либо на дороге, вот и все! Здесь что вышла замуж, что схоронили – все равно.

     Молчание.

Уж совсем бы мне ее не  видать: легче бы было! А то видишь урывками, да еще при людях; во сто глаз на тебя смотрят. Только сердце надрывается. Да  и с  собой-то не  сладишь никак. Пойдешь гулять, а  очутишься  всегда  здесь у ворот.  И  зачем я  хожу  сюда? Видеть  ее никогда  нельзя,  а еще, пожалуй, разговор какой выйдет, ее-то в беду введешь. Ну, попал я в городок! (Идет, ему навстречу Кулигин.)
К у л и г и н. Что, сударь? Гулять изволите?
Б о р и с. Да, гуляю себе, погода очень хороша нынче.
К  у  л и г  и н. Очень хорошо, сударь, гулять теперь.  Тишина,  воздух отличный, из-за Волги с лугов цветами пахнет, небо чистое…

Открылась бездна, звезд полна,[23]
Звездам числа нет, бездне – дна .

Пойдемте, сударь, на бульвар, ни души там нет.
Б о р и с. Пойдемте!
К у л и г и н.  Вот какой,  сударь, у  нас городишко!  Бульвар сделали,  а не гуляют.  Гуляют только по  праздникам, и то один  вид делают, что гуляют,  а сами ходят туда  наряды  показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день  и ночь  работа. И спят-то всего часа  три в  сутки.  А богатые-то  что делают? Ну,  что бы,  кажется,  им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех  давно ворота, сударь,  заперты, и собаки спущены… Вы думаете, они  дело  делают  либо богу  молятся?  Нет,  сударь.  И  не  от  воров  они запираются,  а чтоб  люди не видали, как они своих домашних  едят  поедом да семью  тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По  себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! Все  шито да  крыто – никто ничего не видит  и  не  знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри,  в людях меня да на  улице, а до семьи моей  тебе дела нет; на  это, говорит, у  меня есть  замки,  да  запоры,  да собаки  злые.  Семья,  говорит,  дело  тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих  секретов-то, сударь, ему только одному  весело, а  остальные волком воют.  Да  и  что за секрет? Кто  его не знает! Ограбить сирот, родственников,  племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он  там  творит, пискнуть не смели. Вот  и весь секрет. Ну,  да бог  с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет?  Молодые  парни  да девушки. Так  эти у сна воруют часок-другой,  ну и  гуляют парочками. Да вот пара!

     Показываются Кудряш и Варвара. Целуются.

Б о р и с. Целуются.
К у л и г и н. Это у нас нужды нет.

Кудряш уходит,  а Варвара  подходит к своим воротам и  манит Бориса. Он подходит.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Борис, Кулигин и Варвара.

К у л и г и н. Я, сударь, на бульвар пойду. Что вам мешать-то? Там и подожду.
Б о р и с. Хорошо, я сейчас приду.

     К у л и г и н уходит.

В а р в а р а (закрываясь платком). Знаешь овраг за Кабановым садом?
Б о р и с. Знаю.
В а р в а р а. Приходи туда ужо попозже.
Б о р и с. Зачем?
В а р в а р а.  Какой  ты глупый!  Приходи: там  увидишь,  зачем.  Ну, ступай скорей, тебя дожидаются.

     Борис уходит.

Не узнал ведь! Пущай теперь подумает. А  ужотко я знаю, что Катерина не утерпит, выскочит. (Уходит в ворота.)

 

СЦЕНА ВТОРАЯ

Ночь. Овраг, покрытый кустами; наверху – забор сада Кабановых и калитка; сверху – тропинка.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

К у д р я ш (входит  с гитарой). Нет никого. Что ж это она  там! Ну, посидим да подождем. (Садится на камень.) Да со скуки песенку споем. (Поет.)

Как  донской-то казак,  казак  вел коня поить,[24]
Добрый молодец, уж он  у ворот стоит.
У ворот стоит, сам он думу думает,
Думу  думает, как будет жену губить.  
Как  жена-то,  жена   мужу  возмолилася, 
Во   скоры-то  ноги  ему поклонилася:
«Уж ты, батюшка, ты ли, мил сердечный друг!
Ты не бей, не губи ты меня со вечера!
Ты убей, загуби меня со полуночи!
Дай уснуть моим малым детушкам,
Малым детушкам, всем ближним соседушкам».

  Входит Борис.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Кудряш и Борис.

К у д р я ш (перестает петь). Ишь ты! Смирен, смирен, а тоже в разгул пошел.
Б о р и с. Кудряш, это ты?
К у д р я ш. Я, Борис Григорьич!
Б о р и с. Зачем это ты здесь?
К у д р я ш. Я-то? Стало быть, мне нужно, Борис Григорьич, коли я здесь. Без надобности б не пошел. Вас куда бог несет?
Б о р и с  (оглядывает  местность). Вот  что, Кудряш: мне  бы  нужно  здесь остаться, а тебе ведь, я думаю, все равно, ты можешь идти и в другое место.
К у д р я ш.  Нет, Борис Григорьич, вы,  я вижу, здесь еще в первый раз, а у меня  уж  тут место  насиженное и дорожка-то  мной протоптана. Я вас  люблю, сударь, и на всякую вам услугу готов; а на  этой дорожке вы со мной ночью не встречайтесь, чтобы,  сохрани господи,  греха какого  не вышло. Уговор лучше денег.
Б о р и с. Что с тобой, Ваня?
К у д р я ш. Да что: Ваня! Я знаю, что я Ваня. А вы идите своей дорогой, вот и все. Заведи себе сам, да и гуляй себе с ней, и никому до  тебя дела пет. А чужих не трогай!  У  нас так не  водится,  а то  парни ноги переломают. Я за свою… Да я и не знаю, что сделаю! Горло перерву.
Б о р и с. Напрасно ты сердишься; у меня и на уме-то нет отбивать у тебя. Я бы и не пришел сюда, кабы мне не велели.
К у д р я ш. Кто ж велел?
Б о р и с. Я не разобрал,  темно было. Девушка какая-то  остановила меня на улице  и  сказала,  чтобы я  именно сюда  пришел, сзади сада Кабановых,  где тропинка.
К у д р я ш. Кто ж бы это такая?
Б о р и с.  Послушай,  Кудряш. Можно с  тобой  поговорить по  душе,  ты  не разболтаешь?
К у д р я ш. Говорите, не бойтесь! У меня все одно, что умерло.
Б о р и с. Я здесь ничего не знаю, ни порядков ваших, ни обычаев; а дело-то такое…
К у д р я ш. Полюбили, что ль, кого?
Б о р и с. Да, Кудряш.
К у д р я ш. Ну что ж, это ничего. У нас насчет этого слободно. Девки гуляют себе как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят.[25]
Б о р и с. То-то и горе мое.
К у д р я ш. Так неужто ж замужнюю полюбили?
Б о р и с. Замужнюю, Кудряш.
К у д р я ш. Эх, Борис Григорьич, бросить надоть!
Б о р и с. Легко  сказать – бросить!  Тебе это, может быть, все  равно; ты одну бросишь, а другую найдешь. А я не могу этого! Уж я коли полюбил…
К у д р я ш.  Ведь  это,  значит,  вы  ее  совсем   загубить  хотите,  Борис Григорьич!
Б о р и с. Сохрани, господи! Сохрани меня, господи! Нет, Кудряш, как можно. Захочу ли  я  ее погубить!  Мне только  бы видеть ее  где-нибудь, мне больше ничего не надо.
К у д р я ш. Как, сударь, за себя поручиться! А ведь здесь какой народ! Сами знаете. Съедят, в гроб вколотят.
Б о р и с. Ах, не говори этого, Кудряш, пожалуйста, не пугай ты меня!
К у д р я ш. А она-то вас любит?
Б о р и с. Не знаю.
К у д р я ш. Да вы видались когда аль нет?
Б о р и с. Я один раз только и  был у них с  дядей.  А то в церкви вижу, на бульваре встречаемся. Ах, Кудряш,  как она молится, кабы ты посмотрел! Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то будто светится.
К у д р я ш. Так это молодая Кабанова, что ль?
Б о р и с. Она, Кудряш.
К у д р я ш. Да! Так вот оно что! Ну, честь имеем проздравить!
Б о р и с. С чем?
К у д р я ш.  Да как же! Значит, у вас дело на лад идет, коли сюда приходить велели.
Б о р и с. Так неужто она велела?
К у д р я ш. А то кто же?
Б о р и с. Нет, ты шутишь! Этого быть не может. (Хватается за голову.)
К у д р я ш. Что с вами?
Б о р и с. Я с ума сойду от радости.
К у д р я ш. Бота! Есть от чего с ума сходить!  Только вы смотрите  —  себе хлопот не наделайте, да и ее-то в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта.

     Варвара выходит из калитки.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Варвара, потом Катерина.

В а р в а р а (у калитки поет).

За рекою, за быстрою, мой Ваня гуляет,[26]
Там мой Ванюшка гуляет. ..

К у д р я ш (продолжает).

Товар закупает.

(Свищет.)
В а р в а р а (сходит по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису). Ты, парень, подожди. Дождешься чего-нибудь. (Кудряшу.) Пойдем на Волгу.
К у д р я ш. Ты что ж так долго? Ждать вас еще! Знаешь, что не люблю!

Варвара обнимает его одной рукой и уходит.

Б о р и с.  Точно  я  сон  какой вижу!  Эта ночь,  песни,  свиданья!  Ходят обнявшись. Это так  ново  для  меня, так хорошо, так весело!  Вот  и  я  жду чего-то! А чего жду – и  не знаю, и вообразить не могу; только бьется  сердце да дрожит каждая жилка. Не  могу даже и придумать теперь, что сказать-то ей, дух  захватывает,  подгибаются  колени!  Вот  когда  у  меня  сердце  глупое раскипится вдруг, ничем не унять. Вот идет.

Катерина  тихо  сходит  по тропинке, покрытая  большим  белым  платком, потупив глаза в землю.

Это вы, Катерина Петровна?

Молчание.

Уж как мне благодарить вас, я и не знаю.

     Молчание.

Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я  люблю  вас! (Хочет взять ее за руку.)
К а т е р и н а (с испугом, но не поднимая глаз). Не трогай,  не трогай  меня! Ах, ах!
Б о р и с. Не сердитесь!
К а т е р и на.  Поди  от меня! Поди прочь,  окаянный человек!  Ты знаешь ли: ведь мне не замолить  этого греха, не замолить никогда! Ведь он камнем ляжет на душу, камнем.
Б о р и с. Не гоните меня!
К а т е р и н а.  Зачем  ты пришел?  Зачем ты пришел,  погубитель  мой? Ведь я замужем, ведь мне с мужем жить до гробовой доски!
Б о р и с. Вы сами велели мне прийти…
К а т е р и н а. Да пойми ты меня, враг ты мой: ведь до гробовой доски!
Б о р и с. Лучше б мне не видеть вас!
К а т е р и н а  (с  волнением).  Ведь что я себе готовлю?  Где  мне место-то, знаешь ли?
Б о р и с. Успокойтесь! (Берет ев за руку.) Сядьте!
К а т е р и н а. Зачем ты моей погибели хочешь?
Б о р и с. Как  же я могу  хотеть  вашей  погибели, когда  люблю вас больше всего на свете, больше самого себя!
К а т е р и н а. Нет, нет! Ты меня загубил!
Б о р и с. Разве я злодей какой?
К а т е р и н а (качая головой). Загубил, загубил, загубил!
Б о р и с. Сохрани меня бог! Пусть лучше я сам погибну!
К а т е р и н а. Ну, как же  ты не  загубил меня,  коли я, бросивши дом, ночью иду к тебе.
Б о р и с. Ваша воля была на то.
К а т е р и н а. Нет у меня воли. Кабы была у меня своя воля, не пошла бы я к тебе. (Поднимает глаза и смотрит на Бориса.)

Небольшое молчание.

Твоя  теперь воля  надо мной, разве  ты не  видишь! (Кидается к нему на шею.)
Б о р и с (обнимает Катерину). Жизнь моя!
К а т е р и н а. Знаешь что? Теперь мне умереть вдруг захотелось!
Б о р и с. Зачем умирать, коли нам жить так хорошо?
К а т е р и н а. Нет, мне не жить! Уж я знаю, что не жить.
Б о р и с. Не говори, пожалуйста, таких слов, не печаль меня…
К а т е р и н а. Да, тебе хорошо, ты вольный казак, а я!..
Б о р и с. Никто и не узнает про нашу любовь. Неужели же я тебя не пожалею!
К а т е р и н а.  Э! Что меня жалеть, никто не виноват, – сама на  то пошла. Не жалей, губи меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я  делаю! (Обнимает Бориса.) Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Говорят, даже  легче бывает,  когда  за какой-нибудь  грех  здесь,  на земле, натерпишься.
Б о р и с. Ну, что об этом думать, благо нам теперь-то хорошо!
К а т е р и н а. И то! Надуматься-то да наплакаться-то еще успею на досуге.
Б о р и с. А я было испугался; я думал, ты меня прогонишь.
К а т е р и н а  (улыбаясь). Прогнать! Где уж!  С нашим ли сердцем! Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла.
Б о р и с. Я и не знал, что ты меня любишь.
К а т е р и н а. Давно  люблю. Словно  на грех ты  к нам приехал.   Как увидела тебя, так  уж  не  своя стала. С  первого же раза,  кажется, кабы ты поманил меня, я бы и пошла за тобой; иди ты хоть на край света, я бы все шла за тобой и не оглянулась бы.
Б о р и с. Надолго ли муж-то уехал?
Катерина. На две недели.
Б о р и с. О, так мы погуляем! Время-то довольно.
К а т е р и на.  Погуляем. А там… (задумывается) как  запрут  на замок, вот смерть! А не запрут на замок, так уж найду случай повидаться с тобой!

Входят Кудряш и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Кудряш и Варвара.

В а р в а р а. Ну что, сладили?

Катерина прячет лицо у Бориса на груди.

Б о р и с. Сладили.
В а р в а р а. Пошли бы,  погуляли, а мы подождем.  Когда  нужно будет,  Ваня крикнет.

Борис и Катерина уходят. Кудряш и Варвара садятся на камень.

К у д р я ш. А это вы важную штуку придумали,  в садовую калитку лазить. Оно для нашего брата оченно способна.
В а р в а р а. Все я.
К у д р я ш. Уж тебя взять на это. А мать-то не хватится?
В а р в а р а. Э! Куда ей! Ей и в лоб-то не влетит.
К у д р я ш. А ну, на грех?
В а р в а р а. У нее первый сон крепок; вот к утру, так просыпается.
К у д р я ш. Да ведь как знать! Вдруг ее нелегкая поднимет.
В а р в а р а. Ну  так  что  ж! У  нас калитка-то, которая  со двора, изнутри заперта, из  саду; постучит, постучит, да так и пойдет. А поутру  мы скажем, что крепко  спали, не  слыхали.  Да  и Глаша  стережет; чуть что, она сейчас голос подаст. Без опаски нельзя! Как же можно! Того гляди, в беду попадешь.

     Кудряш берет  несколько  аккордов  на гитаре. Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет.

В а р в а р а (зевая). Как бы то узнать, который час?
К у д р я ш. Первый.
В а р в а р а. Почем ты знаешь?
К у д р я ш. Сторож в доску бил.
В а р в а р а (зевая).  Пора. Покричи-ка.  Завтра  мы  пораньше  выйдем,  так побольше погуляем.
К у д р я ш (свищет и громко запевает).

Все домой, все домой,
А я домой не хочу.

Б о р и с (за сценой). Слышу!
В а р в а р а (встает). Ну, прощай. (Зевает,  потом целует холодно, как давно знакомого.)  Завтра,  смотрите,  приходите пораньше!  (Смотрит в ту сторону, куда пошли Борис и Катерина.) Будет вам  прощаться-то, не навек расстаетесь, завтра увидитесь. (Зевает и потягивается.)

     Вбегает Катерина, а за ней Борис.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кудряш, Варвара, Борис и Катерина.

К а т е р и н а  (Варваре). Ну, пойдем, пойдем! (Всходят по тропинке. Катерина оборачивается.) Прощай.
Б о р и с. До завтра!
К а т е р и н а. Да,  до  завтра!  Что  во  сне  увидишь,  скажи! (Подходит  к калитке.)
Б о р и с. Непременно.
К у д р я ш (поет под гитару).

Гуляй, млада, до  поры,[27] 
До  вечерней  до  зари!
Ай лели,  до поры, 
До вечерней до зари.

В а р в а р а (у калитки).

А я, млада, до поры,
До утренней до зари,
Ай лели, до поры,
До утренней до зари!

Уходят.

К у д р я ш.

Как зорюшка занялась,
А я домой поднялась… и т. д.

 

Краткое содержание Островский Гроза по действиям и явлениям для читательского дневника

Действие 1

Явление 1

Кулигин, Шапкин и Кудряш прогуливаются. Во время разговора они видят, как купец Дикой ругает своего племянника. Начинают обсуждать крутой нрав Дикого, что любит он людей ругать. Кудряш бахвалится, что он купца не боится и, если бы парней молодых было больше, проучил бы. Шапкин и Кулигин сомневаются. В это время к ним подходят дядя и племянник.

Явление 2

Савел Прокофьевич ругает Бориса за то, что тот бездельничает. Молодой человек отвечает, что в праздник ему делать нечего. Дикой в раздражённом настроении уходит.

Явление 3

Кулигин спрашивает Бориса, почему он терпит такое отношение и не уедет. Борис рассказывает, что его бабушка оставила им с сестрой завещание, что дядя должен выплатить часть им завещанную. Но с условием, что они будут к нему почтительны. Кулигин считает, что брат с сестрой ничего не получат. Молодой человек отвечает, что он терпит такое обращение не для себя, а для сестры. Обращается с ним Дикой сурово, как и со всеми.

В это время идёт народ с вечерни. Шапкин и Кудряш уходят. Кулигин рассуждает о мещанстве, как об обществе грубом, бедном, что такой человек как Борис не привыкнет к нему никогда. В это время мимо них проходит странница Феклуша и желает щедрот для дома Кабановых. Кулигин говорит, что Кабанова только таким странницам помогает, а своих домашних заела совсем. Мужчина в мечтании о перпету-мобиле уходит.

Явление 4

Монолог Бориса об его трудном положении: тяжёлое житьё у дяди и любовь к замужней женщине, с которой он и поговорить не может, а только смотреть, как она выходит из церкви с семьёй.

Явление 5

Кабанова указывает сыну, что нужно делать и жалуется, что Тихону милее жена, чем мать. Тихон пытается её разубедить, но женщина продолжает говорить другое. Катерина пытается защитить мужа, но свекровь грубит ей. Молодая женщина не понимает, за что та её не любит, а Тихон пытается убедить мать, что любит их обеих. Кабанова говорит, что он может только нюни распускать, что у жены нет к нему ни почтения, ни страху. А если этого нет к мужу, то к ней и подавно, стало быть и порядка в доме не будет. Погорячившись, Кабанова уходит.

Явление 6

Кабанов напускается на жену, что из-за неё ему достаётся от матери. Варвара, его сестра, заступается за Катерину. Тихон уходит к Дикому выпить.

Явление 7

Варвара жалеет Катерину. Та рассказывает о своем детстве, что её все любили, баловали, и что больше всего ей нравилось ходить в церковь и пропевать молитвы. Катерина делится с Варей мыслью о скорой смерти. Девушка пытается её успокоить, но Катерина признаётся ей, что она грешна, потому что влюбилась в другого. Варвара хочет ей помочь.

Явление 8

К девушкам подходит старая барыня и пророчит им, что красота приведёт их в самый омут Волги. После этого она уходит.

Явление 9

Катерину очень испугало предсказание старухи. Варвара говорит, что глупости это всё. Собирается гроза. Катерина признаётся, что боится не столько грозы, сколько смерти, которая может внезапно её застать со всеми грехами. Девушки видят Кабанова и спешат к дому.

Действие 2

Явление 1

Глаша, служанка Кабановых, собирает хозяину вещи в дорогу. Входит Феклуша и рассказывает ей о дальних странах, в которых правят салтаны разные. Поговорив с Глашей, она уходит.

Явление 2

Входят Варвара и Катерина, Глаша, взяв вещи, уходит. Варвара выпытывает у Катерины имя человека, которого она любит. Девушка признаётся ей, что это Борис. Варвара предлагает ей видеться тайно с Борисом, Катерина отказывается. Она хочет удержаться от этих встреч, пока может, а если ей дома всё опостынет, то сбежит куда угодно, даже в Волгу бросится. Варя предлагает ей спать в беседке. Катерина сомневается и ждёт Тихона.

Явление 3

Входят Кабанов и Кабанова. Кабанова говорит сыну, чтобы дал приказания жене и по возвращении спросил, как она их исполнила. Тихон, сконфузившись, даёт приказания Катерине. Кабанова, позвав с собой дочь, уходит, оставляя Тихона и Катерину.

Явление 4

Катерина просит Тихона взять её с собой. Тихон отнекивается, говоря, что хочет отдохнуть от неё и матери. Женщина просит взять с неё обещание, что она ни с кем из мужчин разговаривать не будет. Кабанов говорит, что это ни к чему, но Катерина упорствует. В это время слышится голос Кабановой.

Явление 5

Родные провожают Тихона. Кабанова следит за тем, чтобы всё было сделано, как положено. Кабанов уезжает.

Явление 6

Кабанова, оставшись одна, рассуждает о незнании молодёжи обычаев и порядков. Происходит упадок старины, молодые ничего не умеют, и смотреть на них стыдно. Кабанова радуется, что не увидит, как от порядков ничего не останется.

Явление 7

Входят Катерина и Варвара. Кабанова стыдит Катерину, что после отъезда мужа, она не воет на крыльце. Катерина отвечает, что это ни к чему и не умеет она. Варвара уходит гулять, следом за ней уходит Кабанова.

Явление 8

Монолог Катерины. Женщина думает, как скоротать время до приезда мужа и решает взяться за шитье и раздать его бедным, чтобы они помолились за неё и скоротать время до возвращения Кабанова.

Явление 9

Варвара, собираясь на прогулку, отдаёт Катерине ключ от калитки и обещает сказать Борису, чтобы вечером подходил туда. Катерина пугается и просит девушку этого не делать. Варя говоря, что он понадобится и ей, уходит гулять.

Явление 10

Катерина, оставшись одна, рассуждает о том, какая у ней беспросветная, тяжёлая жизнь. Держа ключ в руке, она думает, выбросить, но, услышав какие-то шаги, прячет его в карман. Катерина решает, что так тому и быть и хочет увидеть Бориса.

Действие 3

Сцена первая

Явление 1

На скамейке сидят Феклуша и Кабанова, разговаривают. Феклуша рассказывает про Москву, как там стало шумно, все люди торопятся, старинных обычаев не чтят. Кабанова соглашается с ней, что старина постепенно уходит. К ним подходит Дикой.

Явление 2

Дикой начинает грубо разговаривать с Кабановой. Кабанова хочет уйти, но он её останавливает и просит поговорить с ним. Дикой говорит, что он хмелен и только Кабанова может его разговорить. Купец сетует на то, что натура у него такая, специально людей обижать и злиться на них. Кабанова говорит, что это он специально так делает, чтобы к нему никто не подходил. В это время Глаша говорит, что закуски готовы, и они уходят в дом. Служанка замечает племянника Дикого.

Явление 3

Борис спрашивает у Глаши у них ли дядя. К Борису подходит Кулигин и зовёт на прогулку. Прогуливаясь, Кулигин говорит молодому человеку о жителях города, об их грубости, необразованности, жестоком нраве, что по городу гуляют только молодые парни и девушки. Гуляя, они видят, как целуются Кудряш и Варвара. Подойдя к калитке, Варвара зовёт Бориса.

Явление 4

Кулигин уходит, а Борис подходит к Варе. Она просит его, чтобы вечером он пришёл к оврагу за Кабановым садом.

Сцена вторая

Явление 1

Кудряш с гитарой подходит к оврагу и, в ожидании Вари, поёт песню. Приходит Борис.

Явление 2

Борис просит Кудряша уйти, Кудряш думает, что Борис хочет отбить у него Варю. Борис признаётся, что влюблён в Катерину. Кудряш говорит ему, что его сюда могла позвать, если не Варя, то только Катерина. Борис счастлив. Варвара выходит из калитки.

Явление 3

Варвара и Кудряш уходят, к Борису выходит Катерина. Он признаётся ей в любви, молодая женщина стыдится того, что делает, говорит, что это грешно. Борис пытается успокоить её. Катерина признаётся ему в ответном чувстве.

Явление 4

Борис и Катерина уходят гулять, приходят Варвара с Кудряшом. Молодой человек хвалит девушку за то, как ловко она придумала с калиткой. Кудряш играет на гитаре, Варя спрашивает который час. Узнав, что уже пора, зовут Бориса и Катерину.

Явление 5

Приходят Катерина и Борис. Пары прощаются, Кудряш затягивает песню.

Действие четвёртое

Явление 1

Собирается гроза. Прохожие прогуливаются и говорят о том, что раньше было нарисовано на арках. Входят Дикой и Кулигин.

Явление 2

Кулигин пытается упросить Дикого поставить часы на бульваре, Дикой от него отмахивается. Кулигин, видя, что начинается гроза, предлагает установить громоотводы. Дикой ругается на него, тот продолжает доказывать полезность громоотводов и говорит, что гроза – это электричество. Дикой ещё более сердится на него за эти слова. Кулигин уходит, спустя какое-то время уходит Дикой.

Явление 3

Варвара поджидает Бориса, чтобы рассказать, что Кабанов приехал раньше, чем его ждали. Катерина испытывает сильные душевные муки. Варвара опасается, как бы она не рассказала всё мужу. Борис прячется, увидев Кабановых.

Явление 4

Прохожие говорят, что будет гроза. Катерина испуганно прижимается к Варваре. Кабаниха подозревает женщину, мимо них проходит Борис. Варвара, видя состояние Катерины, делает ему знак, что нужно уйти. Выходит Кулигин и обращается к людям с речью, что нечего бояться грозы, потому как это просто природное явление. Позвав с собою Бориса, уходит.

Явление 5

Кто-то из прохожих говорит, что гроза кого-то убьет. Катерина говорит, что это её и просит молиться за неё. Увидев барыню, с криком прячется.

Явление 6

Барыня замечает её и говорит, что все грехи из-за красоты женской, что лучше ей в омут броситься. Катерина не выдерживает и во всём признается свекрови и мужу. Услышав удар грома, падает без чувств.

Действие 5

Явление 1

Кулигин сидит на лавочке, к нему подходит Кабанов. Тихон рассказывает, что после признания Катерины, ей житья не дают, Кабанова за каждым её шагом смотрит. Варвара сбежала с Кудряшом. Кабанову жалко свою жену, но он не может пойти против воли маменьки. Кулигин спрашивает про Бориса, Тихон говорит, что его отправляют к дальним родственникам. Прибегает Глаша и говорит, что Катерина куда-то ушла. Кабанов и Кулигин бегут её искать.

Явление 2

Катерина идёт одна, в надежде увидеть Бориса. Молодая женщина переживает за своего возлюбленного. Из-за сильных душевных страданий, Катерине не хочется жить, она хочет проститься с Борисом и зовёт его. На её зов приходит Борис.

Явление 3

Борис говорит Катерине, что очень сильно хотел проститься с ней. Она понимает, что Борис на неё не сердится и ей становится легче. Борис торопит женщину, потому что нужно ему ехать. Они прощаются.

Явление 4

Катерина понимает, что ей стала противна её жизнь: люди, которые окружают, дом, стены. Осознавая, что её могут вернуть домой, Катерина принимает решение. Попрощавшись с Борисом, она бросается в Волгу.

Явление 5

Кабановы и Кулигин приходят на место, где в последний раз видели Катерину. Люди, говорят, что она была живой. Кабанова ворчит на сына, говоря, что он зря волнуется. В это время кто-то кричит, что в воду бросилась женщина. Кулигин убегает.

Явление 6

Кабанов хочет побежать к воде, но его останавливает Кабаниха, отвечая, что когда достанут её, тогда и посмотрит. Кабанов спрашивает, жива ли она. Люди отвечают, что нет. Кулигин и несколько человек несут тело Катерины.

Явление 7

Кулигин кладёт на землю тело женщины и, обращаясь к Кабановым, говорит, что душа её теперь перед судьёй, который милосерднее их. Кабанов обвиняет маменьку в том, что это она её погубила. Кабанова обещает дома поговорить с сыном. Тихон бросается на тело Катерины и плачет.

Оцените произведение: Голосов: 54

Читать краткое содержание Гроза по действиям. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Островский. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Гроза по действиям

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Шукшин Энергичные люди

    Аристарх Петрович Кузькин и Вера Сергеевна — муж и жена. Однажды Вера находит записку от некой Сони. Это становится последней каплей и она пишет донос прокурору

  • Краткое содержание Сетон-Томпсон Рассказы о животных

    Рассказы учат, что нужно любить и диких животных и птиц. Наблюдать за ними. У них тоже есть семьи. И матери оберегают и пытаются прокормить своих детёнышей.

  • Краткое содержание Натали Бунина

    С первых страниц произведения перед нами предстает юноша по имени Виталий Мещерский, который прибыл в отчий дом на каникулы. Во время своего отдыха он поставил себе цель найти себе девушку ,однако отношения протекали

  • Краткое содержание Подумаешь, птицы Алексина

    В одном из дворов каждый день собиралась местная детвора. Объединившись в команды, они с азартом играли в волейбол. Мама Кольки по имени Леля радовала их своим присутствием, так как

  • Краткое содержание Женщина в белом Коллинз

    Уолтер Хартрайт – молодой художник, по протекции своего товарища, устаивается на работу педагогом по рисованию в одну, очень богатую усадьбу. Перед отъездом в имение, молодой человек зашел попрощаться со своими родными

Гроза островский явление 3.  А.Н.Островский

Главные герои: Савел Прокофьевич Дикой — купец, значительное лицо в городе; Борис Григорьевич — его племянник, молодой человек, порядочно образованный; Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха) — богатая купчиха, вдова; Тихон Иванович Кабанов — ее сын; Катерина, его жена; Варвара, дочь Кабанихи; Действие происходит в городе Калинове на берегу Волги, летом. Между третьим и четвертым действиями проходит десять дней.

План пересказа

1. Герои обсуждают нравы своего города.
2. Отношения в семье Кабановых.
3. Беседа Катерины и Варвары.
4. Тихон уезжает.
5. Варвара, узнав о том, что Катерине нравится Борис, устраивает их встречу.
6. Свидания Катерины и Бориса. Приезжает Тихон.
7. Прилюдное покаяние Катерины.
8. Последнее свидание Катерины и Бориса.
9. Катерина погибает. Тихон обвиняет мать в смерти жены.

Пересказ

Действие 1

Общественный сад на берегу Волги.

Явление 1

Кулигин сидит на скамейке, Кудряш и Шапкин прогуливаются. Кулигин восхищается Волгой. Слышат, как в отдалении Дикой ругает своего племянника. Обсуждают это. Кудряш говорит, что Борис Григорьевич «достался на жертву Дикому», сетует на покорность обывателей, на то, что некому «постращать» Дикого в темном переулке «этак вчетвером-впятером». Шапкин замечает, что, кроме «ругателя-Дикого», «хороша тоже и Кабаниха», которая делает то же самое, но под видом благочестия. Добавляет, что недаром Дикой хотел Кудряша в солдаты отдать. Кудряш отвечает, что Дикой его боится, так как понимает, что он свою голову «дешево не отдаст». Жалеет, что у Дикого нет взрослых дочерей, а то бы он его «уважил».

Явление 3

Борис рассказывает о своей семье и домашних обстоятельствах. Бабушка Бориса (мать Дикого и отца Бориса) невзлюбила «папеньку» за то, что он женился на «благородной». Сноха со свекровью не ужились, так как снохе «очень уж тут дико казалось». Переехали в Москву, где растили детей, ни в чем им не отказывая. Борис учился в Коммерческой академии, а его сестра—в пансионе. В холеру родители умерли. Бабушка в городе Калинове тоже умерла, оставив внукам наследство, которое им должен выплатить дядя, когда они вступят в совершеннолетие, но только при том условии, что они будут с ним почтительны.

Кулигин замечает, что ни Борису, ни его сестре не видать наследства, поскольку ничто Дикому не помешает сказать, будто они были непочтительны: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!» Борис делает «что прикажут», а жалованья не получает — разочтут в конце года, как Дикому будет угодно. Все домашние боятся Дикого — он всех ругает, а ему ответить никто не смеет. Кудряш вспоминает, как Дикого на перевозе обругал гусар, которому он не мог ответить тем же, и как потом Дикой срывал злость несколько дней на домашних. Борис говорит, что никак не может привыкнуть к здешним порядкам.

Появляется странница Феклуша: «Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете!» Феклуша благословляет «народ благочестивый», а особенно «дом Кабановых». Кулигин говорит о Кабанихе, что она «ханжа», «нищих оделяет, а домашних заела совсем». Затем добавляет, что для общей пользы ищет перпетуум-мобиле (вечный двигатель), гадает, где бы достать денег на модели.

Явление 4

Борис (один) говорит о Кулигине, что он хороший человек, «мечтает себе и счастлив». Горюет о том, что придется загубить молодость в этой глуши, что «загнан, забит, а тут еще сдуру-то влюбляться вздумал».

Явление 5

Появляются Катерина, Варвара, Тихон и Кабаниха. Кабаниха пилит сына: ему жена милее матери, попробуй свекровь «каким-нибудь словом снохе не угодить, ну, и пошел разговор, что свекровь заела совсем». Тихон пытается разуверить ее. Катерина вступает в разговор: «Ты про меня, маменька, это напрасно говоришь. Что при людях, что без людей, я всё одна, ничего из себя не доказываю». Кабаниха ее обрывает, пеняет Тихону, что не держит в страхе жену. Тихон отвечает: «Да зачем же ей меня бояться? С меня довольно и того, что она меня любит». Кабанова упрекает сына за то, что он «вздумал своей волей жить». Тот отвечает: «Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить?» Кабанова замечает, что если жену в страхе не держать, она может завести любовника.

Явление 6

Тихон упрекает Катерину, что ему все время достается из-за нее от маменьки. Оставшись без присмотра Кабанихи, Тихон идет в кабак.

Явление 7

Катерина и Варвара. Катерина: «Отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела…» Она вспоминает о том золотом времени, когда жила у родителей: поливала цветы, вышивала, ходила с маменькой, странницами да богомолками в церковь. Ей снились необыкновенные сны, в которых пели «невидимые голоса», пахло кипарисом… Катерина говорит Варваре, что у нее ощущение, будто она стоит перед пропастью, чует беду. Признается, что у нее на уме грех: «Точно я снова жить начинаю, или… ужи не знаю…» Варвара обещает, что после отъезда Тихона что-нибудь придумает. Катерина кричит: «Нет! Нет!»

Явление 8

Появляется полусумасшедшая барыня с двумя лакеями, кричит, что красота ведет в бездну, в омут, показывает на Волгу, грозит геенной огненной.

Явление 9

Катерина напугана. Варвара успокаивает ее, говорит, что барыня «всю жизнь смолоду-то грешила… вот умирать-то и боится». Гроза, начинается дождь. Катерина пугается, они с Варварой убегают.

Действие 2

Комната в доме Кабановых.

Явление 2

Катерина рассказывает Варваре о том, как ее в детстве чем-то обидели и она выбежала на Волгу, села в лодку, а утром ее нашли верст за десять. «Такая уж я зародилась, горячая…» Затем признается Варваре, что любит Бориса. Варвара говорит, что Катерина ему тоже нравится, только жаль, видеться негде. Катерина пугается, кричит, что своего Тишу ни на кого не променяет. Она говорит о себе: «Обманывать-то я не умею, скрыть-то ничего не могу». Варвара спорит с ней: «А по-моему, делай, что хочешь, только бы шито да крыто было». Катерина: «Не хочу я так. Да и что хорошего!.. Уж коли мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой… в окно выброшусь, в Волгу кинусь…» Варвара замечает, что, как только Тихон уедет, она станет спать в беседке, зовет с собой Катерину.

