Какое влияние запора на микрофлору человека: Микробиологические аспекты в лечении запоров | #06/11

Микробиологические аспекты в лечении запоров | #06/11

Развитие всех высших организмов осуществлялось в присутствии бактерий, одних из древнейших форм жизни на Земле, что обусловило теснейшие связи между ними [14]. Поэтому все ткани организма, контактирующие с внешней средой, являются нишами обитания для широкого спектра микроорганизмов, формирующих биологические пленки. Количественный и качественный состав микробных ассоциаций контролируется, с одной стороны, системой «чувства кворума», которая позволяет бактериям обмениваться информацией посредством диффузии сигнальных молекул, регулирующих экспрессию бактериальных генов при достижении оптимальной клеточной плотности [2], с другой стороны, ткани-носители макроорганизма обладают способностью оптимизировать микробные экосистемы продукцией антимикробных пептидов [14]. Сложность этих взаимосвязей дополняется влиянием микроорганизмов на функционирование органа-среды обитания благоприятным для себя образом, посредством экспрессии молекул-мессенжеров для различных межклеточных сигнальных путей макроорганизма, и правильное созревание иммунной системы человека во многом опосредовано влиянием представителей его микрофлоры [29].

Состав микрофлоры каждого человека индивидуален, подобно отпечаткам пальцев [3], и эта индивидуальность может объясняться особенностями иммунных реакций, вскармливания, образа жизни, перенесенными инфекциями и средствами их лечения, а также имеющейся хронической патологией [7, 32]. Снижение активности моторной функции кишечника, проявляющееся запором, также оказывает значимое влияние на состав и топологию кишечной микрофлоры [10]. Не удаленные вовремя остатки пищи могут служить субстратом для отдельных микроорганизмов и являются важным преимуществом в конкурентной борьбе бактерий. Помимо этого, регулярное использование пациентами с запорами слабительных средств и клизм также может отражаться на составе микрофлоры кишечника. Так, для взрослых пациентов с запорами характерно снижение количества бифидо- и лактобактерий с увеличением видов

Veillionella [10], для детей — увеличение числа клостридий и бифидобактерий [19, 24]. В отдельных исследованиях назначение курса антибиотикотерапии способствовало увеличению частоты стула, улучшению его консистенции и устранению натуживания, что подтверждало роль изменений микрофлоры в формировании запоров [24].

Некоторый свет на механизм связи кишечной флоры и запоров могут пролить исследования, в которых у пациентов с синдромом раздраженного кишечника (СРК) с запорами при проведении водородного дыхательного теста с лактулозой выявлялось значимое увеличение продукции метана, ассоциированное с увеличением времени кишечного транзита [23]. В экспериментальных условиях метан тормозил моторную функцию кишки увеличением ее тонуса [23]. Причем следует подчеркнуть, что источник избыточных количеств метана в выдыхаемом воздухе пациентов с запорами пока не определен и некоторые исследователи полагают, что ими являются метанобразующие бактерии толстой, а не тонкой кишки [24]. Таким образом, лечебные мероприятия, направленные на коррекцию микробного состава у пациентов с запорами, могут способствовать восстановлению времени кишечного транзита и поддержанию состояния ремиссии по этому показателю.

Лечение хронических запоров должно осуществляться в условиях коррекции образа жизни с обязательным устранением факторов, способствующих задержке стула. Для достижения успеха у большей доли пациентов достаточно лишь обеспечить немедленную реакцию на появление позыва и восстановить режим дефекаций в течение дня и относительно приемов пищи [6]. Увеличение уровня физической активности может помочь в случае запоров легкой степени тяжести, но в случае длительного отсутствия стула эта мера малоэффективна [6]. Увеличение потребления жидкости не оказывает значимого эффекта на скорость кишечного транзита и в случае отсутствия признаков дегидратации эта рекомендация неэффективна [6].

Пищевые волокна используются в лечении запоров уже около 500 лет и в подавляющем большинстве представляют собой некрахмальные полисахариды. Водорастворимые волокна (пектин, камеди и слизи) способны образовывать вязкие растворы и удерживать воду в кишечном содержимом, увеличивая его объем и незначительно влияют на время транзита, нерастворимые волокна (целлюлоза, гемицеллюлоза и лигнины) не способны удерживать воду, но значительно увеличивают объем стула и выраженно стимулируют кишечный транзит [6, 24].

Обратные отношения между растворимостью пищевых волокон и увеличением массы стула объясняются большей подверженностью растворимых волокон к бактериальной ферментации в проксимальной части толстой кишки. Слабительный эффект пищевых волокон обеспечивается набуханием непереваренных волокон, задержкой жидкости в содержимом кишечника, прокинетическим эффектом продуктов бактериальной ферментации (бутират), стимуляцией роста бактериальной массы (которыми представлена сухая масса фекалий), увеличением продукции газов и иных побочных продуктов ферментации, увеличивающих массу стула [24]. У здоровых добровольцев влияние 25 г волокон на массу стула различалось весьма значительно от +17–19% с пектином и камедями до +117% при использовании отрубей [24]. Как известно, часть пациентов с запорами резистентны к послабляющему действию пищевых волокон, и эта резистентность оказалась прямо пропорциональной увеличению времени кишечного транзита [24]. Рекомендации по увеличению содержания волокон до 10–20 г на 1000 ккал рациона [6] чрезвычайно распространены, однако их доказательная база недостаточно серьезна: в современных систематических обзорах эффект волокон на частоту стула в лучшем случае описывается как умеренный, причем в плацебо-контролируемых исследованиях эффект растворимых волокон (псиллиум) на частоту стула и его консистенцию описывался как положительный, в то время как отруби в подобных условиях не смогли продемонстрировать достоверный положительный эффект [24].
Отсутствие больших, оптимальных по дизайну исследований по использованию пищевых волокон в терапии запоров ограничивает их использование в таких группах риска, как пожилые пациенты и пациенты с неврологическими заболеваниями. Хотя продукты и лекарственные средства с высоким содержанием пищевых волокон лишены серьезных побочных эффектов, их вкусовые качества (особенно в отношении отрубей) и проблемы с переносимостью, обусловленные ферментацией и продукцией газов, являются серьезным препятствием при их использовании у пациентов с СРК с запорами, которые часто связывают наличие симптомов с приемами пищи, поскольку включение нерастворимых волокон может провоцировать болевой синдром [24]. Подбор пропорций между растворимыми и нерастворимыми волокнами может способствовать преодолению проблемы непереносимости у этих пациентов [6]. На основе обобщения опыта применения можно сделать вывод, что биологически активные добавки (БАД) и пищевые продукты, содержащие пищевые волокна, эффективны у пациентов с хроническим запором без замедления транзита и диссинергии тазового дна, причем в этой группе их эффективность достигает 80% [6].

Пребиотиками называют ферментируемые пищевые продукты, оказывающие свое положительное влияние на здоровье хозяина путем селективной стимуляции размножения и активности определенных видов бактерий в толстой кишке. Из пребиотиков только инулин и фруктоолигосахариды имеют достаточную доказательную базу для использования их в качестве ингредиентов функциональных продуктов, в толстой кишке они ферментируются с образованием энергии и таких конечных продуктов, как молочная кислота и короткоцепочечные жирные кислоты [24]. Следует учитывать, что пищевые волокна и лактулоза, широко применяемые при запорах, также обладают свойствами пребиотиков. В литературе представлено очень мало работ, посвященных влиянию пребиотиков на задержку стула, с удовлетворительным дизайном, и при интерпретации полученных результатов следует учитывать влияние на микрофлору со стороны ингредиентов пищи, поскольку полимерные углеводы со свойствами пребиотиков широко распространены во фруктах, овощах и злаках [6].

Сравнительно недавно в сферу интересов микробиологов помимо патогенных и ферментирующих бактерий попали симбиотические микроорганизмы человека, когда было установлено значимое влияние этих микроорганизмов, особенно микрофлоры кишечника, на состояние здоровья организма-хозяина, что способствовало формированию концепции пробиотиков. И. И. Мечников первым сформулировал эту идею, полагая, что кисломолочные бактерии являются наиболее подходящими кандидатами на роль пробиотических микроорганизмов. Но в период расцвета антибиотиков и вакцин эта идея не получила должного внимания, и лишь появление мультирезистентных штаммов и осознание роли микрофлоры человека в поддержании здоровья способствовало всплеску интереса к этой концепции. Рабочая группа Всемирной Организации Здравоохранения в 2002 г. приняла определение пробиотиков как «живых микроорганизмов, которые при назначении в адекватных количествах способствуют улучшению здоровья организма-хозяина» [31].

Основная часть пробиотических средств, представленных на рынке в настоящее время, принадлежит большой группе молочнокислых бактерий, которые являются нормальными представителями микрофлоры желудочно-кишечного тракта человека (табл. 1) [22]. Однако многочисленные исследователи изучают потенциальные пробиотические возможности других микроорганизмов, например дрожжей, которые в норме не присутствуют в кишечнике человека [25].

Пробиотические штаммы реализуют свои положительные для здоровья эффекты посредством множества механизмов, уникальных для каждого штамма (табл. 2) [22], причем пространство взаимодействия пробиотика и организма хозяина можно разделить на три уровня: 1) просвет кишечника, 2) кишечный эпителий и 3) иммунная система [27]. Однако механизмы реализации значительной части описанных эффектов пробиотиков до конца не раскрыты.

К настоящему моменту стало известно, что пробиотические бактерии способны взаимодействовать с клетками организма-хозяина вмешательством в работу межклеточных путей передачи сигналов [22]. Секретируемые бактериальные продукты (пептиды, короткоцепочечные жирные кислоты, бактериоцины, оксид азота) [12, 18, 30, 31] и структурные компоненты погибших бактерий (ДНК, протеины, липополисахариды) [5] способны вызывать специ­фический ответ со стороны организма человека, например, изменяя активность факторов транскрипции NF-kB и АР-1 либо через протеинкиназы, активируемые митогенами (МАРК), либо протеинкиназы С и фосфатидил-инозитол-3-киназы [22, 28].

Грамположительные бактерии используют в качестве сигнальных молекул N-ацил-гомосеринлактоны и 2-алкил-4-хинолоны, грамотрицательные — пептиды, способные формировать циклические структуры, которые обеспечивают работу системы «чувства кворума» [2]. Некоторые из этих молекул взаимодействуют с рецепторами на поверхности клетки, рецепторы для других расположены внутриклеточно, и, как недавно было установлено, часть этих молекул обладает свойствами иммуномодуляторов [33].

В отношении запоров существует несколько клинических исследований, в которых пробиотики (иногда в комбинации с пребиотиком) проявили способность ускорять кишечный транзит у пациентов с медленным транзитом. Так,

Bifidobacterium animalis сокращали кишечный транзит у здоровых женщин, пожилых пациентов и у пациентов с СРК [24]. Этот эффект наблюдался только при применении живых микроорганизмов и был более выражен у лиц с исходно выраженным замедлением транзита. У лиц с СРК это ускорение транзита было наиболее выражено в правой половине толстой кишки, где содержится максимальная плотность бактериального содержимого [24]. При более детальном изучении ускорение транзита оказалось независимым от изменений фекальной массы и содержания желчных кислот, что подразумевает прямое воздействие пробиотика на кишечную моторику [24]. Другим исследователям удалось доказать способность комбинации Lactobacillus ramnosus, B. lactis и инулина стимулировать моторную функцию тонкой кишки [24]. Еще один путь влияния пробиотиков на функциональную активность кишечника может быть опосредован ЦНС. Связь тревожно-депрессивных расстройств с нарушениями моторной функции кишечника к настоящему времени стала бесспорной, и наличие у пациента запоров всегда требует исключения эмоциональных расстройств [15]. Исследованиями на животных установлено, что введение в рацион крыс Bifidobacteria infantis в течение 14 дней способствовало достоверному повышению уровня триптофана в плазме крови, который является предшественником нейромедиаторов (серотонина) клеток головного мозга, что было расценено авторами как наличие антидепрессивного потенциала у этих бактерий [10, 13].

Среди опубликованных данных рандомизированных контролируемых исследований положительный эффект у пациентов с хроническими запорами (без наличия СРК) отмечен при использовании пробиотического напитка, содержащего Lactobacillus casei Shirota, а также пробиотического штамма B. lactis DN-173010 [6]. У детей с функциональными запорами в плацебо-контролируемых условиях назначение L. reuteri способствовало значительному увеличению частоты стула, но без значимого изменения его консистенции [11]. При использовании B. longum была достигнута нормализация опорожнения кишечника у пациентов домов престарелых [6]. В других исследованиях с менее строгим дизайном или в случае комбинирования пробиотиков и иных способов лечения обнадеживающие результаты получены для бифидобактерий, лактобактерий, пропионобактерий а также инфузий суспензии фекальных масс [17, 24]. В метаанализе эффективности пробиотиков при запорах, включающем пять исследований с 377 участниками, положительный эффект на частоту и консистенцию стула получен при использовании B. lactis DN-173010, L. casei Shirota и Escherichia coli Nissle 1917 [9].

Весомая поддержка концепции использования пробиотиков при задержке стула получена в исследованиях, посвященных СРК [16]. Bifidobacterium animalis, помимо сокращения времени кишечного транзита, достоверно увеличивали частоту стула у пациентов с СРК с запорами. Другой штамм B. infantis 35624 оказался способным нормализовать консистенцию стула и уменьшить необходимость в натуживании у пациентов с СРК, без достоверного изменения частоты стула [21].

В последних обзорах [6, 25] сделан акцент на том факте, что назначение L. rhamnosus GG оказалось неэффективным при использовании у пациентов с запорами. Эти работы ссылаются на плацебо-контролируемое исследование польских ученых [4], которые не обнаружили дополнительного влияния на показатели стула при добавлении этого пробиотика к схеме лечения лактулозой в детской популяции (n = 84). В то время как в более ранних работах с участием взрослых пациентов с запорами L. rhamnosus GG продемонстрировали положительное влияние на показатель стула [20]. Возможными причинами отсутствия эффективности этого штамма у детей могут служить некоторые погрешности дизайна исследования: пациенты получали пробиотик в виде капсул, причем им разрешалось их открывать и добавлять содержимое в пищу (зная нелюбовь детей к таблеткам и капсулам, можно предположить, что большая часть детей их открывала — в исследовании этот показатель, к сожалению, не учитывался). Как относительно недавно стало известно [26], эффективность пробиотика сильно зависит от содержания жира, концентрации и типа белка и монодисахаров, а также рН среды-носителя. Оптимальным средством доставки пробиотика признаны кисломолочные напитки, где эти параметры наиболее удачно сбалансированы. Также исследователи абсолютно не учитывали состав и количество съедаемой пищи, которые могли оказывать определяющее влияние на частоту и консистенцию стула.

В качестве альтернативной точки зрения можно сослаться на наше исследование, выполненное два года назад [1]. В исследование было включено 60 стационарных пациентов с СРК с запорами (Римские критерии III), которые были рандомизированы в три группы, аналогичные по возрасту, наличию основного и сопутствующих заболеваний. В 1-й группе рацион был модифицирован заменой кефира и сметаны на 330 г исследуемого питьевого йогурта Био Баланс®, обогащенного бифидобактериями и L. rhamnosus GG (АТСС 53103, LGG®), с содержанием КОЕ на конец срока годности не менее: бифидобактерий — 106, лактобактерий — 107. Базовый рацион пациентов 2-й группы модифицирован заменой кефира и сметаны на 330 мл кефирного напитка Био Баланс®, обогащенного пробиотиками по аналогичной схеме, с содержанием КОЕ на конец срока годности не менее: бифидобактерий — 106, лактобактерий — 106. Контрольную группу составили пациенты, получавшие стандартный вариант диеты с традиционными кисломолочными продуктами. Стоит отметить, что употребление домашних продуктов не допускается правилами Клиники, поэтому различия рационов участников были минимальны. Продолжительность клинического испытания составила 21 день. Группы сравнивались по динамике качества жизни и выраженности жалоб, по показателям консистенции стула с указанием его частоты, данным микробиологического анализа. Пациентами отмечено большее удовлетворение качеством опорожнения кишечника, причем стоит отметить, что в группе, употреблявшей обогащенные йогурты и кефирный напиток Био Баланс®, отмечена лучшая динамика этой жалобы (-1,1 5-балльной шкалы Лайкерта, р = 0,01), чем у пациентов контрольной группы (-0,45 при р = 0,05). Только в группе, употреблявшей исследуемые йогурт и кефирный напиток Био Баланс®, отмечалось достоверное улучшение консистенции стула (+0,95, р = 0,01 и +0,68, р = 0,01 Бристольской шкалы стула), увеличение частоты стула было более выражено, чем в контрольной группе (+0,24 раза/сут, р = 0,05 против +0,13 раза/сут, р = 0,05). Различия в динамике показателей качества жизни между группами были незначимыми. Только у пациентов, получавших исследуемый кефирный напиток Био Баланс®, отмечен значимый рост, как лакто- (+2,2 lg), так и бифидобактерий (+1,7 lg), у пациентов, получавших обогащенный йогурт Био Баланс®, наблюдался только рост лактобактерий (+3,1 lg), а в контрольной группе в конце периода наблюдения отмечено увеличение содержания бифидобактерий (+2,7 lg), чем подчеркивается связь изменений клинической картины с деятельностью пробиотика.