Явление 3

Входят Кабаниха и Тихон, который собирается в дорогу. Кабаниха говорит ему, чтобы он приказывал жене, как жить без него: «Скажи, чтоб не грубила свекрови. Чтоб почитала свекровь, как родную мать! Чтоб в окна глаз не пялила!» Тихон почти дословно повторяет ее слова, но они звучат не как приказ, а как просьба. Кабаниха и Варвара уходят.

Явление 4

Катерина просит Тихона не уезжать. Тот отвечает: «Коли маменька посылает, как же я не поеду!» Катерина просит тогда ее взять с собой. Тихон отказывается: что ему надо отдохнуть от скандалов и всех домашних. Катерина умоляет мужа взять с нее страшную клятву, падает перед ним на колени, тот поднимает ее, не слушает, говорит, что это грех.

Явление 5

Приходят Кабаниха, Варвара и Глаша. Тихон уезжает, Катерина кидается мужу на шею, а Кабанова укоряет ее: «Что на шее-то виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься. В ноги кланяйся!»

Явление 6

Кабаниха одна. Сетует на то, что старина выводится, что нет уже былого почтения к старикам. Молодые, по ее мнению, ничего не умеют, а еще хотят своей волей жить.

Явление 7

Кабаниха упрекает Катерину за то, что не простилась с мужем как надо. «Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце, а тебе, видно, ничего». Катерина отвечает, что не умеет так и не хочет людей смешить.

Явление 8

Катерина в одиночестве сетует на то, что у нее нет детей. Жалеет, что не умерла в детстве, мечтает о покое, хотя бы кладбищенском.

Явление 9

Варвара сообщает Катерине, что она отпросилась спать в сад, где есть калитка, ключ от которой Кабаниха обычно прячет, затем добавляет, что этот ключ унесла, а вместо него подложила другой. Дает этот ключ Катерине. Катерина кричит: «Не надо! Не надо!», но ключ берет.

Явление 10

Катерина мучается, спорит сама с собой, хочет бросить ключ, но потом прячет в карман: «Мне хоть умереть, да увидеть его… Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..»

Действие 3

Улица у ворот дома Кабановых.

Явление 1

Феклуша говорит Кабанихе, что настали последние времена, что по другим городам «содом»: шум, беготня, езда беспрестанная. Рассказывает, что в Москве все торопятся, что «запрягают огненного змия» и т. п. Кабанова соглашается с Феклушей, заявляет, что никогда туда ни за что не поедет.

Явление 2

Появляется Дикой. Кабанова спрашивает, чего это он так поздно бродит? Дикой пьян, пререкается с Кабанихой, та дает ему отпор: «Ты не очень-то горло распускай!» Дикой просит у нее прощения, объясняет, что его с утра разозлили: работники: стали требовать выплаты причитающихся им денег. Жалуется на свою вспыльчивость, которая доврдит его до того, что потом приходится прощения просить «у самого последнего мужика». Уходит.

Явление 3

Борис вздыхает о Катерине. Появляется Кулигин, восхищается погодой, красивыми местами, потом добавляет, что «городишко паршивый», что «бульвар сделали, а не гуляют». Бедным гулять некогда, а богатые сидят за закрытыми воротами, собаки дом стерегут, чтобы никто не видел, как они грабят сирот, родственников, племянников. Появляются Кудряш и Варвара, целуются. Кудряш уходит, за ним Кулигин.

Явление 4

Варвара назначает Борису встречу в овраге за садом Кабановых.

Явления 1, 2

Ночь, овраг за садом Кабановых. Кудряш играет на гитаре и поет песню о вольном казаке. Появляется Борис, рассказывает Кудряшу, что любит замужнюю, которая, когда в церкви молится, похожа на ангела. Кудряш догадывается, что это «молодая Кабанова», говорит, что «есть с чем поздравить», замечает: «Хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта».

Явление 3

Приходит Варвара, они с Кудряшом отправляются гулять. Борис и Катерина остаются вдвоем. Катерина: «Поди от меня!., мне не замолить этого греха, не замолить никогда!» Обвиняет Бориса, что он ее загубил, боится будущего. Борис призывает ее не думать о будущем: «Достаточно того, что нам теперь хорошо». Катерина признается, что любит Бориса.

Явления 4 и 5

Приходят Кудряш и Варвара, интересуются, сладили ли влюбленные. Кудряш с похвалой отзывается об идее лазать в садовую калитку. Через некоторое время Борис и Катерина возвращаются. Условившись о новом свидании, все расходятся.

Действие 4

Узкая галерея начавшей разрушаться постройки, по стенам которой изображены сцены страшного суда.

Явления 1, 2

Идет дождь, гуляющие забегают в галерею, обсуждают изображения на стенах. Появляются Кулигин и Дикой. Кулигин пытается уговорить Дикого пожертвовать денег на установление на бульваре солнечных часов, на изготовление громоотвода. Тот куражится над Кулигиным: «Захочу — помилую, захочу — раздавлю». Кулигин уходит ни с чем, бормоча про себя, что надо покориться.

Явление 3

Борис с Варварой обсуждают последние новости — приехал Тихон. Варвара сообщает, что Катерина «просто сама не своя сделалась… Дрожит вся, точно ее лихорадка бьет; бледная такая, мечется по дому, точно чего ищет. Глаза как у помешанной!». Варвара боится, что она «бухнет мужу в ноги да и расскажет все». Опять начинается гроза.

Явление 4

Появляются Кабаниха, Тихон, Катерина и Кулигин. Катерина пугается грозы, считает это Божьей карой, которая должна обрушиться на нее. Она замечает Бориса, пугается еще больше, ее уводят. Кулигин обращается к толпе: гроза — это не кара, а благодать, не надо ее бояться. Борис выходит и со словами: «Пойдемте, здесь страшно», уводит Кулигина.

Явление 5

Катерина слышит, как люди замечают, что гроза неспроста и что обязательно кого-нибудь убьет. Она уверена, что убьет ее, и просит за нее молиться.

Явление 6

Появляется сумасшедшая барыня с двумя лакеями. Призывает Катерину не прятаться, не бояться кары Божьей, молиться, чтобы Бог отнял красоту: «в омут с красотой-то!» Катерине мерещится геенна огненная, она обо всем рассказывает родным, кается. Кабаниха торжествует: «Вот к чему воля-то ведет!»

Действие 5

Декорация первого действия. Сумерки.

Явление 1

Кулигин сидит на лавочке. Появляется Тихон, рассказывает, что ездил в Москву, всю дорогу пил, «чтобы уж на целый год отгуляться», а про дом ни разу не вспомнил. Жалуется на измену жены, говорит, что ее убить мало, надо, как советует маменька, живою в землю закопать. Затем признается, что ему жалко Катерину — «побил немножко, да и то маменька приказала». Кулигин советует ему простить Катерину и не поминать никогда про ее измену. Тихон сообщает, что Дикой отсылает Бориса в Сибирь на три года, будто бы по делам, рассказывает, что Варвара убежала с Кудрявом. Появляется Глаща, сообщает, что Катерина куда-то пропала.

Явление 2

Появляется Катерина. Ей хочется увидеть Бориса, чтобы проститься с ним. Она горюет, что «ввела его и себя в беду», что тяжек суд людской, что ей было бы легче, если бы ее казнили. Входит Борис.

Явление 3

Борис сообщает, что его отсылают в Сибирь. Катерина просит взять ее с собой, говорит, что муж пьет, что он ей постыл, что для нее его ласки хуже побоев. Борис оглядывается, боится: «как бы нас здесь не застали», отвечает: «Нельзя мне, Катя! Не по своей воле еду: дядя посылает». Катерина понимает, что ее жизнь кончена, обращается к Борису: «Поедешь ты дорогой, ни одного ты нищего так не пропускай; всякому подай, да прикажи, чтобы молились за мою грешную душу». Борис отвечает, что ему тоже тяжело расставаться с Катериной. Уходит.

Явление 4

Катерина не знает, куда ей идти: «Да что домой, что в могилу!.. В могиле лучше… И люди мне противны, и дом мне противен, и стены противны! Не пойду туда!» Подходит к берегу: «Друг мой! Радость моя! Прощай!»

Явление 5

Появляются Кабаниха, Тихон и Кулигин. Кулигин утверждает, что «здесь видели» Катерину. Кабаниха настраивает Тихона против жены. Люди с берега кричат: женщина в воду бросилась. Кулигин бежит на помощь.

Явление 6

Тихон пытается бежать вслед за Кулигиным, Кабаниха его не пускает, говорит, что проклянет, если пойдет. Кулигин с людьми приносят мертвую Катерину: она бросилась с высокого берега и разбилась.

Явление 7

Кулигин: «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша, она теперь перед судией, который милосерднее вас!» Тихон завидует умершей жене: «Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить да мучиться!.

Сцена 1

Улица у ворот дома Кабановых.

Явл. 1

Феклуша говорит Кабанихе, что настали последние времена, что по другим городам «содом*: шум, беготня, езда беспрестанная. Рассказывает, что в Москве все торопятся, что «запрягают огненного змия» и проч. Кабанова соглашается с Феклушей, заявляет, что никогда туда ни за что не поедет.

Явл. 2

Появляется Дикой. Кабанова спрашивает, что он так поздно бродит. Дикой пьян, пререкается с Кабанихой, та дает ему отпор. Дикой просит у нее прощения, объясняет, что его с утра разозлили: работники стали требовать выплаты причитающихся им денег. «У меня сердце такое! Ведь у не знаю, что надо отдать, а все добром не могу». Жалуется на свою вспыльчивость, которая доводит его до того, что потом приходится прощения просить «у самого последнего мужика». Дикой уходит.

Явл. 3

Борис говорит Глаше, что его из дома послали за Диким. Вздыхает, что никак не может повидать Катерину. Появляется Кулигин, восхищается погодой, красивыми местами, потом добавляет, что «городишко паршивый», что «бульвар сделали, а не гуляют». Бедным гулять некогда, а богатые сидят за закрытыми воротами, собаки дом стерегут, чтобы никто не видел, как они грабят сирот, родственников, племянников. Появляются Кудряш и Варвара, целуются. Кудряш уходит, за ним Кулигин.

Явл. 4

Варвара назначает Борису встречу в овраге за садом Кабановых.

Сцена 2

Ночь, овраг за садом Кабановых.

Явл. 1

Кудряш играет на гитаре и поет песню о вольном казаке.

Явл. 2

Появляется Борис. Пререкается с Кудряшом из-за места для свидания. Потом рассказывает Кудряшу, что любит замужнюю, которая когда в церкви молится, похожа на ангела. Кудряш догадывается, что это «молодая Кабанова», говорит, что «есть с чем поздравить», замечает, что «хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта».

Явл. 3

Приходит Варвара, они с Кудряшом отправляются гулять. Борис и Катерина остаются вдвоем. Катерина: «Поди от меня… Мне этого греха не замолить никогда!» Обвиняет Бориса, что он ее загубил, боится будущего. Борис призывает ее не думать о будущем, «достаточно того, что нам теперь хорошо». Катерина признается, что любит Бориса.

Явл. 4-5

Приходят Кудряш и Варвара, интересуются, сладили ли влюбленные. Те отвечают утвердительно, удаляются. Кудряш с похвалой отзывается об идее лазить в садовую калитку. Через некоторое время Борис и Катерина возвращаются. Условившись о новом свиданий, все расходятся.

Действие второе

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

Комната в доме Кабановых.

Явление первое

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит).

Феклуша . Милая девушка, все-то ты за работой! Что делаешь, милая?

Глаша . Хозяина в дорогу собираю.

Феклуша . Аль едет куда свет наш?

Глаша . Едет.

Феклуша . Надолго, милая, едет?

Глаша . Нет, ненадолго.

Феклуша . Ну, скатертью ему дорога! А что, хозяйка-то станет выть аль нет?

Глаша . Уж не знаю, как тебе сказать.

Феклуша . Да она у вас воет когда?

Глаша . Не слыхать что-то.

Феклуша . Уж больно я люблю, милая девушка, слушать, коли кто хорошо воет-то.

Молчание.

А вы, девушка, за убогой-то присматривайте, не стянула б чего.

Глаша . Кто вас разберет, все вы друг на друга клеплете. Что вам ладно-то не живется? Уж у нас ли, кажется, вам, странным, не житье, а вы все ссоритесь да перекоряетесь. Греха-то вы не боитесь.

Феклуша . Нельзя, матушка, без греха: в миру живем. Вот что я тебе скажу, милая девушка: вас, простых людей, каждого один враг смущает, а к нам, к странным людям, к кому шесть, к кому двенадцать приставлено; вот и надобно их всех побороть. Трудно, милая девушка!

Глаша . Отчего ж к вам так много?

Феклуша . Это, матушка, враг-то из ненависти на нас, что жизнь такую праведную ведем. А я, милая девушка, не вздорная, за мной этого греха нет. Один грех за мной есть точно, я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей господь посылает.

Глаша . А ты, Феклуша, далеко ходила?

Феклуша . Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать – много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой – салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, все неправильно. И не могут они, милая, ни одного дела рассудить праведно, такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему закону так выходит, а по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!». А то есть еще земля, где все люди с песьими головами.

Глаша . Отчего же так – с песьими?

Феклуша . За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова!

Глаша . Прощай!

Феклуша уходит.

Вот еще какие земли есть! Каких-то, каких-то чудес на свете нет! А мы тут сидим, ничего не знаем. Еще хорошо, что добрые люди есть: нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками и померли.

Входят Катерина и Варвара .

Явление второе

Катерина и Варвара .

Варвара (Глаше) . Тащи узел-то в кибитку, лошади приехали. (Катерине.) Молоду тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не пришлось: вот у тебя сердце-то и не уходилось еще.

Глаша уходит.

Катерина . И никогда не уходится.

Варвара . Отчего ж?

Катерина . Такая уж я зародилась, горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!

Варвара . Ну, а парни поглядывали на тебя?

Катерина . Как не поглядывать!

Варвара . Что же ты? Неужто не любила никого?

Катерина . Нет, смеялась только.

Варвара . А ведь ты, Катя, Тихона не любишь.

Катерина . Нет, как не любить! Мне жалко его очень!

Варвара . Нет, не любишь. Коли жалко, так не любишь. Да и не за что, надо правду сказать. И напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь другого человека.

Катерина (с испугом) . По чем же ты заметила?

Варвара . Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что ли! Вот тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься.

Катерина потупляет глаза.

Да мало ли…

Катерина (потупившись) . Ну, кого же?

Варвара . Да ведь ты сама знаешь, что называть-то?

Катерина . Нет, назови. По имени назови!

Варвара . Бориса Григорьича.

Катерина . Ну да, его, Варенька, его! Только ты, Варенька, ради бога…

Варвара . Ну, вот еще! Ты сама-то, смотри, не проговорись как-нибудь.

Катерина . Обманывать-то я не умею, скрывать-то ничего не могу.

Варвара . Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни, где ты живешь! У нас ведь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало. Я вчера гуляла, так его видела, говорила с ним.

Катерина (после непродолжительного молчания, потупившись) . Ну, так что ж?

Варвара . Кланяться тебе приказал. Жаль, говорит, что видеться негде.

Катерина (потупившись еще более) . Где же видеться! Да и зачем…

Варвара . Скучный такой.

Катерина . Не говори мне про него, сделай милость, не говори! Я его и знать не хочу! Я буду мужа любить. Тиша, голубчик мой, ни на кого тебя не променяю! Я и думать-то не хотела, а ты меня смущаешь.

Варвара . Да не думай, кто же тебя заставляет?

Катерина . Не жалеешь ты меня ничего! Говоришь: не думай, а сама напоминаешь. Разве я хочу об нем думать? Да что делать, коли из головы нейдет. Об чем ни задумаю, а он так и стоит перед глазами. И хочу себя переломить, да не могу никак. Знаешь ли ты, меня нынче ночью опять враг смущал. Ведь я было из дому ушла.

Варвара . Ты какая-то мудреная, бог с тобой! А по-моему: делай, что хочешь, только бы шито да крыто было.

Катерина . Не хочу я так. Да и что хорошего! Уж я лучше буду терпеть, пока терпится.

Варвара . А не стерпится, что ж ты сделаешь?

Катерина . Что я сделаю?

Варвара . Да, что ты сделаешь?

Катерина . Что мне только захочется, то и сделаю.

Варвара . Сделай, попробуй, так тебя здесь заедят.

Катерина . Что мне! Я уйду, да и была такова.

Варвара . Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена.

Катерина . Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!

Молчание.

Варвара . Знаешь что, Катя! Как Тихон уедет, так давай в саду спать, в беседке.

Катерина . Ну зачем, Варя?

Варвара . Да нешто не все равно?

Катерина . Боюсь я в незнакомом-то месте ночевать,

Варвара . Чего бояться-то! Глаша с нами будет.

Катерина . Все как-то робко! Да я, пожалуй.

Варвара . Я б тебя и не звала, да меня-то одну маменька не пустит, а мне нужно.

Катерина (смотря на нее) . Зачем же тебе нужно?

Варвара (смеется) . Будем там ворожить с тобой.

Катерина . Шутишь, должно быть?

Варвара . Известно, шучу; а то неужто в самом деле?

Молчание.

Катерина . Где ж это Тихон-то?

Варвара . На что он тебе?

Катерина . Нет, я так. Ведь скоро едет.

Варвара . С маменькой сидят запершись. Точит она его теперь, как ржа железо.

Катерина . За что же?

Варвара . Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели в дороге будет, заглазное дело. Сама посуди! У нее сердце все изноет, что он на своей воле гуляет. Вот она ему теперь надает приказов, один другого грозней, да потом к образу побожиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано.

Катерина . И на воле-то он словно связанный.

Варвара . Да, как же, связанный! Он как выедет, так запьет. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей.

Входят Кабанова и Кабанов .

Явление третье

Те же , Кабанова и Кабанов .

Кабанова . Ну, ты помнишь все, что я тебе сказала. Смотри ж, помни! На носу себе заруби!

Кабанов . Помню, маменька.

Кабанова . Ну, теперь все готово. Лошади приехали. Проститься тебе только, да и с богом.

Кабанов . Да-с, маменька, пора.

Кабанова . Ну!

Кабанов . Чего изволите-с?

Кабанова . Что ж ты стоишь, разве порядку не забыл? Приказывай жене-то, как жить без тебя.

Катерина потупила глаза.

Кабанов . Да она, чай, сама знает.

Кабанова . Разговаривай еще! Ну, ну, приказывай. Чтоб и я слышала, что ты ей приказываешь! А потом приедешь спросишь, так ли все исполнила.

Кабанов (становясь против Катерины) . Слушайся маменьки, Катя!

Кабанова . Скажи, чтоб не грубила свекрови,

Кабанов . Не груби!

Кабанова . Чтоб почитала свекровь, как родную мать!

Кабанов . Почитай, Катя, маменьку, как родную мать.

Кабанова . Чтоб сложа руки не сидела, как барыня.

Кабанов . Работай что-нибудь без меня!

Кабанова . Чтоб в окна глаз не пялила!

Кабанов . Да, маменька, когда ж она…

Кабанова . Ну, ну!

Кабанов . В окна не гляди!

Кабанова . Чтоб на молодых парней не заглядывалась без тебя.

Кабанов . Да что ж это, маменька, ей-богу!

Кабанова (строго) . Ломаться-то нечего! Должен исполнять, что мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то.

Кабанов (сконфузившись) . Не заглядывайся на парней!

Катерина строго взглядывает на него.

Кабанова . Ну, теперь поговорите промежду себя, коли что нужно. Пойдем, Варвара!

Уходят.

Явление четвертое

Кабанов и Катерина (стоит, как будто в оцепенении).

Кабанов . Катя!

Молчание.

Катя, ты на меня не сердишься?

Катерина (после непродолжительного молчания, качает головой) . Нет!

Кабанов . Да что ты такая? Ну, прости меня!

Катерина (все в том же состоянии, покачав головой) . Бог с тобой! (Закрыв лицо рукою.) Обидела она меня!

Кабанов . Все к сердцу-то принимать, так в чахотку скоро попадешь. Что ее слушать-то! Ей ведь что-нибудь надо ж говорить! Ну и пущай она говорит, а ты мимо ушей пропущай, Ну, прощай, Катя!

Катерина (кидаясь на шею мужу) . Тиша, не уезжай! Ради бога, не уезжай! Голубчик, прошу я тебя!

Кабанов . Нельзя, Катя. Коли маменька посылает, как же я не поеду!

Катерина . Ну, бери меня с собой, бери!

Кабанов (освобождаясь из ее объятий) . Да нельзя.

Катерина . Отчего же, Тиша, нельзя?

Кабанов . Куда как весело с тобой ехать! Вы меня уж заездили здесь совсем! Я не чаю, как вырваться-то; а ты еще навязываешься со мной.

Катерина . Да неужели же ты разлюбил меня?

Кабанов . Да не разлюбил, а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, я все-таки мужчина; всю жизнь вот этак жить, как ты видишь, так убежишь и от жены. Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов этих на ногах нет, так до жены ли мне?

Катерина . Как же мне любить-то тебя, когда ты такие слова говоришь?

Кабанов . Слова как слова! Какие же мне еще слова говорить! Кто тебя знает, чего ты боишься? Ведь ты не одна, ты с маменькой остаешься.

Катерина . Не говори ты мне об ней, не тирань ты моего сердца! Ах, беда моя, беда! (Плачет.) Куда мне, бедной, деться? За кого мне ухватиться? Батюшки мои, погибаю я!

Кабанов . Да полно ты!

Катерина (подходит к мужу и прижимается к нему) . Тиша, голубчик, кабы ты остался либо взял ты меня с собой, как бы я тебя любила, как бы я тебя голубила, моего милого! (Ласкает его.)

Кабанов . Не разберу я тебя, Катя! То от тебя слова не добьешься, не то что ласки, а то так сама лезешь.

Катерина . Тиша, на кого ты меня оставляешь! Быть беде без тебя! Быть беде!

Кабанов . Ну, да ведь нельзя, так уж нечего делать.

Катерина . Ну, так вот что! Возьми ты с меня какую-нибудь клятву страшную…

Кабанов . Какую клятву?

Катерина . Вот какую: чтобы не смела я без тебя ни под каким видом ни говорить ни с кем чужим, ни видеться, чтобы и думать я не смела ни о ком, кроме тебя.

Кабанов . Да на что ж это?

Катерина . Успокой ты мою душу, сделай такую милость для меня!

Кабанов . Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти.

Катерина (Падая на колени) . Чтоб не видать мне ни отца, ни матери! Умереть мне без покаяния, если я…

Кабанов (поднимая ее) . Что ты! Что ты! Какой грех-то! Я и слушать не хочу!

Входят Кабанова , Варвара и Глаша .

Явление пятое

Те же , Кабанова , Варвара и Глаша .

Кабанова . Ну, Тихон, пора. Поезжай с богом! (Садится. ) Садитесь все!

Все садятся. Молчание.

Ну, прощай! (Встает, и все встают.)

Кабанов (подходя к матери) . Прощайте, маменька!

Кабанова (жестом показывая в землю) . В ноги, в ноги!

Кабанов кланяется в ноги, потом целуется с матерью.

Прощайся с женой!

Кабанов . Прощай, Катя!

Катерина кидается ему на шею.

Кабанова . Что на шею-то виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься! Он тебе муж – глава! Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся!

Катерина кланяется в ноги.

Кабанов . Прощай, сестрица! (Целуется с Варварой.) Прощай, Глаша! (Целуется с Глашей.) Прощайте, маменька! (Кланяется.)

Кабанова . Прощай! Дальние проводы – лишние слезы.

Кабанов уходит, за ним Катерина , Варвара и Глаша .

Явление шестое

Кабанова (одна) . Молодость-то что значит! Смешно смотреть-то даже на них! Кабы не свои, насмеялась бы досыта: ничего-то не знают, никакого порядка. Проститься-то путем не умеют. Хорошо еще, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят; а выйдут на волю-то, так и путаются на покор да смех добрым людям. Конечно, кто и пожалеет, а больше все смеются. Да не смеяться-то нельзя: гостей позовут, посадить не умеют, да еще, гляди, позабудут кого из родных. Смех, да и только! Так-то вот старина-то и выводится. В другой дом и взойти-то не хочется. А и взойдешь-то, так плюнешь, да вон скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего.

Входят Катерина и Варвара .

Явление седьмое

Кабанова , Катерина и Варвара .

Кабанова . Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего.

Катерина . Не к чему! Да и не умею. Что народ-то смешить!

Кабанова . Хитрость-то невеликая. Кабы любила, так бы выучилась. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы пример-то этот сделала; все-таки пристойнее; а то, видно, на словах только. Ну, я богу молиться пойду, не мешайте мне.

Варвара . Я со двора пойду.

Кабанова (ласково) . А мне что! Поди! Гуляй, пока твоя пора придет. Еще насидишься!

Уходят Кабанова и Варвара .

Явление восьмое

Катерина (одна, задумчиво) . Ну, теперь тишина у вас в доме воцарится. Ах, какая скука! Хоть бы дети чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: все бы я и сидела с ними да забавляла их. Люблю очень с детьми разговаривать – ангелы ведь это. (Молчание.) Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да радовалась всему. А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка. (Задумывается.) А вот что сделаю: я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор, куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят. Вот и засядем шить с Варварой и не увидим, как время пройдет; а тут Тиша приедет.

Входит Варвара .

Явление девятое

Катерина и Варвара .

Варвара (покрывает голову платком перед зеркалом) . Я теперь гулять пойду; а ужо нам Глаша постелет постели в саду, маменька позволила. В саду, за малиной, есть калитка, ее маменька запирает на замок, а ключ прячет. Я его унесла, а ей подложила другой, чтоб не заметила. На вот, может быть, понадобится. (Подает ключ.) Если увижу, так скажу, чтоб приходил к калитке.

Катерина (с испугом отталкивая ключ) . На что! На что! Не надо, не надо!

Варвара . Тебе не надо, мне понадобится; возьми, не укусит он тебя.

Катерина . Да что ты затеяла-то, греховодница! Можно ли это! Подумала ль ты! Что ты! Что ты!

Варвара . Ну, я много разговаривать не люблю, да и некогда мне. Мне гулять пора. (Уходит.)

Явление десятое

Катерина (одна, держа ключ в руках) . Что она это делает-то? Что она только придумывает? Ах, сумасшедшая, право сумасшедшая! Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку кинуть, чтоб не нашли никогда. Он руки-то жжет, точно уголь. (Подумав.) Вот так-то и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в голову-то придет. Вышел случай, другая и рада: так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горчее покажется. (Молчание.) А горька неволя, ох, как горька! Кто от нее не плачет! А пуще всех мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать! Что дальше, то хуже. А теперь еще этот грех-то на меня. (Задумывается.) Кабы не свекровь!.. Сокрушила она меня… от нее мне и дом-то опостылел; стены-то даже противны, (Задумчиво смотрит на ключ.) Бросить его? Разумеется, надо бросить. И как он ко мне в руки попал? На соблазн, на пагубу мою. (Прислушивается.) Ах, кто-то идет. Так сердце и упало. (Прячет ключ в карман.) Нет!.. Никого! Что я так испугалась! И ключ спрятала… Ну, уж, знать, там ему и быть! Видно, сама судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!.. Да ведь он сам не захотел. Да, может, такого и случая-то еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что я себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем я притворяюсь-то!.. Бросить ключ! Нет, ни за что на свете! Он мой теперь… Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!. .

Для перехода к предыдущему / следующему действию «Грозы» пользуйтесь кнопками Назад / Вперёд под текстом статьи. Ссылки на материалы о других произведениях А. Н. Островского см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

Кабаниха и странница Феклуша беседуют на скамейке. Феклуша пророчит, что наступают последние времена. «У вас вот в городе ещё тихо, а в Москве содом и суета. Бегает народ взад и вперед, неизвестно зачем. Везде там гульбища да игрища, а по улицам-то индо грохот идет, стон стоит. А теперь ещё огненного змея [паровоз] стали запрягать. От суеты не видят ничего. Он им машиной показывается, а я сама видела, как он лапы растопыривает». (См. полный текст монолога Феклуши о городе и последних временах .)

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

Кабаниха соглашается: «Народ глуп, машиной назови – он и будет верить. А меня хоть ты золотом осыпь, так я на нём не поеду».

Феклуша говорит, что и время теперь начало «в умаление приходить»: «Бывало, лето и зима тянутся, не дождешься, когда кончатся; а нынче и не увидишь, как пролетят».

Островский «Гроза», действие 3, сцена 1, явление 2 – кратко

Появляется пьяный купец Дикой. Он вначале подходит к Кабановой и Феклуше с ругательствами, но бойкая Кабаниха быстро затыкает ему рот. Дикой осекается. Кабанова советует ему идти домой проспаться, но Дикой отказывается: «У меня дома война идёт». – «Ты один только там воин-то и есть, всю жизнь с бабами воюешь», – пеняет ему Кабаниха.

Дикой объясняет, почему он напился: с утра рабочие и заимодавцы начали у него денег просить. «Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Потому что, только заикнись мне о деньгах – у меня всю нутренную разжигать станет». Рассказывает, как на Великом посту: в прах изругал мужика, который пришёл брать у него плату за привезённые дрова. Потом пришлось, чтобы этот грех отмолить, мужику у всех на виду в ноги кланяться.

Кабанова уводит Дикого к себе домой, где служанка Глаша уже приготовила выпивку и закуску.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 1, явление 3 – кратко

К воротам дома Кабановых подходит Борис и с тоской смотрит на окна. Ему страстно хочется увидеть Катерину . К Борису подходит механик Кулигин и зовёт его прогуляться по бульвару.

Кулигин произносит перед Борисом свой второй монолог о жестоких нравах города Калинова , где жители запираются в своих домах, как от воров, и за этими запорами «своих домашних едят поедом да семью тиранят… И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых!.. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства!» А молодые парни и девушки плюют на «благочестие» стариков и открыто развратничают.

Мимо как раз проходят, целуясь, Варвара и Кудряш. Оторвавшись от Кудряша, Варвара подходит к своим воротам и манит к себе Бориса.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 1, явление 4 – кратко

Кулигин, заметив это, уходит. Борис подходит к Варваре, и та зовёт его ночью приходит в овраг за Кабановым садом.

Сцена 2

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 1 – кратко

Ночью в овраге за садом Кудряш с гитарой распевает песню про казака, который думает убить жену за измену. К нему подходит Борис.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 2 – кратко

Кудряш с удивлением глядит на Бориса. «Борис Григорьич, ты вроде такой смирный, а тоже в разгул пошёл?» Борис, волнуясь, объясняет ему, что «полюбил замужнюю». – «Да ведь это, значит, вы её загубить хотите». – «Ах, не говори этого, Кудряш. Я с собой совладать не могу. Ты бы посмотрел, как она в церкви молится. Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то будто светится!»

Кудряш догадывается, что Борис влюблён в Катерину. «Вы смотрите – себе хлопот не наделайте, да и ее в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта».

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 3 – кратко

Из калитки выходит Варвара. Обнявшись, они с Кудряшом уходят на Волгу, а к Борису по тропинке спускается Катерина. Борис чувствует, что у него подгибаются колени: «Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я люблю вас!» – «Поди от меня! Ведь мне не замолить этого греха, не замолить никогда того, что я мужу изменяю! Губишь ты меня!» – «Как же я могу хотеть вашей погибели, когда люблю вас больше самого себя!» – «Нет, нет! Ты меня загубил!»

Однако, не утерпев, Катерина кидается Борису на шею. «Не жалей, губи меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла».

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 4 – кратко

Входят Кудряш с Варварой, а Катерина с Борисом уходят на Волгу. Когда приближается утро, Кудряш свищет. По этому свистку Катерина и Борис возвращаются.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 5 – кратко

Катерина с Варварой уходит по тропинке обратно в сад. Катерина всё время оборачивается назад к Борису. Все договариваются вновь увидеться завтра.

Для перехода к краткому содержанию предыдущего / следующего действия «Грозы» пользуйтесь кнопками Назад / Вперёд ниже текста статьи.

Пьеса Островского «Гроза» была написана в 1859 году. Замысел произведения появился у писателя в середине лета, а 9 октября 1859 года работа уже была окончена. Это не классицистическая, а реалистическая пьеса. Конфликт представляет собой столкновение «тёмного царства» с потребностью в новой жизни. Произведение вызвало большой резонанс не только в театральной, но и в литературной среде. Прототипом главной героини стала актриса театра Любовь Косицкая, которая впоследствии и сыграла роль Катерины.

Фабула пьесы представляет собой эпизод из жизни семьи Кабановых, а именно – встречу и последующую за ней измену жены с приехавшим в город молодым человеком. Это событие и становится фатальным не только для самой Катерины, но и для всей семьи. Чтобы лучше узнать о конфликте и сюжетных линиях, вы можете прочитать краткое содержание «Гроза» по главам, которое представлено ниже.

Главные герои

Катерина – молодая девушка, жена Тихона Кабанова. Скромная, чистая, правильная. Она остро чувствует несправедливость окружающего мира.

Борис – молодой человек, «порядочно образованный», приехал к своему дяде, Савлу Прокофьевичу Дикому. Влюблён в Катерину.

Кабаниха (Марфа Игнатьевна Кабанова) – богатая купчиха, вдова. Властная и деспотичная женщина, подчиняет людей своей воле.

Тихон Кабанов – сын Кабанихи и муж Катерины. Поступает так, как будет угодно его матери, не имеет своего мнения.

Другие персонажи

Варвара – дочь Кабанихи. Своевольная девушка, которая не боится матери.

Кудряш – возлюбленный Варвары.

Дикой Савел Прокофьевич – купец, важное лицо в городе. Грубый и невоспитанный человек.

Кулигин – мещанин, одержимый идеями прогресса.

Барыня – полусумасшедшая.

Феклуша – странница.

Глаша – служанка Кабановых.

Действие 1

Кудряш и Кулигин говорят о красоте природы, но их мнения различны. Для Кудряша пейзажи – ничто, а Кулигина они приводят в восторг. Издалека мужчины видят Бориса и Дикого, который активно размахивает руками. Они начинают сплетничать о Савле Прокофьевиче. К ним подходит Дикой. Он недоволен появлением в городе своего племянника, Бориса, и не хочет с ним разговаривать. Из разговора Бориса с Савлом Прокофьевичем становится понятно, что кроме Дикого, у Бориса и его сестры из родственников никого больше не осталось.

Чтобы получить наследство после смерти бабки, Борис вынужден наладить хорошие отношения со своим дядей, однако тот не хочет отдавать деньги, которые бабка Бориса завещала внуку.

Борис, Кудряш и Кулигин обсуждают тяжёлый характер Дикого. Борис признаётся, что ему трудно быть в городе Калиново, ведь он не знает здешних обычаев. Кулигин считает, что тут нельзя заработать честным трудом. Но если бы у Кулигина были деньги, мужчина потратил бы их на благо человечеству, собрав перпету-мобиле. Появляется Феклуша, нахваливая купечество и жизнь в целом, приговаривая: «на земле обетованной живём…».

Борису жаль Кулигина, он понимает, что мечты изобретателя о том, чтобы создавать полезные для общества механизмы, навсегда останутся лишь мечтами. Сам Борис не хочет загубить свою молодость в этом захолустье: «загнан, забит, да ещё и сдуру-то влюбляться вздумал…» в ту, с которой и поговорить не удалось. Этой девушкой оказывается Катерина Кабанова.