Таким образом, исключение L. rhamnosus GG (АТСС 53103, LGG®) из списка эффективных при запорах пробиотических микроорганизмов кажется преждевременным и требует проведения исследований с более надежным дизайном.

Заключение

Хронические запоры — чрезвычайно распространенное заболевание во всем мире, способное серьезно ухудшать качество жизни как взрослых пациентов, так и детей. Только 60% пациентов с запорами удовлетворены эффективностью слабительных средств, причем значительная их доля нуждается в продолжительном поддерживающем лечении [11]. Широкое применение пищевых волокон у лиц с хроническими запорами или СРК иногда приводит к обескураживающим результатам: нерастворимые пищевые волокна, несмотря на наиболее выраженное влияние на частоту стула, могут быть противопоказаны пациентам с СРК из-за усиления вздутия живота и абдоминальной боли. Безусловная значимость кишечной микрофлоры для нормального функционирования тонкой и, особенно, толстой кишки при наличии изменений микробного пейзажа у лиц с запорами служат достаточным основанием для использования про- и пребиотиков в лечении хронических запоров и СРК. Кажется весьма привлекательной идея широкого использования различными слоями населения обогащенных эффективными пробиотическими штаммами продуктов питания для лечения и профилактики задержки стула, что точно отражено словами великого Гиппократа: «пусть моя пища станет лекарством…», и, надо заметить, безопасным лекарством! Для определения наиболее оптимального штамма и вида пробиотика в достаточной дозе для каждого варианта хронической задержки стула, а также подбора среды-переносчика необходимо проведение высококачественных по дизайну исследований с привлечением большого числа пациентов.

Литература

  1. Пилипенко В. И., Шаховская А. К., Исаков В. А. и др. Эффективность кисломолочной продукции, обогащенной бифидобактериями и LACTOBACILLUS RHAMNOSUS GG (ATCC 53103, LGG®), у пациентов страдающих запорами // Вопросы питания. 2011, № 3. С. 44–48.
  2. Ткаченко Е. И., Успенский Ю. П. Питание, микробиоценоз и интеллект человека. СПб: СпецЛит., 2006. 590 с.
  3. Aureli P., Capurso L., Castellazzi A. M. et al. Probiotics and health: An evidence-based review // Pharmacological Research. 2011, 63, p. 366–376.
  4. Banaszkiewicz A., Szajewska H. Ineffectiveness of Lactobacillus GG as an adjunct to lactulose for the treatment of constipation in children: a double-blind, placebo-controlled randomized trial // J Pediatr. 2005, 146, р. 364–369.
  5. Bergonzelli G. E., Blum S., Brussow H. et al. Probiotics as a treatment strategy for gastrointestinal diseases? // Digestion. 2005, 72, p. 57–68.
  6. Cabre E. Clinical Nutrition University: Nutrition in the prevention and management of irritable bowel syndrome, constipation and diverticulosis // e-SPEN, the European e-Journal of Clinical Nutrition and Metabolism. 2011, 6, p. e85–e95.
  7. Candela M., Maccaferri S., Turroni S. et al. Functional intestinal microbiome, new frontiers in prebiotic design // International Journal of Food Microbiology. 2010, 140, p. 93–101.
  8. Caramia G., Atzei A., Fanos V. Probiotics and the skin // Clinics in Dermatology. 2008, 26, p. 4–11.
  9. Chmielewska A., Szajewska H. Systematic review of randomised controlled trials: probiotics for functional constipation // World J Gastroenterol. 2010., 16, p. 69–75.
  10. Collins S. M., Bercik P. The relationship between intestinal microbiota and the central nervous system in normal gasrtointestinal function and disease // Gastroenterology. 2009, 136, p. 2003–2014.
  11. Cooocrullo P., Strisciuglio C., Martinelli M. et al. Lactobacillus reuteri (DSN 17938) in infants with functional chronic constipation: a double blind, randomized, pacebo-controlled study // The Journal of Pediatrics. 2010, 157, № 4, p. 598–602.
  12. Cotter, P. D., Hill, C., Ross R. P. Bacteriocins: Developing innate immunity for food // Nature Reviews in Microbiology. 2005, 3, p. 777–788.
  13. Desbonnet L. , Garrett L. et al. The probiotic Bifidobacteria infantis: An assessment of potential antidepressant properties in the rat // Journal of Psychiatric Research. 2009, 43. p. 164–174.
  14. Dominguez-Bello M. G., Blaster M. J. Do you have a probiotic in your future? // Microbes and Infection. 2008, 10, p. 1072–1076.
  15. Gallagher P., O’Mahony D. Constipation in old age // Best Practice & Research Clinical Gastroenterology. 2009, 876, № 23, р. 875–887.
  16. Guyonnet D., Chassany O., Ducrotte P. et al. Effect of a fermented milk containing Bifidobacterium animalis DN-173 010 on the health-related quality of life and symptoms in irritable bowel syndrome in adults in primary care: a multicentre, randomized, double-blind, controlled trial // Aliment Pharmacol Ther. 2007, 26, р. 475–86.
  17. Higashikawa F., Noda M., Awaya T. et al. Improvement of constipation and liver function by plant-derived lactic acid bacteria: a double blind, randomized trial // Nutrition. 2010, 26, p. 367–374.
  18. Lundberg J. O., Weitzberg E., Cole J. A. et al. Nitrate, bacteria and human health // Nat. Rev. Microbiol. 2004, 2, р. 593–602.
  19. Matsumoto K., Takada T., Shimuzu K. et al. Effects of a probiotic fermented milk beverage containing Lactobacillus casei strain Shirota on defecation frequency, intestinal microbiota, and the intestinal environment of healthy individuals with soft stools // Journal of Bioscience and Bioengineering. 2010, 110, № 5, p. 547–552.
  20. Niemi S. M., Saxelin M., Korpela R. Effects of fiber-rich rye bread and yoghurt with Lactobacillus GG on bowel movement // Am J Clin Nutr. 2001, 73, р. 490S–1S.
  21. O’Mahony L., McCarthy J., Kelly P. et al. Lactobacillus and bifidobacterium in irritable bowel syndrome: symptom responses and relationship to cytokine profiles // Gastroenterology. 2005, 128, р. 541–551.
  22. Penner R., Fedorak R. N., Madsen K. L. Probiotics and nutraceuticals: non-medicinal treatments of gastrointestinal diseases // Current Opinion in Pharmacology. 2005, 5, p. 596–603.
  23. Pimentel M., Lin H. C. Methane, a gas produced by enteric bacteria, slows intestinal transit and augments small intestinal contractile activity // Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2006; 290, p. G1089–G1095.
  24. Quigley E. M. M. The enteric microbiota in the pathogenesis and management of constipation // Best Practice & Research Clinical Gastroenteology. 2011, 25, p. 119–126.
  25. Rambaud J.-C., Buts J.-P., Corthier G., Flourie B. Gut microflora. Digestive phisiology and pathology. John Libbey Eurotext, Paris, 2006.
  26. Ranadheera R. D. C. S., Baines S. K., Adams M. C. Importance of food in probiotic efficacy // Food Research International. 2010, 43, р. 1–7.
  27. Santvoort H. C., Besselink M. G., Timmerman H. M. et al. Probiotics in surgery // Surgery. 2008, 143, p. 1–7.
  28. Shida K., Nanno M. Probiotics and immunology: separating the wheat from the chaff // Trends in immunology. 2008, 29, p. 565–573.
  29. Sobko T., Reinders C. I., Jansson E. A. et al. Gastrointestinal bacteria generate nitric oxide from nitrate and nitrite // Nitric Oxide. 2005, 13, p. 163–169.
  30. Strompfova V., Laukova A. In vitro study on bacteriocin production of Enterococci associated with chickens // Anaerobe. 2007, 13, р. 228–237.
  31. Vasilijevic T., Shan N. P. Probiotics — from Metchnikoff to bioactives // International Dairy Journal. 2008, 18, p. 714–728.
  32. Walker W. A., Duffy L. C. Diet and bacterial colonization: role of probiotics and prebiotics // J. Nutr. Biochem. 1998, 9, 668–675.
  33. Williams P. Bacillus subtilis: a shoking message from a probiotic // Cell Host & Microbe. 2007, 1, p. 248–249.
В. И. Пилипенко, кандидат медицинских наук
Д. А. Теплюк
А. К. Шаховская,
кандидат медицинских наук
В. А. Исаков, доктор медицинских наук, профессор

НИИ питания РАМН, Москва

Контактная информация об авторах для переписки: [email protected]

Дисбактериоз кишечника: чем может быть чревато нарушение природного баланса микрофлоры и как его устранить?

Человеческий организм населяет множество бактерий. При этом количество клеток микроорганизмов, функционирующих в теле, в несколько раз превышает численность наших собственных. Важная роль микроорганизмов в гармоничной работе желудочно-кишечного тракта давно известна и не вызывает сомнений. Интересно, что желудочно-кишечный тракт населяет около 500 различных видов микроорганизмов, общая масса которых достигает 1,5 кг. Микрофлора взрослого здорового человека состоит в основном из бактероидов, бифидобактерий, эубактерий, клостридий, стрептококков, кишечной палочки и лактобацилл. При этом их численность приближается к суммарному количеству всех человеческих клеток! Однако часто в силу различных внешних и внутренних факторов видовой и количественный состав микробиоценоза кишечника может страдать, и это часто «аукается» нам множеством неприятных симптомов, таких как вздутие, тяжесть в области живота, метеоризм, тошнота, диарея или запор. О том, как формируется микробиоценоз кишечника и как восстановить его гармоничное состояние в случае дисбактериоза, и пойдет речь далее.

Примечательно, что до рождения желудочно-кишечный тракт ребенка не населен бактериями, а колонизация кишечника начинается уже после прохождения по родовым путям и контакта с микроорганизмами организма матери. В результате дети, будто по наследству получают это сложное сообщество, состоящее из бифидобактерий, лактобацилл, энтеробактерий, клостридий и грамположительных кокков. Поэтому состав кишечной микрофлоры ребенка достаточно индивидуален и формируется в первые дни жизни. Важнейшим фактором образования нормальной микрофлоры является естественное вскармливание, поскольку материнское молоко содержит ряд веществ–пребиотиков, которые способствуют заселению кишечника определенными видами микроорганизмов. После этого состав микрофлоры подвергается изменениям в результате воздействия факторов окружающей среды, важнейшими из которых являются питание.

Нормальная микрофлора выполняет ряд важных задач: защищает организм от заселения болезнетворными микроорганизмами, обладает иммуномодулирующими свойствами, выполняет синтетическую, трофическую, детоксикационную и ферментативную функции.

Нормальная микрофлора толстого кишечника участвует в процессе пищеварения, помогая расщеплять сложные полисахариды, которые не перевариваются в тонком кишечнике (ксиланы, пектин, микрополисахариды, гликопротеин), продукты метаболизма белков, липидов и непереваренные азотсодержащие соединения.

Это происходит посредством ферментации нерасщепленных ранее компонентов пищи. Так, в результате расщепления углеводов образуются определенные конечные продукты, оказывающие положительное влияние на метаболизм — например такие, как молочная кислота и короткоцепочечные жирные кислоты.

Образование этих кислот приводит к снижению уровня рН среды кишечного содержимого и, как результат, к угнетению размножения гнилостных, патогенных микроорганизмов, тем самым обеспечивая стабильность состава кишечной микрофлоры. Благодаря продукции молочной и уксусной кислот нормальная микрофлора участвует в минеральном обмене, способствуя усилению процессов всасывания в стенке кишечника ионов кальция и железа1.

Кроме того, жирные кислоты используются клетками слизистой оболочки кишечника в качестве дополнительного источника энергии. Это способствует улучшению функционирования ее как защитного барьера. Кроме того, некоторые углеводы способны выборочно стимулировать размножение полезных для здоровья человека бактерий в толстом кишечнике1,2.

Если что-то пошло не так

Нарушение количественного и видового состава микробиоценоза кишечника принято называть дисбактериозом или дисбиозом кишечника. Среди основных причин, которые могут нарушить эту гармонию, можно выделить нерациональное питание, функциональные нарушения работы желудочно-кишечного тракта, стресс, ослабление иммунной защиты организма, инфекционные заболевания, резкую смену климатических условий проживания, применение антибиотиков и пр.

Как правило, дисбактериоз является вторичным состоянием, вызванным заболеванием или нарушением в работе пищеварительной системы. При этом его развитие замыкает порочный круг, разорвать который необходимо как для успешного лечения основного заболевания, так и для ликвидации его последствий2.

Как восстановить баланс?

При борьбе с последствиями дисбактериоза важно уделить внимание восстановлению собственной микрофлоры кишечника во всем ее природном многообразии, а также поддержать здоровье кишечника, обеспечив условия для стимуляции регенерации клеток его слизистой оболочки, способствуя таким образом восстановлению нормальной работы кишечника, а значит, и устранению неприятных симптомов.

В этом контексте перспективным направлением для коррекции нарушений микробиоценоза кишечника представляется воздействие на болезнетворную микрофлору продуктами метаболизма нормальных микроорганизмов. Такие средства обладают свойствами благоприятно влиять на состояние микробиоценоза, улучшая жизнедеятельность полезных бактерий и создавая для них максимально комфортные условия. Они способны оказывать прямое воздействие на метаболическую активность клеток или опосредованно влиять на регуляцию функционирования микробиоценоза, благодаря чему проявляют выраженный терапевтический эффект при многих заболеваниях пищеварительного тракта, сопровождающихся дисбактериозом3.

Одним из таких препаратов является ХИЛАК ФОРТЕ, который содержит концентрат продуктов обмена веществ Escherichia coli, DSM 4087, Enterococcus faecalis, DSM 4086 , Lactobacillus acidophilus, DSM 4149, Lactobacillus helveticus , DSM 4183. Данное лекарственное средство нормализует состояние кишечной флоры и водно-электролитный баланс в просвете кишечника4, а также способствуют сохранению физиологической функции слизистой оболочки кишечника и восстановлению его нормальной флоры4.

Кроме того, благодаря тому, что ХИЛАК ФОРТЕ содержит биосинтетическую молочную кислоту и ее буферные соли, нормализуется кислотность в кишечнике4. На фоне ускорения развития нормальных симбионтов кишечника под действием препарата нормализуется естественный синтез витаминов группы B и K5. Летучие кислоты жирного ряда, содержащиеся в препарате ХИЛАК ФОРТЕ, обеспечивают восстановление микрофлоры кишечника при инфекционных заболеваниях желудочно-кишечного тракта, стимулируют регенерацию эпителиальных клеток кишечной стенки, восстанавливают нарушенный водно-электролитный баланс в просвете кишки5.

Благодаря упомянутым выше эффектам препарат ХИЛАК ФОРТЕ показан при различных расстройствах пищеварения, таких как метеоризм, диарея, запор. Он также рекомендован во время и после терапии с применением антибиотиков и сульфаниламидных препаратов и ряде других нарушений со стороны желудочно-кишечного тракта.

Пресс-служба «Еженедельника АПТЕКА»

Статья подготовлена и размещена при поддержке ООО «Тева Украина»

Хилак форте

Цікава інформація для Вас:

Пища для здоровья кишечника — ОГАУЗ ‘Поликлиника №10’

Переваривание пищи не заканчивается в желудке, оно продолжается в кишечнике, который тоже нуждается в подходящей пище. Именно об этом мы и поговорим в этой статье.
 Кишечник — канал, по которому проходит пища. Когда пища продвигается по тонкой кишке, усваивается большая часть содержащихся в ней основных питательных веществ.
 Два наиболее распространённых нарушения работы кишечника связаны со скоростью, с которой пища проходит по кишечнику:
  •  Слишком быстрое продвижение пищи приводит к диарее, влекущей за собой обезвоживание, потерю минеральных солей и других питательных веществ, которые не впитываются организмом. 
  • Слишком медленное продвижение приводит к запору. Фекалии разлагаются и выделяют токсичные вещества. Они всасываются в кровь, что приводит к отравлению организма. Поэтому запор связан не только с дискомфортом. 
Запор
Запор — медленное, затруднённое прохождение содержимого кишечника с редкими испражнениями и чрезмерно твёрдыми фекалиями. В большинстве случаев запор имеет функциональный характер и является следствием пониженного тонуса или слабости мышц толстой кишки. Органические причины наблюдаются в исключительных случаях. Наиболее серьёзные из них — рак толстой или прямой кишки. Нормальной считается частота испражнений от двух раз в день до одного раза в два дня. Если испражнения происходят реже, диагностируется запор.

Факторы, которые ускоряют или предрасполагают к атоническому функциональному запору, таковы:

  1.  Неправильная диета с недостаточным потреблением воды и/или клетчатки. Как результат — внутренняя оболочка кишечника не стимулируется и ослабевает. 
  2. Нерегулярные привычки кишечника. Если из-за нервного напряжения или в спешке человек игнорирует биологический позыв к дефекации, можно утратить рефлекс кишечника. 
  3. Злоупотребление слабительными. Приводит к непрерывному воспалению слизистой кишечника, что влечёт за собой её невосприимчивость к нормальным стимулам. 
  4. Недостаток физических упражнений, необходимых для стимуляции рефлекса к испражнению. 
Диета
 В большинстве случаев функциональный атонический запор устраняется, как только устраняются эти четыре причины. Правильная диета необходима для решения этой проблемы.
 
 Увеличьте Сократите или исключите 
 Воду  Промышленную выпечку
 Клетчатку  Белый хлеб
 Цельнозерновой хлеб  Моллюсков и ракообразных
 Пшеничные отруби  Шоколад
 Фрукты  Мясо
 Овощи  Рыбу
 Бобовые  
 Чернослив  
 Инжир  
 Мед  

Целиакия
Болезнь, возникающая вследствие непереносимости глютена — белка, содержащегося в пшенице, ячмене, ржи и в меньшей степени в овсе. Это заболевание, как правило, имеет генетическое происхождение. Однако существуют факторы, ускоряющие развитие целиакии, например раннее введение коровьего молока или зерновых в прикорм ребёнка. Первые проявления обычно видны в период грудного вскармливания или младенчества, хотя могут появиться и во взрослом возрасте. Диагноз ставится по результатам биопсии кишечника. Наиболее распространённые симптомы таковы:
  1. Диарея. Кал при целиакии пенистый по причине содержащихся в нём жиров, которые не усваиваются организмом. 
  2. Вздутие живота и ощущение дискомфорта, метеоризм. 
  3. Усталость, депрессия, общий дискомфорт. 
  4. Язвы во рту. 
Диета
Все эти симптомы пропадают, если устранить из рациона глютен. Непереносимость глютена в стадиях, предшествующих целиакии, встречается гораздо чаще, чем принято считать.
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Рис  Глютен
 Кукурузу  Мучное
 Бобовые  Молочные продукты
 Тапиоку  Жиры
 Зеленые листовые овощи  Колбасу
 Фрукты  Пиво
 Гречку  
 Просо  
 Витамины, добавки  

Раздражённый кишечник
Это функциональный синдром, характеризующийся недомоганием, вздутием живота и внезапным чередованием случаев запора и диареи. Диагноз всегда ставится методом исключения патологий кишечника.
В дополнение к диетическим рекомендациям важно иметь в виду следующие факторы, которые могут вызвать синдром раздражённого кишечника:
  1. Приём раздражающих кишечник лекарств, таких как железосодержащие препараты или антибиотики. 
  2. Аллергия или непереносимость определённых продуктов, таких как лактоза или глютен. 
  3. Стресс, тревожность или неврологический дисбаланс. 
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Овес  Пшеничный хлеб
 Фрукты  Бобовые
 Кукурузу  Молоко
 Хурму  Твердые сыры
 Папайю  Глютен
 Чернику  Мясо
 Клетчатку  
 Йогурт  
 Воду  

 Диарея
Диарея — это патология, характеризующаяся чрезмерно частым жидким или водянистым стулом. Диарея приводит к потере воды и минеральных солей, которые следует возместить. Дети и пожилые люди наиболее чувствительны к дисбалансу жидкости в организме. В каждом случае следует установить причины диареи. Наиболее частые причины — желудочные инфекции, пищевые токсины, аллергия на продукты или непереносимость определённых продуктов.
Диета
В случае сильной диареи желательно употреблять в течение 24–48 часов только воду и некоторые из жидкостей:
  1. Овощной бульон (богатый минеральными солями). 
  2. Регидратирующий раствор (его можно приготовить, добавив чайную ложку соли и четыре столовые ложки сахара в литр воды). 
  3. Разбавленный лимонный сок. 
  4. Чаи, заваренные на вяжущих целебных травах. 
  5. Детская смесь и/или соевое молоко для грудных детей. 
  6. В дополнение к специфическому лечению пациенту по прошествии обострения можно давать мягко вяжущие продукты и продукты, снимающие воспаление слизистой желудка. 
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Соевое молоко  Молоко
 Миндальное молоко  Яйца
 Яблоки и айву  Курицу
 Гранат  Моллюсков и ракообразных
 Банан  Фруктовые соки
 Морковь  
 Папайю  
 Рис  
 Йогурт  

Колит
Воспаление толстой кишки — наиболее важного участка кишечника. Признаком колита является неустойчивый стул, который может содержать слизь или кровь. Обычно колит — результат инфекции, но он может быть вызван аллергией или непереносимостью ряда продуктов. Антибиотики или слабительные средства также могут сыграть роль в его развитии.
Диета
Мягкая диета для толстой кишки может значительно способствовать лечению. Поэтому те же продукты, которые используются в случае диареи, рекомендованы при колите. Пшеничные отруби при употреблении их в качестве слабительного в чрезмерном количестве могут вызвать колит у склонных к запорам людей.
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Продукты, рекомендованные при диарее  Пшеничные отруби
 Овощи  Рафинированную выпечку
 Цукини  Молоко
 Витамины, микроэлементы  Кофе
   Острые специи

Язвенный колит
Сложная форма колита, которая может принять хронический характер и не поддаваться лечению.
Рафинированная пища, богатая мясом и насыщенными жирами, бедная фруктами, овощами и зерновыми, является фактором, повышающим риск заболевания язвенным колитом.
Явные признаки язвенного колита — диарея, боли в животе, кровяной стул, усталость, потеря веса. Из язвенного колита может развиться рак толстой кишки.
Диета
Хотя не существует специфического лечения, течение этого заболевания может облегчить диета, защищающая толстую кишку.
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Продукты, рекомендованные при диарее  Продукты, нежелательные при колите
 Капусту  Гамбургеры
 Масло примулы  Мясо
 Рыбий жир  

Болезнь Крона
Воспаление желудочно-кишечного тракта, которое может поражать как тонкую, так и толстую кишку.
Причины заболевания недостаточно изучены. Однако болезнь Крона связана с распространённым в западном обществе рационом, бедным клетчаткой и овощами, но богатым рафинированной и обработанной пищей. Это заболевание чаще поражает любителей фастфуда.
Увеличьте  Сократите или исключите
 Продукты, рекомендованные при диарее  Сахар
 Клетчатку  Гамбургеры
 Растительное масло  
 Рыбий жир  
 Железо, фолиевая кислота  

Геморрой
Заболевание, связанное с воспалением и расширением геморроидальных вен в анатомически чувствительной зоне. Запор требует определённых усилий во время дефекации, они вызывают расширение вен ануса и приводят к геморрою. Если вены расширились, они не уменьшатся сами по себе. Правильная диета и гигиена могут предотвратить воспаление этих тканей и формирование тромбов внутри них (геморроидальный тромбоз). Тромбы могут быть очень болезненными и требовать хирургического лечения.

 Увеличьте  Сократите или исключите
 Продукты, рекомендованные при запоре  Продукты, нежелательные при запоре
 Клубнику  Острые специи
 Чернику  Белый сахар
 Бруснику  

Метеоризм
Метеоризм — это избыточное скопление газов в кишечнике, вызывающее спазмы и вздутие живота. Скапливающийся в кишечнике газ имеет два источника: воздух, заглатываемый во время еды, и газ, производимый бактериями кишечной флоры.
Избыток газа имеет следующие причины:
  1. Дисбактериоз, или нарушение микрофлоры кишечника, которое можно корректировать простыми диетическими средствами. 
  2. Избыточное употребление продуктов растительного происхождения, богатых клетчаткой. 
Метеоризм может раздражать в большей или меньшей степени, но он не опасен. Собирающиеся газы, как правило, не имеют запаха в отличие от газов, которые возникают в результате внутрикишечного гниения, вызванного употреблением мяса и животного белка. Ограничивая потребление богатых клетчаткой продуктов и придерживаясь простых кулинарных рецептов, можно устранить метеоризм. Заглатывание воздуха во время стресса или гнева, особенно во время еды.
 
Диета В дополнение к нижеперечисленным продуктам рекомендуется активированный уголь, который эффективно борется с метеоризмом.
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Ростки  Клетчатку
 Ароматические травы  Бобовые
 Йогурт  Овощи
 Хурму  Хлеб

 Молоко
   Пасту

Дивертикулёз Заболевание ещё называют дивертикулярной болезнью толстой кишки. Оно характеризуется образованием большого количества крошечных кист, или дивертикулов, на стенках желудочно-кишечного тракта, в особенности в толстой кишке.
Факторы, способствующие образованию дивертикулов:
  1. Ослабленные стенки кишечника. 
  2. Повышенное давление внутри кишечника. Маленькие и твёрдые фекалии заставляют мышцы кишечника интенсивно сокращаться, чтобы продвигать их. В результате повышается давление на стенки кишечника. Когда дивертикулы воспаляются из-за каловых масс, не выведенных из организма, это вызывает серьёзное заболевание — дивертикулит. Это осложнение дивертикулёза следует лечить в больнице при соблюдении строгой диеты и иногда путём хирургического вмешательства. 
Диета Перечисленные продукты снижают риск образования новых дивертикулов и не дают расти тем, что уже имеются. Однако эти продукты не в силах заставить исчезнуть уже сформировавшиеся дивертикулы.
 Увеличьте  Сократите или исключите
 Воду  Рафинированную выпечку
 Клетчатку  Жиры
 Цельнозерновые продукты  Мясо
 Фрукты  
 Овощи  
 Бобовые  
   
В конце остаётся пожелать вам, чтобы об этих болезнях вы знали только из статей. Питайтесь правильно, питайтесь с удовольствием и будьте здоровы.

По материалам книги «Здоровая пища»

ВЛИЯНИЕ КИШЕЧНОГО МИКРОБИОМА В НОРМЕ И ПАТОЛОГИИ НА ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА | Лифшиц

1. Gorbach SL. Microbiology of the Gastrointestinal Tract. In: Baron S, editor. Medical Microbiology. 4th edition. Galveston (TX): University of Texas Medical Branch at Galveston, 1996. Chapter 95. Available from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ books/NBK7670/.

2. Rautava S, Luoto R, Salminen S, et al .Microbial contact during pregnancy, intestinal colonization and human disease. Nat Rev Gastroenterol Hepatol, 2012, 9: 565-576.

3. Marques TM, Wall R, Ross RP et al. Programming infant gut microbiota: influence of dietary and environmental factors. Curr Opin Biotechnol, 2010, 21: 149-156.

4. Weng M, Walker WA.: The role of gut microbiota in programming the immune phenotype. J Dev Orig Health Dis, 2013, 4: 203-214.

5. Spiekermann G, Walker WA. Oral tolerance and its role in clinical disease. J Pediatr Gastroenterol Nutr, 2001, 32: 237-255.

6. Sudo N, Sawamura SA, Tanaka LA, et al. The requirement of intestinal flora for the development of an IgE production system fully susceptible to oral tolerance induction. J Immunol, 1997, 159: 1739-1745.

7. Karlsson MR, Kahu H, Hanson LA et al. Neonatal colonization of rats induces immunological tolerance to bacterial antigens. Eur J Immunol, 1999, 29: 109-118.

8. Neish AS. Microbes in gastrointestinal health and disease. Gastroenterology, 2009, 136: 65-80.

9. Rakoff-Nahoum S, Paglino J, Eslami-Varzaneh F et al. Recognition of commensal microflora by toll-like receptors is required for intestinal homeostasis. Cell, 2004, 118: 229-241.

10. Jimenez E, Fernandez L, Marin ML et al. Isolation of commensal bacteria from umbilical cord blood of healthy neonates born by cesarean section. Curr Microbiol, 2005, 51: 270-274.

11. Perez PF, Dore J, Leclerc M et al. Bacterial imprinting of the neonatal immune system: lessons from maternal cells? Pediatrics, 2007, 119: 724-732.

12. Satokari R, Gronroos T, Laitinen K et al. Bifidobacterium and Lactobacillus DNA in the human placenta. Lett Appl Microbiol, 2009, 48: 8-12.

13. Rautava S, Collado MC, Salminen S et al. Probiotics modulate host-microbe interaction in the placenta and fetal gut: a randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Neonatology, 2012, 102: 178-184.

14. Grönlund MM, Lehtonen OP, Eerola E et al. Fecal microflora in healthy infants born by different methods of delivery: permanent changes in intestinal flora after Caesarean section delivery. J Pediatr Gastroenterol Nutr, 1999, 28: 19-25.

15. Eggesbø M, Botten G, Stigum H et al. Is delivery by cesarean section a risk factor for food allergy? J Allergy Clin Immunol, 2003, 112: 420-426.

16. Jost T, Lacroix C, Braegger CP, et al. New insights in gut microbiota establishment in healthy breast fed neonates. PLoS One, 2012, 7: e44595.

17. Rautava S, Luoto R, Salminen S et al. Microbial contact during pregnancy, intestinal colonization and human disease. Nat Rev Gastroenterol Hepatol, 2012, 9: 565-576.

18. Gueimonde M, Laitinen K, Salminen S et al. Breast-milk: a source of bifidobacteria for infant gut development and maturation? Neonatology, 2007, 92: 64-66.

19. Jost T, Lacroix C, Braegger C et al. Assessment of bacterial diversity in breastmilk using culture-dependent and culture independent approaches. Br J Nutr, 2013, 110: 1253-62.

20. Sjögren YM, Tomicic S, Lundberg A et al. Influence of early gut microbiota on the maturation of childhood mucosal and systemic immune responses. Clin Exp Allerg,. 2009, 39: 1842-1851.

21. Jost T, Lacroix C, Braegger C et al. Molecular monitoring of succession of bacterial communities in human neonates. Appl Environ Microbiol, 2002, 68: 219-226.

22. Roger LC, Costabile A, Holland DT et al. Examination of faecal Bifidobacterium populations in breast- and formula-fed infants during the first 18 months of life. Microbiology, 2010, 156: 3329-3341.

23. Marra F, Marra CA, Richardson K et al. Antibiotic use in children is associated with increased risk of asthma. Pediatrics, 2009, 123: 1003-1010.

24. Kronman MP, Zaoutis TE, Haynes K et al. Antibiotic exposure and IBD development among children: a population based cohort study. Pediatrics, 2012, 130: 794-703.

25. Cabrera-Rubio R, Collado MC, Laitinen K et al. The human milk microbiome changes over lactation and is shaped by maternal weight and mode of delivery. Am J Clin Nutr, 2012, 96: 544-551.

26. Backhed F, Ding H, Wang T et al. The gut microbiota as an environmental factor that regulates fat storage. Proc Natl Acad Sci USA, 2004, 101: 15718-15723.

27. Backhed F, Manchester JK, Semenkovich CF et al. Mechanisms underlying the resistance to diet-induced obesity in germ-free mice. Proc Natl Acad Sci USA, 2007, 104: 979-984.

28. Schwiertz A, Taras D, Schafer S et al: Microbiota and SCFA in lean and overweight healthy subjects. Epidemiology, 2009, 18: 190-195.

29. Velagapudi VR, Hezaveh R, Reigstad CS et al: The gut microbiota modulates host energy and lipid metabolism in mice. J Lipid Res, 2010, 51: 1101-1112.