На сцене Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

Кабанов говорит с матерью. Этот диалог показан как типичная беседа в этой семье. Тихону надоели нравоучения матери, но он всё равно лебезит перед ней. Кабаниха просит признать сына, что жена ему стала важнее матери, будто Тихон вскоре и вовсе перестанет уважать мать. Катерина, присутствуя при этом, отрицает слова Марфы Игнатьевны. Кабанова с удвоенной силой начинает наговаривать на себя, чтобы окружающие переубеждали её в обратном. Кабанова называет себя помехой супружеской жизни, но в её словах нет искренности. Уже через мгновение она берёт ситуацию под свой контроль, обвиняя сына в слишком мягком характере: «Посмотри на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого?»

В этой фразе виден не только её властный характер, но и отношение к невестке и семейной жизни в целом.

Кабанов признаёт, что у него нет собственной воли. Марфа Игнатьевна уходит. Тихон жалуется на жизнь, упрекая во всём деспотичную мать. Варвара, его сестра, отвечает, что Тихон сам в ответе за свою жизнь. После этих слов Кабанов уходит выпить к Дикому.

Катерина и Варвара разговаривают по душам. «Мне иногда кажется, что я птица» – так характеризует себя Катя. Она совсем завяла в этом обществе. Особенно хорошо это прослеживается на фоне её жизни до замужества. Катерина много времени проводила с мамой, помогала ей, гуляла: «я жила, ни об чём не тужила, точно птичка на воле». Катерина чувствует приближение смерти; признаётся, что больше не любит своего мужа. Варвара обеспокоена состоянием Кати, и, чтобы улучшить её настроение, Варвара решает устроить Катерине встречу с другим человеком.

На сцене появляется Барыня, она указывает на Волгу: «Вот красота-то куда ведёт. В самый омут». Её слова окажутся пророческими, хотя в городе её предсказаниям никто не верит. Катерина испугалась сказанных старой женщиной слов, но Варвара скептически отнеслась к ним, так как Барыня во всём видит гибель.

Кабанов возвращается. В то время замужним женщинам нельзя было разгуливать в одиночестве, поэтому Кате пришлось его дожидаться, чтобы уйти домой.

Действие 2

Варвара видит причину страданий Катерины в том, что Катино сердце «ещё не уходилось», ведь девушку рано выдали замуж. Катерине жалко Тихона, но других чувств к нему у неё нет. Варвара давно это подметила, но просит скрывать правду, потому что ложь – основа существования семьи Кабановых. Катерина не привыкла жить нечестно, поэтому говорит, что уйдёт от Кабанова, если больше не сможет быть с ним.

Кабанову нужно срочно уехать на две недели. Карета уже готова, вещи собраны, осталось только попрощаться с родными. Тихон приказывает Катерине слушаться маменьку, повторяя фразы за Кабанихой: «скажи, чтобы не грубила свекрови…, чтобы почитала свекровь, как родную мать, …чтобы сложа руки не сидела,… чтобы на молодых парней не заглядывалась!» Эта сцена была унизительна и для Тихона, и для его жены. Слова о других мужчинах смущают Катю. Она просит мужа остаться или же взять её с собой. Кабанов отказывает жене и ему неловко за фразу матери о других мужчинах и Катерине. Девушка предчувствует надвигающуюся беду.

Тихон, прощаясь, кланяется матери в ноги, исполняя её волю. Кабанихе не нравится, что Катерина попрощалась с мужем объятиями, ведь мужчина в семье главный, а она с ним вровень стала. Девушке приходится кланяться Тихону в ноги.

Марфа Игнатьевна говорит, что нынешнее поколение совсем не знает порядков. Кабаниха недовольна, что Катерина не плачет после отъезда мужа. Хорошо, когда в доме есть старшие: они могут научить. Она надеется не дожить до времени, когда все старики перемрут: «на чём свет стоять будет – не знаю…»

Катя остаётся одна. Ей нравится тишина, но одновременно она её пугает. Тишина для Катерины становится не отдыхом, а скукой. Катя жалеет, что у неё нет детей, ведь она могла бы быть хорошей матерью. Катерина вновь думает о полётах и свободе. Девушка представляет как могла бы сложиться её жизнь: «я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор, куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят». Варвара уходит гулять, сообщая, что сменила замок на калитке в саду. С помощью этой маленькой хитрости Варвара хочет устроить Катерине встречу с Борисом. Катерина винит в своих несчастиях Кабаниху, но тем не менее не желает поддаваться «греховному искушению» и тайно встречаться с Борисом. Ей не хочется идти на поводу у своих чувств и нарушать священные узы брака.

Сам Борис так же не хочет идти против правил морали, он не уверен, что Катя испытывает к нему похожие чувства, но всё равно желает увидеть девушку вновь.

Действие 3

Феклуша и Глаша беседуют о моральных устоях. Они рады, что дом Кабанихи – последний «рай» на земле, ведь у остальных жителей города настоящий «содом». Говорят они и о Москве. С точки зрения провинциалок, Москва – слишком суетливый город. Всё и все там словно в тумане, оттого и уставшие ходят, а в лицах печаль.

Заходит пьяный Дикой. Он просит Марфу Игнатьевну поговорить с ним, чтобы облегчить душу. Он недоволен тем, что все постоянно просят у него денег. Особенно Дикого раздражает его племянник. В это время около дома Кабановых проходит Борис, он ищет своего дядю. Борис жалеет, что, будучи так близко к Катерине, не может её увидеть. Кулигин приглашает Бориса на прогулку. Молодые люди ведут разговор о бедных и богатых. С точки зрения Кулигина, богатые закрываются в своих домах для того, чтобы другие не видели их насилия над родственниками.

Они видят Варвару, которая целуется с Кудряшом. Она же и сообщает Борису о месте и времени предстоящей встречи с Катей.

Ночью в овраге под садом Кабановых Кудряш поёт песню о козаке. Борис рассказывает ему о своих чувствах к замужней девушке, Екатерине Кабановой. Варвара и Кудряш уходят на берег Волги, оставляя Бориса дожидаться Катю.

Катерина напугана происходящим, девушка прогоняет Бориса, но тот успокаивает её. Катерина ужасно нервничает, сознаётся, что своей воли у неё нет, ведь «теперь над ней воля…» Бориса. В порыве чувств она обнимает молодого человека: «коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?» Молодые признаются друг другу в любви.

Час расставания близок, так как скоро может проснуться Кабаниха. Влюблённые договариваются встретиться на следующий день. Неожиданно возвращается Кабанов.

Действие 4

(события разворачиваются спустя 10 дней после третьего действия)

Жители города гуляют по галерее с видом на Волгу. Видно, что надвигается гроза. На стенах разрушенной галереи можно различить очертания картины геенны огненной, изображение битвы под Литвой. Кулигин и Дикой разговаривают на повышенных тонах. Кулигин воодушевлённо рассказывает о благом деле для всех, просит Савла Прокофьевича помочь ему. Дикой отказывает достаточно грубо: «так знай, что ты червяк. Захочу – помилую, захочу – раздавлю». Он не понимает ценности изобретения Кулигина, а именно громоотвода, с помощью которого можно будет получать электричество.
Все уходят, сцена пуста. Вновь слышен раскат грома.

Катерина всё больше предчувствует, что скоро умрёт. Кабанов, замечая странное поведение жены, просит ту покаяться во всех грехах, но этот разговор быстро заканчивает Варвара. Из толпы выходит Борис, здоровается с Тихоном. Катерина бледнеет ещё больше. Кабаниха может что-то заподозрить, поэтому Варвара подаёт сигнал Борису, чтобы тот ушёл.

Кулигин призывает не бояться стихии, ведь убивает не она, а благодать. Тем не менее жители продолжают обсуждать надвигающуюся бурю, которая «даром не пройдёт». Катя говорит мужу, что сегодня её убьёт гроза. Ни Варвара, ни Тихон не понимают внутренних мучений Катерины. Варвара советует успокоиться и помолиться, а Тихон предлагает пойти домой.

Появляется Барыня, обращается к Кате со словами: «Куда прячешься, глупая? От Бога не уйдёшь! …в омут лучше с красотой-то! Да скорей!» В исступлении Катерина признаётся в своём грехе и мужу и свекрови. Все те десять дней, когда мужа не было дома, Катя тайно встречалась с Борисом.

Действие 5

Кабанов и Кулигин обсуждают признание Катерины. Часть вины Тихон опять перекладывает на Кабаниху, которая хочет закопать Катю живьём. Кабанов мог бы простить жену, но боится гнева матери. Семья Кабановых рассыпалась окончательно: даже Варвара сбежала с Кудряшом.

Глаша сообщает о пропаже Катерины. Все отправляются на поиски девушки.

Катерина на сцене одна. Она думает, что погубила и себя, и Бориса. Катя не видит причин жить дальше, просит прощения и зовёт возлюбленного. Борис пришёл на зов девушки, он нежен и ласков с ней. Но Борису нужно уезжать в Сибирь, а Катю он взять с собой не может. Девушка просит его подавать милостыню нуждающимся и молиться за свою душу, убеждая, что не задумала ничего плохого. После прощания с Борисом Катерина бросается в реку.

Люди кричат, что какая-то девушка сбросилась с берега в воду. Кабанов понимает, что это была его жена, поэтому хочет прыгнуть вслед за ней. Кабаниха останавливает сына. Кулигин приносит тело Катерины. Она так же прекрасна, как была при жизни, появилась только лишь небольшая капля крови на её виске. «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судией, который милосерднее вас!»

Пьеса завершается словами Тихона: «Хорошо тебе, Катя! А я зачем-то остался жить на свете да мучиться!».

Заключение

Произведение «Гроза» Островского А. Н. можно назвать одной из главных пьес среди всего творческого пути писателя. Социально-бытовая тематика, безусловно, была близка зрителю того времени, как близка и сегодня. Однако на фоне всех этих деталей разворачивается непросто драма, а настоящая трагедия, завершающаяся смертью главной героини. Сюжет, на первый взгляд, незамысловат, но только лишь чувствами Катерины к Борису, романом «Гроза» не ограничивается. Параллельно можно проследить несколько сюжетных линий, а, соответственно, и несколько конфликтов, которые реализуются на уровне второстепенных персонажей. Такая особенность пьесы полностью соответствует реалистическим принципам обобщения.

Из пересказа «Грозы» легко можно сделать вывод о природе конфликта и содержании, однако для более подробного понимания текста рекомендуем ознакомиться с полным вариантом произведения.

Тест по пьесе «Гроза»

После прочтения краткого содержания вы можете проверить свои знания, пройдя этот тест.

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.7 . Всего получено оценок: 26447.

Прочитать произведение гроза. Явление третье

Кадр из фильма «Гроза» (1977)

Первая половина XIX в. Вымышленный приволжский городок Калинов. Общественный сад на высоком берегу Волги. Местный механик-самоучка Кулигин беседует с молодыми людьми — Кудряшом, приказчиком богатого купца Дикого, и мещанином Шапкиным — о грубых выходках и самодурстве Дикого. Затем появляется Борис, племянник Дикого, который в ответ на расспросы Кулигина рассказывает, что его родители жили в Москве, дали ему образование в Коммерческой академии и оба умерли во время эпидемии. Он же приехал к Дикому, оставив сестру у материнской родни, чтобы получить часть наследства бабушки, которое Дикой должен ему отдать согласно завещанию, если Борис будет к нему почтителен. Все его уверяют: на таких условиях Дикой никогда не отдаст ему денег. Борис жалуется Кулигину, что никак не может привыкнуть к жизни в доме Дикого, Кулигин рассказывает о Калинове и завершает свою речь словами: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!»

Калиновцы расходятся. Вместе с другой женщиной появляется странница Феклуша, хвалящая город за «бла-а-лепие», а дом Кабановых за особую щедрость к странникам. «Кабановы?» — переспрашивает Борис: «Ханжа, сударь, нищих оделяет, а домашних заела совсем», — поясняет Кулигин. Выходит Кабанова в сопровождении дочери Варвары и сына Тихона с женой Катериной. Она ворчит на них, но наконец уходит, разрешив детям пройтись по бульвару. Варвара отпускает Тихона тайком от матери выпить в гостях и, оставшись вдвоём с Катериной, беседует с ней о домашних отношениях, о Тихоне. Катерина рассказывает о счастливом детстве в родительском доме, о своих горячих молитвах, о том, что она переживает в храме, воображая ангелов в солнечном луче, падающем из купола, мечтает раскинуть руки и полететь и, наконец, признается, что с ней происходит «неладное что-то». Варвара догадывается, что Катерина кого-то полюбила, и обещает по отъезде Тихона устроить свидание. Это предложение приводит Катерину в ужас. Появляется сумасшедшая барыня, грозящая тем, что «красота-то в самый омут ведёт», и пророчит адские муки. Катерина страшно пугается, а тут ещё «гроза заходит», она торопит Варвару домой к образам молиться.

Второе действие, происходящее в доме Кабановых, начинается разговором Феклуши с горничной Глашей. Странница расспрашивает о домашних делах Кабановых и передаёт баснословные рассказы о дальних странах, где люди с пёсьими головами «за неверность» и т. п. Появившиеся Катерина и Варвара, собирающие Тихона в дорогу, продолжают разговор об увлечении Катерины, Варвара называет имя Бориса, передаёт от него поклон и уговаривает Катерину спать с ней в беседке в саду после отъезда Тихона. Выходят Кабаниха и Тихон, мать велит сыну строго наказывать жене, как жить без него, Катерину унижают эти формальные наказы. Но, оставшись наедине с мужем, она умоляет его взять её в поездку, после его отказа пытается дать ему страшные клятвы в верности, но Тихон и слушать их не хочет: «Мало ли что придёт в голову…» Вернувшаяся Кабаниха приказывает Катерине кланяться мужу в ноги. Тихон уезжает. Варвара, уходя гулять, сообщает Катерине, что они будут ночевать в саду, и даёт ей ключ от калитки. Катерина не хочет его брать, потом, поколебавшись, прячет в карман.

Следующее действие происходит на скамейке у ворот кабановского дома. Феклуша и Кабаниха беседуют о «последних временах», Феклуша говорит, что «за грехи наши» «время в умаление приходить стало», рассказывает о железной дороге («змия огненного стали запрягать»), о суете московской жизни как дьявольском наваждении. Обе ждут ещё худших времён. Появляется Дикой с жалобами на свою семью, Кабаниха упрекает его за беспорядочное поведение, он пытается ей грубить, но она это быстро пресекает и уводит его в дом выпить и закусить. Пока Дикой угощается, приходит присланный семьёй Дикого Борис, чтобы узнать, где глава семейства. Выполнив поручение, с тоской восклицает о Катерине: «Хоть бы одним глазком взглянуть на неё!» Вернувшаяся Варвара велит ему ночью приходить к калитке в овраге за кабановским садом.

Вторая сцена представляет ночное гулянье молодёжи, на свидание к Кудряшу выходит Варвара и велит Борису подождать — «дождёшься чего-нибудь». Происходит свидание Катерины и Бориса. После колебаний, мыслей о грехе Катерина не в силах противиться проснувшейся любви. «Что меня жалеть — никто не виноват, — сама на то пошла. Не жалей, губи меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю (обнимает Бориса). Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?»

Всё четвёртое действие, происходящее на улицах Калинова, — на галерее полуразрушенного здания с остатками фрески, представляющей геенну огненную, и на бульваре, — идёт на фоне собирающейся и наконец разразившейся грозы. Начинается дождь, и на галерею входят Дикой и Кулигин, который принимается уговаривать Дикого дать денег на установку солнечных часов на бульваре. В ответ Дикой его всячески бранит и даже грозит объявить разбойником. Стерпев брань, Кулигин начинает просить денег на громоотвод. Тут уж Дикой уверенно заявляет, что от посланной в наказание грозы «шестами да рожнами какими-то, прости Господи, обороняться» грех. Сцена пустеет, затем на галерее встречаются Варвара и Борис. Она сообщает о возвращении Тихона, слезах Катерины, подозрениях Кабанихи и выражает опасение, что Катерина признается мужу в измене. Борис умоляет отговорить Катерину от признания и исчезает. Входят остальные Кабановы. Катерина с ужасом ждёт, что её, не покаявшуюся в грехе, убьёт молнией, появляется сумасшедшая барыня, грозящая адским пламенем, Катерина не может более крепиться и прилюдно признается мужу и свекрови в том, что «гуляла» с Борисом. Кабаниха злорадно заявляет: «Что, сынок! Куда воля-то ведёт; Вот и дождался!»

Последнее действие снова на высоком берегу Волги. Тихон жалуется Кулигину на своё семейное горе, на то, что мать говорит о Катерине: «Её надо живую в землю закопать, чтоб она казнилась!» «А я её люблю, мне её жаль пальцем тронуть». Кулигин советует простить Катерину, но Тихон объясняет, что при Кабанихе это невозможно. Не без жалости говорит он и о Борисе, которого дядя посылает в Кяхту. Входит горничная Глаша и сообщает, что Катерина исчезла из дома. Тихон боится, как бы «она с тоски-то на себя руки не наложила!», и вместе с Глашей и Кулигиным уходит искать жену.

Появляется Катерина, она жалуется на своё отчаянное положение в доме, а главное — на страшную тоску по Борису. Её монолог заканчивается страстным заклинанием: «Радость моя! Жизнь моя, душа моя, люблю тебя! Откликнись!» Входит Борис. Она просит его взять её с собой в Сибирь, но понимает, что отказ Бориса вызван действительно полной невозможностью уехать вместе с ней. Она благословляет его в путь, жалуется на гнетущую жизнь в доме, на отвращение к мужу. Навсегда простившись с Борисом, Катерина начинает в одиночестве мечтать о смерти, о могиле с цветочками и птицах, которые «прилетят на дерево, будут петь, детей заведут». «Опять жить?» — с ужасом восклицает она. Подойдя к обрыву, она прощается с уехавшим Борисом: «Друг мой! Радость моя! Прощай!» и уходит.

Сцена заполняется встревоженным народом, в толпе и Тихон с матерью. За сценой слышен крик: «Женщина в воду бросилась!» Тихон порывается бежать к ней, но мать его не пускает со словами: «Прокляну, коли пойдёшь!» Тихон падает на колени. Через некоторое время Кулигин вносит тело Катерины. «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело её здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша; она теперь перед судией, который милосерднее вас!»

Бросаясь к Катерине, Тихон обвиняет мать: «Маменька, вы её погубили!» и, не обращая внимания на грозные окрики Кабанихи, падает на труп жены. «Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!» — этими словами Тихона завершается пьеса.

Пересказала

Пьеса Островского «Гроза» была написана в 1859 году. Замысел произведения появился у писателя в середине лета, а 9 октября 1859 года работа уже была окончена. Это не классицистическая, а реалистическая пьеса. Конфликт представляет собой столкновение «тёмного царства» с потребностью в новой жизни. Произведение вызвало большой резонанс не только в театральной, но и в литературной среде. Прототипом главной героини стала актриса театра Любовь Косицкая, которая впоследствии и сыграла роль Катерины.

Фабула пьесы представляет собой эпизод из жизни семьи Кабановых, а именно – встречу и последующую за ней измену жены с приехавшим в город молодым человеком. Это событие и становится фатальным не только для самой Катерины, но и для всей семьи. Чтобы лучше узнать о конфликте и сюжетных линиях, вы можете прочитать краткое содержание «Гроза» по главам, которое представлено ниже.

Главные герои

Катерина – молодая девушка, жена Тихона Кабанова. Скромная, чистая, правильная. Она остро чувствует несправедливость окружающего мира.

Борис – молодой человек, «порядочно образованный», приехал к своему дяде, Савлу Прокофьевичу Дикому. Влюблён в Катерину.

Кабаниха (Марфа Игнатьевна Кабанова) – богатая купчиха, вдова. Властная и деспотичная женщина, подчиняет людей своей воле.

Тихон Кабанов – сын Кабанихи и муж Катерины. Поступает так, как будет угодно его матери, не имеет своего мнения.

Другие персонажи

Варвара – дочь Кабанихи. Своевольная девушка, которая не боится матери.

Кудряш – возлюбленный Варвары.

Дикой Савел Прокофьевич – купец, важное лицо в городе. Грубый и невоспитанный человек.

Кулигин – мещанин, одержимый идеями прогресса.

Барыня – полусумасшедшая.

Феклуша – странница.

Глаша – служанка Кабановых.

Действие 1

Кудряш и Кулигин говорят о красоте природы, но их мнения различны. Для Кудряша пейзажи – ничто, а Кулигина они приводят в восторг. Издалека мужчины видят Бориса и Дикого, который активно размахивает руками. Они начинают сплетничать о Савле Прокофьевиче. К ним подходит Дикой. Он недоволен появлением в городе своего племянника, Бориса, и не хочет с ним разговаривать. Из разговора Бориса с Савлом Прокофьевичем становится понятно, что кроме Дикого, у Бориса и его сестры из родственников никого больше не осталось.

Чтобы получить наследство после смерти бабки, Борис вынужден наладить хорошие отношения со своим дядей, однако тот не хочет отдавать деньги, которые бабка Бориса завещала внуку.

Борис, Кудряш и Кулигин обсуждают тяжёлый характер Дикого. Борис признаётся, что ему трудно быть в городе Калиново, ведь он не знает здешних обычаев. Кулигин считает, что тут нельзя заработать честным трудом. Но если бы у Кулигина были деньги, мужчина потратил бы их на благо человечеству, собрав перпету-мобиле. Появляется Феклуша, нахваливая купечество и жизнь в целом, приговаривая: «на земле обетованной живём…».

Борису жаль Кулигина, он понимает, что мечты изобретателя о том, чтобы создавать полезные для общества механизмы, навсегда останутся лишь мечтами. Сам Борис не хочет загубить свою молодость в этом захолустье: «загнан, забит, да ещё и сдуру-то влюбляться вздумал…» в ту, с которой и поговорить не удалось. Этой девушкой оказывается Катерина Кабанова.

На сцене Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

Кабанов говорит с матерью. Этот диалог показан как типичная беседа в этой семье. Тихону надоели нравоучения матери, но он всё равно лебезит перед ней. Кабаниха просит признать сына, что жена ему стала важнее матери, будто Тихон вскоре и вовсе перестанет уважать мать. Катерина, присутствуя при этом, отрицает слова Марфы Игнатьевны. Кабанова с удвоенной силой начинает наговаривать на себя, чтобы окружающие переубеждали её в обратном. Кабанова называет себя помехой супружеской жизни, но в её словах нет искренности. Уже через мгновение она берёт ситуацию под свой контроль, обвиняя сына в слишком мягком характере: «Посмотри на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого?»

В этой фразе виден не только её властный характер, но и отношение к невестке и семейной жизни в целом.

Кабанов признаёт, что у него нет собственной воли. Марфа Игнатьевна уходит. Тихон жалуется на жизнь, упрекая во всём деспотичную мать. Варвара, его сестра, отвечает, что Тихон сам в ответе за свою жизнь. После этих слов Кабанов уходит выпить к Дикому.

Катерина и Варвара разговаривают по душам. «Мне иногда кажется, что я птица» – так характеризует себя Катя. Она совсем завяла в этом обществе. Особенно хорошо это прослеживается на фоне её жизни до замужества. Катерина много времени проводила с мамой, помогала ей, гуляла: «я жила, ни об чём не тужила, точно птичка на воле». Катерина чувствует приближение смерти; признаётся, что больше не любит своего мужа. Варвара обеспокоена состоянием Кати, и, чтобы улучшить её настроение, Варвара решает устроить Катерине встречу с другим человеком.

На сцене появляется Барыня, она указывает на Волгу: «Вот красота-то куда ведёт. В самый омут». Её слова окажутся пророческими, хотя в городе её предсказаниям никто не верит. Катерина испугалась сказанных старой женщиной слов, но Варвара скептически отнеслась к ним, так как Барыня во всём видит гибель.

Кабанов возвращается. В то время замужним женщинам нельзя было разгуливать в одиночестве, поэтому Кате пришлось его дожидаться, чтобы уйти домой.

Действие 2

Варвара видит причину страданий Катерины в том, что Катино сердце «ещё не уходилось», ведь девушку рано выдали замуж. Катерине жалко Тихона, но других чувств к нему у неё нет. Варвара давно это подметила, но просит скрывать правду, потому что ложь – основа существования семьи Кабановых. Катерина не привыкла жить нечестно, поэтому говорит, что уйдёт от Кабанова, если больше не сможет быть с ним.

Кабанову нужно срочно уехать на две недели. Карета уже готова, вещи собраны, осталось только попрощаться с родными. Тихон приказывает Катерине слушаться маменьку, повторяя фразы за Кабанихой: «скажи, чтобы не грубила свекрови…, чтобы почитала свекровь, как родную мать, …чтобы сложа руки не сидела,… чтобы на молодых парней не заглядывалась!» Эта сцена была унизительна и для Тихона, и для его жены. Слова о других мужчинах смущают Катю. Она просит мужа остаться или же взять её с собой. Кабанов отказывает жене и ему неловко за фразу матери о других мужчинах и Катерине. Девушка предчувствует надвигающуюся беду.

Тихон, прощаясь, кланяется матери в ноги, исполняя её волю. Кабанихе не нравится, что Катерина попрощалась с мужем объятиями, ведь мужчина в семье главный, а она с ним вровень стала. Девушке приходится кланяться Тихону в ноги.

Марфа Игнатьевна говорит, что нынешнее поколение совсем не знает порядков. Кабаниха недовольна, что Катерина не плачет после отъезда мужа. Хорошо, когда в доме есть старшие: они могут научить. Она надеется не дожить до времени, когда все старики перемрут: «на чём свет стоять будет – не знаю…»

Катя остаётся одна. Ей нравится тишина, но одновременно она её пугает. Тишина для Катерины становится не отдыхом, а скукой. Катя жалеет, что у неё нет детей, ведь она могла бы быть хорошей матерью. Катерина вновь думает о полётах и свободе. Девушка представляет как могла бы сложиться её жизнь: «я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор, куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят». Варвара уходит гулять, сообщая, что сменила замок на калитке в саду. С помощью этой маленькой хитрости Варвара хочет устроить Катерине встречу с Борисом. Катерина винит в своих несчастиях Кабаниху, но тем не менее не желает поддаваться «греховному искушению» и тайно встречаться с Борисом. Ей не хочется идти на поводу у своих чувств и нарушать священные узы брака.

Сам Борис так же не хочет идти против правил морали, он не уверен, что Катя испытывает к нему похожие чувства, но всё равно желает увидеть девушку вновь.

Действие 3

Феклуша и Глаша беседуют о моральных устоях. Они рады, что дом Кабанихи – последний «рай» на земле, ведь у остальных жителей города настоящий «содом». Говорят они и о Москве. С точки зрения провинциалок, Москва – слишком суетливый город. Всё и все там словно в тумане, оттого и уставшие ходят, а в лицах печаль.

Заходит пьяный Дикой. Он просит Марфу Игнатьевну поговорить с ним, чтобы облегчить душу. Он недоволен тем, что все постоянно просят у него денег. Особенно Дикого раздражает его племянник. В это время около дома Кабановых проходит Борис, он ищет своего дядю. Борис жалеет, что, будучи так близко к Катерине, не может её увидеть. Кулигин приглашает Бориса на прогулку. Молодые люди ведут разговор о бедных и богатых. С точки зрения Кулигина, богатые закрываются в своих домах для того, чтобы другие не видели их насилия над родственниками.

Они видят Варвару, которая целуется с Кудряшом. Она же и сообщает Борису о месте и времени предстоящей встречи с Катей.

Ночью в овраге под садом Кабановых Кудряш поёт песню о козаке. Борис рассказывает ему о своих чувствах к замужней девушке, Екатерине Кабановой. Варвара и Кудряш уходят на берег Волги, оставляя Бориса дожидаться Катю.

Катерина напугана происходящим, девушка прогоняет Бориса, но тот успокаивает её. Катерина ужасно нервничает, сознаётся, что своей воли у неё нет, ведь «теперь над ней воля…» Бориса. В порыве чувств она обнимает молодого человека: «коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?» Молодые признаются друг другу в любви.

Час расставания близок, так как скоро может проснуться Кабаниха. Влюблённые договариваются встретиться на следующий день. Неожиданно возвращается Кабанов.

Действие 4

(события разворачиваются спустя 10 дней после третьего действия)

Жители города гуляют по галерее с видом на Волгу. Видно, что надвигается гроза. На стенах разрушенной галереи можно различить очертания картины геенны огненной, изображение битвы под Литвой. Кулигин и Дикой разговаривают на повышенных тонах. Кулигин воодушевлённо рассказывает о благом деле для всех, просит Савла Прокофьевича помочь ему. Дикой отказывает достаточно грубо: «так знай, что ты червяк. Захочу – помилую, захочу – раздавлю». Он не понимает ценности изобретения Кулигина, а именно громоотвода, с помощью которого можно будет получать электричество.
Все уходят, сцена пуста. Вновь слышен раскат грома.

Катерина всё больше предчувствует, что скоро умрёт. Кабанов, замечая странное поведение жены, просит ту покаяться во всех грехах, но этот разговор быстро заканчивает Варвара. Из толпы выходит Борис, здоровается с Тихоном. Катерина бледнеет ещё больше. Кабаниха может что-то заподозрить, поэтому Варвара подаёт сигнал Борису, чтобы тот ушёл.

Кулигин призывает не бояться стихии, ведь убивает не она, а благодать. Тем не менее жители продолжают обсуждать надвигающуюся бурю, которая «даром не пройдёт». Катя говорит мужу, что сегодня её убьёт гроза. Ни Варвара, ни Тихон не понимают внутренних мучений Катерины. Варвара советует успокоиться и помолиться, а Тихон предлагает пойти домой.

Появляется Барыня, обращается к Кате со словами: «Куда прячешься, глупая? От Бога не уйдёшь! …в омут лучше с красотой-то! Да скорей!» В исступлении Катерина признаётся в своём грехе и мужу и свекрови. Все те десять дней, когда мужа не было дома, Катя тайно встречалась с Борисом.

Действие 5

Кабанов и Кулигин обсуждают признание Катерины. Часть вины Тихон опять перекладывает на Кабаниху, которая хочет закопать Катю живьём. Кабанов мог бы простить жену, но боится гнева матери. Семья Кабановых рассыпалась окончательно: даже Варвара сбежала с Кудряшом.

Глаша сообщает о пропаже Катерины. Все отправляются на поиски девушки.

Катерина на сцене одна. Она думает, что погубила и себя, и Бориса. Катя не видит причин жить дальше, просит прощения и зовёт возлюбленного. Борис пришёл на зов девушки, он нежен и ласков с ней. Но Борису нужно уезжать в Сибирь, а Катю он взять с собой не может. Девушка просит его подавать милостыню нуждающимся и молиться за свою душу, убеждая, что не задумала ничего плохого. После прощания с Борисом Катерина бросается в реку.

Люди кричат, что какая-то девушка сбросилась с берега в воду. Кабанов понимает, что это была его жена, поэтому хочет прыгнуть вслед за ней. Кабаниха останавливает сына. Кулигин приносит тело Катерины. Она так же прекрасна, как была при жизни, появилась только лишь небольшая капля крови на её виске. «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судией, который милосерднее вас!»

Пьеса завершается словами Тихона: «Хорошо тебе, Катя! А я зачем-то остался жить на свете да мучиться!».

Заключение

Произведение «Гроза» Островского А. Н. можно назвать одной из главных пьес среди всего творческого пути писателя. Социально-бытовая тематика, безусловно, была близка зрителю того времени, как близка и сегодня. Однако на фоне всех этих деталей разворачивается непросто драма, а настоящая трагедия, завершающаяся смертью главной героини. Сюжет, на первый взгляд, незамысловат, но только лишь чувствами Катерины к Борису, романом «Гроза» не ограничивается. Параллельно можно проследить несколько сюжетных линий, а, соответственно, и несколько конфликтов, которые реализуются на уровне второстепенных персонажей. Такая особенность пьесы полностью соответствует реалистическим принципам обобщения.

Из пересказа «Грозы» легко можно сделать вывод о природе конфликта и содержании, однако для более подробного понимания текста рекомендуем ознакомиться с полным вариантом произведения.

Тест по пьесе «Гроза»

После прочтения краткого содержания вы можете проверить свои знания, пройдя этот тест.

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.7 . Всего получено оценок: 26640.

Лица

Савел Прокофьевич Дикóй , купец, значительное лицо в городе.

Борис Григорьевич , племянник его, молодой человек, порядочно образованный.

Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха) , богатая купчиха, вдова.

Тихон Иваныч Кабанов , ее сын.

Катерина , жена его.

Варвара , сестра Тихона.

Кулиги , мещанин, часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле.

Ваня Кудряш , молодой человек, конторщик Дикого.

Шапкин , мещанин.

Феклуша , странница.

Глаша , девка в доме Кабановой.

Барыня с двумя лакеями , старуха 70-ти лет, полусумасшедшая.

Городские жители обоего пола.

Все лица, кроме Бориса, одеты по-русски. (Прим. А. Н. Островского.)

Действие происходит в городе Калинове, на берегу Волги, летом. Между 3 и 4 действиями проходит 10 дней.

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

Действие первое

Общественный сад на высоком берегу Волги, за Волгой сельский вид. На сцене две скамейки и несколько кустов.

Явление первое

Кулигин сидит на скамье и смотрит за реку. Кудряш и Шапкин прогуливаются.

Кулигин (поет) «Среди долины ровныя, на гладкой высоте…» (Перестает петь. ) Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу.

Кудряш . А что?

Кулигин . Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется.

Кудряш . Нешто!

Кулигин . Восторг! А ты «нешто»! Пригляделись вы, либо не понимаете, какая красота в природе разлита.

Кудряш . Ну, да ведь с тобой что толковать! Ты у нас антик, химик.

Кулигин . Механик, самоучка-механик.

Кудряш . Все одно.

Молчание.

Кулигин (показывает в сторону) . Посмотри-ка, брат Кудряш, кто это там так руками размахивает?

Кудряш . Это? Это Дикой племянника ругает.

Кулигин . Нашел место!

Кудряш . Ему везде место. Боится, что ль, он кого! Достался ему на жертву Борис Григорьич, вот он на нем и ездит.

Шапкин . Уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет.

Кудряш . Пронзительный мужик!

Шапкин . Хороша тоже и Кабаниха.

Кудряш . Ну, да та хоть, по крайности, все под видом благочестия, а этот как с цепи сорвался!

Шапкин . Унять-то его некому, вот он и воюет!

Кудряш . Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили.

Шапкин . А что бы вы сделали?

Кудряш . Постращали бы хорошенько.

Шапкин . Как это?

Кудряш . Вчетвером этак, впятером в переулке где-нибудь поговорили бы с ним с глазу на глаз, так он бы шелковый сделался. А про нашу науку-то и не пикнул бы никому, только бы ходил да оглядывался.

Шапкин . Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать.

Кудряш . Хотел, да не отдал, так это все одно, что ничего. Не отдаст он меня: он чует носом-то своим, что я свою голову дешево не продам. Это он вам страшен-то, а я с ним разговаривать умею.

Шапкин . Ой ли?

Кудряш . Что тут: ой ли! Я грубиян считаюсь; за что ж он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит, я его и не боюсь, а пущай же он меня боится.

Шапкин . Уж будто он тебя и не ругает?

Кудряш . Как не ругать! Он без этого дышать не может. Да не спускаю и я: он слово, а я десять; плюнет, да и пойдет. Нет, уж я перед ним рабствовать не стану.

Кулигин . С него, что ль, пример брать! Лучше уж стерпеть.

Кудряш . Ну вот, коль ты умен, так ты его прежде учливости-то выучи, да потом и нас учи. Жаль, что дочери-то у него подростки, больших-то ни одной нет.

Шапкин . А то что бы?

Кудряш . Я б его уважил. Больно лих я на девок-то!

Проходят Дикой и Борис , Кулигин снимает шапку.

Шапкин (Кудряшу) . Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй.

Отходят.

Явление второе

Те же, Дикой и Борис .