30. Collado MC, Laitinen K, Salminen S, et al. Maternal weight and excessive weight gain during pregnancy modify the immunomodulatory potential of breast milk. Pediatr Res, 2012, 72: 77-85.

31. Kadooka Y, Sato M, Imaizumi K, et al. Regulation of abdominal adiposity by probiotics (Lactobacillus gasseri SBT2055) in adults with obese tendencies in a randomized controlled trial. Eur J Clin Nutr, 2010, 64: 636-643.

32. Sanchez M, Darimont C, Drapeau V et al. Effect of Lactobacillus rhamnosus CGMCC1.3724 supplementation on weight loss and maintenance in obese men and women. Br J Nutr, 2014, 111: 1507-19.

33. Miller AR, Barr RG, Eaton WO. Crying and motor behavior of six-week-old infants and postpartum maternal mood. Pediatrics, 1993, 92: 551-558.

34. Akman I, Kuscu K, Ozdemir N et al. Mothers’ postpartum psychological adjustment and infantile colic. Arch Dis Child, 2006, 91: 417-419.

35. Savino F, Cordisco L, Tarasco V et al. Lactobacillus reuteri DSM 17938 in infantile colic: A randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Pediatrics, 2010, 126: 526-33.

36. Szajewska H, Gyrczuk E, Horvath A. Lactobacillus reuteri DSM 17938 for the management of infantile colic in breastfed infants: A randomized, double-blind, placebo-controlled trial. J Pediat, 2013, 162: 257-262.

37. Pärtty A, Luoto R, Kalliomäki M et al. Effects of Early Prebiotic and Probiotic Supplementation on Development of Gut Microbiota and Fussing and Crying in Preterm Infants: A Randomized, Double-Blind, Placebo-Controlled Trial. J Pediatr, 2013: 1272-7.

38. Barbara G, Stanghellini V, Brandi G et al. Interactions between commensal bacteria and gut sensorimotor function in health and disease. Am J Gastroenterol, 2005, 100: 2560-2568.

39. Kamath PS, Phillips SF, Zinsmeister AR. Shortchain fatty acids stimulate ileal motility in humans. Gastroenterology, 1988, 95: 1496-1502.

40. Guandalini S, Magazzù G, Chiaro A et al. VSL#3 improves symptoms in children with irritable bowel syndrome: a multicenter, randomized, placebo-controlled, double-blind, crossover study. J Pediatr Gastroenterol Nutr, 2010, 51: 24-30.

41. Coccorullo P, Strisciuglio C, Martinelli M et al. Lactobacillus reuteri (DSM 17938) in infants with functional chronic constipation: a doubleblind, randomized, placebo-controlled study. J Pediatr, 2010, 157: 598-602.

42. Bu LN, Chang MW, Ni YH. Lactobacillus casei rhamnosus Lcr 35 in children with chronic constipation. Pediatr. Internat., 2007, 49: 485-490.

43. Bakken JS. Borody TB, Lawrence J et al. Treating Clostridium difficile Infection With Fecal Microbiota Transplantation. Clin Gastroenterol Hepatol,2011, 9: 1044-1049.

44. Mattila E, Uusitalo-Seppala R et al. Fecal transplantation, through colonoscopy, is effective therapy for recurrent Clostridium difficile infection. Gastroenterology, 2012, 142: 490-496.

45. Reviewed in Tilg H, Kaser A. Gut microbiome, obesity, and metabolic dysfunction. J Clin Invest, 2011, 121: 2126-2132.

46. Gough E, Shaikh H, Manges AR. Systematic review of intestinal microbiota transplantation (fecal bacteriotherapy) for recurrent Clostridium difficile infection. Clin Infect Dis, 2011, 53: 994-1002.

47. van Nood E, Vrieze A, Nieuwdorp M et al. Duodenal infusion of donor feces for recurrent Clostridium difficile. N Engl J Med, 2013, 368: 407-15.

48. Kunde S, Pham A, Bonczyk S et al. Safety, tolerability, and clinical response after fecal transplantation in children and young adults with ulcerative colitis. J Pediatr Gastroenterol Nutr, 2013, 56: 597-601.

49. Russell GH, Kaplan JL, Youngster I, et al. Fecal Transplant for Recurrent Clostridium difficile Infection in Children With and Without Inflammatory Bowel Disease. J Pediatr Gastroenterol Nutr, 2014, 58: 588-592.

Проблемы с кожей? Проверьте кишечник!

Древние мыслители тысячу раз были правы, говоря: «Мы есть то, что едим». Не надо быть ясновидящим, чтобы по лицу определить вашу любовь к сдобным булочкам, шоколадкам и бургерам. Скажете, что все это полная чепуха, что наш организм прекрасно справляется с очищением самостоятельно? Будете правы. Но лишь отчасти. 

Выбираем доктора

Если вы погружены с головой в биохакинг — правильно питаетесь, высыпаетесь, дышите чистым воздухом и пьете достаточное количество чистой воды, — организм работает как часы, кожа сияет даже в серые ноябрьские дни. Но жить в мегаполисе по всем правилам ЗОЖ сложно. И что греха таить, у каждого из нас есть свой топ вредных привычек. Если вы, не щадя кишечника своего, предпочитаете здоровой пище фастфуд, много работаете и мало спите, не стоит и удивляться, если с кожей что-то не так. Кожа всегда даст понять, если организм не в порядке. Как только заметили, что она изменилась не в лучшую сторону, стала очень сухой или слишком жирной, появились высыпания и зуд, цвет лица стал тусклым, пора обратиться… нет, не к косметологу, а к врачу-дерматологу. Опытный специалист проведет диагностику и, если поймет, что причина плохой кожи скрыта внутри организма, направит к гастроэнтерологу или колопроктологу.

Причем здесь кишечник?

У здорового человека в кишечнике обитает около 500 видов бактерий. В норме все они сохраняют баланс — одни являются антагонистами других и не дают развиваться заболеваниям, другие работают в тандеме и предупреждают размножение патогенных бактерий. Полезные бактерии помогают нам переваривать пищу, обогащают организм питательными веществами, способствуют укреплению иммунитета. Они постоянно трудятся и регулируют функцию кишечника, помогают расщеплять белки, жиры и углеводы и даже синтезируют некоторые витамины. И что самое интересное, даже влияют на гормональную и нервную систему! В соседстве с полезными бактериями в кишечнике живут болезнетворные, которые только и ждут подходящего момента, чтобы напомнить о себе. Патогенная флора может активироваться при ослаблении иммунитета, частых стрессах, нарушении диеты или обострениях заболеваний желудочно-кишечного тракта. Так, из-за нарушения микрофлоры кишечника может уменьшиться всасывание полезных веществ, и таким образом нарушится процесс пищеварения. Остатки непереваренной пищи вызовут урчание, вздутие живота, отеки — и проблемы на коже неизбежны. «Влияние кишечника на кожу не подлежит сомнению — эти два органа неразрывно связаны из-за общего происхождения. Еще внутриутробно кишечник и кожа развиваются совместно и на одних и тех же сроках, чтобы в процессе жизни стать отражением друг друга, — говорит Василий Фирсов. — Самый простой пример: при дисбактериозе нарушается всасывание витаминов и минералов, и чем меньше их доходит до кожи, тем хуже ее защитные свойства: она становится излишне бледной, приобретает серый оттенок, будет сухой, дряблой, быстрее пересыхает от ветра или кондиционера, восприимчива к инфекциям. Это общие признаки. Есть и характерные. Если нарушено в кишечнике всасывание витаминов группы В2, в углах рта возникают высыпания в виде папул, которые могут мокнуть и трескаться. При недостатке поступления серы в организм развивается себорейный дерматит (недостаток витамина В2 тоже имеет отношение к этому процессу). Могут быть различные нарушения в виде петехий, пурпуры при недостатке витамина K или нарушении его всасывания. Дефицит витаминов может спровоцировать железодефицит, и тогда лицо становится очень бледным». 

Второе мнение. «Сейчас активно изучается и проводятся лабораторные исследования, как наш образ жизни влияет на микрофлору кишечника, — говорит Инна Тулина. — Если говорить о коже, то часто ее проблемы связывают с внешними факторами — плохой экологией, сухим воздухом и влиянием всевозможного излучения. Но не стоит забывать, что неблагоприятное воздействие мы получаем и изнутри — хлорированная вода, продукты с консервантами — они тоже отражаются на коже не лучшим образом».

Нужен ли детокс?

Словосочетание «детокс кожи» любят употреблять не только читательницы модных журналов, но и косметологи, и производители косметических продуктов. Многие в это верят и даже практикуют детокс как средство для красивой кожи. Но честные специалисты говорят, что детокс кожи — это не более чем рекламная фишка. Здоровый организм самостоятельно может провести процедуру детокса. Над выведением токсинов и шлаков трудятся в большей степени печень и кишечник, а когда они не справляются, организм начинает привлекать к выведению свой резерв, самым первым из которого является кожа. «Однако при несостоятельности основных путей попытка избавиться от эндотоксинов может привести к возникновению различных кожных проявлений, ведь кожа не приспособлена к выведению продуктов распада, — говорит Василий Фирсов. — Именно поэтому возникают воспалительные реакции сальных и потовых желез. Ситуацию усложняет тот факт, что эндотоксины могут обладать прямым повреждающим действием на эпителии протоков сальных и потовых желез. Это так называемые комплексы антиген-антитело, которые организм должен вывести  при поступлении аллергена — к примеру, с пищей. В основном эту функцию берет на себя кишечник, он может выводить крупные молекулы за счет своей площади, но, если путь закрыт, молекулы будет выводить кожа. А так как они агрессивны сами по себе и обладают повреждающим воздействием на клетки, на коже будут возникать воспаления».

Второе мнение. «Важно понимать, что такого прямого пути, как съел яблоко и стал выглядеть хорошо или куришь и выглядишь плохо — нет. Между кожей и кишечником находится большой буфер различных регуляторных систем, в том числе гормональная, нервная, эндокринная, кроветворная и т. д. Вот этот буфер у одних людей может быть очень широкий, у других, наоборот, слишком узкий.  И чем он меньше, тем сильнее внешние проявления на коже», —говорит Инна Тулина.

Разрешенные процедуры

«Если мы только подозреваем связь кожи и ЖКТ, то должны четко установить ее и дать возможность смежным специалистам провести диагностику, — говорит Василий Фирсов. — Исследования стандартные: анализ крови на различные воспалительные изменения, исследования биохимического состава крови (микроэлементный состав, исследование содержания витаминов, уровня гормонов, влияющих на процессы пищеварения, уровень глюкозы в крови). Обязательным является исследование на системные инфекции. В некоторых случаях можно даже провести УЗИ кожи для определения  характера заболевания. Крайний вариант, к которому мы прибегаем, — биопсия кожи на предмет выявления псориатических процессов, хронических дерматозов или нетипичных воспалительных изменений в коже, которые чаще всего тоже обусловлены процессами, происходящими в организме. И только когда окончательно выявлена причина кожных проблем, назначается лечение по принципу «не раздражать раздраженное». Для купирования острых воспалительных явлений на коже применяют успокаивающие примочки, аппликации глюкокортикоидных и наружных средств с ГКС. В общем, все то, что успокоит процесс. Лечение и реабилитация направлены на предотвращение формирования гипертрофических изменений в коже. 

Задача врача-дерматолога — предотвратить замещение коллагеновых и эластиновых волокон соединительной тканью и не допустить развития фиброза в коже. Иначе это приведет к  нарушению внешнего вида. В этой ситуации можно применять уходовые процедуры и маски для кожи. Дальше нужно помочь клеткам кожи эффективно выполнять свою функцию. Для решения этой задачи используют реабилитационные программы, которые не относятся к программам для решения воспалительных проблем. Например, можно применять высокобелковые препараты — крема, которые содержат белок (на слуху у всех  плацентарные, но это не обязательно). С препаратами, содержащими витаминные комплексы, ситуация двоякая. В них не имеет смысла добавлять микроэлементы. Даже если  нанесем цинк на кожу, который является важнейшим микроэлементом для красоты, внутрь он все равно не попадет. Поэтому для реабилитации процессов, которые произошли на коже, полезны препараты, содержащие коллаген и гиалуроновую кислоту».

Второе мнение. «По симптомам на коже мы не можем выявить причину проблем в кишечнике и поставить диагноз. Но вот поддержать здоровье кишечника, чтобы справиться с проблемами косметологическими,  вполне реально, — говорит Инна Тулина. — Для этого всем рекомендую вести активный образ жизни. Движение поддерживает работоспособность всех регуляторных систем, в том числе и нормальную работу кишечника. Это хорошая профилактика геморроя, запора, нарушения баланса микрофлоры — всех тех проблем, которые отражаются на коже. Обязательно правильное питание, возможно, даже с эпизодами голодания. Сейчас появилась диета, имитирующая голодание, которую проверяют в экспериментальных условиях. Смысл в том, что, когда человек не ест в течение длительного времени, скажем от 12 до 16 часов, регулируется микробиом человека — состав микрофлоры. А это связано с состоянием кожи. В выборе продуктов предпочтительна растительная пища с небольшим количеством белка (мясо, рыба, птица), исключающая сахар, молочные и хлебобулочные изделия, особенно сдобу».

Источник: KIZ.ru

ABC-медицина

При эубиозе (то есть в норме) микрофлора кишечника представляет собой оптимальное соотношение различных бактерий – кишечной палочки, лактобацилл, энтерококков и др., всего более 500 видов. Дисбактериозом называют дисбаланс микробов, который длится продолжительное время. Это очень распространенное состояние, встречающееся примерно у 90 % взрослых и 95 % детей.

При должной коррекции, которую может назначить только врач, дисбактериоз кишечника проходит, но при отсутствии лечения обычно переходит в более тяжелую, прогрессирующую форму. Данное бактериологическое состояние принято рассматривать в качестве проявления или осложнения какого-либо заболевания, чаще всего – желудочно-кишечного тракта.

Причины развития дисбактериоза

Гибель полезных бактерий, населяющих микрофлору кишечника, может быть связана с такими факторами, как:

  • изменение функций желудка, поджелудочной железы или печени, приводящее к недостатку пищеварительных ферментов и появлению непереваренных остатков пищи, которые способствуют росту болезнетворных микробов;
  • пониженный тонус гладкой мускулатуры кишечника или ее спазмы, возникающие в результате психического или физического стресса, хирургического вмешательства, вегетососудистой дистонии – все это приводит к нарушению передвижения пищевых масс;
  • различные заболевания желудочно-кишечного тракта, такие как холецистит, гастрит, панкреатит и пр., связанные с повышением кислотности или щелочности среды обитания бактерий, что влечет за собой изменение обмена веществ и клеточных мембран полезных микроорганизмов;
  • неправильное пищевое поведение (диеты, недостаток кисломолочных продуктов и клетчатки, употребление консервантов) препятствует нормальному росту полезных микробов или провоцирует их уничтожение;
  • наличие в кишечнике паразитов или болезнетворных микробов, чьи продукты жизнедеятельности убивают полезные микроорганизмы – обычно это связано с дизентерией, сальмонеллезом, вирусными заболеваниями и пр.;
  • прием антибиотиков, пагубно действующих не только на вредных микробов, но и на полезных.

К факторам, повышающим риск развития дисбактериоза кишечника, относят постоянные стрессы и неблагоприятную экологию, от которых страдают жители современных мегаполисов.

Общая симптоматика

Симптомы дисбактериоза кишечника различаются по локализации дисбиотических изменений и степени их выраженности. На тяжесть клинических проявлений влияют возраст, образ жизни, состояние иммунной системы, стадия развития патологии.

1 стадия

На данном этапе дисбаланс бактерий выражен слабо: пациента могут беспокоить небольшие расстройства кишечника. Обычно такое состояние связано с кратковременным воздействием на микрофлору, например, со сменой привычной пищи, напитков. После окончания воздействия провоцирующих факторов или привыкания к новым условиям баланс микрофлоры восстанавливается.

2 стадия

Прекращается производство кишечником необходимого количества ферментов, обеспечивающих нормальное пищеварение. В результате возникает процесс брожения, который проявляется болью и вздутием живота, горечью во рту, метеоризмом, запорами или, наоборот, диареей. Это могут быть симптомы как прогрессирующего дисбактериоза, так и развития заболеваний желудочно-кишечного тракта.

3 стадия

На этой стадии при воздействии большого количества патогенной флоры на стенки кишечника развивается воспалительный процесс. Такой дисбактериоз уже требует медицинского вмешательства. К выраженным симптомам добавляются тошнота, рвота, непереваренные фрагменты пищи в стуле, сильные боли в животе. В некоторых случаях – повышение температуры тела.

4 стадия

Это состояние кишечника, при котором нормальная микрофлора практически полностью вытеснена болезнетворными микроорганизмами, что приводит к нарушению всасывания полезных веществ, развитию авитаминоза и даже анемии. Образующиеся в результате токсины попадают в кровь и провоцируют тяжелые аллергические реакции. Клинические проявления включают возникновение сыпи, экземы, крапивницы, возможно развитие астмы, бессонницы, хронической усталости. Пациент может жаловаться на проблемы с концентрацией внимания. При отсутствии своевременного лечения возникает угроза развития тяжелых кишечных инфекций.

Крайняя степень дисбактериоза – проникновение бактерий желудочно-кишечного тракта в кровь (бактериемия), в некоторых случаях – развитие сепсиса.

Диагностика дисбактериоза

Основная цель диагностики – определение вида микробов, заселяющих кишечник, и их количества. Как правило, используются следующие основные методы:

  • бактериологическое исследование, на качество результатов которого влияют соблюдение сроков доставки и сохранности материала, а также условий культивирования разных видов бактерий;
  • исследование метаболитов микрофлоры, которое основано на определении летучих жирных кислот, выделяемых микроорганизмами. Отличается точностью результатов, простотой и оперативностью выполнения.

При проведении диагностики и постановке диагноза учитывается также, что микрофлора кишечника индивидуальна для каждого человека. Ее состав может зависеть от возраста, потребляемой пищи и сезона. В связи с этим специалист основывается не только на результатах анализов, но и на дополнительных обследованиях, позволяющих выявить причину развития дисбактериоза.

Лечение дисбактериоза

Лечение дисбактериоза у взрослых зависит от причин и симптомов и назначается комплексно. Стандартная схема обычно включает меры, направленные на:

  • устранение избыточности патогенных микроорганизмов;
  • восстановление нормальной микрофлоры;
  • улучшение процесса пищеварения;
  • нормализацию моторики кишечника;
  • стимулирование реактивности всего организма.

Помните, что назначить грамотное и эффективное лечение может только специалист. Чтобы получить квалифицированную консультацию, запишитесь на прием к врачу клиники «АВС-Медицина» по номеру +7 (495) 223-38-83 или заполните заявку на нашем сайте.

цены на лечение проктолога в «СМ-Клиника»

 Лечением данного заболевания занимается Проктолог

Нужна дополнительная информация?

Спасибо за оставленную заявку.
Наш оператор свяжется с вами с 8:00 до 22:00
Заявки, поступившие после 22:00, будут обработаны на следующий день.

Нужна дополнительная информация?

Не нашли ответ на свой вопрос?

Оставьте заявку и наши специалисты
проконсультируют Вас.

Спасибо за оставленную заявку.
Наш оператор свяжется с вами с 8:00 до 22:00
Заявки, поступившие после 22:00, будут обработаны на следующий день.

Спасибо за обращение.
Ваша заявка принята.
Наш специалист свяжется с Вами в ближайшее время

Патологическое состояние, характеризующееся нарушением опорожнения кишечника, называют запором или констипацией. Лечением этого заболевания занимаются гастроэнтерологи и проктологи.

Общая информация

Запор представляет собой кратковременное или постоянное нарушение дефекации, при котором невозможно полное опорожнение кишечника. Ситуационный запор, спровоцированный стрессом или побочными эффектами лекарственных средств, не является патологией. Критерием заболевания является отсутствие стула в течение 48-72 часов. При этом пациент может жаловаться на сильные позывы к дефекации, боль в животе и общее недомогание. Сильное натуживание не приводит к облегчению или сопровождается выделением твердого круглого стула без полного опорожнения кишечника. К возможным осложнениям запора врачи относят анальную трещину, интоксикацию организма и формирование геморроя.

Запор относится к самым распространенным болезням желудочно-кишечного тракта. Многие врачи называют констипацию симптомом, однако в международной классификации заболеваний это состояние обозначено как самостоятельная патология (код К59.0). В большинстве случаев от запоров страдают пожилые люди. Лечение констипации в первую очередь должно быть направлено на улучшение питания. При необходимости применяется медикаментозная терапия.

Симптомы запора

Симптомы констипации зависят от причины этого состояния. Отсутствие стула может наблюдаться в течение трех дней подряд или возникать периодически. Накопление каловых масс в толстом кишечнике сопровождается усиленным всасыванием жидкости, затвердеванием стула и проникновением токсинов в кровоток. Твердый стул повреждает слизистую оболочку кишечника, а вредные вещества неблагоприятно влияют на самочувствие пациента.

Другие симптомы и признаки:

  • Ощущение тяжести в животе;
  • Выделение стула в виде твердых черных или темно-коричневых шариков;
  • Приступообразная боль в животе;
  • Сильные неразрешимые позывы к дефекации;
  • Требуется постоянное натуживание для опорожнения кишечника;
  • Выделение большого количества слизи вместе с твердым стулом;
  • Чувство неполного опорожнения кишечника;
  • Вздутие живота;
  • Отсутствие аппетита;
  • Постоянная отрыжка;
  • Слабость и усталость;
  • Нарушение сна.

Если у Вас наблюдаются подобные симптомы, советуем записаться на прием к врачу. Своевременная консультация предупредит негативные последствия для вашего здоровья. Телефон для записи +7 (495) 292-39-72


Задержка стула неблагоприятно влияет на кишечную микрофлору, поэтому пациенты жалуются на усиленное газообразование. Признаком повреждения слизистой оболочки кишки твердым стулом может быть выделение крови с каловыми массами.

Причины запора

Деятельность желудочно-кишечного тракта напрямую зависит от образа жизни человека. Для формирования нормального стула и дефекации кишечнику необходимо достаточное количество клетчатки. Это вещество содержится во многих фруктах и овощах. Однообразная диета может сопровождаться хроническими запорами и образованием твердого стула. Кроме того, к факторам риска констипации врачи относят низкую физическую активность, хронический стресс, нарушение режима сна и недостаточное потребление воды. В некоторых случаях запор возникает даже при здоровом образе жизни на фоне патологического состояния.

Другие причины:

  • Синдром раздраженного кишечника. Это заболевание характеризуется нарушением функций кишки. Пациент может жаловаться на периодические запоры, сменяемые диареей;
  • Непроходимость кишечника при росте опухолей, проникновении инородных тел в орган, паразитарной инфекции, спайке или другом патологическом состоянии;
  • Нарушение моторики кишечника. Движение каловых масс в кишечнике обеспечивается волнообразными сокращениями мышечных тканей органа. Нарушение ритма работы мышц кишечника может привести к запору;
  • Заболевания нервной системы. Функции кишечника зависят от нервной регуляции, поэтому патологии спинного мозга и периферических нервов могут обуславливать нарушение дефекации;
  • Неблагоприятное психическое состояние, сопровождающееся тревогой и сильным стрессом.

Эффективность лечения запора напрямую зависит от успешного определения причины такого состояния.

Диагностика запора в «СМ-Клиника»

При постоянном нарушении дефекации необходимо записаться на прием к проктологу. Врач нашей клиники проводит консультацию, во время которой подробно расспрашивает пациента о жалобах и изучает анамнез. Для врача важно определить, как часто у пациента возникает задержка стула. Кроме того, проктологу необходимо исключить наличие непроходимости кишечника, при которой требуется неотложное лечение. Сильное вздутие живота и отсутствие газов указывают на непроходимости кишки. Дополнительные обследования позволяют уточнить диагноз и выявить причину запора.

Применяемые методы диагностики в «СМ-Клиника»:

  • Ирригоскопия – метод рентгенологического обследования толстой кишки. Врач вводит контрастный раствор в кишечник пациента с помощью клизмы. Затем проводится рентгеноскопическое исследование, во время которого специалист видит изменение формы кишечника и растяжимость его стенок в режиме реального времени. Получение нескольких снимков в разных положениях позволяет врачу уточнить причину запора и исключить наличие непроходимости кишечника;
  • Эндоскопическое обследование толстого кишечника (колоноскопия). Врач вводит в прямую кишку пациента гибкую трубку, оснащенную камерой и источником света. В ходе исследования специалист изучает особенности содержимого кишечника и состояние слизистой оболочки органа, глядя на монитор. Во время процедуры при необходимости производится безболезненный забор клеток слизистой оболочки органа для гистологического исследования материала в лаборатории. Для устранения неприятных ощущений колоноскопия проводится под наркозом;
  • Аноректальная манометрия. Проктолог назначает это исследование для оценки тонуса мышц кишечника и силы сокращения сфинктеров прямой кишки. В кишечник вводится гибкая трубка, после чего специалист заполняет баллон на конце трубки воздухом. Результаты исследования позволяют обнаружить патологию мышц органа;
  • Исследование процесса дефекации с помощью магнитно-резонансной томографии (дефекография). Это наиболее высокоинформативный метод диагностики хронического запора, позволяющий врачу оценить работу мышц тазового дна и процесс дефекации в целом. Получение объемного изображения органов таза проводится с помощью специального аппарата. Врач просит пациента снять все металлические украшения и лечь на стол томографа. Перед исследованием в кишечник вводится контрастное вещество с помощью клизмы. После удаления контраста из кишечника проводится повторное сканирование с функциональными пробами, вроде натуживания или расслабления мышц таза;
  • Анализ крови. В процедурном кабинете медсестра производит забор небольшого количества крови из вены пациента и направляет материал в лабораторию. По результатам анализа крови исключается нарушение работы щитовидной железы и другие причины запора. Собственная лаборатория «СМ-Клиника» позволяет провести это исследование быстро и получить достоверные результаты.

Проктолог сам определяет, какие исследования необходимы пациенту. В большинстве случаев диагностика запора ограничивается несколькими процедурами.

Лечение запора в «СМ-Клиника»

По результатам диагностики врачи нашей клиники подбирают схему лечения запора. Назначенная терапия устраняет причину патологии и нормализует деятельность кишечника. Гастроэнтеролог обязательно назначает пациенту специальную диету для восстановления моторики кишечника и формирования стула правильной консистенции. При обнаружении механической непроходимости или другой опасной патологии проводится неотложное лечение.

Методы лечения запора в «СМ-Клиника»:

  • Назначение препаратов, содержащих пищевые волокна. Гастроэнтеролог назначает пациенту метамуцил или другое средство, нормализующее формирование стула и облегчающее дефекацию;
  • Применение лекарственных средств, улучшающих перистальтику кишечника. Врач назначает пациенту короткий курс применения бисакодила или другого средства;
  • Применение осмотических слабительных средств, устраняющих избыточное всасывание воды стенками кишки. Это лактулоза, гидроксид магния или цитрат магния;
  • Использование препаратов, смягчающих стул. Врач назначает пациенту докузат натрия или другое средство, уменьшающее всасывание воды в толстом кишечнике;
  • Использование клизм и анальных свечей. Проктолог объясняет, как правильно проводить промывание кишечника в домашних условиях. Также врач назначает свечи на основе глицерина или бисакодила для облегчения дефекации.

Проктологи нашей клиники устраняют хронический запор у пациента без длительного использования слабительных средств, негативно влияющих на функции кишечника. Основной задачей является улучшение питания и исключение негативных факторов из повседневной жизни больного. Врач контролирует все этапы лечения и добивается оптимального результата.

Профилактика запора

Здоровой образ жизни поможет человеку избежать развития запора или другого нарушения деятельности кишечника.

Основные методы профилактики:

  • Употребление достаточного количества продуктов, содержащих пищевые волокна и жиры;
  • Потребление не менее 2 литров жидкости в сутки;
  • Умеренная физическая активность;
  • Устранение факторов стресса.

Гастроэнтерологи нашей клиники проводят консультации для объяснения методов профилактики заболеваний.

Наши преимущества:

Более 18 ведущих проктологов

Все специалисты
в одной клинике

Передовое медицинское оборудование

Гарантия качества обслуживания


Хотите, мы Вам перезвоним?

Спасибо за оставленную заявку.
Наш оператор свяжется с вами с 8:00 до 22:00
Заявки, поступившие после 22:00, будут обработаны на следующий день.

Кишечная микробиота и хронический запор: обзор и обновление

Front Med (Лозанна). 2019; 6:19 Шигео Койдо

2 Отделение гастроэнтерологии и гепатологии, Больница Касива Университета Дзикей, Касива, Япония

Юрико Нисикава

1 Отдел исследований микробиоты, Высшая школа медицины Нобухи Университета Дзюнтендо, Япония,

, Токио, Токио, 4

1 Департамент исследований микробиоты, Высшая школа медицины Университета Дзюнтендо, Токио, Япония

1 Отдел исследований микробиоты, Высшая школа медицины Университета Дзюнтендо, Токио, Япония

2 Отделение гастроэнтерологии и гепатологии , Больница Касива Университета Дзикей, Касива , Япония

Отредактировал: Йонг Йе Ли, Научный университет, Малайзия

Рецензировал: Чжэн Фей Ма, Ливерпульский университет, Соединенное Королевство; Аскин Эрдоган, Университет Алании Алааддин Кейкубат, Турция; Мохаммад Маджхарул Хак, больница общего профиля Нараянгандж, Бангладеш

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Гастроэнтерология» журнала «Границы в медицине»

Поступила в редакцию 29 октября 2018 г .; Принята в печать 21 января 2019 г.

Авторские права © 2019 Окуса, Койдо, Нисикава и Сато.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.
Вспомогательные материалы

GUID: 75BAFE5C-C2B9-4001-B61F-9A5ACF7A57E7

GUID: 699169DB-C28F-43F9-921E-18C2021CA15A

GUID145ADB2-65-EF149AD2-000C8-65-EE: 4491-0002-0003-000-0002-000-83-000-0002-85 C7F0-4063-9936-3845CC2A0AB0

Abstract

Предыстория: Хронический запор, включая функциональный запор и синдром раздраженного кишечника типа запора, является распространенным многофакторным желудочно-кишечным расстройством, его этиология и патофизиология остаются плохо изученными.Недавние исследования с использованием профилей микробиоты на основе 16S рРНК продемонстрировали дисбактериоз кишечной микробиоты при хроническом запоре.

Цели: Предоставить обзор последних исследований микробиоты при хроническом запоре и лечения хронического запора с использованием пробиотиков, пребиотиков, синбиотиков, антибиотиков и трансплантации фекальной микробиоты (FMT).

Методы: до 1 августа 2018 г. было выполнено поисков в PubMed по ключевым словам: «СРК», «СРК-З», «синдром раздраженного кишечника», «синдром раздраженного кишечника с запором», «функциональный запор», «хронический запор». »В сочетании с« микробиотой кишечника »,« дисбиозом »,« микрофлорой кишечника »для микробиоты при хроническом запоре и в сочетании с« пробиотиками »,« пребиотиками »,« синбиотиками »,« антибиотиками »и« трансплантацией фекальной микробиоты ».”

Результаты: Результаты определения кишечной микробиоты при функциональном запоре противоречивы, и в настоящее время нет единого мнения. Хотя нет четкого консенсуса, по сравнению со здоровыми субъектами, пациенты с СРК-З имеют более низкий уровень актинобактерий, в том числе бифидобактерий , в образцах фекалий и более высокий уровень бактерий Bacteroidetes в слизистой оболочке. В большинстве рандомизированных контролируемых исследований и исследований в параллельных группах пробиотики, пребиотики, синбиотики, антибиотики и терапия FMT при хроническом запоре были эффективны с небольшим количеством побочных эффектов.Однако есть много исследований в небольшом количестве и типы пробиотиков разные, сложно оценить эффект.

Выводы: Данные свидетельствуют о том, что дисбактериоз кишечной микробиоты может способствовать функциональному запору и синдрому раздраженного кишечника по типу запора. Целенаправленное лечение дисбактериоза или запора пробиотиками, пребиотиками, синбиотиками, антибиотиками и FMT может быть новым вариантом, особенно при запоре, не поддающемся традиционным методам лечения.