Дикой . Баклуши ты, что ль, бить сюда приехал? Дармоед! Пропади ты пропадом!

Борис . Праздник; что дома-то делать.

Дикой . Найдешь дело, как захочешь. Раз тебе сказал, два тебе сказал: «Не смей мне навстречу попадаться»; тебе все неймется! Мало тебе места-то? Куда ни поди, тут ты и есть! Тьфу ты, проклятый! Что ты, как столб, стоишь-то? Тебе говорят аль нет?

Борис . Я и слушаю, что ж мне делать еще!

Дикой (посмотрев на Бориса) . Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом. (Уходя.) Вот навязался! (Плюет и уходит.)

Явление третье

Кулигин , Борис , Кудряш и Шапкин .

Кулигин . Что у вас, сударь, за дела с ним? Не поймем мы никак. Охота вам жить у него да брань переносить.

Борис . Уж какая охота, Кулигин! Неволя.

Кулигин . Да какая же неволя, сударь, позвольте вас спросить? Коли можно, сударь, так скажите нам.

Борис . Отчего ж не сказать? Знали бабушку нашу, Анфису Михайловну?

Кулигин . Ну, как не знать!

Кудряш . Как не знать!

Борис . Батюшку она ведь невзлюбила за то, что он женился на благородной. По этому-то случаю батюшка с матушкой и жили в Москве. Матушка рассказывала, что она трех дней не могла ужиться с родней, уж очень ей дико казалось.

Кулигин . Еще бы не дико! Уж что говорить! Большую привычку нужно, сударь, иметь.

Борис . Воспитывали нас родители в Москве хорошо, ничего для нас не жалели. Меня отдали в Коммерческую академию, а сестру в пансион, да оба вдруг и умерли в холеру, мы с сестрой сиротами и остались. Потом мы слышим, что и бабушка здесь умерла и оставила завещание, чтобы дядя нам выплатил часть, какую следует, когда мы придем в совершеннолетие, только с условием.

Кулагин . С каким же, сударь?

Борис . Если мы будем к нему почтительны.

Кулагин . Это значит, сударь, что вам наследства вашего не видать никогда.

Борис . Да нет, этого мало, Кулигин! Он прежде наломается над нами, надругается всячески, как его душе угодно, а кончит все-таки тем, что не даст ничего или так, какую-нибудь малость. Да еще станет рассказывать, что из милости дал, что и этого бы не следовало.

Кудряш . Уж это у нас в купечестве такое заведение. Опять же, хоть бы вы и были к нему почтительны, нешто кто ему запретит сказать-то, что вы непочтительны?

Борис . Ну да. Уж он и теперь поговаривает иногда: «У меня свои дети, за что я чужим деньги отдам? Через это я своих обидеть должен!»

Кулигин . Значит, сударь, плохо ваше дело.

Борис . Кабы я один, так бы ничего! Я бы бросил все да уехал. А то сестру жаль. Он было и ее выписывал, да матушкины родные не пустили, написали, что больна. Какова бы ей здесь жизнь была – и представить страшно.

Кудряш . Уж само собой. Нешто они обращение понимают!

Кулигин . Как же вы у него живете, сударь, на каком положении?

Борис . Да ни на каком. «Живи, – говорит, – у меня, делай, что прикажут, а жалованья, что положу». То есть через год разочтет, как ему будет угодно.

Кудряш . У него уж такое заведение. У нас никто и пикнуть не смей о жалованье, изругает на чем свет стоит. «Ты, – говорит, – почему знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать? А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам». Вот ты и поговори с ним! Только еще он во всю свою жизнь ни разу в такое-то расположение не приходил.

Кулигин . Что ж делать-то, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь.

Борис . В том-то и дело, Кулигин, что никак невозможно. На него и свои-то никак угодить не могут; а уж где ж мне?

Кудряш . Кто ж ему угодит, коли у него вся жизнь основана на ругательстве? А уж пуще всего из-за денег; ни одного расчета без брани не обходится. Другой рад от своего отступиться, только бы унялся. А беда, как его поутру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем придирается.

Борис . Тетка каждое утро всех со слезами умоляет: «Батюшки, не рассердите! Голубчики, не рассердите!»

Кудряш . Да нешто убережешься! Попал на базар, вот и конец! Всех мужиков переругает. Хоть в убыток проси, без брани все-таки не отойдет. А потом и пошел на весь день.

Шапкин . Одно слово: воин!

Кудряш . Еще какой воин-то!

Борис . А вот беда-то, когда его обидит такой человек, которого не обругать не смеет; тут уж домашние держись!

Кудряш . Батюшки! Что смеху-то было! Как-то его на Волге на перевозе гусар обругал. Вот чудеса-то творил!

Борис . А каково домашним-то было! После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам.

Кулигин . Что это? Никак, народ от вечерни тронулся?

Проходят несколько лиц в глубине сцены.

Кудряш . Пойдем, Шапкин, в разгул! Что тут стоять-то?

Кланяются и уходят.

Борис . Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

Кулигин . И не привыкнете никогда, сударь.

Борис . Отчего же?

Кулигин . Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

Борис . А вы умеете стихами?

Кулигин . По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина… Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис . Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин . Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

Входят Феклуша и другая женщина.

Феклуша . Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете! И купечество все народ благочестивый, добродетелями многими украшенный! Щедростью и подаяниями многими! Я так довольна, так, матушка, довольна, по горлышко! За наше неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых.

Уходят.

Борис . Кабановых?

Кулигин . Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем.

Молчание.

Только б мне, сударь, перпету-мобиль найти!

Борис . Что ж бы вы сделали?

Кулигин . Как же, сударь! Ведь англичане миллион дают; я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего.

Борис . А вы надеетесь найти перпетуум-мобиле?

Кулигин . Непременно, сударь! Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться. Прощайте, сударь! (Уходит.)

Явление четвертое

Борис (один) . Жаль его разочаровывать-то! Какой хороший человек! Мечтает себе – и счастлив. А мне, видно, так и загубить свою молодость в этой трущобе. Уж ведь совсем убитый хожу, а тут еще дурь в голову лезет! Ну, к чему пристало! Мне ли уж нежности заводить? Загнан, забит, а тут еще сдуру-то влюбляться вздумал. Да в кого? В женщину, с которой даже и поговорить-то никогда не удастся! (Молчание.) И все-таки нейдет она у меня из головы, хоть ты что хочешь. Вот она! Идет с мужем, ну, и свекровь с ними! Ну, не дурак ли я? Погляди из-за угла да и ступай домой. (Уходит.)

С противоположной стороны входят Кабанова , Кабанов , Катерина и Варвара .

Явление пятое

Кабанова , Кабанов , Катерина и Варвара .

Кабанова . Если ты хочешь мать послушать, так ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала.

Кабанов . Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!

Кабанова . Не очень-то нынче старших уважают.

Варвара (про себя) . Не уважишь тебя, как же!

Кабанов . Я, кажется, маменька, из вашей воли ни на шаг.

Кабанова . Поверила бы я тебе, мой друг, кабы своими глазами не видала да своими ушами не слыхала, каково теперь стало почтение родителям от детей-то! Хоть бы то-то помнили, сколько матери болезней от детей переносят.

Кабанов . Я, маменька…

Кабанова . Если родительница что когда и обидное, по вашей гордости, скажет, так, я думаю, можно бы перенести! А, как ты думаешь?

Кабанов . Да когда же я, маменька, не переносил от вас?

Кабанова . Мать стара, глупа; ну, а вы, молодые люди, умные, не должны с нас, дураков, и взыскивать.

Кабанов (вздыхая, в сторону) . Ах ты, господи. (Матери.) Да смеем ли мы, маменька, подумать!

Кабанова . Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают, от любви вас и бранят-то, все думают добру научить. Ну, а это нынче не нравится. И пойдут детки-то по людям славить, что мать ворчунья, что мать проходу не дает, со свету сживает. А сохрани господи, каким-нибудь словом снохе не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь заела совсем.

Кабанов . Нешто, маменька, кто говорит про вас?

Кабанова . Не слыхала, мой друг, не слыхала, лгать не хочу. Уж кабы я слышала, я бы с тобой, мой милый, тогда не так заговорила. (Вздыхает.) Ох, грех тяжкий! Вот долго ли согрешить-то! Разговор близкий сердцу пойдет, ну и согрешишь, рассердишься. Нет, мой друг, говори что хочешь про меня. Никому не закажешь говорить: в глаза не посмеют, так за глаза станут.

Кабанов . Да отсохни язык…

Кабанова . Полно, полно, не божись! Грех! Я уж давно вижу, что тебе жена милее матери. С тех пор как женился, я уж от тебя прежней любви не вижу.

Кабанов . В чем же вы, маменька, это видите?

Кабанова . Да во всем, мой друг! Мать чего глазами не увидит, так у нее сердце вещун, она сердцем может чувствовать. Аль жена тебя, что ли, отводит от меня, уж не знаю.

Кабанов . Да нет, маменька! Что вы, помилуйте!

Катерина . Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты, да и Тихон тоже тебя любит.

Кабанова . Ты бы, кажется, могла и помолчать, коли тебя не спрашивают. Не заступайся, матушка, не обижу небось! Ведь он мне тоже сын; ты этого не забывай! Что ты выскочила в глазах-то поюлить! Чтобы видели, что ли, как ты мужа любишь? Так знаем, знаем, в глазах-то ты это всем доказываешь.

Варвара (про себя) . Нашла место наставления читать.

Катерина . Ты про меня, маменька, напрасно это говоришь. Что при людях, что без людей, я все одна, ничего я из себя не доказываю.

Кабанова . Да я об тебе и говорить не хотела; а так, к слову пришлось.

Катерина . Да хоть и к слову, за что ж ты меня обижаешь?

Кабанова . Эка важная птица! Уж и обиделась сейчас.

Катерина . Напраслину-то терпеть кому ж приятно!

Кабанова . Знаю я, знаю, что вам не по нутру мои слова, да что ж делать-то, я вам не чужая, у меня об вас сердце болит. Я давно вижу, что вам воли хочется. Ну что ж, дождетесь, поживете и на воле, когда меня не будет. Вот уж тогда делайте что хотите, не будет над вами старших. А может, и меня вспомянете.

Кабанов . Да мы об вас, маменька, денно и нощно бога молим, чтобы вам, маменька, бог дал здоровья и всякого благополучия и в делах успеху.

Кабанова . Ну, полно, перестань, пожалуйста. Может быть, ты и любил мать, пока был холостой. До меня ли тебе: у тебя жена молодая.

Кабанов . Одно другому не мешает-с: жена само по себе, а к родительнице я само по себе почтение имею.

Кабанова . Так променяешь ты жену на мать? Ни в жизнь я этому не поверю.

Кабанов . Да для чего ж мне менять-с? Я обеих люблю.

Кабанова . Ну да, так и есть, размазывай! Уж я вижу, что я вам помеха.

Кабанов . Думайте как хотите, на все есть ваша воля; только я не знаю, что я за несчастный такой человек на свет рожден, что не могу вам угодить ничем.

Кабанова . Что ты сиротой-то прикидываешься? Что ты нюни-то распустил? Ну какой ты муж? Посмотри ты на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого?

Кабанов . Да зачем же ей бояться? С меня и того довольно, что она меня любит.

Кабанова . Как зачем бояться! Как зачем бояться! Да ты рехнулся, что ли? Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же это порядок-то в доме будет? Ведь ты, чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит? Да уж коли ты такие дурацкие мысли в голове держишь, ты бы при ней-то, по крайней мере, не болтал да при сестре, при девке; ей тоже замуж идти: этак она твоей болтовни наслушается, так после муж-то нам спасибо скажет за науку. Видишь ты, какой еще ум-то у тебя, а ты еще хочешь своей волей жить.

Кабанов . Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить!

Кабанова . Так, по-твоему, нужно все лаской с женой? Уж и не прикрикнуть на нее и не пригрозить?

Кабанов . Да я, маменька…

Кабанова (горячо) . Хоть любовника заводи! А? И это, может быть, по-твоему, ничего? А? Ну, говори!

Кабанов . Да, ей-богу, маменька…

Кабанова (совершенно хладнокровно) . Дурак! (Вздыхает.) Что с дураком и говорить! Только грех один!

Молчание.

Я домой иду.

Кабанов . И мы сейчас, только раз-другой по бульвару пройдем.

Кабанова . Ну, как хотите, только ты смотри, чтобы мне вас не дожидаться! Знаешь, я не люблю этого.

Кабанов . Нет, маменька, сохрани меня господи!

Кабанова . То-то же! (Уходит.)

Явление шестое

Те же , без Кабановой .

Кабанов . Вот видишь ты, вот всегда мне за тебя достается от маменьки! Вот жизнь-то моя какая!

Катерина . Чем же я-то виновата?

Кабанов . Кто ж виноват, я уж не знаю,

Варвара . Где тебе знать!

Кабанов . То все приставала: «Женись да женись, я хоть бы поглядела на тебя на женатого». А теперь поедом ест, проходу не дает – все за тебя.

Варвара . Так нешто она виновата? Мать на нее нападает, и ты тоже. А еще говоришь, что любишь жену. Скучно мне глядеть-то на тебя! (Отворачивается.)

Кабанов . Толкуй тут! Что ж мне делать-то?

Варвара . Знай свое дело – молчи, коли уж лучше ничего не умеешь. Что стоишь – переминаешься? По глазам вижу, что у тебя и на уме-то.

Кабанов . Ну, а что?

Варвара . Известно, что. К Савелу Прокофьичу хочется, выпить с ним. Что, не так, что ли?

Кабанов . Угадала, брат.

Катерина . Ты, Тиша, скорей приходи, а то маменька опять браниться станет.

Варвара . Ты проворней, в самом деле, а то знаешь ведь!

Кабанов . Уж как не знать!

Варвара . Нам тоже невелика охота из-за тебя брань-то принимать.

Кабанов . Я мигом. Подождите! (Уходит.)

Явление седьмое

Катерина и Варвара .

Катерина . Так ты, Варя, жалеешь меня?

Варвара (глядя в сторону) . Разумеется, жалко.

Катерина . Так ты, стало быть, любишь меня? (Крепко целует.)

Варвара . За что ж мне тебя не любить-то?

Катерина . Ну, спасибо тебе! Ты милая такая, я сама тебя люблю до смерти.

Молчание.

Знаешь, мне что в голову пришло?

Варвара . Что?

Катерина . Отчего люди не летают?

Варвара . Я не понимаю, что ты говоришь.

Катерина . Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. Попробовать нешто теперь? (Хочет бежать.)

Варвара . Что ты выдумываешь-то?

Катерина (вздыхая) . Какая я была резвая! Я у вас завяла совсем.

Варвара . Ты думаешь, я не вижу?

Катерина . Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот я тебе сейчас расскажу. Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много. Потом пойдем с маменькой в церковь, все и странницы, – у нас полон дом был странниц; да богомолок. А придем из церкви, сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату золотом, а странницы станут рассказывать: где они были, что видели, жития разные, либо стихи поют. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть лягут, а я по саду гуляю. Потом к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково хорошо было!

Варвара . Да ведь и у нас то же самое.

Катерина . Да здесь все как будто из-под неволи. И до смерти я любила в церковь ходить! Точно, бывало, я в рай войду и не вижу никого, и время не помню, и не слышу, когда служба кончится. Точно как все это в одну секунду было. Маменька говорила, что все, бывало, смотрят на меня, что со мной делается. А знаешь: в солнечный день из купола такой светлый столб вниз идет, и в этом столбе ходит дым, точно облако, и вижу я, бывало, будто ангелы в этом столбе летают и поют. А то, бывало, девушка, ночью встану – у нас тоже везде лампадки горели – да где-нибудь в уголке и молюсь до утра. Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена, молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так меня и найдут. И об чем я молилась тогда, чего просила, не знаю; ничего мне не надобно, всего у меня было довольно. А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то.

Варвара . А что же?

Катерина (помолчав) . Я умру скоро.

Варвара . Полно, что ты!

Катерина . Нет, я знаю, что умру. Ох, девушка, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или… уж и не знаю.

Варвара . Что же с тобой такое?

Катерина (берет ее за руку) . А вот что, Варя: быть греху какому-нибудь! Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью, и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что. (Хватается за голову рукой.)

Варвара . Что с тобой? Здорова ли ты?

Катерина . Здорова… Лучше бы я больна была, а то нехорошо. Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану – мыслей никак не соберу, молиться – не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на уме совсем не то: точно мне лукавый в уши шепчет, да все про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне самое себе совестно сделается. Что со мной? Перед бедой перед какой-нибудь это! Ночью, Варя, не спится мне, все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно голубь воркует. Уж не снятся мне, Варя, как прежде, райские деревья да горы, а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду…

Варвара . Ну?

Катерина . Да что же это я говорю тебе: ты девушка.

Варвара (оглядываясь) . Говори! Я хуже тебя.

Катерина . Ну, что ж мне говорить? Стыдно мне.

Варвара . Говори, нужды нет!

Катерина . Сделается мне так душно, так душно дома, что бежала бы. И такая мысль придет на меня, что, кабы моя воля, каталась бы я теперь по Волге, на лодке, с песнями, либо на тройке на хорошей, обнявшись…

Варвара . Только не с мужем.

Катерина . А ты почем знаешь?

Варвара . Еще бы не знать.

Катерина . Ах, Варя, грех у меня на уме! Сколько я, бедная, плакала, чего уж я над собой не делала! Не уйти мне от этого греха. Никуда не уйти. Ведь это нехорошо, ведь это страшный грех, Варенька, что я другого люблю?

Варвара . Что мне тебя судить! У меня свои грехи есть.

Катерина . Что же мне делать! Сил моих не хватает. Куда мне деваться; я от тоски что-нибудь сделаю над собой!

Варвара . Что ты! Что с тобой! Вот погоди, завтра братец уедет, подумаем; может быть, и видеться можно будет.

Катерина . Нет, нет, не надо! Что ты! Что ты! Сохрани господи!

Варвара . Чего ты испугалась?

Катерина . Если я с ним хоть раз увижусь, я убегу из дому, я уж не пойду домой ни за что на свете.

Варвара . А вот погоди, там увидим.

Катерина . Нет, нет, и не говори мне, я и слушать не хочу.

Варвара . А что за охота сохнуть-то! Хоть умирай с тоски, пожалеют, что ль, тебя! Как же, дожидайся. Так какая ж неволя себя мучить-то!

Входит Барыня с палкой и два лакея в треугольных шляпах сзади.

Явление восьмое

Те же и Барыня .

Барыня . Что, красавицы? Что тут делаете? Молодцов поджидаете, кавалеров? Вам весело? Весело? Красота-то ваша вас радует? Вот красота-то куда ведет. (Показывает на Волгу.) Вот, вот, в самый омут.

Варвара улыбается.

Что смеетесь! Не радуйтесь! (Стучит палкой.) Все в огне гореть будете неугасимом. Все в смоле будете кипеть неутолимой. (Уходя.) Вон, вон куда красота-то ведет! (Уходит.)

Явление девятое

Катерина и Варвара .

Катерина . Ах, как она меня испугала! Я дрожу вся, точно она пророчит мне что-нибудь.

Варвара . На свою бы тебе голову, старая карга!

Катерина . Что она сказала такое, а? Что она сказала?

Варвара . Вздор все. Очень нужно слушать, что она городит. Она всем так пророчит. Всю жизнь смолоду-то грешила. Спроси-ка, что об ней порасскажут! Вот умирать-то и боится. Чего сама-то боится, тем и других пугает. Даже все мальчишки в городе от нее прячутся, грозит на них палкой да кричит (передразнивая) : «Все гореть в огне будете!»

Катерина (зажмурившись) . Ах, ах, перестань! У меня сердце упало.

Варвара . Есть чего бояться! Дура старая…

Катерина . Боюсь, до смерти боюсь. Все она мне в глазах мерещится.

Молчание.

Варвара (оглядываясь) . Что это братец нейдет, вон, никак, гроза заходит.

Катерина (с ужасом) . Гроза! Побежим домой! Поскорее!

Варвара . Что ты, с ума, что ли, сошла? Как же ты без братца-то домой покажешься?

Катерина . Нет, домой, домой! Бог с ним!

Варвара . Да что ты уж очень боишься: еще далеко гроза-то.

Катерина . А коли далеко, так, пожалуй, подождем немного; а право бы, лучше идти. Пойдем лучше!

Варвара . Да ведь уж коли чему быть, так и дома не спрячешься.

Катерина . Да все-таки лучше, все покойнее: дома-то я к образам да богу молиться!

Варвара . Я и не знала, что ты так грозы боишься. Я вот не боюсь.

Катерина . Как, девушка, не бояться! Всякий должен бояться. Не то страшно, что убьет тебя, а то, что смерть тебя вдруг застанет, как ты есть, со всеми твоими грехами, со всеми помыслами лукавыми. Мне умереть не страшно, а как я подумаю, что вот вдруг я явлюсь перед богом такая, какая я здесь с тобой, после этого разговору-то, – вот что страшно. Что у меня на уме-то! Какой грех-то! Страшно вымолвить! Ах!

Гром. Кабанов входит.

Варвара . Вот братец идет. (Кабанову.) Беги скорей!

Гром.

Катерина . Ах! Скорей, скорей!

Незавидная судьба молодых девушек, выходивших замуж не по любви, а по долгу, отражены в образе Катерины из пьесы Островского. В то время в России разводы общество не принимало, и несчастные женщины, вынужденные подчиняться устою, тихо страдали от горькой участи.

Автор не зря подробно описывает через воспоминания Катерины её детство – счастливое и беззаботное. В супружеской жизни её ждала полая противоположность тому счастью, о котором она мечтала. Автор сравнивает её с лучом непорочного, чистого света в тёмном царстве деспотизма, безволия и пороков. Зная, что для христианки самоубийство – самый тяжкий смертный грех, она всё равно сдалась, сбросившись с волжского утеса.

Действие 1

Действие разворачивается в общественном саду у самого берега Волги. Сидя на скамейке, Кулигин наслаждается красотой реки. Кудряш и Шапкин медленно прогуливаются. Издалека доносится брань Дикого, он ругает своего племянника. Присутствующие начинают обсуждать семейство. Кудряш выступает защитником обездоленного Бориса, считая, что он страдает, как и другие люди, покорившиеся судьбе, от деспота-дядьки. Шапкин на это отвечает, что не зря Дикой хотел Кудряша служить отправить. На что Кудряш говорит, что Дикой его боится и знает – задешево его голову не взять. Кудряш сетует, что у Дикого нет дочерей на выданье.

Затем к присутствующим подходят Борис и его дядя. Дикой продолжает ругать племянника. Затем Дикой уходит, а Борис разъясняет семейную ситуацию. Они с сестрой остались сиротами, ещё когда проходили обучение. Родители умерли от холеры. Жили сироты в Москве, пока в городе Калинове (где и разворачивается действие) не померла их бабушка. Она завещала внукам наследство, но смогут получить они его после совершеннолетия от дядьки (Дикого), с тем условием, что они будут почитать его.

Кулигин рассуждает, что Борис с сестрой вряд ли получат наследство, ведь Дикой может любое слово посчитать за непочтительность. Борис полностью подчиняется дяде, работает на него без жалованья, а толку мало. Племянник, как и все семейство, боится Дикого. Тот кричит на всех, а ответить ему не может никто. Случилось раз так, что Дикого обругал гусар, когда они столкнулись на переезде. Тот не мог ответить служивому, отчего сильно разозлился и потом долго срывал гнев на домашних.

Борис продолжает жаловаться на трудную жизнь. Подходит Феклуша с дамой, которая расхваливает дом Кабановых. Мол, якобы там живут славные и благочестивые люди. Они уходят, и теперь Кулигин выражает своё мнение о Кабанихе. Он говорит, что она домашних своих совсем заела. Затем Кулигин говорит о том, что хорошо бы изобрести вечный двигатель. Он – молодой разработчик, у которого нет денег, чтобы делать модели. Все уходят, и Борис остается один. Он размышляет о Кулигине и называет его хорошим человеком. Затем, вспоминая свою участь, огорченно говорит, что придётся всю молодость провести в этой глуши.

Появляется Кабаниха с семейством: Катерина, Варвара и Тихон. Кабаниха пилит сына, что жена ему стала милее, чем мать. Тихон с ней спорит, в разговор встревает Катерина, но Кабаниха не даёт ей и слова сказать. Затем опять набрасывается на сына, что тот не может держать жену в строгости, намекает, что так недалеко и до любовника.

Кабаниха уходит, а Тихон обвиняет Катерину в материнских упрёках. Расстроенный он идёт к Дикому пропустить рюмочку. Катерина остается с Варварой и вспоминает, как привольно ей жилось у родителей. Её не особенно заставляли заниматься делами, только воду носила, цветы поливала, да молилась в церкви. Она видела красивые яркие сны. А что теперь? Её охватывает ощущение, что она стоит на краю пропасти. Она предчувствует беду, и мысли у неё греховные.

Варвара обещает, что как Тихон уедет, она что-нибудь придумает. Вдруг появляется полоумная барыня в сопровождении двух лакеев, она громко кричит, что красота может завести в бездну, и страшит девушек геенной огненной. Катерина напугана, и Варвара пытается её успокоить. Начинается гроза, женщины убегают.

Действие 2

Дом Кабановых. В комнате Феклуша и Глаша ведут беседу о грехах человеческих. Феклуша рассуждает, что без греха нельзя. В это время Катерина рассказывает Варваре историю своей детской обиды. Кто-то её обидел и она убежала к реке, села в лодку, а потом её нашли за десять верст. Потом она признается, что влюблена в Бориса. Варвара убеждает её, что она тоже ему симпатична, но им негде встречаться. Но тут Катерина пугается сама себя и уверяет, что своего Тихона не променяет, и говорит, что когда ей жизнь в этом доме совсем опостылеет, она или в окно выброситься или утопиться в реке. Варвара опять успокаивает её, и говорит, что как только уедет Тихон, она что-нибудь придумает.

Заходят Кабаниха с сыном. Тихон собирается в путь, а мать продолжает свои наставления, чтобы тот дал указания жене, как ей требуется жить, пока муж в отъезде. Тихон повторяет её слова. Кабаниха и Варвара уходят, и, оставшись наедине с мужем, Катерина просит его не оставлять её или взять с собой. Тихон противиться и говорит, что хочет побыть один. Тогда она бросается перед ним на колени и просит взять с неё клятву, но он не слушает её и поднимает с пола.

Женщины провожают Тихона. Кабаниха заставляет Катерину прощаться с мужем как положено, поклонившись в ноги. Катерина игнорирует её. Оставшись одна, Кабаниха возмущается, что стариков перестали почитать. Входит Катерина, и свекровь начинает опять упрекать невестку за то, что она не простилась с мужем как полагается. На что Катерина говорит, что смешить людей не хочет, да и не умеет.

В одиночестве Катерина сожалеет, что у неё нет детей. Потом она сожалеет, что не умерла ещё в детстве. Тогда бы она непременно стала бы бабочкой. Потом настраивает себя, что будет ждать возвращения мужа. Входит Варвара и подговаривает Катерину, чтобы та отпросилась подремать в саду. Там калитка на замке, ключ у Кабанихи, но Варвара его подменила и отдает Катерине. Она не хочет брать ключ, но потом берет. Катерина в смятении – она боится, но и Бориса увидеть ей очень хочется. Кладёт ключ в карман.

Действие 3

Сцена 1

На улице возле дома Кабановых стоит Кабаниха и Феклуша, которая размышляет, что жизнь стала суетливой. Городской шум, все бегут куда-то, а в Москве вообще все торопятся. Кабаниха согласна, что жить нужно размеренно, и говорит, что в Москву бы не поехала никогда.

Появляется Дикой, изрядно принявший на грудь, и завязывает с Кабановой перепалку. Затем Дикой поостыл и стал извиняться, спихивая причину своего состояния на рабочих, которые с самого утра стали требовать с него зарплаты. Дикий уходит.

Борис сидит расстроенный, из-за того, что давно не виделся с Катериной. Приходит Кулигин и, восхищаясь красотой природы, размышляет, что бедным гулять и наслаждаться этой красотой некогда, а богатые сидят за заборами, их дом охраняют собаки, чтобы никто не видел, как они обворовывают сирот и родственников. Появляется Варвара в обществе Кудряша. Они целуются. Кудряш и Кулигин уходят. Варвара хлопочет о встрече Бориса с Катериной, назначая место в овраге.

Сцена 2

Ночь. За садом Кабановых в овраге Кудряш поет песню, играя на гитаре. Приходит Борис и они начинают спорить за место для свидания. Кудряш не уступает, и Борис признается, что влюблен в замужнюю. Кудряш, конечно, догадался, кто она.

Появляется Варвара и уходит с Кудряшом гулять. Борис остается с Катериной наедине. Катерина обвиняет Бориса в загубленной чести. Она боится жить дальше. Борис успокаивает её, предлагая не думать о будущем, а насладиться единением. Катерина признается в любви к Борису.

Приходит Кудряш с Варварой и спрашивает, как у влюбленных дела. Они рассказывают о своих признаниях. Кудряш предлагает и дальше пользоваться этой калиткой для встреч. Борис и Катерина договариваются о следующем свидании.

Действие 4

Полуразрушенная галерея, на стенах которой изображены картины Страшного суда. Льёт дождь, люди прячутся в галерее.

Кулигин разговаривает с Диким, упрашивая его пожертвовать денег на установку солнечных часов в центре бульвара, попутно уговаривает его и на устройство громоотводов. Дикой даёт отказ, кричит на Кулигина, суеверно веря, что гроза – это наказание Господне за грехи, он обзывает разработчика безбожником. Кулигин покидает его и говорит, что они вернуться к разговору, когда у него в кармане будет миллион. Гроза кончается.

Тихон возвращается домой. Катерина становиться сама не своя. Варвара докладывает Борису о её состоянии. Снова надвигается гроза.

Выходят Кулигин, Кабаниха, Тихон и напуганная Катерина. Она боится и это заметно. Грозу она воспринимает, как божье наказание. Она замечает Бориса и ещё сильнее пугается. До неё доходят слова людей, что гроза бывает неспроста. Катерина уже уверена, что молния должна убить её и просить молиться за её душу.

Кулигин говорит людям, что гроза не кара, а благодать для каждой живой травинки. Опять появляется полоумная барыня и её два лакея. Обращаясь к Катерине, она кричит, чтобы та не пряталась. Не нужно бояться Божьей кары, а нужно молиться, чтобы Бог забрал её красоту. Катерине уже видится геенна огненная, и она рассказывает всем о своей связи на стороне.

Действие 5

В общественном саду на берегу Волги наступили сумерки. В одиночестве на скамейке сидит Кулигин. К нему подходит Тихон и рассказывает о своей поездке в Москву, где он пил всё время, а о доме и не вспоминал, жалуется, что жена ему изменила. Говорит, что её надо живой в землю закопать, так советует маменька. Но ему жаль её. Кулигин уговаривает его простить жену. Тихон доволен, что Дикой выслал Бориса в Сибирь на целых три года. Его сестра Варвара убежала из дома с Кудряшом. Глаша сказала, что Катерины нигде нет.

Катерина одна и очень хочет увидеть Бориса, чтобы попрощаться. Она жалуется на свою несчастную судьбу и на суд людской, который хуже казни. Приходит Борис и говорит, что дядя его отослал в Сибирь. Катерина готова идти за ним и просит взять её с собою. Она говорит, что муж-пьяница ей противен. Борис всё время оглядывается, боясь, что их увидят. На прощанье Катерина просит подавать милостыню нищим, чтобы они молились за неё. Борис уходит.

Катерина идёт к берегу. В это время Кулигин разговаривает с Кабанихой, обвиняя её в наставлении сына против невестки. Тут слышаться крики о том, что женщина бросилась в воду. Кулигин и Тихон устремляются на помощь, но Кабаниха останавливает сына, угрожая проклясть его. Он остается. Катерина разбилась насмерть, люди приносят её тело.

Свою героиню пьесы «Гроза» Островский сделал женщиной высоких нравов, духовной, но настолько воздушной и мечтательной, что она была просто не способна выжить в среде, уготованной ей судьбой. «Гроза!» Это фатальное название таит в себе несколько смыслов. Кажется, во всём вина той грозы, которая устрашила и без того виноватую Катерину. Она была очень набожной, но жизнь с равнодушным мужем и тиранкой свекровью принудили её восстать против правил. За это она поплатилась. Но можно задуматься, а не так ли закончилась бы её судьба, если бы не было этой грозы. Учитывая природное неумение Катерины лгать, измена всё равно раскрылась бы. А если бы она не предалась любви, то просто сошла бы с ума.

Муж, задавленный авторитетом матери, относился к Катерине равнодушно. Она трепетно искала любви. Она изначально чувствовала, что это приведет её к гибели, но не могла противиться чувствам – слишком долго она жила в заточении. Она была готова бежать за Борисом в Сибирь. Не от большой любви, а от этих опостылевших стен, где она не могла свободно дышать. Но любовник оказывается также слаб духом, как и её нелюбимый муж.

Итог трагичен. Разочарованную в жизни и в мужчинах, бездетную и несчастную Катерину не держит на земле уже ничто. Её последние мысли – о спасении души.

Явление третье

Кулигин , Борис , Кудряш и Шапкин .

Кулигин . Что у вас, сударь, за дела с ним? Не поймем мы никак. Охота вам жить у него да брань переносить.

Борис . Уж какая охота, Кулигин! Неволя.

Кулигин . Да какая же неволя, сударь, позвольте вас спросить? Коли можно, сударь, так скажите нам.

Борис . Отчего ж не сказать? Знали бабушку нашу, Анфису Михайловну?

Кулигин . Ну, как не знать!

Кудряш . Как не знать!

Борис . Батюшку она ведь невзлюбила за то, что он женился на благородной. По этому-то случаю батюшка с матушкой и жили в Москве. Матушка рассказывала, что она трех дней не могла ужиться с родней, уж очень ей дико казалось.

Кулигин . Еще бы не дико! Уж что говорить! Большую привычку нужно, сударь, иметь.

Борис . Воспитывали нас родители в Москве хорошо, ничего для нас не жалели. Меня отдали в Коммерческую академию, а сестру в пансион, да оба вдруг и умерли в холеру, мы с сестрой сиротами и остались. Потом мы слышим, что и бабушка здесь умерла и оставила завещание, чтобы дядя нам выплатил часть, какую следует, когда мы придем в совершеннолетие, только с условием.

Кулагин . С каким же, сударь?

Борис . Если мы будем к нему почтительны.

Кулагин . Это значит, сударь, что вам наследства вашего не видать никогда.

Борис . Да нет, этого мало, Кулигин! Он прежде наломается над нами, надругается всячески, как его душе угодно, а кончит все-таки тем, что не даст ничего или так, какую-нибудь малость. Да еще станет рассказывать, что из милости дал, что и этого бы не следовало.

Кудряш . Уж это у нас в купечестве такое заведение. Опять же, хоть бы вы и были к нему почтительны, нешто кто ему запретит сказать-то, что вы непочтительны?

Борис . Ну да. Уж он и теперь поговаривает иногда: «У меня свои дети, за что я чужим деньги отдам? Через это я своих обидеть должен!»

Кулигин . Значит, сударь, плохо ваше дело.

Борис . Кабы я один, так бы ничего! Я бы бросил все да уехал. А то сестру жаль. Он было и ее выписывал, да матушкины родные не пустили, написали, что больна. Какова бы ей здесь жизнь была — и представить страшно.

Кудряш . Уж само собой. Нешто они обращение понимают!

Кулигин . Как же вы у него живете, сударь, на каком положении?

Борис . Да ни на каком. «Живи, — говорит, — у меня, делай, что прикажут, а жалованья, что положу». То есть через год разочтет, как ему будет угодно.