Ключевые слова: хронический запор, функциональный запор, синдром раздраженного кишечника с запором, кишечная микробиота, пробиотики, синбиотики, антибиотики, FMT

Введение

В последнее время вместо методов культивирования используются молекулярные подходы, основанные на последовательности гена 16S рДНК. анализировать микробиоту кишечника. Достижения в области технологий, не зависящих от культуры, показали огромное разнообразие, функциональные возможности и возрастную динамику микробиома человека.Большое количество разнообразных видов микробов обитает в дистальных отделах желудочно-кишечного тракта, и дисбактериоз кишечной микробиоты — дисбаланс в составе и функции этих кишечных микробов — связан с различными заболеваниями, от локализованных гастроэнтерологических расстройств, включая запоры, до психоневротических, респираторных, метаболических, печеночных и др. и сердечно-сосудистые заболевания (1, 2).

Функциональный запор (FC: классификация рома II-IV) обычно подразделяется на нормальный транзитный запор (NTC), медленный транзитный запор (STC) и расстройства дефекации или ректальной эвакуации на основе конкретных тестов, таких как время перехода в толстую кишку, оценка манометрии и дефекография ().Нарушения дефекации или ректальной эвакуации вызываются диссинергией тазового дна, а также снижением внутрибрюшного давления (акт давления вниз), ректального сенсорного восприятия и сокращения прямой кишки, что позволяет предположить, что этот тип ФК не связан с микробиотой кишечника. Напротив, NTC и STC связаны с микробиотой кишечника. Интересно, что большая часть литературы из западных стран сообщает о связи между STC и микробиотой кишечника (3). Хронический запор, который сопровождается болями в животе, классифицируется как синдром раздраженного кишечника с запором (IBS-C: классификация ромов II-IV).Было показано, что кишечная микробиота играет роль в СРК-З.

Три широкие категории функциональных запоров.

До недавнего времени запоры изучали с точки зрения функции кишечника, однако многие исследования выявили дисбактериоз кишечной микробиоты у пациентов с запорами по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. В этом обзоре мы суммируем текущие доказательства, подтверждающие роль микробиоты кишечника в патогенезе и лечении хронических запоров, направленных на дисбактериоз микробиоты кишечника.

Кишечная микробиота при функциональном запоре

Сообщения о дисбактериозе при ФК (критерии классификации рома II – III) обобщены в (4–8). Были включены все статьи, описывающие кишечную микробиоту функционального запора и хронического запора (дополнительный рисунок 1). Zoppi et al. (4) выполнили анализ культивирования образцов кала, собранных у детей с ФК ( n = 28; средний возраст 9,5 лет) и здоровых субъектов ( n = 14; средний возраст 7,9 лет), и продемонстрировали, что пациенты с ФК имели значительную более высокий уровень видов Clostridium и Bifidobacterium ( p <0.001 и <0,02 соответственно). Они также продемонстрировали, что C. sporogenes, C. paraputrificum, C. fallax и C. innocuum были доминирующими среди видов Clostridium . Используя те же методы культивирования, Khalif et al. продемонстрировали, что пациенты с ФК (средний возраст 42,2 года) имели пониженный уровень Bifidobacterium, Lactobacillus, Bacteroides и Clostridium видов и повышенный уровень Enterobacteriaceae, таких как Escherichia coli , а также Staphylococcus aureus и грибы (5).Zhu et al. (6) использовали пиросеквенирование гена 16S рРНК, чтобы продемонстрировать, что пациенты с ФК (средний возраст 11,8 года) имели значительно более низкий уровень Bacteroidetes, в частности Prevotella , и повышенный уровень нескольких видов Firmicutes, включая Lactobacillus . Авторы также продемонстрировали, что уровни Lactobacillus и Bifidobacteria видов не были снижены. Kim et al. (7) использовали полимеразную цепную реакцию в реальном времени (кПЦР), чтобы продемонстрировать, что пациенты с ФК (средний возраст 35 лет) имели значительно более низкий уровень Bifidobacterium и Bacteroides (U-критерий Манна-Уитни; p = 0). .030 и 0,021 соответственно). Принимая во внимание, что в вышеупомянутых исследованиях использовались образцы фекалий, в более поздних исследованиях изучалась микробиота слизистой с помощью образцов биопсии слизистых оболочек. Parthasarathy et al. (8) выполнили анализ метагеномики 16S рРНК (V3 – V5) и продемонстрировали, что, несмотря на отсутствие разницы в количестве видов бактерий на уровне рода между FC (средний возраст 48 лет) и здоровыми контрольными группами, пациенты с запорами, в том числе с IBS имели повышенные уровни Bacteroidetes в их слизистой оболочке.Однако, поскольку группа пациентов с запорами в этом исследовании включала 13 пациентов с ФК, 6 пациентов с СРК-З и 6 пациентов со смешанным типом СРК, результаты не являются исключительно репрезентативными для ФК.

Таблица 1

Дисбактериоз при функциональном запоре.

и др.(4)
Ссылки Методы Материалы Пациенты Контроли Результат Культура Кал FC дети ( n = 28)
(средний возраст 9,5 лет)
HC дети ( n = 14)
(средний возраст 7,9 лет)
FC: Clostridium
Bifidobacterium
Khalif et al. (5) Культура Кал FC ( n = 57)
(средний возраст 42,2 года)
HC ( n = 25) FC: Bifidobacterium↓
Lactobacillus Clostridium
Bacteroides ↓
Enterobacteriaceae ( E.coli ) ↑
S . aureus ↑ Грибы ↑
Zhu et al. (6) пиросеквенирование 16S рРНК Кал FC дети ( n = 8)
(средний возраст 11,8 лет)
HC дети ( n = 14)
(средний возраст 13,2 года)
FC : Firmicutes ↑
Prevotella
Kim et al. (7) Количественная ОТ-ПЦР Кал FC ( n = 30) (средний возраст 35 лет) HC ( n = 30)
(средний возраст 32 года)
FC: Bifidobacterium
Bacteroides ↓
Parthasarathy et al.(8) Секвенирование гена 16S рРНК (V3-V5) Фекалии и слизистые оболочки Самка FC ( n = 13), самка IBS-C ( n = 6),
самка смешанного IBS ( n = 6) (средний возраст 48 лет)
HC женщина ( n = 25)
(средний возраст 39 лет)
FC слизистая оболочка: Bacteroidetes ↑

Эти данные противоречивы, и в настоящее время нет единого мнения относительно того, какая кишечная микробиота участвует в ФК. Потому что кишечная флора меняется с возрастом (9).Однако в некоторых сообщениях анализируется кишечная флора FC у взрослых, а в других — у детей. Поэтому объяснить связь кишечной флоры и ФК представляется затруднительным.

Кишечная микробиота при синдроме раздраженного кишечника с запором

Сообщения о дисбактериозе при СРК-З обобщены в (10–15). В статьи, посвященные изучению кишечной микробиоты СРК, статьи, содержащие данные о микробиоте СРК по типу запора, включены, а статьи, в которых анализируются микробиотический тип диареи и тип запора вместе, исключены (дополнительный рисунок 2).

Таблица 2

Дисбактериоз при синдроме раздраженного кишечника с запором.

Malinet (10)
Ссылки Методы Материалы Пациенты Контроли Результат
Количественная ОТ-ПЦР Кал IBS-C ( n = 9)
(средний возраст 46.5 лет)
HC ( n = 22)
(средний возраст 45 лет)
IBS-C: Veillonella spp ↑
Maukonen et al. (11) DGGE и количественная ОТ-ПЦР Кал IBS-C ( n = 6)
(средний возраст 45 лет)
HC ( n = 16)
(средний возраст 45 лет)
IBS-C: Clostridium coccoides E. rectale группа ↓
Rajilić-Stojanović et al. (12) Филогенетический микрочип 16S рРНК и количественная ОТ-ПЦР Кал IBS-C ( n = 18)
(средний возраст 49 лет)
HC ( n = 46)
(средний возраст 45 лет)
IBS-C: Firmicutes ( Clostridium ) ↑
Bacteroidetes ↓
Actinobacteria ↓,
Chassard et al.(13) Культура Кал Самка IBS-C ( n = 14)
(средний возраст 48 лет)
HC женщина ( n = 12)
(средний возраст 30 лет)
IBS -C: Enterobacteriaceae ↑
Сульфатредуцирующие бактерии ↑ Бифидобактерии ↓
Лактобактерии
Durbán et al. (14) Секвенирование гена 16S рРНК (V1 – V2) Слизистая оболочка IBS-C ( n = 3)
(средний возраст ND)
HC ( n = 9)
(средний возраст ND )
IBS-C: Bacteroidetes ↑
Enterobacteriaceae ↑
Parkes et al.(15) FISH Слизистая оболочка IBS-C ( n = 20)
(средний возраст 32,4 года)
HC ( n = 26)
(средний возраст 46,1 года)
IBS-C : Bacteroidetes ↑
Bifidobacteria ↑
C. coccoides Eubacterium rectale

Используя тесты на бактериальную культуру, Malinen et al. (10) продемонстрировали, что у пациентов с IBS-C уровень Veillonella видов был значительно выше, чем у здоровых людей из контрольной группы ( p <0.045), а также более высокие уровни Lactobacilli по сравнению с таковыми у пациентов с СРК с диареей (СРК-Д) ( p <0,019). Мауконен и др. (11) проанализировали фекальную ДНК с помощью денатурирующего градиентного гель-электрофореза (DGGE), который показал, что 30% всех видов бактерий у пациентов с СРК-C были Clostridium coccoides и Eubacterium rectale , что было значительно ниже, чем у здоровых людей. субъектов (43%; p <0,05) и пациентов с СРК-Д (50%).Используя филогенетическую микроматрицу 16S рРНК и КПЦР, Rajilić-Stojanović et al. (12) продемонстрировали, что пациенты с СРК-З имели значительно более высокий уровень Firmicutes, включая видов Clostridium ( p <0,05), и значительно более низкий уровень Actinobacteria и Bacteroidetes ( p <0,01), чем у здоровых людей из контрольной группы. . В эксперименте с фекальной культурой Chassard et al. (13) продемонстрировали, что у пациентов с СРК-З уровень энтеробактерий был значительно выше ( p = 0.0107) и сульфатредуцирующих бактерий ( p = 0,0002) и значительно более низкие уровни Bifidobacteria ( p <0,0001) и Lactobacillus ( p = 0,0007).

В исследованиях бактерий слизистой оболочки Durbán et al. обнаружили повышенный уровень Bacteroidetes и Enterobacteriaceae у пациентов с IBS-C с помощью анализа метагеномики 16S рРНК (V1 – V2) (14). Кроме того, Parkes et al. продемонстрировали, что у пациентов с IBS-C был более высокий уровень Bacteroidetes, Bifidobacteria, и C.coccoides / E. rectale с использованием флуоресценции in situ гибридизации (FISH) (15).

Хотя нет четкого консенсуса, эти исследования предполагают, что по сравнению со здоровыми субъектами у пациентов с СРК-C более низкий уровень актинобактерий, включая бифидобактерий , в образцах фекалий и более высокий уровень бактерий Bacteroidetes в слизистой оболочке (). Наблюдение, что уровень Bacteroidetes был высоким в слизистой оболочке толстой кишки, согласуется с предыдущим исследованием Parthasarathy et al.(8), которые исследовали микробиоту слизистой оболочки у пациентов с ФК. Кишечные бактерии, прикрепленные к слизистой оболочке толстой кишки, могут подавлять перистальтику кишечника за счет метаболитов, производимых непосредственно или ими.

Дисбактериоз у пациента с СРК-З.

Лечение хронического запора с помощью пробиотиков, пребиотиков и синбиотиков

Пребиотики — это неперевариваемые углеводы, такие как олигосахарид и инулин, которые увеличивают количество пробиотиков, таких как Bifidobacteria и Lactobacillus , которые обычно присутствуют в организме человека.Алгоритм исследований, включенных в обзор, показан на дополнительном рисунке 3. суммирует РКИ, в которых изучались эффекты этих пребиотиков, пробиотиков и синбиотиков (16–37).

Таблица 3

Рандомизированные контролируемые исследования и испытания в параллельных группах пребиотиков, пробиотиков и синбиотиков при хроническом запоре.

9018ick et al. .(18) и другие. (20) и другие. (26) и др.
Ссылки Вмешательства (n) Контроли (n) Пребиотики или пробиотики Контрольные материалы PRE 68
Bouhniket al.(16) 33
(средний возраст 59 лет)
32
(средний возраст 57 лет)
Лактулоза Полиэтиленгликоль Нет значимых различий
Linetzky Waitzberg et al. (17) 28 женщин
(средний возраст 36,1 года)
32 женщины
(средний возраст 40,2 года)
Инулин Мальтодекстрин Нет значимых различий
PROBIOTICS 35
(средний возраст 43,3 года)
35
(средний возраст 44,6 года)
L. casei Shirota Напиток без пробиотиков Частота дефекации ↑
( p = 0,004)
Твердый стул ↓ ( p <0,001)
Консистенция стула ↓
( p <0,001)
Yang et al. (19) 63 женщина
(средний возраст 46,4 года)
63 женщина
(средний возраст 46,4 года)
B.lactis Подкисленное молоко без пробиотиков Частота дефекации ↑
( p <0,01)
Консистенция стула ↓
( p <0,01)
Состояние дефекации ↓
( p <0,01)
Высокая доза 33
(средний возраст 43 года) Низкая доза 33
(средний возраст 44 года)
34
(средний возраст 45 лет)
B. lactis Капсулы с рисовым мальтодекстрином Боль в животе ↓ ( p <0.001)
Запор ↓ ( p <0,001)
Нерегулярное испражнение ↓
( P <0,01)
Метеоризм ↓
(p <0,05)
Ishizuka et al. (21) 17 женщин
(кроссовер)
(возраст 20–23 года)
17 женщин
(возраст 20–23 лет)
B. lactis Напиток молочный Дефекация частота ↑
( p <0,05)
Riezzo et al.(22) 20 (перекрестно)
(средний возраст 38,8 года)
20
(средний возраст 38,8 года)
L. paracasei Артишоки без пробиотиков Удовлетворительное облегчение симптомов
( p = 0,0014)
Консистенция стула ↓ ( p = 0,009)
Favretto et al. (23) 15
(средний возраст 37,5 года)
15
(средний возраст 40,8 года)
B. lactis Свежий сыр без пробиотиков Ощущение аноректальной непроходимости
( p = 0.041)
Частота дефекации ↑
( p = 0,002)
Запор ↓ ( p = 0,014)
Mazlyn et al. (24) 47
(средний возраст 31,8 года)
43
(средний возраст 31,7 года)
L. casei Shirota Ферментированное молоко без пробиотиков Неполная дефекация ↓
( p = 0,003)
Mezzasalma et al. (25) IBS-C, F1 50
(средний возраст 36,0 года) F2 50
(средний возраст 38 лет.0 лет)
50
(средний возраст 38,1 года)
F1: L. acidophilus, L. reuteri F2: L. plantarum, L. rhamnosus, B. animalis subsp. lactis Инулин, диоксид кремния, тальк F1, F2: Вздутие живота ↓
Боль в животе ↓
Запор ↓
Спазмы в животе ↓
Метеоризм ↓
( P <0,001)
IBS-C & FC, 88
(средний возраст 38,3 года)
83
(средний возраст 39 лет.4 года)
S. thermophilus, L. plantarum Шоколад Консистенция стула ↓
( p = 0,002)
Оценка качества жизни ↑
(p = 0,044)
ПРОБИОТИКИ У 9018 ДЕТЕЙ
Bu et al. (27) Дети A: 18
(средний возраст 32,4 месяца) Дети B: 18
(средний возраст 36,7 месяца)
Дети C: 9
(средний возраст 35 месяцев)
Дети A: MgO Дети B: L. casei rhamnosus Дети C: крахмал Частота дефекации ↑
( p = 0.03)
Жесткий стул ↓ ( p = 0,01)
Боль в животе ↓ ( p = 0,03)
Coccorullo et al. (28) Младенцы 22
(средний возраст 8,2 мес.)
Младенцы 22
(средний возраст 8,8 мес.)
L. reuteri Идентичное плацебо Опорожнение кишечника ↑
( p = 0,008 ~ 0,042 )
Guerra et al. (29) Дети 30
(переход)
(возраст 5–15 лет)
Дети 29
(переход)
(возраст 5–15 лет)
B.longum + S. thermophilus L. delbrueckii subsp. bulgaricus + S. thermophilus Частота дефекации ↑
( p = 0,012)
Боль при дефекации ↓
( p = 0,046)
Боль в животе ↓ ( p = 0,015)
Tabbers . (30) Дети 79
(средний возраст 7,0 года)
Дети 80
(средний возраст 6,5 лет)
B. lactis Подкисленное молоко без пробиотиков Нет значимых различий
Wojtyniak et al. .(31) Дети 48
(средний возраст 38,7 мес.)
Дети 46
(средний возраст 37,3 мес.)
L. casei rhamnosus Lcr35 Сухое молоко 99% + стеарат магния 1% Нет значимых различий
СИНБИОТИКА
Banaszkiewicz et al. (32) Дети 43
(средний возраст 79 месяцев)
Дети 41
(средний возраст 65 месяцев)
L. rhamnosus GG + лактулоза Лактулоза Нет значимых различий
Khodadad .(33) Дети B: 31
(средний возраст 6,2 года)
Дети C: 37
(средний возраст 5,9 лет)
Дети A: 29
(средний возраст 6,9 лет)
B: L. casei, L. rhamnosus, S. thermophilus, B. breve, L. acidophilus, B. infantis, L. bulgaricus C: L. casei, L. rhamnosus, S. thermophilus, B. breve, L. acidophilus, B. infantis , L. bulgaricus + жидкий парафин A: жидкий парафин Частота дефекации ↑
( p = 0,03)
Saneian et al.(34) Дети 30
(средний возраст 5,4 года)
Дети 30
(средний возраст 4,7 года)
L. sporogenes + фруктоолигосахариды, микрокристаллическая целлюлоза, натрийгликорат крахмала, микрокристаллическая целлюлоза, натрийгликолят крахмала, повидон стеарат, диоксид кремния, пропиленгликоль Парафин Частота дефекации ↑
( p = 0,001)
Актуальность ↓
( p = 0,010)
Напряжение при дефекации ↓
( p = 0.004)
Неполное опорожнение ↓
( p <0,001)
Недержание мочи ↓
( p = 0,023)
Sadeghzadeh et al. (35) Дети 24
(средний возраст 6,1 года)
Дети 24
(средний возраст 6,3 года)
L. casei, L. rhamnosus, S. thermophilus, B. breve, L. acidophilus, B. Infantis, L. bulgaricus + лактулоза лактулоза Частота дефекации ↑
( p = 0,042)
Консистенция стула ↓
( p = 0.049)
Bazzocchi et al. (36) 17
(средний возраст 38 лет)
12
(средний возраст 39 лет)
Пребиотическая клетчатка подорожника и пять пробиотиков, включая Lactobacillus и Bifidobacterium Мальтодекстрин Нормальная консистенция стула в процентах ( p = 0,001)
Время прохождения через кишечник ↓
( p = 0,022)
Lim et al. (37) 43
(средний возраст 29 лет.5 лет)
42
(средний возраст 27,5 года)
Инулин-олигофруктоза, L. plantarum, B. lactis Мальтодекстрин Нет значимых различий

Bouhnik et al. (16) вводили лактулозу (β-D-галактопиранозил- (1 → 4) -D-фруктоза), неперевариваемый углевод, и продемонстрировали, что она так же эффективна, как полиэтиленгликоль (слабительное), в облегчении запора. Далее они исследовали образцы фекалий этих пациентов и продемонстрировали значительное увеличение уровня бифидобактерий в группе лактулозы ( p = 0.04), тогда как в группе полиэтиленгликоля не наблюдалось увеличения Bifidobacteria , а общее количество бактерий уменьшилось. В исследовании Linetzky Waitzberg el al. (17) было показано, что инулин оказывает эквивалентный эффект плацебо (мальтодекстрина) при запоре. Они также продемонстрировали, что пациенты, которые получали инулин, но не мальтодекстрин, демонстрировали снижение видов Clostridium в их образцах фекалий. Однако, поскольку мальтодекстрин содержит неперевариваемые компоненты, он, возможно, не был подходящим плацебо.

Lactobacillus и Бифидобактерии обычно используются в качестве пробиотиков у взрослых (18–26) и детей (27–31). Koebnick et al. (18) провели первое РКИ в 2003 г., в котором штамм L. casei Shirota (LcS) вводили 35 пациентам с хроническим запором. По сравнению с плацебо ( n = 35), пациенты, получавшие LcS, имели значительно улучшенную частоту дефекации и консистенцию стула через 2 недели после приема ( p <0.0001). Через 5 недель после введения группа LcS продемонстрировала значительное улучшение по сравнению с контрольной группой плацебо, с улучшением на 89 и 56% соответственно ( p = 0,003). Как видно из, все исследования на взрослых показали эффективность пробиотиков для лечения запора. Ishizuka et al. провели перекрестное исследование, вводя либо 10 10 КОЕ / 100 мл B. lactis GCL2505, либо молочный продукт без бактерий в качестве плацебо 17 пациентам с запорами.Через две недели после введения у пациентов, получавших B. lactis , наблюдалось значительное увеличение частоты дефекации и количества стула (19). Поскольку пациенты имели большее количество B. lactis в кале, авторы пришли к выводу, что рост бактерий мог способствовать улучшению симптомов запора. Недавно Yoon et al. провели РКИ с введением 3,0 × 108 КОЕ / г Streptococcus thermophilus MG510 и 1,0 × 108 КОЕ / г Lactobacillus plantarum LRCC5193 во многих случаях в 171 случае (26).Они пришли к выводу, что пробиотики значительно улучшили консистенцию стула у пациентов с хроническим запором. Кроме того, положительное влияние L. plantarum на консистенцию стула сохранялось после прекращения приема пробиотиков. У детей запор является клинически значимой проблемой, поэтому проводится множество РКИ с применением пробиотиков. Bu et al. оценить эффективность пробиотиков ( Lactobacillus casei rhamnosus , Lcr35) для лечения детей с хроническим запором и сравнить их эффект с оксидом магния (MgO) и плацебо (27).Они сообщили, что Lcr35 эффективен при лечении детей с хроническим запором. Статистически значимой разницы в эффективности между MgO и Lcr35 нет, но при использовании Lcr35 возникала меньшая боль в животе. Однако недавние РКИ Tabbers et al. (30) и Войтыняк и др. (31) сообщили об отсутствии значимого эффекта Bifidobacterium lactis и Lcr35 при функциональном запоре по сравнению с плацебо.

Bazzocchi et al. (36) описали схему лечения синбиотиками, в которой клетчатка подорожника использовалась в качестве пребиотика в дополнение к коктейлю пробиотиков, содержащему пять видов живых Lactobacillus и Bifidobacteria .Они вводили синбиотик ( n = 17) или мальтодекстрин (плацебо) ( n = 12) в течение 8 недель и продемонстрировали, что пациенты, получавшие синбиотик, значительно улучшили частоту дефекации и консистенцию стула ( p = 0,001). ). Кроме того, время перехода в толстую кишку было значительно сокращено в группе синбиотиков ( p = 0,022) и пяти вводимых видов Lactobacillus , включая L. planetarium, L.acidophilus и L. rhamnosus были обнаружены в образцах фекалий половины пациентов в группе синбиотиков. Khodadad et al. (33) и Садегзаде и др. (35) провели РКИ по лечению запоров с помощью тех же самых разных видов введения пробиотиков ( Lactobacillus casei, Lactobacillus rhamnosus, Streptococcus thermophiles, Bifidobacterium breve, Lactobacillus acidophilus, Bifidobacterium infantis и Lactobacillus 900 Bulgaric). Исследования показали, что синбиотики положительно влияют на симптомы запора у детей без каких-либо побочных эффектов.Однако Бранаскевич и др. (32) и Лим и др. (37) сообщили, что синбиотики неэффективны при лечении запоров. Они предположили, что результат был обусловлен сильным эффектом плацебо, преимущества синбиотиков по сравнению с контрольной группой не удалось продемонстрировать.

Несколько побочных эффектов, таких как боль в животе, вздутие живота, рвота (16, 30, 32), были зарегистрированы в исследованиях, описанных выше, что указывает на безопасность применения этих агентов. Следовательно, пробиотики, пребиотики и синбиотики могут быть эффективными вариантами лечения запора.Поскольку существует множество исследований в небольшом количестве, а типы пробиотиков различны, оценить эффект сложно. Следовательно, необходимо будет провести ряд исследований конкретных пробиотиков.

Лечение хронического запора с помощью противомикробных препаратов

Предыдущие исследования предложили связь между запором и метаногенными бактериями посредством гипотезы о том, что метаногенная кишечная микробиота приводит к развитию запора за счет уменьшения дефекации (38).Исследования показали, что у пациентов с хроническим запором больше метаногенных бактерий, чем у здоровых людей (39, 40).

В исследовании Low et al. (41) пациенты с СРК-Х с продукцией метана> 3 ppm получали рифаксимин и неомицин в течение 10 дней, а изменения симптомов и результаты дыхательных тестов изучали с помощью дыхательного теста на лактулозу. Пациенты получали неомицин и рифаксимин ( n = 27), только неомицин ( n = 8) или только рифаксимин ( n = 39).Симптомы улучшились у 85, 63 и 56% пациентов, соответственно, демонстрируя значительное улучшение в группе неомицин + рифаксимин по сравнению с группой, получавшей только рифаксимин ( p = 0,01). Кроме того, у пациентов, получавших неомицин + рифаксимин, был значительно снижен уровень метаногенных бактерий. У 87 процентов пациентов уровень продукции метана был <3 ppm, по данным дыхательной пробы, по сравнению с 33% в группе неомицина ( p = 0,001) и 28% в группе рифаксимина ( p = 0). .001). Таким образом, авторы пришли к выводу, что комбинация рифаксимина и неомицина была эффективной при лечении СРК-З, связанного с выработкой метана (37). Это исследование представило интересные результаты, которые подтверждают связь между запорами и метаногенными бактериями.

Лечение хронического запора трансплантацией фекальной микробиоты

Алгоритм исследований, включенных в обзор, показан на дополнительном рисунке 4. суммирует исследования (42–47) по лечению рефрактерного запора трансплантацией фекальной микробиоты (FMT).Бороды и др. (42) провели FMT у 4 пациентов с хроническим запором и продемонстрировали немедленное улучшение симптомов, таких как боль в животе, раннее насыщение и тошнота, а также значительное улучшение частоты дефекации до одного или двух раз в день. Кроме того, в описании случая пациента с рефрактерным запором авторы продемонстрировали, что FMT эффективно индуцировал дефекацию через 2-3 дня после трансплантации с частотой дефекации один или два раза в день (43). Ge et al. (44) провели FMT у 6 пациентов с STC и продемонстрировали значительное увеличение частоты дефекации с 1.От 6 ± 0,2 раза в неделю до лечения до 5,0 ± 0,4 раза в неделю через 12 недель после лечения ( p <0,001), а также при консистенции стула от 2,0 ± 0,3 до лечения до 3,3 ± 0,2 через 12 недель после лечения. лечение ( р = 0,0025). Они также выполнили метагеномический анализ 16S рРНК на фекальной микробиоте до FMT и продемонстрировали, что у пациентов с запорами было повышенное количество и разнообразие бактерий по сравнению со здоровыми субъектами. Однако они не проводили этот анализ после FMT для выявления изменений, которые могли произойти в фекальной микробиоте.Тиан и др. (45) провели РКИ, в котором 60 пациентов с STC были разделены на группу FMT или контрольную группу и получали обычное слабительное. Сравнение FMT ( n = 25) и контрольной ( n = 24) пациентов, завершивших исследование, показало, что у тех, кто прошел FMT, значительно улучшились симптомы, включая частоту дефекации и фекальные свойства. Таким образом, они пришли к выводу, что FMT при запоре был эффективным, хотя размер выборки был небольшим.Однако маловероятно, что FMT будет рассматриваться в качестве первого варианта, учитывая проблемы с определением доноров, а также стоимость и сложность процедуры. FMT следует проводить выборочно у пациентов, невосприимчивых к традиционным терапевтическим стратегиям.

Таблица 4

Трансплантация фекальной микробиоты (FMT) при хроническом запоре.

9018 al.(42)
Ссылки Исследование Вмешательства (n) Контроли (n) Период наблюдения Результат
Серия случаев 4 28 месяцев Частота дефекации ↑
Andrews et al. (43) История болезни 1 18 месяцев Частота дефекации ↑
Меланоз кишечной палочки исчез
Ge et al. (44) Серия случаев 6 12 недель Частота дефекации ↑ ( P <0,05)
Консистенция стула ↓ ( P <0.05)
Время прохождения через толстую кишку ↓ ( P <0,05)
Tian et al. (45) РКИ 30 30 12 недель Частота дефекации ↑ ( p = 0,001)
Консистенция стула ↓ ( P <0,00001)
Время прохождения через толстую кишку ↓ ( P <0,00001 )
Скорость клинического излечения ↑ ( p = 0,04)
Скорость клинического улучшения ↑ ( p = 0,009)
Ding et al.(46) Серия случаев 52 24 недели Частота дефекации ↑ ( P <0,01)
Консистенция стула ↓ ( P <0,01)
Неполнота опорожнения ( P 0,01)
Время прохождения через толстую кишку ↓ ( P <0,01)
Zhang et al. (47) Серия случаев 29 1 год Полное самопроизвольное опорожнение кишечника, консистенция стула, улучшение состояния запора по шкале Векснера и улучшение симптомов запора

Выводы и перспективы на будущее Синдром запора

с указанием различных и сложных сочетаний нарушений.Учитывая его сложность, клинические испытания, например, проводимые для отдельных заболеваний, могут оказаться невозможными. В большинстве исследований используются римские критерии для диагностики запора и выполнения функциональных тестов, чтобы выборочно нацеливать пациентов с STC для испытаний. Результаты клинических исследований пробиотиков и FMT предполагают, что запор вызван дисбактериозом микробиоты. Таким образом, в будущих исследованиях следует сначала классифицировать запоры для определения целевой популяции. Кроме того, исследования микробиоты кишечника могут выявить виды бактерий, которые способствуют развитию запора.В конечном итоге выявление бактерий, вызывающих запор, может привести к разработке пробиотических, пребиотических и синбиотических препаратов, которые могут вылечить запор в будущем.

Вклад авторов

TO, SK и NS написали и отредактировали рукопись. ТО создал рисунок и критически отредактировал рукопись. YN собрал документы и создал таблицы. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Финансирование. Департамент исследований микробиоты поддерживается компанией Morinaga Milk Industry Co., Ltd. в качестве курса для пожертвований.