Кудряш . У него уж такое заведение. У нас никто и пикнуть не смей о жалованье, изругает на чем свет стоит. «Ты, — говорит, — почему знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать? А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам». Вот ты и поговори с ним! Только еще он во всю свою жизнь ни разу в такое-то расположение не приходил.

Кулигин . Что ж делать-то, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь.

Борис . В том-то и дело, Кулигин, что никак невозможно. На него и свои-то никак угодить не могут; а уж где ж мне?

Кудряш . Кто ж ему угодит, коли у него вся жизнь основана на ругательстве? А уж пуще всего из-за денег; ни одного расчета без брани не обходится. Другой рад от своего отступиться, только бы унялся. А беда, как его поутру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем придирается.

Борис . Тетка каждое утро всех со слезами умоляет: «Батюшки, не рассердите! Голубчики, не рассердите!»

Кудряш . Да нешто убережешься! Попал на базар, вот и конец! Всех мужиков переругает. Хоть в убыток проси, без брани все-таки не отойдет. А потом и пошел на весь день.

Шапкин . Одно слово: воин!

Кудряш . Еще какой воин-то!

Борис . А вот беда-то, когда его обидит такой человек, которого не обругать не смеет; тут уж домашние держись!

Кудряш . Батюшки! Что смеху-то было! Как-то его на Волге на перевозе гусар обругал. Вот чудеса-то творил!

Борис . А каково домашним-то было! После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам.

Кулигин . Что это? Никак, народ от вечерни тронулся?

Проходят несколько лиц в глубине сцены.

Кудряш . Пойдем, Шапкин, в разгул! Что тут стоять-то?

Кланяются и уходят.

Борис . Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

Кулигин . И не привыкнете никогда, сударь.

Борис . Отчего же?

Кулигин . Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, — говорит, — Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, — говорит, — потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

Борис . А вы умеете стихами?

Кулигин . По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина… Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис . Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин . Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

Входят Феклуша и другая женщина.

Феклуша . Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете! И купечество все народ благочестивый, добродетелями многими украшенный! Щедростью и подаяниями многими! Я так довольна, так, матушка, довольна, по горлышко! За наше неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых.

Уходят.

Борис . Кабановых?

Кулигин . Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем.

Молчание.

Только б мне, сударь, перпету-мобиль найти!

Борис . Что ж бы вы сделали?

Кулигин . Как же, сударь! Ведь англичане миллион дают; я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего.

Борис . А вы надеетесь найти перпетуум-мобиле?

Кулигин . Непременно, сударь! Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться. Прощайте, сударь! (Уходит.)


| |

Действие 2 явление 6 гроза. А

Главные герои: Савел Прокофьевич Дикой — купец, значительное лицо в городе; Борис Григорьевич — его племянник, молодой человек, порядочно образованный; Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха) — богатая купчиха, вдова; Тихон Иванович Кабанов — ее сын; Катерина, его жена; Варвара, дочь Кабанихи; Действие происходит в городе Калинове на берегу Волги, летом. Между третьим и четвертым действиями проходит десять дней.

План пересказа

1. Герои обсуждают нравы своего города.
2. Отношения в семье Кабановых.
3. Беседа Катерины и Варвары.
4. Тихон уезжает.
5. Варвара, узнав о том, что Катерине нравится Борис, устраивает их встречу.
6. Свидания Катерины и Бориса. Приезжает Тихон.
7. Прилюдное покаяние Катерины.
8. Последнее свидание Катерины и Бориса.
9. Катерина погибает. Тихон обвиняет мать в смерти жены.

Пересказ

Действие 1

Общественный сад на берегу Волги.

Явление 1

Кулигин сидит на скамейке, Кудряш и Шапкин прогуливаются. Кулигин восхищается Волгой. Слышат, как в отдалении Дикой ругает своего племянника. Обсуждают это. Кудряш говорит, что Борис Григорьевич «достался на жертву Дикому», сетует на покорность обывателей, на то, что некому «постращать» Дикого в темном переулке «этак вчетвером-впятером». Шапкин замечает, что, кроме «ругателя-Дикого», «хороша тоже и Кабаниха», которая делает то же самое, но под видом благочестия. Добавляет, что недаром Дикой хотел Кудряша в солдаты отдать. Кудряш отвечает, что Дикой его боится, так как понимает, что он свою голову «дешево не отдаст». Жалеет, что у Дикого нет взрослых дочерей, а то бы он его «уважил».

Явление 3

Борис рассказывает о своей семье и домашних обстоятельствах. Бабушка Бориса (мать Дикого и отца Бориса) невзлюбила «папеньку» за то, что он женился на «благородной». Сноха со свекровью не ужились, так как снохе «очень уж тут дико казалось». Переехали в Москву, где растили детей, ни в чем им не отказывая. Борис учился в Коммерческой академии, а его сестра—в пансионе. В холеру родители умерли. Бабушка в городе Калинове тоже умерла, оставив внукам наследство, которое им должен выплатить дядя, когда они вступят в совершеннолетие, но только при том условии, что они будут с ним почтительны.

Кулигин замечает, что ни Борису, ни его сестре не видать наследства, поскольку ничто Дикому не помешает сказать, будто они были непочтительны: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!» Борис делает «что прикажут», а жалованья не получает — разочтут в конце года, как Дикому будет угодно. Все домашние боятся Дикого — он всех ругает, а ему ответить никто не смеет. Кудряш вспоминает, как Дикого на перевозе обругал гусар, которому он не мог ответить тем же, и как потом Дикой срывал злость несколько дней на домашних. Борис говорит, что никак не может привыкнуть к здешним порядкам.

Появляется странница Феклуша: «Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете!» Феклуша благословляет «народ благочестивый», а особенно «дом Кабановых». Кулигин говорит о Кабанихе, что она «ханжа», «нищих оделяет, а домашних заела совсем». Затем добавляет, что для общей пользы ищет перпетуум-мобиле (вечный двигатель), гадает, где бы достать денег на модели.

Явление 4

Борис (один) говорит о Кулигине, что он хороший человек, «мечтает себе и счастлив». Горюет о том, что придется загубить молодость в этой глуши, что «загнан, забит, а тут еще сдуру-то влюбляться вздумал».

Явление 5

Появляются Катерина, Варвара, Тихон и Кабаниха. Кабаниха пилит сына: ему жена милее матери, попробуй свекровь «каким-нибудь словом снохе не угодить, ну, и пошел разговор, что свекровь заела совсем». Тихон пытается разуверить ее. Катерина вступает в разговор: «Ты про меня, маменька, это напрасно говоришь. Что при людях, что без людей, я всё одна, ничего из себя не доказываю». Кабаниха ее обрывает, пеняет Тихону, что не держит в страхе жену. Тихон отвечает: «Да зачем же ей меня бояться? С меня довольно и того, что она меня любит». Кабанова упрекает сына за то, что он «вздумал своей волей жить». Тот отвечает: «Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить?» Кабанова замечает, что если жену в страхе не держать, она может завести любовника.

Явление 6

Тихон упрекает Катерину, что ему все время достается из-за нее от маменьки. Оставшись без присмотра Кабанихи, Тихон идет в кабак.

Явление 7

Катерина и Варвара. Катерина: «Отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела…» Она вспоминает о том золотом времени, когда жила у родителей: поливала цветы, вышивала, ходила с маменькой, странницами да богомолками в церковь. Ей снились необыкновенные сны, в которых пели «невидимые голоса», пахло кипарисом… Катерина говорит Варваре, что у нее ощущение, будто она стоит перед пропастью, чует беду. Признается, что у нее на уме грех: «Точно я снова жить начинаю, или… ужи не знаю…» Варвара обещает, что после отъезда Тихона что-нибудь придумает. Катерина кричит: «Нет! Нет!»

Явление 8

Появляется полусумасшедшая барыня с двумя лакеями, кричит, что красота ведет в бездну, в омут, показывает на Волгу, грозит геенной огненной.

Явление 9

Катерина напугана. Варвара успокаивает ее, говорит, что барыня «всю жизнь смолоду-то грешила… вот умирать-то и боится». Гроза, начинается дождь. Катерина пугается, они с Варварой убегают.

Действие 2

Комната в доме Кабановых.

Явление 2

Катерина рассказывает Варваре о том, как ее в детстве чем-то обидели и она выбежала на Волгу, села в лодку, а утром ее нашли верст за десять. «Такая уж я зародилась, горячая…» Затем признается Варваре, что любит Бориса. Варвара говорит, что Катерина ему тоже нравится, только жаль, видеться негде. Катерина пугается, кричит, что своего Тишу ни на кого не променяет. Она говорит о себе: «Обманывать-то я не умею, скрыть-то ничего не могу». Варвара спорит с ней: «А по-моему, делай, что хочешь, только бы шито да крыто было». Катерина: «Не хочу я так. Да и что хорошего!.. Уж коли мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой… в окно выброшусь, в Волгу кинусь…» Варвара замечает, что, как только Тихон уедет, она станет спать в беседке, зовет с собой Катерину.

Явление 3

Входят Кабаниха и Тихон, который собирается в дорогу. Кабаниха говорит ему, чтобы он приказывал жене, как жить без него: «Скажи, чтоб не грубила свекрови. Чтоб почитала свекровь, как родную мать! Чтоб в окна глаз не пялила!» Тихон почти дословно повторяет ее слова, но они звучат не как приказ, а как просьба. Кабаниха и Варвара уходят.

Явление 4

Катерина просит Тихона не уезжать. Тот отвечает: «Коли маменька посылает, как же я не поеду!» Катерина просит тогда ее взять с собой. Тихон отказывается: что ему надо отдохнуть от скандалов и всех домашних. Катерина умоляет мужа взять с нее страшную клятву, падает перед ним на колени, тот поднимает ее, не слушает, говорит, что это грех.

Явление 5

Приходят Кабаниха, Варвара и Глаша. Тихон уезжает, Катерина кидается мужу на шею, а Кабанова укоряет ее: «Что на шее-то виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься. В ноги кланяйся!»

Явление 6

Кабаниха одна. Сетует на то, что старина выводится, что нет уже былого почтения к старикам. Молодые, по ее мнению, ничего не умеют, а еще хотят своей волей жить.

Явление 7

Кабаниха упрекает Катерину за то, что не простилась с мужем как надо. «Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце, а тебе, видно, ничего». Катерина отвечает, что не умеет так и не хочет людей смешить.

Явление 8

Катерина в одиночестве сетует на то, что у нее нет детей. Жалеет, что не умерла в детстве, мечтает о покое, хотя бы кладбищенском.

Явление 9

Варвара сообщает Катерине, что она отпросилась спать в сад, где есть калитка, ключ от которой Кабаниха обычно прячет, затем добавляет, что этот ключ унесла, а вместо него подложила другой. Дает этот ключ Катерине. Катерина кричит: «Не надо! Не надо!», но ключ берет.

Явление 10

Катерина мучается, спорит сама с собой, хочет бросить ключ, но потом прячет в карман: «Мне хоть умереть, да увидеть его… Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..»

Действие 3

Улица у ворот дома Кабановых.

Явление 1

Феклуша говорит Кабанихе, что настали последние времена, что по другим городам «содом»: шум, беготня, езда беспрестанная. Рассказывает, что в Москве все торопятся, что «запрягают огненного змия» и т.п. Кабанова соглашается с Феклушей, заявляет, что никогда туда ни за что не поедет.

Явление 2

Появляется Дикой. Кабанова спрашивает, чего это он так поздно бродит? Дикой пьян, пререкается с Кабанихой, та дает ему отпор: «Ты не очень-то горло распускай!» Дикой просит у нее прощения, объясняет, что его с утра разозлили: работники: стали требовать выплаты причитающихся им денег. Жалуется на свою вспыльчивость, которая доврдит его до того, что потом приходится прощения просить «у самого последнего мужика». Уходит.

Явление 3

Борис вздыхает о Катерине. Появляется Кулигин, восхищается погодой, красивыми местами, потом добавляет, что «городишко паршивый», что «бульвар сделали, а не гуляют». Бедным гулять некогда, а богатые сидят за закрытыми воротами, собаки дом стерегут, чтобы никто не видел, как они грабят сирот, родственников, племянников. Появляются Кудряш и Варвара, целуются. Кудряш уходит, за ним Кулигин.

Явление 4

Варвара назначает Борису встречу в овраге за садом Кабановых.

Явления 1, 2

Ночь, овраг за садом Кабановых. Кудряш играет на гитаре и поет песню о вольном казаке. Появляется Борис, рассказывает Кудряшу, что любит замужнюю, которая, когда в церкви молится, похожа на ангела. Кудряш догадывается, что это «молодая Кабанова», говорит, что «есть с чем поздравить», замечает: «Хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта».

Явление 3

Приходит Варвара, они с Кудряшом отправляются гулять. Борис и Катерина остаются вдвоем. Катерина: «Поди от меня!., мне не замолить этого греха, не замолить никогда!» Обвиняет Бориса, что он ее загубил, боится будущего. Борис призывает ее не думать о будущем: «Достаточно того, что нам теперь хорошо». Катерина признается, что любит Бориса.

Явления 4 и 5

Приходят Кудряш и Варвара, интересуются, сладили ли влюбленные. Кудряш с похвалой отзывается об идее лазать в садовую калитку. Через некоторое время Борис и Катерина возвращаются. Условившись о новом свидании, все расходятся.

Действие 4

Узкая галерея начавшей разрушаться постройки, по стенам которой изображены сцены страшного суда.

Явления 1, 2

Идет дождь, гуляющие забегают в галерею, обсуждают изображения на стенах. Появляются Кулигин и Дикой. Кулигин пытается уговорить Дикого пожертвовать денег на установление на бульваре солнечных часов, на изготовление громоотвода. Тот куражится над Кулигиным: «Захочу — помилую, захочу — раздавлю». Кулигин уходит ни с чем, бормоча про себя, что надо покориться.

Явление 3

Борис с Варварой обсуждают последние новости — приехал Тихон. Варвара сообщает, что Катерина «просто сама не своя сделалась… Дрожит вся, точно ее лихорадка бьет; бледная такая, мечется по дому, точно чего ищет. Глаза как у помешанной!». Варвара боится, что она «бухнет мужу в ноги да и расскажет все». Опять начинается гроза.

Явление 4

Появляются Кабаниха, Тихон, Катерина и Кулигин. Катерина пугается грозы, считает это Божьей карой, которая должна обрушиться на нее. Она замечает Бориса, пугается еще больше, ее уводят. Кулигин обращается к толпе: гроза — это не кара, а благодать, не надо ее бояться. Борис выходит и со словами: «Пойдемте, здесь страшно», уводит Кулигина.

Явление 5

Катерина слышит, как люди замечают, что гроза неспроста и что обязательно кого-нибудь убьет. Она уверена, что убьет ее, и просит за нее молиться.

Явление 6

Появляется сумасшедшая барыня с двумя лакеями. Призывает Катерину не прятаться, не бояться кары Божьей, молиться, чтобы Бог отнял красоту: «в омут с красотой-то!» Катерине мерещится геенна огненная, она обо всем рассказывает родным, кается. Кабаниха торжествует: «Вот к чему воля-то ведет!»

Действие 5

Декорация первого действия. Сумерки.

Явление 1

Кулигин сидит на лавочке. Появляется Тихон, рассказывает, что ездил в Москву, всю дорогу пил, «чтобы уж на целый год отгуляться», а про дом ни разу не вспомнил. Жалуется на измену жены, говорит, что ее убить мало, надо, как советует маменька, живою в землю закопать. Затем признается, что ему жалко Катерину — «побил немножко, да и то маменька приказала». Кулигин советует ему простить Катерину и не поминать никогда про ее измену. Тихон сообщает, что Дикой отсылает Бориса в Сибирь на три года, будто бы по делам, рассказывает, что Варвара убежала с Кудрявом. Появляется Глаща, сообщает, что Катерина куда-то пропала.

Явление 2

Появляется Катерина. Ей хочется увидеть Бориса, чтобы проститься с ним. Она горюет, что «ввела его и себя в беду», что тяжек суд людской, что ей было бы легче, если бы ее казнили. Входит Борис.

Явление 3

Борис сообщает, что его отсылают в Сибирь. Катерина просит взять ее с собой, говорит, что муж пьет, что он ей постыл, что для нее его ласки хуже побоев. Борис оглядывается, боится: «как бы нас здесь не застали», отвечает: «Нельзя мне, Катя! Не по своей воле еду: дядя посылает». Катерина понимает, что ее жизнь кончена, обращается к Борису: «Поедешь ты дорогой, ни одного ты нищего так не пропускай; всякому подай, да прикажи, чтобы молились за мою грешную душу». Борис отвечает, что ему тоже тяжело расставаться с Катериной. Уходит.

Явление 4

Катерина не знает, куда ей идти: «Да что домой, что в могилу!.. В могиле лучше… И люди мне противны, и дом мне противен, и стены противны! Не пойду туда!» Подходит к берегу: «Друг мой! Радость моя! Прощай!»

Явление 5

Появляются Кабаниха, Тихон и Кулигин. Кулигин утверждает, что «здесь видели» Катерину. Кабаниха настраивает Тихона против жены. Люди с берега кричат: женщина в воду бросилась. Кулигин бежит на помощь.

Явление 6

Тихон пытается бежать вслед за Кулигиным, Кабаниха его не пускает, говорит, что проклянет, если пойдет. Кулигин с людьми приносят мертвую Катерину: она бросилась с высокого берега и разбилась.

Явление 7

Кулигин: «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша, она теперь перед судией, который милосерднее вас!» Тихон завидует умершей жене: «Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить да мучиться!..»

Действие второе

Комната в доме Кабановых.

Явление первое

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит).

Феклуша . Милая девушка, все-то ты за работой! Что делаешь, милая?

Глаша . Хозяина в дорогу собираю.

Феклуша . Аль едет куда свет наш?

Глаша . Едет.

Феклуша . Надолго, милая, едет?

Глаша . Нет, ненадолго.

Феклуша . Ну, скатертью ему дорога! А что, хозяйка-то станет выть аль нет?

Глаша . Уж не знаю, как тебе сказать.

Феклуша . Да она у вас воет когда?

Глаша . Не слыхать что-то.

Феклуша . Уж больно я люблю, милая девушка, слушать, коли кто хорошо воет-то.

Молчание.

А вы, девушка, за убогой-то присматривайте, не стянула б чего.

Глаша . Кто вас разберет, все вы друг на друга клеплете. Что вам ладно-то не живется? Уж у нас ли, кажется, вам, странным, не житье, а вы все ссоритесь да перекоряетесь. Греха-то вы не боитесь.

Феклуша . Нельзя, матушка, без греха: в миру живем. Вот что я тебе скажу, милая девушка: вас, простых людей, каждого один враг смущает, а к нам, к странным людям, к кому шесть, к кому двенадцать приставлено; вот и надобно их всех побороть. Трудно, милая девушка!

Глаша . Отчего ж к вам так много?

Феклуша . Это, матушка, враг-то из ненависти на нас, что жизнь такую праведную ведем. А я, милая девушка, не вздорная, за мной этого греха нет. Один грех за мной есть точно, я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей господь посылает.

Глаша . А ты, Феклуша, далеко ходила?

Феклуша . Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать — много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой — салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, все неправильно. И не могут они, милая, ни одного дела рассудить праведно, такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему закону так выходит, а по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!». А то есть еще земля, где все люди с песьими головами.

Глаша . Отчего же так — с песьими?

Феклуша . За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова!

Глаша . Прощай!

Феклуша уходит.

Вот еще какие земли есть! Каких-то, каких-то чудес на свете нет! А мы тут сидим, ничего не знаем. Еще хорошо, что добрые люди есть: нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками И померли.

Входят Катерина и Варвара.

Явление второе

Катерина и Варвара.

Варвара (Глаше) . Тащи узел-то в кибитку, лошади приехали. (Катерине.) Молоду тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не пришлось: вот у тебя сердце-то и не уходилось еще.

Глаша уходит.

Катерина . И никогда не уходится.

Варвара . Отчего ж?

Катерина . Такая уж я зародилась, горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!

Варвара . Ну, а парни поглядывали на тебя?

Катерина . Как не поглядывать!

Варвара . Что же ты? Неужто не любила никого?

Катерина . Нет, смеялась только.

Варвара . А ведь ты, Катя, Тихона не любишь.

Катерина . Нет, как не любить! Мне жалко его очень!

Варвара . Нет, не любишь. Коли жалко, так не любишь. Да и не за что, надо правду сказать. И напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь другого человека.

Катерина (с испугом) . По чем же ты заметила?

Варвара . Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что ли! Вот тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься.

Катерина потупляет глаза.

Да мало ли…

Катерина (потупившись) . Ну, кого же?

Варвара . Да ведь ты сама знаешь, что называть-то?

Катерина . Нет, назови. По имени назови!

Варвара . Бориса Григорьича.

Катерина . Ну да, его, Варенька, его! Только ты, Варенька, ради бога…

Варвара . Ну, вот еще! Ты сама-то, смотри, не проговорись как-нибудь.

Катерина . Обманывать-то я не умею, скрывать-то ничего не могу.

Варвара . Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни, где ты живешь! У нас ведь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало. Я вчера гуляла, так его видела, говорила с ним.

Катерина (после непродолжительного молчания, потупившись) . Ну, так что ж?

Варвара . Кланяться тебе приказал. Жаль, говорит, что видеться негде.

Катерина (потупившись еще более) . Где же видеться! Да и зачем…

Варвара . Скучный такой.

Катерина . Не говори мне про него, сделай милость, не говори! Я его и знать не хочу! Я буду мужа любить. Тиша, голубчик мой, ни на кого тебя не променяю! Я и думать-то не хотела, а ты меня смущаешь.

Варвара . Да не думай, кто же тебя заставляет?

Катерина . Не жалеешь ты меня ничего! Говоришь: не думай, а сама напоминаешь. Разве я хочу об нем думать? Да что делать, коли из головы нейдет. Об чем ни задумаю, а он так и стоит перед глазами. И хочу себя переломить, да не могу никак. Знаешь ли ты, меня нынче ночью опять враг смущал. Ведь я было из дому ушла.

Варвара . Ты какая-то мудреная, бог с тобой! А по-моему: делай, что хочешь, только бы шито да крыто было.

Катерина . Не хочу я так. Да и что хорошего! Уж я лучше буду терпеть, пока терпится.

Варвара . А не стерпится, что ж ты сделаешь?

Катерина . Что я сделаю?

Варвара . Да, что ты сделаешь?

Катерина . Что мне только захочется, то и сделаю.

Варвара . Сделай, попробуй, так тебя здесь заедят.

Катерина . Что мне! Я уйду, да и была такова.

Варвара . Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена.

Катерина . Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!

Молчание.

Варвара . Знаешь что, Катя! Как Тихон уедет, так давай в саду спать, в беседке.

Катерина . Ну зачем, Варя?

Варвара . Да нешто не все равно?

Катерина . Боюсь я в незнакомом-то месте ночевать,

Варвара . Чего бояться-то! Глаша с нами будет.

Катерина . Все как-то робко! Да я, пожалуй.

Варвара . Я б тебя и не звала, да меня-то одну маменька не пустит, а мне нужно.

Катерина (смотря на нее) . Зачем же тебе нужно? Варвара (смеется) . Будем там ворожить с тобой. Катерина. Шутишь, должно быть? Варвара. Известно, шучу; а то неужто в самом деле?

Молчание.

Катерина . Где ж это Тихон-то?

Варвара . На что он тебе?

Катерина . Нет, я так. Ведь скоро едет.

Варвара . С маменькой сидят запершись. Точит она его теперь, как ржа железо.

Катерина . За что же?

Варвара . Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели в дороге будет, заглазное дело. Сама посуди! У нее сердце все изноет, что он на своей воле гуляет. Вот она ему теперь надает приказов, один другого грозней, да потом к образу побожиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано.

Катерина . И на воле-то он словно связанный.

Варвара . Да, как же, связанный! Он как выедет, так запьет. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей.

Входят Кабанова и Кабанов.

Явление третье

Те же, Кабанова и Кабанов.

Кабанова . Ну, ты помнишь все, что я тебе сказала. Смотри ж, помни! На носу себе заруби!

Кабанов . Помню, маменька.

Кабанова . Ну, теперь все готово. Лошади приехали. Проститься тебе только, да и с богом.

Кабанов . Да-с, маменька, пора.

Кабанова . Ну!

Кабанов . Чего изволите-с?

Кабанова . Что ж ты стоишь, разве порядку не забыл? Приказывай жене-то, как жить без тебя.

Катерина потупила глаза.

Кабанов . Да она, чай, сама знает.

Кабанова . Разговаривай еще! Ну, ну, приказывай. Чтоб и я слышала, что ты ей приказываешь! А потом приедешь спросишь, так ли все исполнила.

Кабанов (становясь против Катерины) . Слушайся маменьки, Катя!

Кабанова . Скажи, чтоб не грубила свекрови,

Кабанов . Не груби!

Кабанова . Чтоб почитала свекровь, как родную мать!

Кабанов . Почитай, Катя, маменьку, как родную мать.

Кабанова . Чтоб сложа руки не сидела, как барыня.

Кабанов . Работай что-нибудь без меня!

Кабанова . Чтоб в окна глаз не пялила!

Кабанов . Да, маменька, когда ж она…

Кабанова . Ну, ну!

Кабанов . В окна не гляди!

Кабанова . Чтоб на молодых парней не заглядывалась без тебя.

Кабанов . Да что ж это, маменька, ей-богу!

Кабанова (строго) . Ломаться-то нечего! Должен исполнять, что мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то.

Кабанов (сконфузившись) . Не заглядывайся на парней!

Катерина строго взглядывает на него.

Кабанова . Ну, теперь поговорите промежду себя, коли что нужно. Пойдем, Варвара!

Уходят.

Явление четвертое

Кабанов и Катерина (стоит, как будто в оцепенении).

Кабанов . Катя!

Молчание.

Катя, ты на меня не сердишься?

Катерина (после непродолжительного молчания, качает головой) . Нет!

Кабанов . Да что ты такая? Ну, прости меня!

Катерина (все в том же состоянии, покачав головой) . Бог с тобой! (Закрыв лицо рукою.) Обидела она меня!

Кабанов . Все к сердцу-то принимать, так в чахотку скоро попадешь. Что ее слушать-то! Ей ведь что-нибудь надо ж говорить! Ну и пущай она говорит, а ты мимо ушей пропущай, Ну, прощай, Катя!

Катерина (кидаясь на шею мужу) . Тиша, не уезжай! Ради бога, не уезжай! Голубчик, прошу я тебя!

Кабанов . Нельзя, Катя. Коли маменька посылает, как же я не поеду!

Катерина . Ну, бери меня с собой, бери!

Кабанов (освобождаясь из ее объятий) . Да нельзя.

Катерина . Отчего же, Тиша, нельзя?

Кабанов . Куда как весело с тобой ехать! Вы меня уж заездили здесь совсем! Я не чаю, как вырваться-то; а ты еще навязываешься со мной.

Катерина . Да неужели же ты разлюбил меня?

Кабанов . Да не разлюбил, а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, я все-таки мужчина; всю жизнь вот этак жить, как ты видишь, так убежишь и от жены. Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов этих на ногах нет, так до жены ли мне?

Катерина . Как же мне любить-то тебя, когда ты такие слова говоришь?

Кабанов . Слова как слова! Какие же мне еще слова говорить! Кто тебя знает, чего ты боишься? Ведь ты не одна, ты с маменькой остаешься.

Катерина . Не говори ты мне об ней, не тирань ты моего сердца! Ах, беда моя, беда! (Плачет.) Куда мне, бедной, деться? За кого мне ухватиться? Батюшки мои, погибаю я!

Кабанов . Да полно ты!

Катерина (подходит к мужу и прижимается к нему) . Тиша, голубчик, кабы ты остался либо взял ты меня с собой, как бы я тебя любила, как бы я тебя голубила, моего милого! (Ласкает его.)

Кабанов . Не разберу я тебя, Катя! То от тебя слова не добьешься, не то что ласки, а то так сама лезешь.

Катерина . Тиша, на кого ты меня оставляешь! Быть беде без тебя! Быть беде!

Кабанов . Ну, да ведь нельзя, так уж нечего делать.

Катерина . Ну, так вот что! Возьми ты с меня какую-нибудь клятву страшную…

Кабанов . Какую клятву?

Катерина . Вот какую: чтобы не смела я без тебя ни под каким видом ни говорить ни с кем чужим, ни видеться, чтобы и думать я не смела ни о ком, кроме тебя.

Кабанов . Да на что ж это?

Катерина . Успокой ты мою душу, сделай такую милость для меня!

Кабанов . Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти.

Катерина (Падая на колени) . Чтоб не видать мне ни отца, ни матери! Умереть мне без покаяния, если я…

Кабанов (поднимая ее) . Что ты! Что ты! Какой грех-то! Я и слушать не хочу!

Входят Кабанова, Варвара и Глаша.

Явление пятое

Те же, Кабанова, Варвара и Глаша.

Кабанова . Ну, Тихон, пора. Поезжай с богом! (Садится.) Садитесь все!

Все садятся. Молчание.

Ну, прощай! (Встает, и все встают.)

Кабанов (подходя к матери) . Прощайте, маменька! Кабанова (жестом показывая в землю) . В ноги, в ноги!

Кабанов кланяется в ноги, потом целуется с матерью.

Прощайся с женой!

Кабанов . Прощай, Катя!

Катерина кидается ему на шею.

Кабанова . Что на шею-то виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься! Он тебе муж — глава! Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся!

Катерина кланяется в ноги.

Кабанов . Прощай, сестрица! (Целуется с Варварой.) Прощай, Глаша! (Целуется с Глашей.) Прощайте, маменька! (Кланяется.)

Кабанова . Прощай! Дальние проводы — лишние слезы.

Кабанов уходит, за ним Катерина, Варвара и Глаша.

Явление шестое

Кабанова (одна) . Молодость-то что значит! Смешно смотреть-то даже на них! Кабы не свои, насмеялась бы досыта: ничего-то не знают, никакого порядка. Проститься-то путем не умеют. Хорошо еще, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят; а выйдут на волю-то, так и путаются на позор да смех добрым людям. Конечно, кто и пожалеет, а больше все смеются. Да не смеяться-то нельзя: гостей позовут, посадить не умеют, да еще, гляди, позабудут кого из родных. Смех, да и только! Так-то вот старина-то и выводится. В другой дом и взойти-то не хочется. А и взойдешь-то, так плюнешь, да вон скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего.

Входят Катерина и Варвара.

Явление седьмое

Кабанова, Катерина и Варвара.

Кабанова . Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего.

Катерина . Не к чему! Да и не умею. Что народ-то смешить!

Кабанова . Хитрость-то невеликая. Кабы любила, так бы выучилась. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы пример-то этот сделала; все-таки пристойнее; а то, видно, на словах только. Ну, я богу молиться пойду, не мешайте мне.

Варвара . Я со двора пойду.

Кабанова (ласково) . А мне что! Поди! Гуляй, пока твоя пора придет. Еще насидишься!

Уходят Кабанова и Варвара.

Явление восьмое

Катерина (одна, задумчиво) . Ну, теперь тишина у вас в доме воцарится. Ах, какая скука! Хоть бы дети чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: все бы я и сидела с ними да забавляла их. Люблю очень с детьми разговаривать — ангелы ведь это. (Молчание.) Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да радовалась всему. А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка. (Задумывается.) А вот что сделаю: я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор, куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят. Вот и засядем шить с Варварой и не увидим, как время пройдет; а тут Тиша приедет.

Входит Варвара.

Явление девятое

Катерина и Варвара.

Варвара (покрывает голову платком перед зеркалом) . Я теперь гулять пойду; а ужо нам Глаша постелет постели в саду, маменька позволила. В саду, за малиной, есть калитка, ее маменька запирает на замок, а ключ прячет. Я его унесла, а ей подложила другой, чтоб не заметила. На вот, может быть, понадобится. (Подает ключ.) Если увижу, так скажу, чтоб приходил к калитке.

Катерина (с испугом отталкивая ключ) . На что! На что! Не надо, не надо!

Варвара . Тебе не надо, мне понадобится; возьми, не укусит он тебя.

Катерина . Да что ты затеяла-то, греховодница! Можно ли это! Подумала ль ты! Что ты! Что ты!

Варвара . Ну, я много разговаривать не люблю, да и некогда мне. Мне гулять пора. (Уходит.)

Явление десятое

Катерина (одна, держа ключ в руках) . Что она это делает-то? Что она только придумывает? Ах, сумасшедшая, право сумасшедшая! Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку кинуть, чтоб не нашли никогда. Он руки-то жжет, точно уголь. (Подумав.) Вот так-то и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в голову-то придет. Вышел случай, другая и рада: так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горчее покажется. (Молчание.) А горька неволя, ох, как горька! Кто от нее не плачет! А пуще всех мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать! Что дальше, то хуже. А теперь еще этот грех-то на меня. (Задумывается.) Кабы не свекровь!.. Сокрушила она меня… от нее мне и дом-то опостылел; стены-то даже противны, (Задумчиво смотрит на ключ.) Бросить его? Разумеется, надо бросить. И как он ко мне в руки попал? На соблазн, на пагубу мою. (Прислушивается.) Ах, кто-то идет. Так сердце и упало. (Прячет ключ в карман.) Нет!.. Никого! Что я так испугалась! И ключ спрятала… Ну, уж, знать, там ему и быть! Видно, сама судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!.. Да ведь он сам не захотел. Да, может, такого и случая-то еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что я себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем я притворяюсь-то!.. Бросить ключ! Нет, ни за что на свете! Он мой теперь… Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..

Любуясь речным видом и разговаривая с молодым конторщиком Кудряшом и мещанином Шапкиным. Вдали показывается местный буян, купец Савёл Дикóй. Махая руками, он ругает идущего рядом с ним племянника, Бориса Григорьевича. Шапкин и Кудряш перебрасываются замечаниями о том, что такого скандалиста, как Дикой редко встретишь: он то и дело, будто срываясь с цепи, набрасывается с бранью на знакомых и незнакомых. Кудряш, парень лихой и задорный, говорит, что Дикого неплохо бы поймать где-нибудь в переулке и хорошенько постращать.

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

Островский «Гроза», действие 1, явление 2 – кратко

Подходят Дикой и Борис. Савёл Прокофьевич ругает племянника «дармоедом» и «езуитом». Выясняется и «вина» Бориса: он всего лишь не вовремя попался дяде на глаза.

Островский «Гроза», действие 1, явление 3 – кратко

Дикой в гневе уходит, а Борис Григорьевич подходит к Кулигину, Кудряшу и Шапкину. Те сочувственно спрашивают его: не тяжко ли жить у дяди и каждый день слушать брань? Борис рассказывает, что живёт у Дикого поневоле. Отец Бориса – брат Савёла Прокофьевича – рассорился со своей матерью, богатой купчихой, из-за того, что женился на благородной. Мать в завещании отписала всё своё огромное состояние Савёлу – с тем, чтобы он всё же выплатил некоторую часть Борису и его сестре по достижении ими совершеннолетия, но лишь при условии, что «они будут к нему почтительны». Борису теперь приходится проявлять «почтительность» к дяде. Дикой, самодур и «воин», которые ежедень бьётся со своими домашними бабами и детьми, уже так замучил Бориса, что тот готов уехать, бросив надежду на наследство, но надо думать о судьбе неимущей сестры.

Кудряш и Шапкин уходит. Кулигин же произносит перед Борисом свой знаменитый монолог – «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе» , ярко рисуя в нём господствующие в Калинове невежество, корыстолюбие и произвол. Человек простой, но довольно образованный Кулигин лелеет мечту открыть «перпету-мобиль» (вечный двигатель), заработать на этом миллион и обратить эти деньги на общественную пользу. Но у него нет средств даже на модели.

Островский «Гроза», действие 1, явление 4 – кратко

Кулигин тоже уходит. Борис, оставшись один, размышляет над своей горестной судьбой, которая недавно осложнилась новым несчастьем: он влюбился в замужнюю женщину.

Островский «Гроза», действие 1, явление 5 – кратко

Борис как раз замечает предмет своей страсти. Эта молодая красавица Катерина , жена купца Тихона Кабанова, которая сейчас идёт со свекровью, мужем и его сестрой Варварой из церкви. Мать Тихона – Марфа Кабанова (Кабаниха) – по характеру напоминает Савёла Дикого. Но в отличие от него, она не столько яростно ругает домашних, сколько изводит их нудными нравоучениями, которые читает «под видом благочестия».

Сейчас, по дороге из церкви, Кабаниха прямо в присутствии Катерины отчитывает сына за то, что он стал любить жену больше, чем мать, и готов «на неё мать променять». Слабовольный Тихон едва возражает родительнице: «зачем менять? я вас обеих люблю». Кабанова сурово велит ему «не прикидываться сиротой», отчитывает за то, что он редко прикрикивает на Катерину и редко грозит ей. «Так порядку не будет. Грех один! Так жене твоей хоть любовника заводи!»

Скромная и кроткая Катерина молчит, слушая всё это. Сестра Тихона, Варвара, глядит на мать с отвращением и неприязнью.

Островский «Гроза», действие 1, явление 6 – кратко

Кабаниха уходит домой. Бесхарактерный Тихон начинает было пенять Катерине, что «из-за неё мать его ругает», но возмущённая этим несправедливым упрёком Варвара велит ему замолчать. Пользуясь отсутствием матери, Тихон убегает к Савёлу Дикому: выпить с этим своим всегдашним собутыльником.

Островский «Гроза», действие 1, явление 7 – кратко

Варвара жалеет Катерину. Та, растрогавшись, произносит перед ней грустный монолог . «Почему люди не летают, как птицы… – спрашивает она. – Я бы разбежалась, подняла руки и полетела». Катерина вспоминает своё детство в родительском доме: «У вас я завяла, а такая ли я была!» Она рассказывает Варваре, как в ней души не чаяла мать. Они с ней ходили в церковь, и девочка Катерина так истово молилась там, что все люди вокруг на неё смотрели. Для неё церковь была почти раем, во время службы она едва не наяву видела ангелов, а по утрам ходила молиться в сад, с плачем, на коленях – сама не зная о чём. Катерина вспоминает свои девичьи сны с картинами, как на иконах. И вдруг произносит: «Я умру скоро. Страшно мне. Как будто стою я над пропастью, и кто-то меня туда толкает».

Варвара говорит, что она давно догадалась: Катерина любит не мужа, а другого. Катерина со слезами признаётся в этом как в страшном грехе. Варвара успокаивает её и обещает устроить Катерине свидания с её возлюбленным, когда Тихон на днях уедет по купеческим делам. Катерина слушает эти слова с большим испугом.

Островский «Гроза», действие 1, явление 8 – кратко

Появляется сумасшедшая старая барыня, которая ходит по городу с двумя лакеями в треугольных шляпах. «Что, красавицы? Молодцов поджидаете, кавалеров? Красота-то ваша в омут ведет! Все в огне гореть будете неугасимом!» Уходит.

Островский «Гроза», действие 1, явление 9 – кратко

Катерина дрожит после пророчества барыни, но Варвара успокаивает её: «Не слушай её. Она сама всю жизнь смолоду грешила – от этого теперь умирать боится».

Собирается гроза. Катерина со страхом глядит на небо: «Не то страшно, что гром убьет, а то, что смерть тебя вдруг застанет, как ты есть, со всеми твоими грехами и помыслами лукавыми. И как я явлюсь перед богом после этого разговору с тобой!»

Для перехода к краткому содержанию следующего действия «Грозы» пользуйтесь кнопкой Вперёд ниже текста статьи.

Сцена 1

Улица у ворот дома Кабановых.

Явл. 1

Феклуша говорит Кабанихе, что настали последние времена, что по другим городам «содом*: шум, беготня, езда беспрестанная. Рассказывает, что в Москве все торопятся, что «запрягают огненного змия» и проч. Кабанова соглашается с Феклушей, заявляет, что никогда туда ни за что не поедет.

Явл. 2

Появляется Дикой. Кабанова спрашивает, что он так поздно бродит. Дикой пьян, пререкается с Кабанихой, та дает ему отпор. Дикой просит у нее прощения, объясняет, что его с утра разозлили: работники стали требовать выплаты причитающихся им денег. «У меня сердце такое! Ведь у не знаю, что надо отдать, а все добром не могу». Жалуется на свою вспыльчивость, которая доводит его до того, что потом приходится прощения просить «у самого последнего мужика». Дикой уходит.

Явл. 3

Борис говорит Глаше, что его из дома послали за Диким. Вздыхает, что никак не может повидать Катерину. Появляется Кулигин, восхищается погодой, красивыми местами, потом добавляет, что «городишко паршивый», что «бульвар сделали, а не гуляют». Бедным гулять некогда, а богатые сидят за закрытыми воротами, собаки дом стерегут, чтобы никто не видел, как они грабят сирот, родственников, племянников. Появляются Кудряш и Варвара, целуются. Кудряш уходит, за ним Кулигин.

Явл. 4

Варвара назначает Борису встречу в овраге за садом Кабановых.

Сцена 2

Ночь, овраг за садом Кабановых.

Явл. 1

Кудряш играет на гитаре и поет песню о вольном казаке.

Явл. 2

Появляется Борис. Пререкается с Кудряшом из-за места для свидания. Потом рассказывает Кудряшу, что любит замужнюю, которая когда в церкви молится, похожа на ангела. Кудряш догадывается, что это «молодая Кабанова», говорит, что «есть с чем поздравить», замечает, что «хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта».

Явл. 3

Приходит Варвара, они с Кудряшом отправляются гулять. Борис и Катерина остаются вдвоем. Катерина: «Поди от меня… Мне этого греха не замолить никогда!» Обвиняет Бориса, что он ее загубил, боится будущего. Борис призывает ее не думать о будущем, «достаточно того, что нам теперь хорошо». Катерина признается, что любит Бориса.

Явл. 4-5

Приходят Кудряш и Варвара, интересуются, сладили ли влюбленные. Те отвечают утвердительно, удаляются. Кудряш с похвалой отзывается об идее лазить в садовую калитку. Через некоторое время Борис и Катерина возвращаются. Условившись о новом свиданий, все расходятся.

Ночь. Овраг, покрытый кустарником; наверху забор сада Кабановых и калитка; сверху тропинка.

Явление первое

Кудряш (входит с гитарой) . Нет никого. Что ж это она там! Ну, посидим да подождем. (Садится на камень.) Да со скуки песенку споем. (Поет.)

Как донской-то казак, казак вел коня поить,

Добрый молодец, уж он у ворот стоит.

У ворот стоит, сам он думу думает,

Думу думает, как будет жену губить.

Как жена-то, жена мужу возмолилася,

Во скоры-то ноги ему поклонилася,

Уж ты, батюшко, ты ли мил сердечный друг!

Ты не бей, не губи ты меня со вечера!

Ты убей, загуби меня со полуночи!

Дай уснуть моим малым детушкам,

Малым детушкам, всем ближним соседушкам.

Входит Борис.

Явление второе

Кудряш и Борис.

Кудряш (перестает петь) . Ишь ты! Смирен, смирен, а тоже в разгул пошел.

Борис . Кудряш, это ты?

Кудряш . Я, Борис Григорьич!

Борис . Зачем это ты здесь?

Кудряш . Я-то? Стало быть, мне нужно, Борис Григорьич, коли я здесь. Без надобности б не пошел. Вас куда Бог несет?

Борис (оглядывая местность) . Вот что, Кудряш, мне бы нужно здесь остаться, а тебе ведь, я думаю, все равно, ты можешь идти и в другое место.

Кудряш . Нет, Борис Григорьич, вы, я вижу, здесь еще в первый раз, а у меня уж тут место насиженное, и дорожка-то мной протоптана. Я вас люблю, сударь, и на всякую вам услугу готов; а на этой дорожке вы со мной ночью не встречайтесь, чтобы, сохрани Господи, греха какого не вышло. Уговор лучше денег.

Борис . Что с тобой, Ваня?

Кудряш . Да что: Ваня! Я знаю, что я Ваня. А вы идите своей дорогой, вот и все. Заведи себе сам, да и гуляй себе с ней, и никому до тебя дела нет. А чужих не трогай! У нас так не водится, а то парни ноги переломают. Я за свою… да я и не знаю, что сделаю! Горло перерву!

Борис . Напрасно ты сердишься; у меня и на уме-то нет отбивать у тебя. Я бы и не пришел сюда, кабы мне не велели.

Кудряш . Кто ж велел?

Борис . Я не разобрал, темно было. Девушка какая-то остановила меня на улице и сказала, чтобы я именно сюда пришел, сзади сада Кабановых, где тропинка.

Кудряш . Кто ж бы это такая?

Борис . Послушай, Кудряш. Можно с тобой поговорить по душе, ты не разболтаешь?

Кудряш . Говорите, не бойтесь! У меня все одно, что умерло.

Борис . Я здесь ничего не знаю, ни порядков ваших, ни обычаев; а дело-то такое…

Кудряш . Полюбили, что ль, кого?

Борис . Да, Кудряш.

Кудряш . Ну, что ж, это ничего. У нас насчет этого оченно слободно. Девки гуляют себе, как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят.

Борис . То-то и горе мое.

Кудряш . Так неужто ж замужнюю полюбили?

Борис . Замужнюю, Кудряш.

Кудряш . Эх, Борис Григорьич, бросить надоть!

Борис . Легко сказать – бросить! Тебе это, может быть, все равно: ты одну бросишь, а другую найдешь. А я не могу этого! Уж я коли полюбил…

Кудряш . Ведь это, значит, вы ее совсем загубить хотите, Борис Григорьич!

Борис . Сохрани Господи! Сохрани меня Господи! Нет, Кудряш, как можно! Захочу ли я ее погубить! Мне только бы видеть ее где-нибудь, мне больше ничего не надо.

Кудряш . Как, сударь, за себя поручиться! А ведь здесь какой народ! Сами знаете. Съедят, в гроб вколотят.

Борис . Ах, не говори этого, Кудряш! Пожалуйста, не пугай ты меня!

Кудряш . А она-то вас любит?

Борис . Не знаю.

Кудряш . Да вы видались когда аль нет?

Борис . Я один раз только и был у них с дядей. А то в церкви вижу, на бульваре встречаемся. Ах, Кудряш, как она молится, кабы ты посмотрел! Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то как будто светится.

Кудряш . Так это молодая Кабанова, что ль?

Борис . Она, Кудряш.

Кудряш . Да! Так вот оно что! Ну, честь имеем проздравить!

Борис . С чем?

Кудряш . Да как же! Значит, у вас дело на лад идет, коли сюда приходить велели.

Борис . Так неужто она велела?

Кудряш . А то кто же?

Борис . Нет, ты шутишь! Этого быть не может. (Хватается за голову.)

Кудряш . Что с вами?

Борис . Я с ума сойду от радости.

Кудряш . Вота! Есть от чего с ума сходить! Только вы смотрите, себе хлопот не наделайте, да и ее-то в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта.

Варвара выходит из калитки.

Явление третье

Те же и Варвара; потом Катерина.

Варвара (у калитки поет) .

За рекою за быструю мой Ваня гуляет,

Там мой Ванюшка гуляет…

Кудряш (продолжает) .

Товар закупает…

(Свищет.)

Варвара (сходит по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису) . Ты, парень, подожди. Дождешься чего-нибудь. (Кудряшу.) Пойдем на Волгу.

Кудряш . Ты что ж так долго? Ждать вас еще! Знаешь, что не люблю!

Варвара обнимает его одной рукой, и уходят.

Борис . Точно я сон какой вижу! Эта ночь, песни, свидания! Ходят обнявшись. Это так ново для меня, так хорошо, так весело! Вот и я жду чего-то! А чего жду – и не знаю, и вообразить не могу; только бьется сердце, да дрожит каждая жилка. Не могу даже и придумать теперь, что сказать-то ей, дух захватывает, подгибаются колени! Вот какое у меня сердце глупое, раскипится вдруг, ничем не унять. Вот идет.

Катерина тихо сходит по тропинке, покрытая большим белым платком, потупив глаза в землю.

Молчание.

Это вы, Катерина Петровна?

Молчание.

Уж как мне благодарить вас, я и не знаю.

Молчание.

Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я люблю вас! (Хочет взять ее за руку.)

Катерина (с испугом, но не подымая глаз) . Не трогай, не трогай меня! Ах, ах!

Борис . Не сердитесь!

Катерина . Поди от меня! Поди прочь, окаянный человек! Ты знаешь ли: ведь мне не замолить этого греха, не замолить никогда! Ведь он камнем ляжет на душу, камнем.

Борис . Не гоните меня!

Катерина . Зачем ты пришел? Зачем ты пришел, погубитель мой? Ведь я замужем, ведь мне с мужем жить до гробовой доски…

Борис . Вы сами велели мне прийти…

Катерина . Да пойми ты меня, враг ты мой: ведь до гробовой доски!

Борис . Лучше б мне не видать вас!

Катерина (с волнением) . Ведь что я себе готовлю! Где мне место-то, знаешь ли?

Борис . Успокойтесь! (Берет ее за руку.) Сядьте!

Катерина . Зачем ты моей погибели хочешь?

Борис . Как же я могу хотеть вашей погибели, когда я люблю вас больше всего на свете, больше самого себя!

Катерина . Нет, нет! Ты меня загубил!

Борис . Разве я злодей какой?

Катерина (качая головой) . Загубил, загубил, загубил!

Борис . Сохрани меня Бог! Пусть лучше я сам погибну!

Катерина . Ну как же ты не загубил меня, коли я, бросивши дом, ночью иду к тебе.

Борис . Ваша воля была на то.

Катерина . Нет у меня воли. Кабы была у меня своя воля, не пошла бы я к тебе. (Поднимает глаза и смотрит на Бориса.)

Небольшое молчание.

Твоя теперь воля надо мной, разве ты не видишь! (Кидается к нему на шею.)

Борис (обнимает Катерину) . Жизнь моя!

Катерина . Знаешь что? Теперь мне умереть вдруг захотелось!

Борис . Зачем умирать, коли нам жить так хорошо?

Катерина . Нет, мне не жить! Уж я знаю, что не жить.

Борис . Не говори, пожалуйста, таких слов, не печаль меня…

Катерина . Да, тебе хорошо, ты вольный казак, а я!..

Борис . Никто и не узнает про нашу любовь. Неужли же я тебя не пожалею!

Катерина . Э! Что меня жалеть, никто виноват – сама на то пошла. Не жалей, губи меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! (Обнимает Бориса.) Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Говорят, даже легче бывает, когда за какой-нибудь грех здесь, на земле, натерпишься.

Борис . Ну, что об этом думать, благо нам теперь-то хорошо!

Катерина . И то! Надуматься-то да наплакаться-то еще успею на досуге.

Борис . А я было испугался, я думал, ты меня прогонишь.

Катерина (улыбаясь) . Прогнать! Где уж! С нашим ли сердцем! Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла.

Борис . Я и не знал, что ты меня любишь.

Катерина . Давно люблю. Словно на грех ты к нам приехал. Как увидела тебя, так уж не своя стала. С первого же раза, кажется, кабы ты поманил меня, я бы и пошла за тобой; иди ты хоть на край света, я бы все шла за тобой и не оглянулась бы.

Борис . Надолго ль муж-то уехал?

Катерина . На две недели.

Борис . О, так мы погуляем! Время-то довольно.

Катерина . Погуляем. А там… (Задумывается.) …как запрут на замок, вот смерть! А не запрут, так уж найду случай повидаться с тобой!

Входят Кудряш и Варвара.

Явление четвертое

Те же, Кудряш и Варвара.

Варвара . Ну, что, сладили?

Катерина прячет лицо у Бориса на груди.

Борис . Сладили.

Варвара . Пошли бы, погуляли, а мы подождем. Когда нужно будет, Ваня крикнет.

Борис и Катерина уходят. Кудряш и Варвара садятся на камень.

Кудряш . А это вы важную штуку придумали, в садовую калитку лазить. Оно для нашего брата оченно способно.

Варвара . Все я.

Кудряш . Уж тебя взять на это. А мать-то не хватится?..

Варвара . Э! Куда ей! Ей и в лоб-то не влетит.

Кудряш . А ну, на грех?

Варвара . У нее первый сон крепок: вот к утру, так просыпается.

Кудряш . Да ведь как знать! Вдруг ее нелегкая поднимет.

Варвара . Ну так что ж! У нас калитка-то, которая со двора, изнутри заперта, из саду; постучит, постучит, да так и пойдет. А поутру мы скажем, что крепко спали, не слыхали. Да и Глаша стережет; чуть что, она сейчас голос подаст. Без опаски нельзя! Как же можно! Того гляди в беду попадешь.

Кудряш берет несколько аккордов на гитаре. Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет.

Варвара (зевая) . Как бы это узнать, который час?

Кудряш . Первый.

Варвара . Почем ты знаешь?

Кудряш . Сторож в доску бил.

Варвара (зевая) . Пора. Покричи-ка! Завтра мы пораньше выдем, так побольше погуляем.

Кудряш (свищет и громко запевает) .

Все домой, все домой!

А я домой не хочу.

Борис (за сценой) . Слышу!

Варвара (встает) . Ну, прощай! (Зевает, потом целует холодно, как давно знакомого.) Завтра, смотрите, приходите пораньше! (Смотрит в ту сторону, куда пошли Борис и Катерина.) Будет вам прощаться-то, не навек расстаетесь, завтра увидитесь. (Зевает и потягивается.)

Вбегают Катерина, за ней Борис.

Явление пятое

Кудряш, Варвара, Борис и Катерина.

Катерина (Варваре) . Ну, пойдем, пойдем! (Всходят по тропинке. Катерина на полдороге оборачивается.) Прощай!

Борис . До завтра!

Катерина . Да, до завтра! Что во сне увидишь, скажи! (Подходит к калитке.)

Борис . Непременно.

Кудряш (поет под гитару) .

Гуляй, млада, до поры,

До вечерней до зори!

Ай-лели, до поры,

До вечерней до зари.

Варвара (у калитки) .

А я, млада, до поры,

До утренней до зори,

Ай-лели, до поры,

До утренней до зари!

(Уходит.)

Кудряш .

Как зорюшка занялась,

А я домой поднялась


Рекомендуем также

Гроза содержание по действиям и явлениям.  А.Н.Островский

Меню статьи:

Драма Александра Николаевича Островского «Гроза», написанная автором в 1859 году, – очень популярная пьеса, которую играют на многих городских театральных сценах. Отличительная особенность произведения заключается в том, что герои четко делятся на угнетателей и угнетенных. Развращенные сердцами эксплуататоры не только не видят ничего зазорного в грубом отношении к зависящим от них, но считают такое поведение нормальным, даже правильным. Впрочем, чтобы вникнуть в суть пьесы, нужно ознакомиться с её кратким содержанием.

Главные герои пьесы:

Савел Прокофьевич Дикой – злобный, жадный и очень скандальный человек, купец, готовый обругать любого, кто позарится на его добро.

Марфа Игнатьевна Кабанова – богатая купчиха, властная и деспотичная женщина, которая держит в ежовых рукавицах не только своего сына Тихона, но и всю семью.

Тихон Кабанов – безвольный молодой человек, живущий по указке матери и не имеющий своего мнения. Он никак не может определиться, кто дороже – маменька, которую нужно слушаться беспрекословно, или жена.

Катерина – главная героиня пьесы, жена Тихона, страдающая от произвола свекрови, от поступков мужа, покорно подчиняющегося маменьке. Она тайно влюблена в племянника Дикого – Бориса, но до поры до времени боится признаться в своих чувствах.

Борис – племянник Дикого, испытывающий давление от своего дяди-тирана, который не желает оставлять ему положенное наследство и поэтому придирается к каждой мелочи.

Варвара – сестра Тихона, добрая девушка, еще незамужняя, сочувствующая Катерине и пытающаяся защитить её. Хотя обстоятельства и вынуждают её иногда прибегать к хитрости, Варя не становится плохой. Она, в отличие от брата, не боится гнева матери.

Кулигин – мещанин, человек, хорошо знающий семью Кабановых, механик-самоучка. Он отыскивает перпетуум-мобиле, старается быть полезным людям, воплощая в жизнь новые идеи. К большому сожалению, его мечтам не суждено сбыться.

Ваня Кудряш – конторщик Дикого, в которого влюблена Варвара. Он не боится купца, и, в отличие от других, может сказать правду ему в глаза. Однако, видно, что молодой человек, так же, как и его хозяин, во всем привык искать выгоду.

Действие первое: знакомство с героями

Явление первое.

Мещанин Кулигин, сидя на скамейке в общественном саду, смотрит на Волгу и поет. «Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу» – обращается он к молодому человеку Ване Кудряшу. Вдруг они замечают, как купец Дикой, у которого Иван служит конторщиком, ругает своего племянника Бориса. Ни Ваня, ни Кулигин недовольны злым купцом, придирающимся к каждой мелочи. В разговор включается мещанин Шапкин, и теперь беседа проходит уже между ним и Кудряшом, который хвастается, что смог бы при удобном случае усмирить Дикого. Вдруг сердитый купец и Борис проходят мимо них. Кулигин снимает шапку, а Кудряш с Шапкиным предусмотрительно отходят в сторону.
Явление второе.
Дикой сильно кричит на Бориса, ругая его за бездействие. Однако, тот проявляет полное равнодушие к словам дяди. Купец в сердцах уходит, не желая видеть племянника.
Явление третье
Кулигин удивляется тому, что Борис до сих пор живет с Диким и терпит его несносный характер. Племянник купца отвечает, что держит его не что иное, как неволя и объясняет, почему так происходит. Оказывается, бабушка Анфиса Михайловна невзлюбила его отца за то, что он женился на благородной. Поэтому родители Бориса жили отдельно в Москве, сыну и дочери ни в чем не отказывали, но, к сожалению, умерли от холеры. Скончалась и бабушка Анфиса, оставив завещание на внуков. Но наследство они могли получить только в том случае, если будут почтительны к дяде.

Борис понимает, что с таким придирчивым характером дяди наследства ни ему, ни сестре не видать никогда. Ведь если свои такому домашнему тирану угодить не могут, племянник и подавно.

«Трудно мне здесь» – жалуется Кулигину Борис. Собеседник сочувствует молодому человеку и признается ему, что умеет писать стихи. Однако, признаться в этом боится из-за того, что в городе его никто не поймет: и так достается за болтовню.

Вдруг входят странница Феклуша, которая начинает восхвалять купеческие нравы. Кулигин называет её ханжой, помогающей нищим, но издевающейся над собственной семьей.

Вообще, у Кулигина есть заветная мечта: отыскать перпетуум-мобиле, чтобы впоследствии материально поддержать общество. Об этом он рассказывает Борису.

Явление четвертое
После ухода Кулигина Борис остается один и, завидуя товарищу, сокрушается о собственной судьбе. Влюбленность в женщину, с которой этот молодой человек никогда не сможет даже поговорить, вызывает в душе грусть. Вдруг он замечает её, идущую со свекровью и мужем.

Явление пятое
Действие начинается с наставлений купчихи Кабановой своему сыну. Вернее, она приказывает ему, не терпя никаких возражений. А слабовольный Тихон не смеет ослушаться. Кабанова высказывает, что ревнует его к невестке: меньше сын стал её любить, чем раньше, жена милее родной мамы. В её словах сквозит ненависть к Катерине. Она убеждает сына быть строже с ней, чтобы жена боялась мужа. Кабанов пытается вставить слово о том, что любит Катерину, но мать непреклонна в своем мнении.

Явление шестое.

Когда Кабаниха уходит, Тихон, его сестра Варя и Катерина остаются наедине, и между ними происходит не очень приятная беседа. Кабанов признает, что абсолютно бессилен перед самовластием матери. Сестра упрекает брата за слабоволие, но ему хочется поскорее выпить и забыться, отвлекшись от реальности.

Явление седьмое

Теперь беседуют только Катерина и Варвара. Катерина вспоминает свое беззаботное прошлое, когда мама её одевала, как куклу и не принуждала ни к какой работе. Сейчас все изменилось, и женщина чувствует надвигающуюся беду, будто она висит над пропастью, а удержаться не за что. Бедная молодая жена сокрушается, признаваясь, что любит другого. Варвара советует встретиться с тем, к кому влечет сердце. Катерина боится этого.

Явление восьмое
Входит еще одна героиня пьесы – барыня с двумя лакеями – и начинает говорить о красоте, которая ведет лишь в омут, устрашая неугасимым огнем, в котором будут гореть грешники.

Явление девятое
Катерина признается Варе, что барыня напугала её своими пророческими словами. Варвара возражает, что полусумасшедшая старуха сама боится умирать, поэтому и говорит об огне.

Сестра Тихона волнуется, что надвигается гроза, а брата еще нет. Катерина признается, что ей очень страшно из-за такой непогоды, потому что, если вдруг умрет, предстанет перед Богом с нераскаянными грехами. Наконец, к радости обеих, Кабанов появляется.

Действие второе: прощание с Тихоном. Тирания Кабановой.

Явление первое.
Глаша, служанка в доме Кабановых, упаковывает вещи Тихона, собирая его в дорогу. Странница Феклуша начинает рассказывать о других странах, где правят султаны – и все неправедно. Это очень странные речи.

Явление второе.
Варя и Катерина снова беседуют между собой. Катя, на вопрос, любит ли она Тихона, отвечает, что очень его жалеет. Но Варя догадывается, что объектом настоящей любви Катерины является другой человек и признается, что беседовала с ним.

Противоречивые чувства захлестывают Катерину. То она причитает, что будет мужа любить, ни на кого Тишу не променяет, то вдруг грозится, что уйдет, и не удержать её никакой силой.

Явление третье.
Кабанова напутствует сына перед дорогой и заставляет его приказать жене, как жить, пока его не будет. Малодушный Тихон повторяет за маменькой все, что нужно исполнить Катерине. Эта сцена унизительна для девушки.


Явление четвертое.
Катерина остается наедине с Кабановым и слезно умоляет его либо не уезжать, либо взять её с собой. Но Тихон возражает. Он хочет хотя бы временной свободы – и от мамы, и от жены – и прямо говорит об этом. Катя предчувствует, что без него быть беде.

Явление пятое
Кабанова перед дорогой приказывает Тихону кланяться ей в ноги. Катерина в порыве чувств обнимает мужа, но свекровь резко обличает её, обвиняя в бесстыдстве. Невестке приходится подчиниться и тоже поклониться мужу в ноги. Тихон прощается со всеми домочадцами.

Явление шестое
Кабанова, оставшись наедине сама с собой, рассуждает о том, что молодые люди не придерживаются никакого порядка, даже попрощаться друг с другом нормально не могут. Без контроля старших над ними будут все смеяться.

Явление седьмое
Кабанова упрекает Катерину за то, что та не плачет за уехавшим мужем. Невестка возражает: «Не к чему», и говорит, что вовсе не желает смешить людей. Варвара уходит со двора.

Явление восьмое
Катерина, оставшись одна, задумывается о том, что теперь в доме будет тихо и скучно. Она жалеет, что здесь не слышно детских голосов. Вдруг девушка придумывает, как пережить две недели, пока приедет Тихон. Она хочет заниматься шитьем и раздавать бедным сделанное своими руками.
Явление девятое
Варвара предлагает Катерине тайно встретиться с Борисом и дает ей украденные у маменьки ключи от калитки с заднего двора. Жена Тихона боится, возмущаясь: «Что ты затеяла, греховодница?» Варя уходит.

Явление десятое
Катерина, взяв ключ, колеблется и не знает, как ей поступить. Оставшись одна, она со страхом рассуждает, правильно ли сделает, если воспользуется ключом или лучше выбросить его. В душевных переживаниях она принимает решение все-таки увидеть Бориса.

Действие третье: Катерина встречается с Борисом

Сцена первая


На скамейке сидят Кабанова и Феклуша. Беседуя между собой, они рассуждают о суете городской и тишине деревенской жизни и о том, что настали тяжелые времена. Вдруг во двор входит хмельной Дикой. Он грубо обращается к Кабановой, прося разговорить его. В беседе Дикой признается: он сам понимает, что жадный, скандальный и злой, однако, ничего не может с собой поделать.

Глаша сообщает, что исполнила повеление и «закусить поставлено». Кабанова и Дикой входят в дом.

Появляется Борис, который ищет своего дядю. Узнав, что он гостит у Кабановой, успокаивается. Встретив Кулигина и немного поговорив с ним, молодой человек видит Варвару, которая подзывает его к себе и с загадочным видом предлагает попозже подойти к оврагу, который находится за садом Кабановых.

Сцена вторая
Подойдя к оврагу, Борис видит Кудряша и просит его уйти. Ваня не соглашается, думая, что он пытается отбить у него невесту, но Борис по большому секрету признается, что любит замужнюю Катерину.

Варвара подходит к Ивану, и они вместе уходят. Борис оглядывается по сторонам, мечтая увидеть свою возлюбленную. Потупив взор, Катерина приближается к нему, но очень боится греха, который камнем ляжет на душу, если между ними завяжутся отношения. Наконец-то, после недолгих колебаний, бедная девушка не выдерживает и кидается Борису на шею. Они долго разговаривают, признаваясь друг другу в любви, а потом решают встретиться и на следующий день.

Действие четвертое: признание в грехе

Явление первое.
В городе, возле Волги, гуляют пары. Надвигается гроза. Люди переговариваются между собой. На стенах разрушенной галереи возможно различить очертания картин геенны огненной, а также изображение битвы под Литвой.

Явление второе.
Появляются Дикой и Кулигин. Последний уговаривает купца помочь ему в одном благом деле для людей: дать деньги на установку громоотвода. Дикой говорит в его адрес обидные слова, оскорбляя честного человека, который старается для других. Дикой не понимает, что такое «электричество» и для чего оно нужно людям, и сердится еще больше, особенно после того, как Кулигин дерзнул читать стихи Державина.

Явление третье.
Внезапно из поездки возвращается Тихон. Варвара в недоумении: что им делать с Катериной, ведь она стала сама не своя: на мужа боится поднять глаза. Бедную девушку сжигает чувство вины перед супругом. Гроза все ближе и ближе.

Явление четвертое


Люди стараются спрятаться от грозы. Катерина рыдает на плече у Варвары, еще больше чувствуя, что виновата перед мужем, особенно в тот момент, как видит Бориса, который выходит из толпы и приближается к ним. Варвара делает ему знак, и тот отдаляется.

Кулигин обращается к людям, убеждая, чтобы не боялись грозы, и называя это явление благодатью.

Явление пятое
Люди продолжают рассуждать о последствиях грозы. Некоторые считают, что она кого-то убьет. Катерина со страхом предполагает: это будет она.

Явление шестое
Вошедшая барыня напугала Катерину. Она тоже пророчит ей скорую смерть. Девушка боится ада как возмездия за грехи. Потом не выдерживает и признается домашним, что десять дней гуляла с Борисом. Кабанова в ярости. Тихон – в растерянности.

Действие пятое: Катерина бросается в реку

Явление первое.

Кабанов беседует с Кулигиным, рассказывая, что происходит у них в семье, хотя всем и так известны эти новости. Он находится в смятении чувств: с одной стороны досадует на Катерину, что согрешила против него, с другой – ему жалко бедную жену, которую грызет её свекровь. Понимая, что тоже не без греха, безвольный муж готов простить Катю, да вот только мама… Тихон признает, что живет чужим умом, и иначе просто не умеет.

Варвара не выдерживает укоров матери и сбегает из дома. Все семейство разделилось, став врагами друг другу.

Вдруг заходит Глаша и с грустью говорит, что Катерина исчезла. Кабанов хочет искать её, опасаясь, как бы жена не наложила на себя руки.

Явление второе
Катерина плачет, ища Бориса. Она чувствует непрекращающуюся вину – теперь уже перед ним. Не желая жить с камнем на душе, девушка хочет умереть. Но перед этим еще раз встретиться с любимым. «Радость моя, жизнь моя, душа моя, люблю тебя! Откликнись!» – зовет она.

Явление третье.
Катерина и Борис встречаются. Девушка узнает, что он не сердится на неё. Любимый сообщает, что уезжает в Сибирь. Катерина просится с ним, но нельзя: Борис едет с поручением от дяди.


Катерина сильно тоскует, жалуясь Борису, что ей невероятно тяжело терпеть укоры свекрови, насмешки окружающих и даже ласку Тихона.

Очень не хочется прощаться с любимой, но Борису, хоть и мучается он от нехорошего предчувствия, что Катерине недолго осталось жить, все же надо ехать.

Явление четвертое
Оставшись одна, Катерина понимает, что возвращаться к родным ей теперь не хочется совсем: опротивело все – и люди, и домашние стены. Лучше умереть. В отчаянии, сложив руки, девушка бросается в реку.

Явление пятое
Родные ищут Катерину, но её нигде нет. Вдруг кто-то закричал: «Женщина в воду бросилась!» Кулигин с еще несколькими людьми убегает.

Явление шестое.
Кабанов пытается вытащить Катерину из реки, но мать строго-настрого запрещает делать это. Когда девушку вытаскивает Кулигин, уже поздно: Катерина мертва. Но выглядит как живая: одна маленькая ранка только на виске.

Явление седьмое
Кабанова запрещает сыну оплакивать Катерину, но тот осмеливается обвинить мать в смерти жены. Первый раз в жизни Тихон настроен решительно и кричит: «Вы её погубили!» Кабанова грозится дома строго поговорить с сыном. Тихон в отчаянии бросается на мертвое тело жены, говоря: «Я-то зачем остался жить да мучиться». Но уже поздно. Увы.

“Гроза” – пьеса А.Н. Островского. Краткое содержание

5 (100%) 5 votes

Действие пьесы разворачивается в приволжском городке Калинове, где, по словам одного из жителей, местного самоучки Кулигина, царят «жестокие нравы». Об этом Кулигин рассуждает с Ванькой Кудряшом, молодым конторщиком, весельчаком и балагуром.

Они становятся свидетелями сцены, в которой известный в городе купец Савел Прокофьич Дикой ругает своего племянника Бориса. Тот приехал вместе с сестрой к дяде, чтобы получить свою долю наследства, оставленного бабушкой. Но есть условие, которое Борису никогда не выполнить: нужно быть почтительным к своему дяде. Все жители города понимают, что наследства Борису не видать, ведь Дикой, в силу своего капризного и своенравного характера, не скрываясь, заявляет, что у него есть свои дети и негоже отдавать деньги чужим. Борис продолжает терпеть унижение только ради сестры.

Появляется странница Феклуша, которая, наоборот, хвалит Калинов, его купечество, в особенности семью Кабановых. Кулигин поясняет Борису, что Кабаниха – почтенная купчиха, только вот «домашних заела совсем». В это время на площадь выходит сама Марфа Игнатьевна Кабанова, ее сын Тихон, дочь Варвара и невестка Катерина. Кабаниха распекает сына за то, что он не слишком почтителен к ней; достается и невестке, которая пытается вступить в разговор. После она уходит, Тихон отправляется в трактир, а Катерина с Варварой остаются одни и говорят по душам.

Катерина рассказывает о своем детстве, родительском доме, где она жила, «точно птичка на воле». Молодая женщина сетует, что в доме Кабановых «завяла совсем», и невольно признается, что ей нравится племянник Дикого Борис. Варвара, которая давно скрывает от матери свои любовные похождения с Кудряшом, готова устроить для Катерины любовное свидание с Борисом, когда Тихон уедет на пару недель. Но тут появляется сумасшедшая барыня и грозит Катерине, что ей гореть в аду из-за своей красоты. Девушке становится страшно от ее слов и от начинающейся грозы, и она зовет Варвару домой, чтобы помолиться перед иконами.

Действие 2

В доме Кабановых. Странница Феклуша со служанкой Глашей рассуждают о грехе. Варвара намекает, что Катерина симпатична Борису, отчего та пугается и клянется, что любит только Тихона. Если же жизнь в доме Кабанихи ей опостылеет, то она в окно выбросится или в реке утопится, уж такой она «зародилась горячей». Она вспоминает случай, когда еще в детстве, обидевшись на своих родных, бросилась к реке, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. Только на следующее утро нашли лодку с Катериной в десяти верстах от того места.

Приходит Кабанова вместе с сыном, который собирается в дальнюю дорогу. Мать требует, чтобы он дал наставления жене, как ей себя вести, пока муж в отъезде. Это оскорбляет Катерину, и, оставшись с ним наедине, она умоляет взять ее с собой. Но Тихон заявляет, что его заездили совсем и он не чает, как вырваться из дома. Катерина бросается на колени и просит взять с нее самую страшную клятву верности, но Тихон только отмахивается.

На крыльце Кабаниха вновь стремится показать свое влияние на сына: требует, чтобы он заставил жену не на шею вешаться, а прощаться «по порядку», как было веками положено. Оставшись одна, Катерина сожалеет, что «детушек Бог не дал». Она решает, что будет верно ждать возвращения Тихона, но Варвара дает ей ключ от задней калитки, чтобы вечером встретиться с Борисом. Катерина долго борется с искушением, но все-таки кладет ключ в карман, чтобы пойти на свидание.

Действие 3

Сцена 1

Феклуша с Кабанихой рассуждают о том, что жизнь стала суетливой, правда, в других городах, где царит содом, где люди торопятся попусту. В Калинове же люди все благочестивые, поэтому им торопиться незачем. Феклуша рассказывает диковинные истории о Москве, где стали запрягать «огненного змея», об иных землях, где водятся «люди с песьими головами» и разные другие небылицы.

Появляется подвыпивший Дикой и по привычке начинает скандалить с Кабановой, но она быстро усмиряет его, и тот признается, что только она одна может его «разговорить». Кабаниха едко замечает, что воюет он всю жизнь только с бабами, а это нехитрое дело. Сердит же он от того, что все с утра у него денег просят.

Борис подходит к дому Кабановых в надежде хотя бы издалека увидеть Катерину. Он слушает рассуждения Кулигина о красоте природы, которую никто не замечает: бедным некогда, а богатые сидят за своими высокими заборами и изводят домочадцев. Появляются Кудряш и Варвара, целуются, а Варвара манит к воротам Бориса и тайно сообщает ему о месте будущей встречи с Катериной.

Сцена 2

Ночь. За садом Кабановых встречаются Кудряш и Борис. Они сначала повздорили из-за места, но потом Борису пришлось признаться, что он здесь тайно должен встретиться с замужней женщиной — Катериной Кабановой.

Появляются обе Кабановых. Кудряш уходит с Варварой, а Борис остается наедине с Катериной. Сначала она робеет, обвиняет его в том, что он желает ее погибели, хочет ввести в грех. Но потом все-таки признается в своих чувствах и заявляет, что ради своей любви не побоится ни людского осуждения, ни божьего наказания. Возвращается парочка влюбленных – Варвара и Кудряш, а Борис с Катериной уговариваются о следующей встрече.

Действие 4

Жители города гуляют под сводами полуразрушенной галереи, на стенах которой изображены картины Страшного Суда. Вдали слышны раскаты приближающейся грозы. Кулигин возмущен тем, что люди боятся грозы – этого прекрасного природного явления. Он убеждает Дикого пожертвовать деньги на солнечные часы в центре города и на строительство громоотвода, но купец суеверен: он думает, что гроза дается в наказание от Бога всем грешникам, поэтому отказывает в просьбе, а мастера называет безбожником.

Борис встречается с Варварой, и та рассказывает ему, что Тихон вернулся раньше срока, а Катерина «сделалась сама не своя». Варвара опасается, что она бухнется мужу в ноги и все расскажет: боится и за себя, и за Бориса.

Появляется семья Кабановых. Катерина напугана приближающейся грозой, ведь она набожна и воспринимает ее как божью кару. Заметив Бориса, она еще больше бледнеет. Она слышит слова прохожих о том, что гроза возвращается неспроста, говорит Тихону, что это ее должно убить молнией, и просит молиться за нее.

В это время появляется сумасшедшая барыня с лакеями и, обращаясь к Катерине, кричит, чтобы та не пряталась, а молилась о том, чтобы Бог забрал ее красоту. В конце своего монолога полоумная барыня заявляет, что лучше в омут с такой красотой. Катерина почти в обмороке. Варвара предлагает ей отойти в сторону и помолиться. Но присев возле стены галереи, Катерина видит изображение геены огненной. Она не выдерживает и прилюдно признается Тихону в том, что все десять ночей гуляла с Борисом Григорьевичем. После Катерина без чувств падает на руки мужу. В полной тишине Кабаниха со злорадством заявляет, что она предупреждала, «к чему воля-то ведет», а Тихон не слушал, вот теперь и дождался.

Действие 5

В сумерках на скамейке в общественном саду на берегу Волги сидит Кулигин. Появляется Тихон и заявляет, что вся семья их «в расстройство пришла». Он рассказывает, что в Москве загулял, а жена ему в это время изменяла. Ему тяжело, даже выпивка у Дикого не помогает. Кулигин говорит, что это его «маменька больно крута», а Катерина была хорошей женой. Тихон соглашается, что Кабаниха крута, ведь она советует Катерину живой в землю закопать, а он любит ее, теперь жалеет, но простить не может. Поэтому побил немножко, потому что «маменька приказала», а теперь пьет каждый день вместе с Диким. А Бориса Дикой отсылает в Сибирь на три года. Варвара же сбежала из дома вместе с Ванькой Кудряшом.

Глаша сообщает Тихону, что Катерина куда-то пропала, и Тихон высказывает предположение, как бы она руки с тоски на себя не наложила. Вслед за Глашей Тихон и Кулигин уходят.
Катерина знает об отъезде Бориса и ищет встречи с ним в надежде, что он увезет ее с собой в Сибирь. Но при встрече Борис говорит, что ему нельзя взять ее, ведь едет не по своей воле. Он обеспокоен тем, что их могут увидеть, торопится закончить разговор, хотя понимает, что Катерине сейчас очень тяжело. Тогда Катерина просит по дороге подавать милостыню всем нищим, чтобы они за нее молились. Борис чувствует, что женщина задумала что-то недоброе, и даже восклицает, что смерть будет для нее спасением.

Вклад Александра Николаевича Островского в русскую драматургию трудно переоценить. Свидетельством признания его заслуг перед национальным театром стало научное звание члена-корреспондента Петербургской Академии наук. Его дом гостеприимно открывал двери перед Львом Николаевичем Сергеевичем Тургеневым, Федором Михайловичем Достоевским, Петром Ивановичем Чайковским. Народную славу принесла ему драма «Гроза». Предметом данной статьи является ее краткое содержание. «Гроза» по действиям (а их в драме 5) происходит в придуманном приволжском городе Калинове.

Действие 1. Характеристика города Калинова

Первое действие происходит в саду, разбитом на волжском берегу. Беседуют инженер-самоучка Кулигин с конторщиком купца Савела Прокофьича Дикого — Ваней Кудряшом. Позже к их разговору присоединяется образованный племянник Дикого — Борис. Мы слышим от них емкую и нелицеприятную характеристику порядков в этом уездном городе. Здесь процветает самодурство Дикого, с одной стороны, и ханжеская мораль купчихи Марфы Игнатьевны Кабановой (по прозвищу Кабаниха), с другой. Дикий, как очевидно, планирует присвоить часть наследства, принадлежащую Борису.
В городе процветают хамство и иезуитство. Его проповедуют самые зажиточные горожане. Если Савел Прокофьич нагло, с криком и руганью обирает своих работников, постоянно не доплачивая им жалованье, то Марфа Игнатьевна третирует своих домашних (невестку Катерину, сына Тихона и дочь Варвару) более тонко — постоянными упреками и поучениями. При этом каждый свой выпад Кабаниха может объяснить «по понятиям»: мол, так заведено и т. д. Ее мораль «непробиваема». Неслучайно с оценки устоев города начинается «Гроза». Краткое содержание по действиям в дальнейшем целиком опирается на это емкое описание.

Действие 2. В доме Кабанихи

Мы становимся свидетелями действа в доме купчихи Кабанихи. Странница Феклуша беседует с дворовой девкой Глашей. Юродивая хвалит щедрость дома Кабановых и пытается заинтересовать слушающих примитивными выдумками об укладе жизни в «дальних странах». Иронично изображает шарлатанство пьеса Островского «Гроза». Краткое содержание по главам нам показывает и настоящую виновницу трагедии.

Дочь купчихи Варвара беспечно играет роль сводни. Ее невестке Катерине понравился племянник Дикого, Борис. Муж Катерины Тихон уезжает по делам. Его сестренка, жизненные убеждения которой — «все можно, если концы в воду», собирая братца в дорогу, одновременно подговаривает к измене его жену, Катерину. Для этого она придумала хитрую «комбинацию» с подменой ключа матери от калитки.

Катерина по-своему пытается сохранить верность мужу. Просит Тихона взять ее с собой. А когда тот отказывает, то она, как водилось в народе, пытается связать себя клятвой, через которую не сможет перешагнуть. Но недалекий Тихон и тут прерывает ее.

Действие 3. Свидание

Свидание Катерины и Бориса — главная идея этого эпизода драмы, его краткое содержание. «Гроза» по действиям происходит в разных местах провинциального Калинова. Видна улица перед домом Кабанихи. Вначале пьяный Савел Прокофьевич «сцепляется» с купчихой. Правда, «одного поля ягоды» вскоре примиряются. Затем им на смену выходит философствующий Кулигин, потом целующаяся парочка — Кудряш и Варвара. Чрезмерно инициативная Варя назначает Борису от имени Катерины встречу вблизи сада Кабановых в овраге. И наконец, происходит само свидание. Причем Кудряш с Варварой и Борис с Катериной назначают его в одном том же месте. Правда, потом пары расходятся.

Катерина пылко признается Борису в любви. Однако, как видно, у того отношение к любви меркантильное, потребительское. Не понимает он, а скорее всего, и не может понять, какое сокровище — душа Катерины. Не прошел он испытание любовью, мелкий человечишка. Ослепленная чувством Катерина, конечно же, не замечает этих нюансов.

Действие 4. Кульминация

Проступок и расплата — таково у многих драм краткое содержание. «Гроза» по действиям подводит нас к своей кульминации. Льет дождь, а Калинов находится во власти грозы. В начале действия мещанин Кулигин доказывает купцу Дикому необходимость обустройства в городе громоотводов. Но хитрый скупец по-хамски оскорбляет инженера-самоучку и переводит разговор на то, что гроза — кара господня. Так, впрочем, думают многие. Трепещет от молний совершившая прелюбодейство Катерина. Ее не успокаивают увещевания Кулигина о природе электричества. Случается то, чего опасалась Варвара: напуганная увещеваниями появившейся, как чертик из табакерки, полоумной барыни, сопровождаемой лакеями, Катерина признается в своей измене мужу Тихону. Стоит ли ожидать от него великодушия? Вряд ли.

Действие 5. Трагедия

«Может ли счастье быть там, где царят унижения и ханжество?» — незримо слышим мы риторический вопрос драматурга, читая краткое содержание. «Гроза» по действиям тщательно прорисовывает образы героев, давая им исчерпывающую характеристику. Пьяный Тихон беседует с Кулигиным. Рассказывает, как беспробудно пил во время поездки в Москву, о том, что за измену «немного побил» Катерину. (Так мама велела.) Радуется, что Бориса дядюшка Савел Прокофьич отправляет в Сибирь. Из его слов мы узнаем, что Варя сбежала к Кудряшу от самодурства мамы Марфы Игнатьевны.

В это время Катерина ищет встречи с Борисом. Увидев его, уговаривает взять ее в поездку в Сибирь. После отказа она кротко просит молодого человека молиться о ее грешной душе. Но даже это не пронимает слабовольного молодого человека. Глубоко показательна его последняя фаза: «Эх, кабы сила!» Это фраза полного морального банкрота. Катерина же не хочет возвращаться в опостылевший дом Кабанихи, прыгает в Волгу и тонет в ней. Кулигин обвиняет Марфу Игнатьевну и Тихона в немилосердном отношении к Катерине. Тихон же винит мать, себя считая несчастным.

Выводы

Потрясенный силой таланта драматурга, критик Добролюбов написал о «Грозе» блестящую статью «Луч света в темном царстве». В ней он показал, что несбывшиеся мечты о счастье в браке, а также тлетворная обстановка в доме Кабановых привели Катерину к самоубийству. Причем этот поступок в понимании Добролюбова приобрел черты протеста личности. С ним не согласился критик Писарев, указавший на неразвитость разума, интуитивность и обостренную эмоциональность Катерины, приведшие ее к Впрочем, спор этих двух видных критиков можно рассудить словами классика Гончарова о том, что «доброе сердце» ценнее изощренного разума.

Кабаниха и странница Феклуша беседуют на скамейке. Феклуша пророчит, что наступают последние времена. «У вас вот в городе ещё тихо, а в Москве содом и суета. Бегает народ взад и вперед, неизвестно зачем. Везде там гульбища да игрища, а по улицам-то индо грохот идет, стон стоит. А теперь ещё огненного змея [паровоз] стали запрягать. От суеты не видят ничего. Он им машиной показывается, а я сама видела, как он лапы растопыривает».

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль

Кабаниха соглашается: «Народ глуп, машиной назови – он и будет верить. А меня хоть ты золотом осыпь, так я на нём не поеду».

Феклуша говорит, что и время теперь начало «в умаление приходить»: «Бывало, лето и зима тянутся, не дождешься, когда кончатся; а нынче и не увидишь, как пролетят».

Островский «Гроза», действие 3, сцена 1, явление 2 – кратко

Появляется пьяный купец Дикой. Он вначале подходит к Кабановой и Феклуше с ругательствами, но бойкая Кабаниха быстро затыкает ему рот. Дикой осекается. Кабанова советует ему идти домой проспаться, но Дикой отказывается: «У меня дома война идёт». – «Ты один только там воин-то и есть, всю жизнь с бабами воюешь», – пеняет ему Кабаниха.

Дикой объясняет, почему он напился: с утра рабочие и заимодавцы начали у него денег просить. «Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Потому что, только заикнись мне о деньгах – у меня всю нутренную разжигать станет». Рассказывает, как на Великом посту: в прах изругал мужика, который пришёл брать у него плату за привезённые дрова. Потом пришлось, чтобы этот грех отмолить, мужику у всех на виду в ноги кланяться.

Кабанова уводит Дикого к себе домой, где служанка Глаша уже приготовила выпивку и закуску.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 1, явление 3 – кратко

К воротам дома Кабановых подходит Борис и с тоской смотрит на окна. Ему страстно хочется увидеть Катерину . К Борису подходит механик Кулигин и зовёт его прогуляться по бульвару.

Кулигин произносит перед Борисом свой второй монолог о жестоких нравах города Калинова , где жители запираются в своих домах, как от воров, и за этими запорами «своих домашних едят поедом да семью тиранят… И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых!.. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства!» А молодые парни и девушки плюют на «благочестие» стариков и открыто развратничают.

Мимо как раз проходят, целуясь, Варвара и Кудряш. Оторвавшись от Кудряша, Варвара подходит к своим воротам и манит к себе Бориса.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 1, явление 4 – кратко

Кулигин, заметив это, уходит. Борис подходит к Варваре, и та зовёт его ночью приходит в овраг за Кабановым садом.

Сцена 2

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 1 – кратко

Ночью в овраге за садом Кудряш с гитарой распевает песню про казака, который думает убить жену за измену. К нему подходит Борис.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 2 – кратко

Кудряш с удивлением глядит на Бориса. «Борис Григорьич, ты вроде такой смирный, а тоже в разгул пошёл?» Борис, волнуясь, объясняет ему, что «полюбил замужнюю». – «Да ведь это, значит, вы её загубить хотите». – «Ах, не говори этого, Кудряш. Я с собой совладать не могу. Ты бы посмотрел, как она в церкви молится. Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то будто светится!»

Кудряш догадывается, что Борис влюблён в Катерину. «Вы смотрите – себе хлопот не наделайте, да и ее в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта».

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 3 – кратко

Из калитки выходит Варвара. Обнявшись, они с Кудряшом уходят на Волгу, а к Борису по тропинке спускается Катерина. Борис чувствует, что у него подгибаются колени: «Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я люблю вас!» – «Поди от меня! Ведь мне не замолить этого греха, не замолить никогда того, что я мужу изменяю! Губишь ты меня!» – «Как же я могу хотеть вашей погибели, когда люблю вас больше самого себя!» – «Нет, нет! Ты меня загубил!»

Однако, не утерпев, Катерина кидается Борису на шею. «Не жалей, губи меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла».

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 4 – кратко

Входят Кудряш с Варварой, а Катерина с Борисом уходят на Волгу. Когда приближается утро, Кудряш свищет. По этому свистку Катерина и Борис возвращаются.

Островский «Гроза», действие 3, сцена 2, явление 5 – кратко

Катерина с Варварой уходит по тропинке обратно в сад. Катерина всё время оборачивается назад к Борису. Все договариваются вновь увидеться завтра.

Для перехода к краткому содержанию предыдущего / следующего действия «Грозы» пользуйтесь кнопками Назад / Вперёд ниже текста статьи.

Действующие лица

Савел Прокофьич Дико́й, купец, значительное лицо в городе .

Борис Григорьич, племянник его, молодой человек, порядочно образованный.

Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха), богатая купчиха, вдова.

Тихон Иваныч Кабанов, ее сын.

Катерина, жена его.

Варвара, сестра Тихона.

Кулигин, мещанин, часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле.

Ваня Кудряш, молодой человек, конторщик Дико́ва.

Шапкин, мещанин.

Феклуша, странница.

Глаша, девка в доме Кабановой.

Барыня с двумя лакеями, старуха 70-ти лет, полусумасшедшая.

Городские жители обоего пола.

Действие происходит в городе Калинове, на берегу Волги, летом.

Между третьим и четвертым действиями проходит десять дней.

Действие первое

Общественный сад на высоком берегу Волги, за Волгой сельский вид. На сцене две скамейки и несколько кустов.

Явление первое

Кулигин сидит на скамье и смотрит за реку. Кудряш и Шапкин прогуливаются.

Кулигин (поет) . «Среди долины ровныя, на гладкой высоте…» (Перестает петь.) Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу.

Кудряш . А что?

Кулигин . Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется.

Кудряш . Нешту!

Кулигин . Восторг! А ты: «нешту!» Пригляделись вы, либо не понимаете, какая красота в природе разлита.

Кудряш . Ну, да ведь с тобой что толковать! Ты у нас антик, химик!

Кулигин . Механик, самоучка-механик.

Кудряш . Все одно.

Молчание.

Кулигин (показывая в сторону) . Посмотри-ка, брат Кудряш, кто это там так руками размахивает?

Кудряш . Это? Это Дико́й племянника ругает.

Кулигин . Нашел место!

Кудряш . Ему везде место. Боится, что ль, он кого! Достался ему на жертву Борис Григорьич, вот он на нем и ездит.

Шапкин . Уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет.

Кудряш . Пронзительный мужик!

Шапкин . Хороша тоже и Кабаниха.

Кудряш . Ну, да та хоть, по крайности, все под видом благочестия, а этот, как с цепи сорвался!

Шапкин . Унять-то его некому, вот он и воюет!

Кудряш . Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили.

Шапкин . А что бы вы сделали?

Кудряш . Постращали бы хорошенько.

Шапкин . Как это?

Кудряш . Вчетвером этак, впятером в переулке где-нибудь поговорили бы с ним с глазу на глаз, так он бы шелковый сделался. А про нашу науку-то и не пикнул бы никому, только бы ходил да оглядывался.

Шапкин . Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать.

Кудряш . Хотел, да не отдал, так это все одно что ничего. Не отдаст он меня, он чует носом-то своим, что я свою голову дешево не продам. Это он вам страшен-то, а я с ним разговаривать умею.

Шапкин . Ой ли!

Кудряш . Что тут: ой ли! Я грубиян считаюсь; за что ж он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит, я его и не боюсь, а пущай же он меня боится.

Шапкин . Уж будто он тебя и не ругает?

Кудряш . Как не ругать! Он без этого дышать не может. Да не спускаю и я: он – слово, а я – десять; плюнет, да и пойдет. Нет, уж я перед ним рабствовать не стану.

Кулигин . С него, что ль, пример брать! Лучше уж стерпеть.

Кудряш . Ну, вот, коль ты умен, так ты его прежде учливости-то выучи, да потом и нас учи! Жаль, что дочери-то у него подростки, больших-то ни одной нет.

Шапкин . А то что бы?

Кудряш . Я б его уважил. Больно лих я на девок-то!

Проходят Дико́й и Борис. Кулигин снимает шапку.

Шапкин (Кудряшу) . Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй.

Отходят.

Явление второе

Те же, Дико́й и Борис.

Дико́й . Баклуши ты, что ль, бить сюда приехал! Дармоед! Пропади ты пропадом!

Борис . Праздник; что дома-то делать!

Дико́й . Найдешь дело, как захочешь. Раз тебе сказал, два тебе сказал: «Не смей мне навстречу попадаться»; тебе все неймется! Мало тебе места-то? Куда ни поди, тут ты и есть! Тьфу ты, проклятый! Что ты, как столб стоишь-то! Тебе говорят аль нет?

Борис . Я и слушаю, что ж мне делать еще!

Дико́й (посмотрев на Бориса) . Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом. (Уходя.) Вот навязался! (Плюет и уходит.)

Явление третье

Кулигин, Борис, Кудряш и Шапкин.

Кулигин . Что у вас, сударь, за дела с ним? Не поймем мы никак. Охота вам жить у него да брань переносить.

Борис . Уж какая охота, Кулигин! Неволя.

Кулигин . Да какая же неволя, сударь, позвольте вас спросить. Коли можно, сударь, так скажите нам.

Борис . Отчего ж не сказать? Знали бабушку нашу, Анфису Михайловну?

Кулигин . Ну, как не знать!

Борис . Батюшку она ведь невзлюбила за то, что он женился на благородной. По этому-то случаю батюшка с матушкой и жили в Москве. Матушка рассказывала, что она трех дней не могла ужиться с родней, уж очень ей дико казалось.

Кулигин . Еще бы не дико! Уж что говорить! Большую привычку нужно, сударь, иметь.

Борис . Воспитывали нас родители в Москве хорошо, ничего для нас не жалели. Меня отдали в Коммерческую академию, а сестру в пансион, да оба вдруг и умерли в холеру; мы с сестрой сиротами и остались. Потом мы слышим, что и бабушка здесь умерла и оставила завещание, чтобы дядя нам выплатил часть, какую следует, когда мы придем в совершеннолетие, только с условием.

Кулигин . С каким же, сударь?

Борис . Если мы будем к нему почтительны.

Кулигин . Это значит, сударь, что вам наследства вашего не видать никогда.

Борис . Да нет, этого мало, Кулигин! Он прежде наломается над нами, наругается всячески, как его душе угодно, а кончит все-таки тем, что не даст ничего или так, какую-нибудь малость. Да еще станет рассказывать, что из милости дал, что и этого бы не следовало.

Кудряш . Уж это у нас в купечестве такое заведение. Опять же, хоть бы вы и были к нему почтительны, нйшто кто ему запретит сказать-то, что вы непочтительны?

Борис . Ну, да. Уж он и теперь поговаривает иногда: «У меня свои дети, за что я чужим деньги отдам? Через это я своих обидеть должен!»

Кулигин . Значит, сударь, плохо ваше дело.

Борис . Кабы я один, так бы ничего! Я бы бросил все да уехал. А то сестру жаль. Он было и ее выписывал, да матушкины родные не пустили, написали, что больна. Какова бы ей здесь жизнь была – и представить страшно.

Кудряш . Уж само собой. Нешто они обращение понимают?

Кулигин . Как же вы у него живете, сударь, на каком положении?

Борис . Да ни на каком: «Живи, говорит, у меня, делай, что прикажут, а жалованья, что положу». То есть через год разочтет, как ему будет угодно.

Кудряш . У него уж такое заведение. У нас никто и пикнуть не смей о жалованье, изругает на чем свет стоит. «Ты, говорит, почем знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать! А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам». Вот ты и поговори с ним! Только еще он во всю свою жизнь ни разу в такое-то расположение не приходил.

Кулигин . Что ж делать-то, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь.

Борис . В том-то и дело, Кулигин, что никак невозможно. На него и свои-то никак угодить не могут; а уж где ж мне!

Кудряш . Кто же ему угодит, коли у него вся жизнь основана на ругательстве? А уж пуще всего из-за денег; ни одного расчета без брани не обходится. Другой рад от своего отступиться, только бы он унялся. А беда, как его поутру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем придирается.

Борис . Тетка каждое утро всех со слезами умоляет: «Батюшки, не рассердите! голубчики, не рассердите!»

Кудряш . Да нешто убережешься! Попал на базар, вот и конец! Всех мужиков переругает. Хоть в убыток проси, без брани все-таки не отойдет. А потом и пошел на весь день.

Шапкин . Одно слово: воин!

Кудряш . Еще какой воин-то!

Борис . А вот беда-то, когда его обидит такой человек, которого он обругать не смеет; тут уж домашние держись!

Кудряш . Батюшки! Что смеху-то было! Как-то его на Волге, на перевозе, гусар обругал. Вот чудеса-то творил!

Борис . А каково домашним-то было! После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам.

Кулигин . Что это? Никак, народ от вечерни тронулся?

Проходят несколько лиц в глубине сцены.

Кудряш . Пойдем, Шапкин, в разгул! Что тут стоять-то?

Кланяются и уходят.

Борис . Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь без привычки-то! Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

Кулигин . И не привыкнете никогда, сударь.

Борис . Отчего же?

Кулигин . Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

Борис . А вы умеете стихами?

Кулигин . По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина… Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис . Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин . Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть, что послушать.

Входят Феклуша и другая женщина.

Феклуша . Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете! И купечество все народ благочестивый, добродетелями многими украшенный! Щедростию и подаяниями многими! Я так довольна, так, матушка, довольна, по горлушко! За наше неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых.

Уходят.

Борис . Кабановых?

Кулигин . Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем.

Молчание.

Только б мне, сударь, перпету-мобиль найти!

Борис . Что ж бы вы сделали?

Кулигин . Как же, сударь! Ведь англичане миллион дают; я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего.

Борис . А вы надеетесь найти перпетуум-мобиле?

Кулигин . Непременно, сударь! Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться. Прощайте, сударь! (Уходит.)

Пять невероятных погодных явлений | Журнал Discover

Метеорология, изучение атмосферы, включая погоду и климат, даты вернуться к древним временам. Фактически, в 340 г. до н. э. Аристотель назвал свою книгу о погоде Meteorologica. На протяжении всей истории известные ученые, такие как Галилей Галилей, Блез Паскаль, Эдмунд Галлей и Бенджамин Франклин, изучали аспекты метеорологии. Природа создает необычные погодные условия, в том числе грозы, провалы, солнечные дожди и многие другие.Вот пять невероятных погодных явлений.

Derecho

Авторы и права: (Фото Джона Керстхольта. Оригинал загружен Солитьюдом — из английской Википедии, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=28038)

Произносится как дэх-рей-чо, это невероятное погодное явление длится долго. штормовой ветер, который включает в себя грозы и движется по прямой. Чтобы квалифицироваться как дерехо, порывы ветра должны достигать 58 миль в час, а ущерб от ветра должен охватывать территорию, превышающую 250 миль.Существуют прогрессивные деречо, которые формируются в теплую погоду и встречаются на северных равнинах и в верхней части среднего запада округа, и серийные деречо в холодную погоду, которые могут возникать в любом месте от Восточного Техаса до юго-востока Соединенных Штатов. В августе 2020 года на Среднем Западе произошла рекордная гроза Дерехо, которая считается самой дорогостоящей грозой в истории США. Он длился 14 часов, преодолел 770 миль и причинил ущерб более чем на 7,5 миллиардов долларов. При скорости ветра, достигающей 140 миль в час, он обесточил полмиллиона жителей Айовы.

Dust Devil

Кредит: (JordiStock/Shutterstock)

Эти невероятные погодные явления выглядят как маленькие торнадо, состоящие из пыли и грязи. В то время как торнадо формируются из облаков и распространяются на землю, начинается пылевой вихрь. от вихря на уровне земли. Пылевые вихри образуются, когда горячий воздух приближается к земле. поверхность быстро поднимается в холодный воздух над ней. Это приводит к восходящему потоку которые могут начать вращаться при определенных условиях. Хотя обычно они не превышают 100 футов в высоту, они могут подниматься на несколько тысяч футов.В отличие от торнадо, пылевые вихри обычно не причиняют вреда, но могут иметь скорость ветра до 60 миль в час. Обычно они возникают в сухом климате, например на юго-западе, и в основном в ясную погоду. Посмотрите на впечатляющий пыльный вихрь, который произошел в Японии.

Огненный торнадо

Авторы и права: (Кэти Уизерс-Кларк/Shutterstock)

Огненный торнадо, также называемый фаернадо, на самом деле представляет собой извилистую воронку огня. Меньшие называются огненными вихрями, в то время как огненные вихри имеют диаметр от 100 до 1000 футов и развивают скорость до 90 миль в час.Хотя звучат как что-то из хоррора фильм, firenados реальны, но очень редки. Например, во время лесных пожаров в Калифорнии пламя стало настолько сильным, что пламя может превратиться в вращающийся вихрь. В 1923 году разрушительный огненный торнадо унес жизни почти 40 000 человек за 15 минут во время Великого землетрясения Канто. Надеюсь, вы никогда не окажетесь рядом с этим невероятным погодным явлением, но вот полезное видео с советами, как выжить.

Облака Кельвина-Гельмгольца

Авторы и права: (Источник: Red Buffalo Studios/Shutterstock)

Эти облака, названные в честь физиков лорда Кельвина и Германа фон Гельмгольца, выглядят как разбивающиеся волны.Облака Кельвина-Гельмгольца образуются, когда плотный теплый слой воздуха накладывается на более холодный и плотный слой, когда они движутся с разной скоростью (это называется сдвигом ветра). Они находятся на высоте более 16 500 футов и представляют собой проблему для авиации из-за всплеска турбулентности от умеренной до сильной, которую они могут вызвать. Неустойчивость Кельвина-Гельмгольца была обнаружена при изучении гидродинамики — ее можно найти не только в облаках, но и в солнечной короне, Красном пятне Юпитера и Полосах Сатурна. Считается, что Винсент Ван Гог мог видеть эти облака на юге Франции, что, возможно, послужило его вдохновением для картины «Звездная ночь».

Снежный пончик

Авторы и права: (Мария Мороз/Shutterstock)

Также называемые снежными катками, эти катящиеся снежные шарики часто напоминают знакомую форму пончиков. Однако бывают случаи, когда у них нет отверстия посередине. Иногда они имеют более спиралевидную форму, что происходит, когда они схлопываются сами по себе. Чтобы образовались снежные пончики, влажность, температура, ветер и состояние снега должны быть правильными. Это означает, что ветер должен быть достаточно сильным, чтобы толкать снежные пончики, но не настолько сильным, чтобы разрушать их.Еще один аспект заключается в том, что поверх слоя льда должен быть слой легкого снега. Хотя ветер является неотъемлемой частью их формирования, снежные пончики также увеличиваются в размерах, катясь вниз по склону. Обычно встречающиеся в прериях Северной Америки и отдаленных районах Северной Европы, они могут быть размером с теннисный мяч или достигать в диаметре нескольких футов. Посмотрите, как эти снежные пончики сняты на видео.

Как формируются нисходящие порывы?


Мэдисон Каунти, Кентукки. 5 июня 2007 г. Т. Г.Шак/WKYT

Нисходящие порывы — это мощные ветры, возникающие во время грозы и быстро распространяющиеся после удара о землю. Эти ветры могут легко причинить ущерб, аналогичный торнадо EF0 (65–85 миль в час) или даже EF1 (86–110 миль в час), и иногда их ошибочно принимают за торнадо. Однако нисходящие порывы — это совершенно отдельное явление, и они являются общей областью изучения метеорологов. К счастью, наше понимание как формирования, так и обнаружения нисходящих порывов резко возросло с тех пор, как в начале 1980-х годов началось их интенсивное изучение.

В начальных стадиях нарастающей грозы преобладает мощный восходящий поток. Облако растет вертикально, и начинают формироваться капли дождя и градины.

Лейнсвилл, Индиана. 29 мая 2006 г.  Алан Стюарт

 

По мере созревания шторма восходящий поток (красные стрелки на изображении справа) продолжает питать облако влажным, нестабильным воздухом. Капли дождя и градины становятся достаточно большими, чтобы упасть на землю (зеленая стрелка).Иногда восходящий поток, приближающийся к шторму, настолько силен, что приостанавливает большое количество дождя и града в средней и верхней частях шторма. Между тем, сильный поток может развиваться на обратной стороне шторма и приносить более сухой воздух в среднюю и нижнюю части шторма (синие стрелки).


Элизабеттаун, Кентукки. 5 июня 2007 г.  Стивен Таунсенд Code 3 Images Photography

 

При возникновении нисходящего порыва большое ядро ​​дождя и града, которое удерживал восходящий поток в верхней части шторма, быстро падает на землю.Он падает очень быстро и увлекает за собой много воздуха, набирая скорость по мере того, как падает на землю. Если воздух под основанием шторма имеет низкую относительную влажность, скорость нисходящего потока будет увеличиваться еще больше, поскольку часть дождя, попадающего в сухой воздух, испаряется и охлаждает воздух, делая воздух «тяжелее». Затем, если есть также поток сухого воздуха, поступающего в шторм наверху, охлаждение за счет испарения может еще больше увеличиться, и нисходящий поток станет еще сильнее.

Когда нисходящий поток ударяется о землю, подобно струе воды, выходящей из крана и попадающей в раковину, он быстро распространяется во всех направлениях и становится известным как нисходящий поток.Известно, что скорость нисходящего порыва ветра превышает 100 миль в час — такая же сила, как торнадо! Кроме того, на расстоянии нисходящие порывы иногда могут быть похожи на торнадо, как показано на изображении слева внизу.

Тип нисходящего порыва, о котором мы чаще всего слышим, — это «микропорыв», что означает, что разрушительные ветры ограничены площадью менее двух с половиной миль в поперечнике. В противном случае это «макровзрыв».


Джорджтаун, Кентукки.18 июля 2007 г. 

 


Как нисходящий порыв может выглядеть на радаре. Фиолетовые цвета показывают сильные осадки во время шторма и спускаются на землю в левой части этого изображения. Этот шторм нанес ущерб ветру в округе Харт 10 июля 2010 г.

На радаре, чтобы предупредить об этом типе шторма, метеорологи обычно ищут сходящиеся воздушные потоки в средней части шторма и большое ядро ​​осадков, удерживаемое в воздухе сильным восходящим потоком.Если предполагается, что шторм вызовет разрушительный нисходящий поток, выдается предупреждение о сильной грозе. Обычно предупреждение о торнадо не выдается, поскольку нисходящий порыв не является торнадо. В результате, очень важно относиться к предупреждениям о сильной грозе так же серьезно, как и к предупреждениям о торнадо!

Что вызывает звук грома?

Ответ

Гром вызван быстрым расширением воздуха, окружающего путь молнии.

Муссонный шторм, производящий раздвоенную молнию из центра посетителей Red Hills в национальном парке Сагуаро в Аризоне. Пит Грегуар, фотограф, фотоконкурс NOAA Weather in Focus Photo Contest 2015. Фотобиблиотека NOAA.

От облака до ближайшего дерева или крыши молнии требуется всего несколько тысячных долей секунды, чтобы расколоть воздух. Обычно говорят, что громкий гром, который следует за ударом молнии, исходит от самого удара молнии. Однако ворчание и рычание, которые мы слышим во время грозы, на самом деле возникают из-за быстрого расширения воздуха, окружающего молнию.

Когда молния соединяется с землей из облаков, второй удар молнии возвращается с земли в облака, следуя по тому же каналу, что и первый удар. Тепло от электричества этого обратного хода поднимает температуру окружающего воздуха примерно до 27 000 C° (48 632 F°). Быстрое повышение температуры также вызывает быстрое увеличение атмосферного давления, которое в 10-100 раз превышает нормальное атмосферное давление. Под таким давлением нагретый воздух вырывается наружу из канала, сжимая окружающий воздух.По мере расширения нагретого воздуха давление падает, воздух охлаждается и сжимается. Результатом является ударная волна с громким гулким взрывом шума, разлетающимся во всех направлениях.

Массивное облако предвещает грозу над Грумом, крошечным поселением вдоль старой американской трассы 66 в Техасе. Кэрол М. Хайсмит, фотограф, 2014 г. Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса.

Поскольку электричество идет по кратчайшему пути, большинство разрядов молнии почти вертикально.Ударные волны, расположенные ближе к земле, сначала достигают вашего уха, а затем ударные волны падают сверху. Вертикальная молния часто слышна в одном продолжительном гуле. Однако, если молния раздваивается, звуки меняются. Ударные волны от разных разветвлений молнии отражаются друг от друга, от низко висящих облаков и близлежащих холмов, создавая серию более низких непрерывных раскатов грома.

Молния. Оклахома, 2009 г. Коллекция Национальной лаборатории сильных штормов, Фотобиблиотека NOAA.

Гром Интересные факты

  • Чтобы определить, насколько близко молния, посчитайте секунды между вспышкой и раскатом грома. Каждая секунда соответствует примерно 300 м (984,25 фута).
  • Гром слышен не только во время грозы. Необычно, но нередко можно услышать гром во время снегопада.
  • Молния не всегда создает гром. В апреле 1885 года пять молний ударили в монумент Вашингтона во время грозы, но грома не было слышно.
Строительная линия кучево-дождевых гроз.Вид из-за штормов на ранних стадиях разработки. Коллекция Национальной лаборатории сильных штормов, Фотобиблиотека NOAA.

Опубликовано: 17.06.2021. Автор: Справочно-научный отдел Библиотеки Конгресса

.

Красные духи — самое волшебное явление погоды

Такое увидишь не каждый день. Большинство из нас никогда не увидит их. Фотограф поделился потрясающим снимком красных спрайтов над грозой в Миссури.

Прежде всего, спасибо Paul M Smith Photography за разрешение поделиться его работой.На этой неделе он поделился погодным явлением, которое не характерно для нас, обычных людей. Согласно Википедии, красные спрайты — это крупномасштабные электрические разряды, возникающие высоко над грозовыми облаками.

Это фото, которым Пол поделился на Facebook на этой неделе.

Один из моих любимых охотников за штормами, Пекос Хэнк, рассказал о красных и синих спрайтах в прошлогоднем видео.

Моя жена метеоролог и рассказала мне о работе Пола М. Смита. Согласно его веб-сайту, он предлагает приключения в погоне за штормом.Штормы, из которых он запечатлел красных духов, бушевали как над Миссури, так и над Арканзасом. Он также предлагает семинары, если вы хотите узнать, как улучшить свою игру по фотографии шторма.

Подробнее: Арка Ворот в Сент-Луисе, вероятно, на самом деле не управляет погодой

Еще раз спасибо Полу за то, что он позволил нам поделиться своей работой. Если бы не его навыки в этом особом виде фотографии, большинство из нас никогда бы не увидели это явление своими глазами.

Самая суровая погода за последние десятилетия

Красные феи завораживают, видя в небе гнев Матери-природы.Посмотрите на эти самые дорогие и разрушительные бури.

ВЗГЛЯД: Самые дорогостоящие погодные и климатические катастрофы за последние десятилетия

Стакер оценил самые дорогостоящие климатические катастрофы на миллиарды с 1980 года по общей стоимости всех убытков с поправкой на инфляцию на основе данных Национального управления океанических и атмосферных исследований за 2021 год. (НОАА). Список начинается с урагана Салли, причинившего ущерб в размере 7,3 миллиарда долларов в 2020 году, и заканчивается разрушительным ураганом 2005 года, причинившим ущерб в размере 170 миллиардов долларов и унесшим жизни не менее 1833 человек.Продолжайте читать, чтобы узнать о 50 самых дорогостоящих климатических катастрофах за последние десятилетия в США. Сильные штормы в Техасе, включая торнадо, разразились из-за погодного явления, называемого «сухой линией». Спутник NOAA запечатлел формирование грозы.Изображение из НОАА. По словам официальных лиц,

грозы, которые прокатились по Техасу на этой неделе, разразились из-за экстремального погодного явления, называемого «сухой линией».

Спутник Национального управления океанических и атмосферных исследований запечатлел штормы в понедельник, быстро развивающиеся вдоль прямой линии, хорошо видимой из космоса.

Сухие линии часто образуются на Великих равнинах весной и летом, когда сходятся влажный воздух с Мексиканского залива и сухой воздух с юго-запада, по данным NOAA.

Вот посмотрите на грозы, включая многочисленные вспышки молний, ​​по мере их развития.

«Сильные, а иногда и торнадообразные грозы часто развиваются вдоль сухой линии или во влажном воздухе к востоку от нее, особенно когда она начинает двигаться на восток», — сообщает NOAA.

В понедельник сильные грозы в Северном Техасе обрушили торнадо недалеко от Блума, небольшого городка в округе Хилл, и в округе Эллис, к югу от Далласа, сообщили официальные лица. Были повреждены десятки домов и зданий, несколько человек получили ранения.

Хотя сухая линия похожа на холодный фронт, она не имеет большого температурного контраста, сообщает NOAA. Вместо этого контраст заключается во влажности и плотности воздуха.

«Сухие линии часто являются ключевым фактором формирования сильных гроз, когда они, как правило, формируются на стороне линии, богатой влагой», — сообщает NOAA.

Эта история была первоначально опубликована 5 мая 2021 г., 16:20.

Чакур Куп — репортер в режиме реального времени из Канзас-Сити.Ранее он работал для Associated Press, Galveston County Daily News и Daily Herald в Чикаго.

АВИАЦИОННЫЙ МАРШРУТНЫЙ СВОД ПОГОДЫ (METAR)

ОБЗОР ПОГОДЫ ПО АВИАЦИОННОМУ МАРШРУТУ (METAR)

Группа текущей погоды w’w'(вв)

Индекс

Текущая погода включает осадки, затемнения, другие погодные явления; например, хорошо развитые пылевые/песчаные вихри, шквалы, торнадная активность, песчаные и пыльные бури.Текущая погода может быть оценена инструментально, вручную или с помощью комбинации инструментальных и ручных методов. То ссылок в таблице ниже будут привести вас к определениям и/или стандартам для различных элементов и дескрипторы.

Определения Элементы настоящей погоды

Осадки
Осадки – это любые формы частиц воды, жидкие или твердые, которые падают из атмосферы и достигают земли.Типы осадков составляют:
    Морось
    Довольно однородные осадки, состоящие исключительно из мелкие капли диаметром менее 0,02 дюйма (0,5 мм), расположенные очень близко друг к другу. Морось, кажется, плывет, следуя за воздушными потоками, хотя в отличие от тумана капли, он падает на землю.
    Дождь
    Осадки в виде капель крупнее Капли размером 0,02 дюйма (0,5 мм) или меньше, которые, в отличие от моросящего дождя, широко разделены.
    Снег
    Осаждение снежных кристаллов, в основном разветвленных в форме шестиконечной звезды.
    Снежные зерна
    Очень мелкие, белые и непрозрачные осадки крупинки льда.
    Кристаллы льда (алмазная пыль)
    Падение неразветвленного (снежного кристаллы разветвленные) кристаллы льда в виде игл, столбиков или пластинок.
    Ледяные гранулы
    Осадки прозрачные или полупрозрачные ледяные шарики круглой или неправильной, редко конической формы, имеющие диаметр 0.2 дюйма (5 мм) или меньше. Существует два основных типа:
    1. Твердые зерна льда, состоящие из замерзших капель дождя, или в значительной степени растаявшие и повторно замороженные снежинки.
    2. Снежные шарики, покрытые тонким слоем льда, образовались в результате замерзания, либо из капель, перехваченных гранулами, или воды, образовавшейся в результате частичного плавления гранул.
    Град
    Осадки в виде маленьких шариков или других кусочков льда, падающего по отдельности или смерзшегося в неправильные глыбы.
    Мелкий град и/или снежная крупа
    Осадки белые, непрозрачные крупинки льда. Зерна округлые, иногда конические. Диапазон диаметров примерно от 0,08 до 0,2 дюйма (от 2 до 5 мм).
Затемнения
Любое явление в атмосфере, кроме осадков, которое уменьшает горизонтальную видимость. К ним относятся:
    Туман
    Видимая совокупность мельчайших взвешенных частиц воды в атмосфере, что снижает видимость до менее чем 7 статутных миль, но больше или равно 5/8 статутной мили.
    Туман
    Видимая совокупность мельчайших частиц воды (капель) которые базируются на поверхности Земли и уменьшают горизонтальную видимость до менее 5/8 статутной мили и, в отличие от моросящего дождя, не падает на землю.
    Дым
    Взвесь в воздухе мелких частиц, образуемая горение. Переход в дымку может произойти, когда частицы дыма прошли большие расстояния (от 25 до 100 миль и более) и когда более крупные частицы осели, а оставшиеся частицы широко разбросаны по атмосфера.
    Вулканический пепел
    Мелкие частицы каменного порошка, образующиеся из вулкана и может оставаться во взвешенном состоянии в атмосфере в течение длительного времени.
    Распространенная пыль
    Мелкие частицы земли или других материалов поднятые или подвешенные в воздухе ветром, который мог возникнуть на от станции, что может ограничить горизонтальную видимость.
    Песок
    Частицы песка, поднятые ветром на достаточную высоту для уменьшения видимости.
    Дымка
    Взвесь в воздухе очень мелких, сухих частицы, невидимые невооруженным глазом и достаточно многочисленные, чтобы придать воздуху опалесцирующий вид.

    Спрей

    Ансамбль капель воды, сорванных ветром с поверхность обширного водоема, как правило, с гребней волн, и поднялся на небольшое расстояние в воздух.

Другие погодные явления

Хорошо развитый Пыль/Песчаный Вихрь
Ансамбль частиц пыли или песка, иногда в сопровождении мелкого литра, поднятого с земли в в виде вращающейся колонны различной высоты с малым диаметром и приблизительно вертикальная вертикальная ось.
Шквал
Сильный ветер, характеризующийся внезапным началом, при котором скорость ветра увеличивается не менее чем на 16 узлов и поддерживается на уровне 22 узлов и более не менее одной минуты.
Воронкообразное облако (торнадная активность)
К ним относятся:
  1. Торнадо
    Сильный вращающийся столб воздуха, касающийся земля.
  2. Воронкообразное облако
    Сильный вращающийся столб воздуха, не касаться поверхности.
  3. Водосточная труба
    Сильный вращающийся столб воздуха, который формируется над водоем и касается поверхности воды.
Песчаная буря
Частицы песка, уносимые сильным ветром. Частицы песка в основном ограничиваются самыми нижними десятью футами и редко поднимаются вверх. более пятидесяти футов над землей.
Пыльная буря
Суровые погодные условия, характеризующиеся ветров и запыленного воздуха на обширной территории.

Наблюдение за текущей погодой Стандарты

Интенсивность/Близость
Квалификаторы интенсивности: легкая , умеренная и тяжелый . Классификатор близости окрестности .
  • Интенсивность осадков . Когда более одной формы осадки выпадают одновременно или осадки выпадают с затемнения, определенная интенсивность не должна превышать ту, которая было бы определено, если бы какие-либо формы встречались поодиночке.

    Интенсивность дождя или ледяной крупы и интенсивность снега или мороси определяется как легкая, умеренная или тяжелая в соответствии со следующим:

    1. Интенсивность дождя или ледяной крупы . То интенсивность дождя и ледяной крупы должна основываться на критериях, приведенных в Таблица A-6, Таблица A-7 и Таблица A-8 ниже.
      Таблица A-6 Интенсивность дождя или льда Пеллеты на основе скорости падения
      Интенсивность Критерии
      Светлый До 0.10 дюймов в час; максимум 0,01 дюйма за 6 минут.
      Умеренная От 0,11 дюйма до 0,30 дюйм в час; более 0,01 дюйма до 0,03 дюйма за 6 минут.
      Тяжелый Более 0,30 дюйма в час; более 0,03 дюйма за 6 минут.
      Таблица A-7 Оценка Интенсивность дождя
      Интенсивность Критерии
      Свет От рассеянных капель которые, независимо от продолжительности, не полностью смачивают открытую поверхность до состояние, при котором отдельные капли хорошо видны.
      Умеренная Отдельные капли нечетко идентифицируемый; брызги видны прямо над тротуарами и другими твердые поверхности.
      Сильный Кажется, идет дождь в листах; отдельные капли не идентифицируются; сильные брызги на высоту несколько дюймов наблюдается над твердыми поверхностями.
      Таблица A-8 Оценка Интенсивность ледяных гранул
      Интенсивность Критерии
      Легкие Разбросанные пеллеты, не полностью покрывать открытые поверхности независимо от продолжительности.Видимость не влияет.
      Умеренная Медленное накопление на земле. Видимость снижена из-за ледяной крупы до менее 7 статутных миль.
      Тяжелый Быстрое накопление на земле. Видимость снижена из-за ледяной крупы до менее 3 статутных миль.

    2. Интенсивность снега и мороси
    3. . То интенсивность снег и морось должны основываться на сообщаемой видимости поверхности в в соответствии с таблицей A-9, если они встречаются отдельно.

      Таблица A-9 Интенсивность снега или мороси в зависимости от видимости
      Интенсивность Критерии
      Свет Видимость >1/2 мили.
      Умеренная Видимость >1/4 миля, но
      Тяжелый Видимость
  • Близость Если иное не указано в другом месте в этом справочник, погодные явления, происходящие за пределами пункта наблюдения (между 5 и 10 статутных миль) указывается как (в) районе .
Дескрипторы
Дескрипторы — это квалификаторы, которые дополнительно расширяют погодные явления и применяются при определенных видах осадков и затемнения. Квалификаторы дескриптора:
  • Мелкий
    Дескриптор small должен использоваться только для далее опишите туман, который имеет небольшую вертикальную протяженность (менее 6 футов).
  • Частично и патчи
    Частичный дескриптор и патчи должен использоваться только для дальнейшего описания тумана, который имеет небольшую вертикальную протяженность. (обычно больше или равно 6 футам, но меньше 20 футов) и уменьшает горизонтальная видимость, но в меньшей степени вертикальная.Звезды часто могут видно ночью, а солнце днем.
  • Низкий дрейф
    Когда пыль, песок или снег поднимаются ветер менее 6 футов, для дальнейшего описания погодное явление.
  • Продувка
    Когда пыль, песок, снег и/или брызги поднимаются ветер на высоту 6 футов и более, «дуновение» должно использоваться для дальнейшего описать погодное явление.
  • Душ(и)
    Осадки, характеризующиеся внезапностью с которой они начинаются и заканчиваются, по быстрым изменениям интенсивности и обычно резкими изменениями внешнего вида неба.
  • Гроза
    Местный шторм, вызванный кучево-дождевыми облаками облако, сопровождаемое молнией и/или громом.
  • Замораживание
    При тумане и температуре ниже 0, o °С, для дальнейшего описания явления следует использовать термин «замораживание». Когда изморось и/или дождь замерзает при ударе и образует гололед на земле или другие открытые объекты, «замораживание» должно использоваться для дальнейшего описания явление.

Отчет о текущей погоде Стандарты

Текущая погода сообщается, когда она происходит 90 189 в 90 190 или 90 189 в окрестности , станции и на момент наблюдения . Пока не направлено в другое место, местонахождение явления погоды сообщается как:

  1. происходящее на станции в пределах 5 статутных миль от точки наблюдения.
  2. вблизи станции на расстоянии от 5 до 10 статутных миль пунктов наблюдения.
  3. на расстоянии от станции , когда за пределами 10 статутных миль точки наблюдения.

Примечание: Об осадках сообщается, когда они выпадают в точке наблюдение. Осадки не выпадают в точке наблюдения, но в пределах 10 статутных миль указывается как вблизи .

О затемнениях сообщается только тогда, когда преобладающая видимость меньше 7 статутных миль или считается важным с эксплуатационной точки зрения 90 190, за исключением:

  1. Вулканический пепел. О вулканическом пепле всегда следует сообщать при его наблюдении.
  2. низкий перенос пыли,
  3. мелкий подвижный песок,
  4. мелкий подвижный песок,
  5. неглубокий туман,
  6. частичный туман,
  7. и участки тумана.

Когда одновременно сообщается более одного типа текущей погоды, Текущая погода должна сообщаться в следующем порядке:

  1. Торнадная активность — Торнадо, Воронкообразное облако или Водяной смерч.
  2. Гроза(и) с осадками или без них.
  3. Текущая погода в порядке убывания преобладания, т. е. наиболее первым сообщается о доминантном типе.
  4. Слева направо в таблице A-10 (столбцы с 1 по 5).

Должны использоваться отчетные обозначения, приведенные в таблице A-10. сообщать о текущей погоде.

Неизвестные осадки . Неизвестные осадки должны сообщаться только автоматическими станциями, чтобы указать на осадки неизвестных тип, когда автоматизированная система не может идентифицировать осадки с какой-либо большая точность.

Другие важные погодные явления. Наблюдатели должны быть оповещение о явлениях погоды, которые видны со станции, но не происходят на станции. Примерами таких явлений являются облака тумана, локальный дождь, снег на взлетно-посадочных полосах и т. д. Об этих явлениях следует сообщать всякий раз, когда они считаются операционно значимыми. Извержения вулканов должны сообщить в комментариях.

Сводка погоды

Таблица A-11 содержит краткую информацию о текущей погоде. стандарты соблюдения и отчетности в зависимости от типа станции.

Таблица A-11 Краткое описание настоящего Стандарты наблюдения за погодой и отчетности
Текущая погода Тип станции
Автоматизированный Руководство
Воронкообразное облако
(Вихрь Активность)
Дополнено на
назначенных станциях
Отчет FC или +FC и в примечания ТОРНАДО , ВОРОНКОВОЕ ОБЛАКО , ВОДЯНОЙ СМЕРТ , время начало и время окончания, источник, место и направление движения.
Гроза Дополнено на
назначенных станциях
Отчет ТС , время начала/окончания, расположение и движение.
Град Дополнено на
назначенных станциях
Отчет GR , время начала и время окончания, расчетный размер крупнейших градин в дюймах, которым предшествует GR .
Мелкий град и/или
снег пеллеты
Дополнено на
назначенных станциях
Отчет GS , время начала и время окончания.
Обскурации BR , FG и HZ май
сообщил
Отчет BR , FG , PRFG , ФУ , ДУ , ХЗ , СА , БЛСН , БЛСА , BLDU , SS , DS , BLPY и VA .
Н/Д Сообщает о неравномерной погоде и затемнения.
Количество осадков ДЗ , РА , СН и UP может быть
сообщено
Отчет РА , ШРА , ДЗ , ФЗРА , ФЗДЗ , СН , ШСН , СГ , ГС , ИЦ , ГР , ПЛ , и ШПЛ .
Может быть указано как ФЗ Дескриптор отчетов с осадками.
Может сообщать об интенсивности осадков как легкие, средние или тяжелые. Сообщает об интенсивности осадков, кроме IC , GR и GS как легкие, средние или тяжелые.
Может сообщать о почасовом накоплении жидкие осадки. Может сообщать о почасовом накоплении жидкости осадки.
Отчет за май 3, 6 и 24 часа накопление осадков (водный эквивалент твердого вещества). Майский отчет за 3, 6 и 24 часа накопление осадков (водный эквивалент твердого вещества).
Н/Д Может сообщать о глубине и скоплении твердые осадки.
Н/Д Размер отчетов GR .
Шквал Отчет SQ . Отчет SQ .

Кодирование и декодирование Группа текущей погоды (w’w’)

Должны использоваться соответствующие обозначения, используемые в таблице А-10. кодировать текущую погоду.

Следующие общие правила применяются при кодировании текущей погоды для METAR или СПЕЦИАЛЬНЫЙ

  1. Погода в пункте наблюдения (на станции) или в окрестности станции должны быть закодированы в теле сводки; Погода наблюдается, но не происходит в точке наблюдения (на станции) или в окрестности должны быть закодированы в примечаниях.
  2. За исключением вулканического пепла, низкий уровень переноса пыли, низкий уровень зыбучий песок, низкий поземок, неглубокий туман, частичный туман и участки (из) туман, затемнение должно быть закодировано в теле отчета, если поверхность видимость менее 7 миль или считается существенной с точки зрения эксплуатации.Вулканический пепел всегда должен кодироваться при его наблюдении.
  3. Для каждого типа текущей погоды должны использоваться отдельные группы. Каждая группа должна быть отделена от другой пробелом. METAR/SPECI должен содержать не более трех групп текущей погоды.
  4. Погодные группы должны быть составлены с учетом столбцов с 1 по 5 в Таблице A-10 по порядку, т. е. интенсивность, за которой следует описание, за которым следуют погодные явления, например, сильный(е) ливень(и) кодируется как +ШРА .
  1. Классификатор интенсивности или близости
    1. Интенсивность должна кодироваться типами осадков, за исключением льда кристаллы и град, в том числе связанные с грозой ( ТС ) и ливневые ( SH ). Торнадо и смерчи должны быть кодируется как +FC .
    2. Не следует приписывать интенсивность затемнениям сдувание пыли ( BLDU ), сдувание песка ( BLSA ) и сдувание снега ( БЛСН ).Только умеренная или тяжелая интенсивность должна быть приписана песчаная буря ( SS ) и пыльная буря ( DS ).
    3. Классификатор близости для близости, VC , (погодные явления наблюдаемые вблизи, но не в точке(ах) наблюдения) кодируется в сочетании с грозой ( ТС ), туманом ( ФГ ), ливень(и) ( SH ), хорошо развитые пылевые/песчаные вихри ( PO ), продувка пыли ( BLDU ), продувка песка ( BLSA ), метель ( BLSN ), песчаная буря ( SS ) и пыльная буря ( DS ).Квалификаторы интенсивности не должны кодироваться с помощью VC .
    4. VCFG должен быть закодирован для сообщения о любом типе тумана вблизи точки наблюдения.
    5. Осадки, выпадающие не в точке наблюдения, а в пределах 10 статутные мили должны быть закодированы как ливни в окрестностях ( VCSH ).
  2. Спецификатор дескриптора

    Только один дескриптор должен быть закодирован для каждого группа погодных явлений, например, -ФЗДЗ .Туман ( BR ) не должен кодируется любым дескриптором.

    1. Дескрипторы мелкие ( MI ), частичные ( PR ) и патчи ( BC ) должны быть закодированы только с помощью FG , например, MIFG .
    2. Дескрипторы низкого дрейфа ( DR ) и продувки ( BL ) должны кодироваться только пылью ( DU ), песком ( SA ) и снегом ( SN ), например, BLSN или DRSN . DR кодируется по DU , SA или SN , поднятый ветром на высоту менее шести футов земля.

      Когда наблюдается метель с выпадением снега из облаков, как сообщают о явлениях, например, SN BLSN . Если идет метель и наблюдатель не может определить, идет ли снег, то BLSN должно быть сообщено.

    3. PY кодируется только с обдувом ( BL ).
    4. Душ(и) дескриптора ( SH ) должен быть закодирован только одним или несколькими видов осадков дождя ( RA ), снега ( SN ), ледяная крупа ( PL ), мелкий град ( GS ) или крупный град ( GR ). Дескриптор SH указывает на ливневые осадки. Когда любой тип осадков кодируется VC , интенсивность и тип осадков осадки не кодируются.
    5. Дескриптор гроза ( TS ) может быть закодирован сам по себе, т.е.е., а гроза без сопутствующих осадков, или она может быть закодирована с помощью виды осадков дождь ( RA ), снег ( SN ), ледяная крупа ( PL ), мелкий град и/или снежная крупа ( GS ) или град ( ГР ). Например, гроза со снегом а мелкий град и/или снежная крупа будут кодироваться как ЦСНГС . ТС не должен кодироваться SH .
    6. Заморозка дескриптора ( ФЗ ) кодируется только в сочетании при тумане ( FG ), мороси ( DZ ) или дожде ( RA ), e.г., ФЗРА . FZ не должен кодироваться с SH .
  3. Осадки . В одном коде может быть закодировано до трех типов осадков. единая группа текущей погоды. Они должны быть закодированы в порядке убывания доминирование, основанное на интенсивности.
    1. Морось кодируется как DZ ; дождь кодируется как RA ; снег должен иметь код SN ; снежные зерна должны быть закодированы как SG ; кристаллы льда должен быть закодирован как IC ; ледяные гранулы должны иметь код PL ; Град должен быть закодирован как GR , а мелкий Град и/или снежная крупа должны быть закодированы как GS .
    2. На автоматизированных станциях осадки неизвестного типа должны быть закодированы как УП .
  4. Затемнение
    1. Туман должен быть закодирован как BR ; туман должен быть закодирован как FG ; дым должен быть закодирован как FU ; вулканический пепел кодируется как VA ; распространенная пыль кодируется как DU ; песок должен быть закодирован как SA ; дымка должна быть закодирована как HZ .
    2. Неглубокий туман ( MIFG ), участки тумана ( BCFG ) и частичный туман ( PRFG ) может быть закодирован как преобладающая видимость 7 статутных миль или больше.
    3. Спрей должен быть закодирован только как BLPY .
  5. Другие погодные явления
    1. Хорошо развитые пылевые/песчаные вихри должны быть закодированы как PO ; шквалы кодироваться как SQ ; песчаная буря должна быть закодирована как SS ; и пыльная буря должна быть закодирована как DS .
    2. Торнадо и водяные смерчи должны быть закодированы как +FC . Воронкообразные облака должен быть закодирован как FC .

Расшифровка Группа текущей погоды (w’w’)

Найдите сообщенный код текущей погоды в теле матрицы.Следуйте по строке слева, чтобы найти текущие погодные явления. Следовать колонке вверх, чтобы найти определитель текущего явления погоды.

Матрица погодных явлений
ФЕНОМЕНЫ WX КВАЛИФИКАЦИЯ
Интенсивность или близость Дескриптор 1
Легкий Умеренный Тяжелый Окрестности Неглубокий Частичный Патчи Низкий
Дрейфующий
Обдув Душ Гроза-
Буря
Заморозки
Осадки + ВК 2 МИ ПР БК ДР 3 БЛ Ш ТС 4 ФЗ
Морось ДЗ -ДЗ ДЗ +ДЗ ФЗДЗ
Дождь RA -RA РА + РА ШРА ЦРА ФЗРА
Снег SN -SN Серийный номер + Серийный номер ДРСН БЛСН ШСН ЦСН
Снежные зерна SG -SG SG + SG
Кристаллы льда 5 IC ИС
Ледяные гранулы PL -ПЛ PL +PL ШПЛ ЦПЛ
Град 5,6 ГР ГР ШГР ЦГР
Мелкий град 5,7 ГС ГС ШГС ЦГС
Неизвестно
Осадки
UP Только автоматизированные станции
— без интенсивности
Грозы, ливни, заморозки и их
близость Индикатор
Гроза ТС ТС ВЦТС 8
Гроза и дождь ТСРА -ЦРА ТСРА +ТСРА
Гроза и снег ТСН -ЦСН ЦСН +ЦСН
Грозовые и ледяные гранулы TSPL -ЦПЛ ТСПЛ +ТСПЛ
Гроза и снежные зерна TSGS ЦГС
Гроза и Град ЦГР ЦГР
Души SH ВЦШ 9
Ливневые дожди ШРА -ШРА ШРА +ШРА
Снегопады ШСН -ШСН ШСН +ШСН
Душ из ледяных гранул ШПЛ -ШПЛ ШПЛ +ШПЛ
Град ШГР ШГР
Град малый ШГС ШГС
Замерзающая морось ФЗДЗ -ФЗДЗ ФЗДЗ +ФЗДЗ
Ледяной дождь ФЗРА -ФЗРА ФЗРА +ФЗРА
Морозный туман 16 FZFG ФЗФГ 16
Затемнения +ФЗДЗ
Туман 10 BR БР 10
Туман 11 ФГ ФГ 11 ВКФГ 12 МИБГ 13 ПРФГ 14 БКФГ 15 ФЗФГ 16
Дым ФУ ФУ
Вулканический пепел 17 ВА ВА 17
Распространенная пыль ДУ ДУ ДРДУ БЛДУ
Песок SA СА ДРСА БЛСА
Дымка ГЦ Гц
Спрей ру БЛП
Выдувание
Явления
Метель 18 БЛСН БЛСН ВКБЛСН БЛСН
Песок BLSA БЛСА ВКБЛСА БЛСА
Пыль БЛДУ БЛДУ ВКБЛДУ БЛДУ
ПРОЧЕЕ БЛСН БЛСН ВКБЛСН БЛСН
Песчано-пылевые вихри PO Заказ на поставку ВКПО
Шквалы 19 SQ КВ
Воронкообразное облако FC ФК
Торнадо/
Смерч 20
+FC +FC
Песчаная буря 21 Нержавеющая сталь нержавеющая сталь +нержавеющая сталь ВКСС
Пыльная буря 22 ДС ДС +ДС VCDS
Примечания к матрице погодных явлений
  1. — Для каждой погоды должен быть включен только 1 дескриптор группа явлений; е.г., БКФГ. Всего 2 исключения из этого правила: VCSH и VCTS.
  2. — Близость определяется как > 0SM до 10SM точки наблюдения для осадки. Кроме осадков (VCFG, VCBLSN, VCBLSA, BCBLDU, VCPO, VCSS, VCDS), расстояние от 5SM до 10SM.
  3. — Подняты ветром на высоту менее 6 футов над землей.
  4. — TS может быть сообщено само по себе, если нет осадков, связанных с гроза.
  5. — Град (GR/GS [снежная крупа]) или ледяные кристаллы (IC) никогда не измеряется.
  6. — Крупнейший наблюдаемый град имеет диаметр 1/4 дюйма или более.
  7. — Диаметр градин менее 1/4 дюйма. Замечание не введено для размер градины.
  8. — VCTS должны использоваться только автоматизированными станциями. Если слышен гром, ТС должен быть сообщен.
  9. — Ливневые дожди (SH) при связи с индикатором VC, тип и интенсивность ливневых осадков не указывается; т. е. +VCSHRA не позволил; будет сообщено только о VCSH. VCSH должен использоваться для сообщения любого типа осадки не в точке наблюдения, а от >0SM до 10SM.
  10. — BR (туман) следует использовать только при видимости не менее 5/8SM, но не более 6СМ.
  11. — Для FG (тумана) необходимо сообщать без квалификаторов VC 11 , MI 12 , PR 13 или BC 14 видимость должна быть менее 5/8 SM.
  12. — VC используется для сообщения о любом типе тумана, наблюдаемого поблизости (5-10 SM) станции.
  13. — MIFG (неглубокий туман) должен быть доложен, видимость на высоте 6 футов над уровнем моря. высота над уровнем земли должна быть 5/8 см или более, а видимость в тумане слой должен быть менее 5/8 см.
  14. — PRFG (частичный туман) указывает на то, что значительная часть станции покрыты туманом, в то время как остальная часть свободна от тумана.
  15. — BCFG (клочья тумана) указывает на то, что участки тумана случайным образом покрывают станция.
  16. — FZFG любой туман , состоящий преимущественно из капель воды на температурах ниже 0, o C, независимо от того, откладывается ли изморозь или нет.
  17. — вулканический пепел всегда указывается в сводке METAR/SPECI при настоящее время.Видимость не показатель.
  18. — SN BLSN указывает на выпадение снега из облаков при возникновении метели. Если наблюдатель не может определить, падает ли снег также с облаков, то следует сообщать только BLSN.
  19. — SQ (шквал) — внезапное усиление скорости ветра не менее 16 узлов, увеличение скорости до 22 узлов и более в течение не менее одной минуты.
  20. — О торнадо и смерчах следует сообщать с использованием индикатора «+», то есть +FC.
  21. — SS (песчаная буря) сообщается, если видимость > или = 5/16 SM и — DS (пыльная буря) сообщается, если видимость > или = 5/16 SM и
    Для сообщений о явлениях погоды в или рядом с вокзалом.Если наблюдается более одного значительного явления погоды, в сводку включаются отдельные группы явлений погоды. Если больше чем наблюдается один вид осадков, следует использовать соответствующие сокращения. объединены в одну группу с преобладающим типом осадков сообщил первым. В такой отдельной группе интенсивность должна относиться к общему количество осадков и сообщаться с одним индикатором или без него, в зависимости от обстоятельств; например., -РАСН ФГ ХЗ.
Вернуться к индексу первой страницы

НАСА выбирает новую миссию для изучения штормов и их воздействия на климатические модели

INCUS стремится непосредственно выяснить, почему конвективные штормы, сильные осадки и облака возникают именно тогда, когда и где они образуются.Исследование основано на Десятилетнем обзоре наук о Земле 2017 года, проведенном Национальными академиями наук, инженерии и медицины, в котором изложены амбициозные, но крайне необходимые рекомендации по исследованиям и наблюдениям.

«В меняющемся климате более точная информация о том, как развиваются и усиливаются штормы, может помочь улучшить модели погоды и нашу способность прогнозировать риск экстремальных погодных явлений», — сказала Карен Сен-Жермен, директор отдела наук о Земле НАСА. «Эта информация не только углубляет наше научное понимание меняющихся земных процессов, но и может помочь информировать сообщества по всему миру.

Изменение климата повышает температуру океанов и увеличивает вероятность того, что штормы будут усиливаться чаще и быстрее, явление, которое ученые НАСА продолжают изучать.

Штормы начинаются с быстрого подъема водяного пара и воздуха, которые создают высокие облака, готовые вызвать дождь, град и молнии. Чем больше масса водяного пара и воздуха, переносимых вверх в атмосфере, тем выше риск экстремальных погодных явлений. Этот вертикальный перенос воздуха и водяного пара, известный как конвективный поток массы (CMF), остается одним из самых неизвестных в погоде и климате.Систематические измерения CMF по всему диапазону условий улучшат представление интенсивности штормов и ограничат высокие обратные связи облаков, которые могут добавить неопределенность, в модели погоды и климата.

Главным исследователем INCUS является Сьюзан ван ден Хивер из Университета штата Колорадо в Форт-Коллинзе. Миссия будет поддерживаться несколькими центрами НАСА, в том числе Лабораторией реактивного движения в Южной Калифорнии, Центром космических полетов Годдарда в Гринбелте, штат Мэриленд, и Центром космических полетов Маршалла в Хантсвилле, Алабама, а ключевые компоненты спутниковой системы будут предоставлены Blue Canyon Technologies. и Tendeg LLC, оба в Колорадо.Миссия будет стоить примерно 177 миллионов долларов, не включая затраты на запуск. НАСА выберет провайдера запуска в будущем.

Программа NASA Earth Venture состоит из научно обоснованных, отобранных на конкурсной основе недорогих миссий/исследований. Эта программа предоставляет возможности для инвестиций в инновационную науку, чтобы расширить наши возможности для лучшего понимания текущего состояния системы Земли и дальнейшего улучшения прогнозов будущих изменений. Текущая программа Earth Venture включает в себя полные миссии, спутниковые инструменты для полетов по возможности, инструменты для непрерывности записи данных наук о Земле и устойчивые суборбитальные исследования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.