Список литературы

1. Линч С.В., Педерсен О. Микробиом кишечника человека в здоровье и болезнях. N Engl J Med. (2016) 375: 2369–79. 10.1056 / NEJMra1600266 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Юсоф Н., Хамид Н., Ма З.Ф., Лавенко Р.М., Ван Мохаммад В.М.З., Коллинз Д.А. и др. . Воздействие микробиоты окружающей среды объясняет стойкую боль в животе и синдром раздраженного кишечника после сильного наводнения.Gut Pathog. (2017) 9:75. 10.1186 / s13099-017-0224-7 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Симрен М., Барбара Дж., Флинт Х.Дж., Шпигель Б.М., Спиллер Р.С., Ваннер С. и др. . Кишечная микробиота при функциональных расстройствах кишечника: доклад Римского фонда. Gut (2013) 62: 159–76. 10.1136 / gutjnl-2012-302167 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Zoppi G, Cinquetti M, Luciano A, Benini A, Muner A, Bertazzoni Minelli E. Кишечная экосистема при хроническом функциональном запоре.Acta Paediatr. (1998) 87: 836–41. 10.1111 / j.1651-2227.1998.tb01547.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Халиф ИЛ, Куигли Э.М., Конович Э.А., Максимова ИД. Изменения кишечной флоры и кишечной проницаемости и свидетельства активации иммунной системы при хроническом запоре. Dig Liver Dis. (2005) 37: 838–49. 10.1016 / j.dld.2005.06.008 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Zhu L, Liu W., Alkhouri R, Baker RD, Bard JE, Quigley EM, et al. . Структурные изменения микробиома кишечника больных запором.Physiol Genomics (2014) 46: 679–86. 10.1152 / Physiolgenomics.00082.2014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Kim SE, Choi SC, Park KS, Park MI, Shin JE, Lee TH и др. Изменение фекальной флоры и эффективность краткосрочного лечения пробиотиками VSL # 3 у пациентов с функциональным запором. J Neurogastroenterol Motil. (2015) 21: 111–20. 10.5056 / jnm14048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Parthasarathy G, Chen J, Chen X, Chia N, O’Connor HM, Wolf PG, et al. . Взаимосвязь между микробиотой слизистой оболочки толстой кишки и фекалиями и симптомами, транзитом через толстую кишку и производством метана у пациенток с хроническим запором.Гастроэнтерология (2016) 150: 367–79. 10.1053 / j.gastro.2015.10.005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Яцуненко Т., Рей Ф. Э., Манари М. Дж., Трехан И., Домингес-Белло М. Г., Контрерас М. и др. . Микробиом кишечника человека в зависимости от возраста и географии. Nature (2012) 486: 222–7. 10.1038 / nature11053 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Малинен Э., Ринттиля Т., Каяндер К., Мятто Дж., Кассинен А., Крогиус Л. и др. . Анализ фекальной микробиоты пациентов с синдромом раздраженного кишечника и здоровых людей в контрольной группе с помощью ПЦР в реальном времени.Am J Gastroenterol. (2005) 100: 373–82. 10.1111 / j.1572-0241.2005.40312.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Мауконен Дж., Сатокари Р., Мэтто Дж., Седерлунд Х., Маттила-Сандхольм Т., Саарела М. Распространенность и временная стабильность отдельных клостридиальных групп при синдроме раздраженного кишечника по отношению к преобладающим фекальным бактериям. J Med Microbiol. (2006) 55: 625–33. 10.1099 / jmm.0.46134-0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Rajilić-Stojanović M, Biagi E, Heilig HG, Kajander K, Kekkonen RA, Tims S и др.. Глобальный и глубокий молекулярный анализ микробиоты в образцах кала пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология (2011) 141: 1792–801. 10.1053 / j.gastro.2011.07.043 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Chassard C, Dapoigny M, Scott KP, Crouzet L, Del’homme C, Marquet P, et al. . Функциональный дисбактериоз микробиоты кишечника у пациентов с синдромом раздраженного кишечника и запора. Алимент Pharmacol Ther. (2012) 35: 828–38. 10.1111 / j.1365-2036.2012.05007.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14.Дурбан А., Абеллан Дж., Хименес-Эрнандес Н., Сальгадо П., Понсе М., Понсе Дж. И др. . Структурные изменения бактериальных сообществ фекалий и слизистых оболочек при синдроме раздраженного кишечника. Environ Microbiol Rep. (2012) 4: 242–7. 10.1111 / j.1758-2229.2012.00327.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Паркс Г.К., Реймент Н.Б., Хадспит Б.Н., Петровска Л., Ломер М.К., Бростофф Дж. И др. . Определенные микробные популяции существуют в микробиоте слизистой оболочки подгрупп синдрома раздраженного кишечника. Нейрогастроэнтерол Мотил.(2012) 24: 31–9. 10.1111 / j.1365-2982.2011.01803.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Bouhnik Y, Neut C, Raskine L, Michel C, Riottot M, Andrieux C и др. . Проспективное рандомизированное исследование в параллельных группах по оценке воздействия лактулозы и полиэтиленгликоля-4000 на флору толстой кишки при хроническом идиопатическом запоре. Алимент Pharmacol Ther. (2004) 19: 889–99. 10.1111 / j.1365-2036.2004.01918.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Линецки Вайцберг Д., Алвес Перейра С.Ч., Логулло Л., Мансони Хасинто Т., Алмейда Д., Тейшейра да Силва М.Л. и др.. Польза для микробиоты после приема инулина и частично гидролизованной гуаровой камеди: рандомизированное клиническое испытание на женщинах, страдающих запором. Nutr Hosp. (2012) 27: 123–9. 10.1590 / S0212-16112012000100014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Koebnick C, Wagner I, Leitzmann P, Stern U, Zunft HJ. Напиток с пробиотиками, содержащий Lactobacillus casei Shirota, улучшает желудочно-кишечные симптомы у пациентов с хроническим запором. Можно J Гастроэнтерол. (2003) 17: 655–9. 10.1155 / 2003/654907 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19.Ян YX, He M, Hu G, Wei J, Pages P, Yang XH и др. . Влияние ферментированного молока, содержащего Bifidobacterium lactis DN-173010, на китайских женщин, страдающих запорами. Мир Дж. Гастроэнтерол. (2008) 14: 6237–43. 10.3748 / wjg.14.6237 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Уоллер PA, Gopal PK, Leyer GJ, Ouwehand AC, Reifer C, Stewart ME, et al. . Дозозависимый эффект Bifidobacterium lactis HN019 на время прохождения через весь кишечник и функциональные желудочно-кишечные симптомы у взрослых.Сканд Дж Гастроэнтерол. (2011) 46: 1057–64. 10.3109 / 00365521.2011.584895 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Исидзука А., Томидзука К., Аоки Р., Нисидзима Т., Сайто Ю., Иноуэ Р. и др. . Эффекты от введения Bifidobacterium animalis subsp. lactis GCL2505 о частоте дефекации и составе бифидобактериальной микробиоты у людей. J Biosci Bioeng. (2012) 113: 587–91. 10.1016 / j.jbiosc.2011.12.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Riezzo G, Orlando A, D’Attoma B, Guerra V, Valerio F, Lavermicocca P и др.Рандомизированное клиническое испытание: эффективность артишоков, обогащенных Lactobacillus paracasei , в лечении пациентов с функциональными запорами — двойное слепое контролируемое перекрестное исследование. Алимент Pharmacol Ther. (2012) 35: 441–50. 10.1111 / j.1365-2036.2011.04970.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Фавретто, округ Колумбия, Понтин Б., Морейра TR. Влияние потребления сыра, обогащенного пробиотическими организмами ( Bifidobacterium lactis bi-07), на улучшение симптомов запора.Арк Гастроэнтерол. (2013) 50: 196–201. 10.1590 / S0004-28032013000200035 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Mazlyn MM, Nagarajah LH, Fatimah A, Norimah AK, Goh KL. Влияние ферментированного молока с пробиотиками на функциональные запоры: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Gastroenterol Hepatol. (2013) 28: 1141–7. 10.1111 / jgh.12168 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Mezzasalma V, Manfrini E, Ferri E, Sandionigi A, La Ferla B, Schiano I и др. . Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование: эффективность добавления многовидовых пробиотиков в облегчении симптомов синдрома раздраженного кишечника, связанного с запором.Biomed Res Int. (2016) 2016: 4740907. 10.1155 / 2016/4740907 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Yoon JY, Cha JM, Oh JK, Tan PL, Kim SH, Kwak MS и др. . Пробиотики улучшают консистенцию стула у пациентов с хроническим запором: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Dig Dis Sci. (2018) 63: 2754–64. 10.1007 / s10620-018-5139-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Бу Л.Н., Чанг М.Х., Ни Й.Х., Чен Х.Л., Ченг СС. Lactobacillus casei rhamnosus Lcr35 у детей с хроническими запорами.Pediatr Int. (2007) 49: 485–90. 10.1111 / j.1442-200X.2007.02397.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Coccorullo P, Strisciuglio C, Martinelli M, Miele E, Greco L, Staiano A. Lactobacillus reuteri (DSM 17938) у младенцев с функциональным хроническим запором: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. J Pediatr. (2010) 157: 598–602. 10.1016 / j.jpeds.2010.04.066 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Герра П.В., Лима Л.Н., Соуза Т.К., Мазочи В., Пенна Ф.Дж., Сильва А.М. и др. . Лечение функциональных запоров у детей йогуртом, содержащим Bifidobacterium: перекрестное, двойное слепое, контролируемое испытание.Мир Дж. Гастроэнтерол. (2011) 17: 3916–21. 10.3748 / wjg.v17.i34.3916 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Tabbers MM, Chmielewska A, Roseboom MG, Crastes N, Perrin C, Reitsma JB, et al. . Ферментированное молоко, содержащее Bifidobacterium lactis DN-173 010 при запорах у детей: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. Педиатрия (2011) 127: e1392–9. 10.1542 / peds.2010-2590 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Войтыняк К., Хорват А., Дзехчарц П., Шаевска Х. Lactobacillus casei rhamnosus Lcr35 в лечении функциональных запоров у детей: рандомизированное исследование. J Pediatr. (2017) 184: 101–5. 10.1016 / j.jpeds.2017.01.068 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Banaszkiewicz A, Szajewska H. Неэффективность Lactobacillus GG в качестве дополнения к лактулозе для лечения запора у детей: двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное исследование. J Pediatr. (2005) 146: 364–9. 10.1016 / j.jpeds.2004.10.022 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33.Khodadad A, Sabbaghian M. Роль синбиотиков в лечении запоров у детей: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Иран Дж. Педиатр. (2010) 20: 387–92. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Saneian H, Tavakkol K, Adhamian P, Gholamrezaei A. Сравнение Lactobacillus sporogenes плюс минеральное масло и только минеральное масло при лечении функционального запора у детей. J Res Med Sci. (2013) 18: 85–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Садегзаде М., Рабифар А., Хошневисасл П., Мусавинасаб Н., Эфтехари К. Влияние пробиотиков на запоры у детей: рандомизированное контролируемое двойное слепое клиническое исследование. Int J Pediatr. (2014) 2014: 937212. 10.1155 / 2014/937212 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Bazzocchi G, Giovannini T, Giussani C, Brigidi P, Turroni S. Влияние новой синбиотической добавки на симптомы, консистенцию стула, время прохождения через кишечник и микробиоту кишечника у пациентов с тяжелыми функциональными запорами: пилотное рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование.Tech Coloproctol. (2014) 18: 945–53. 10.1007 / s10151-014-1201-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Лим Й.Дж., Джамалуддин Р., Хазизи А.С., Чиенг Дж.Й. Эффекты синбиотиков у взрослых, страдающих запорами, в серданге, селангоре, малайзия — рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Питательные вещества (2018) 10: 824. 10.3390 / nu10070824 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Саакян А.Б., Джи С.Р., Пиментел М. Метан и желудочно-кишечный тракт. Dig Dis Sci. (2010) 55: 2135–43. 10.1007 / s10620-009-1012-0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39.Ли KM, Paik CN, Chung WC, Yang JM, Choi MG. Положительная реакция на метан в дыхании встречается чаще и выше у пациентов с объективно доказанным отсроченным транзитным запором. Eur J Gastroenterol Hepatol. (2013) 25: 726–32. 10.1097 / MEG.0b013e32835eb916 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Атталури А., Джексон М., Валестин Дж., Рао СС. Метаногенная флора связана с изменением транзита по толстой кишке, но не с характеристиками стула при запоре без СРК. Am J Gastroenterol. (2010) 105: 1407–11. 10.1038 / ajg.2009.655 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Low K, Hwang L, Hua J, Zhu A, Morales W., Pimentel M. Комбинация рифаксимина и неомицина наиболее эффективна при лечении пациентов с синдромом раздраженного кишечника с помощью метана в дыхательном тесте на лактулозу. J Clin Gastroenterol. (2010) 44: 547–50. 10.1097 / MCG.0b013e3181c64c90 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Бороды Т.Дж., Джордж Л., Эндрюс П., Брандл С., Нунан С., Коул П. и др. . Изменение флоры кишечника: потенциальное лекарство от воспалительного заболевания кишечника и синдрома раздраженного кишечника? Med J Aust.(1989) 150: 604. [PubMed] [Google Scholar] 43. Эндрюс П.Дж., Барнс П., Бороды Т.Дж. Хронический запор купируется восстановлением кишечной флоры. Случай и гипотеза. Eur J Gastroenterol Hepatol. (1992) 4: 245–7. [Google Scholar] 44. Ge X, Zhao W., Ding C, Tian H, Xu L, Wang H и др. . Потенциальная роль фекальной микробиоты пациентов с запором медленного транзита в регуляции моторики желудочно-кишечного тракта. Научный доклад (2017) 7: 441. 10.1038 / s41598-017-00612-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45.Тиан Х, Ге Х, Ни И, Ян Л., Дин Ч, МакФарланд Л. В. и др. . Трансплантация фекальной микробиоты у пациентов с запорами с замедленным транзитом: рандомизированное клиническое исследование. PLoS ONE (2017) 12: e0171308. 10.1371 / journal.pone.0171308 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46. Ding C, Fan W, Gu L, Tian H, Ge X, Gong J и др. . Исходы и прогностические факторы трансплантации фекальной микробиоты у пациентов с медленным транзитным запором: результаты проспективного исследования с долгосрочным наблюдением.Gastroenterol Rep. (2018) 6: 101–7. 10.1093 / gastro / gox036 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Чжан Икс, Тиан Х, Гу Л, Ни И, Дин Си, Ге Х и др. . Долгосрочное наблюдение за эффектами трансплантации фекальной микробиоты в сочетании с растворимыми пищевыми волокнами в качестве терапевтического режима при запоре с медленным транзитом. Sci China Life Sci. (2018) 61: 779–86. 10.1007 / s11427-017-9229-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

(PDF) Кишечная микробиота и хронический запор

Стр. 7 из 8

Чжао и Ю SpringerPlus (2016) 5: 1130

Дурбан А , Abellan JJ, Jimenez ‑ Hernandez N, Salgado P, Ponce M, Ponce J,

Garrigues V, Latorre A, Moya A (2012) Структурные изменения бактериальных сообществ фекалий и слизистой оболочки

при синдроме раздраженного кишечника.

Environ Microbiol Rep 4 (2): 242–247

Fan YP, Chakder S, Gao F, Rattan S (2001) Индуцируемый и нейрональный оксид азота

Участие

синтазы в индуцированной липополисахаридом функции сфинктерной дис‑

. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol 280 (1): G32 – G42

Favretto DC, Pontin B, Moreira TR (2013) Влияние потребления сыра

, обогащенного пробиотическими организмами (Bi ‑ dobacterium lactis bi ‑ 072) в

улучшение симптомов запора.Arq Gastroenterol 50 (3): 196–201

Floch MH (2002) Соли желчных кислот, кишечная микрофлора и энтерогепатическая циркуляция.

Dig Liver Dis 34 (Suppl 2): ​​S54 – S57

Ford AC, Quigley EM, Lacy BE, Lembo AJ, Saito YA, Schiller LR, So er EE, Spiegel

BM, Moayyedi P (2014) E cacy of prebiotics , пробиотики и синбиотики в

Синдром раздраженного кишечника и хронический идиопатический запор: систематический обзор

и метаанализ. Am J Gastroenterol 109 (10): 1547–1561; quiz

1546, 1562

Габриэлли М., Д’Анджело Дж., Ди Риенцо Т., Скарпеллини Э., Ожетти В. (2013) Диагностика

избыточного бактериального роста тонкой кишки в клинической практике.Eur Rev Med

Pharmacol Sci 17 (Suppl 2): ​​30–35

Герритсен Дж., Шмидт Х., Райкерс Г.Т., де Вос В.М. (2011) Кишечная микробиота

на здоровье и болезни человека: влияние пробиотиков. Genes Nutr

6 (3): 209–240

He T, Priebe MG, Zhong Y, Huang C, Harmsen HJ, Raangs GC, Antoine JM, Well ‑

ing GW, Vonk RJ (2008) Эффекты йогурта и добавка бифидобактерий

к микробиоте толстой кишки у субъектов с непереносимостью лактозы. J Appl

Microbiol 104 (2): 595–604

Husebye E, Hellstrom PM, Sundler F, Chen J, Midtvedt T (2001) Влияние

видов микробов на миоэлектрическую активность тонкой кишки и транзит в

зародышах бесплатные крысы.Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol 280 (3): G368 – G380

Ishizuka A, Tomizuka K, Aoki R, Nishijima T, Saito Y, Inoue R, Ushida K, Mawatari

T, Ikeda T. (2012) E ects of Administration из Bi ofdobacterium animalis

subsp. lactis GCL2505 на частоту дефекации и состав биоты бифидобактерий micro‑

у людей. J Biosci Bioeng 113 (5): 587–591

Иванов И.И., Литтман Д.Р. (2010) На сцену выходят сегментированные нитчатые бактерии.

Mucosal Immunol 3 (3): 209–212

Jennings A, Davies GJ, Costarelli V, Dettmar PW (2009) Диетическое волокно, жидкости и

физическая активность в отношении симптомов запора у детей до подросткового возраста

.J Child Health Care 13 (2): 116–127

Kawabata A, Ishiki T, Nagasawa K, Yoshida S, Maeda Y, Takahashi T., Sekiguchi F,

Wada T, Ichida S, Nishikawa H (2007) Hydrogen sul f de как роман nocic‑

eptive messenger. Боль 132 (1–2): 74–81

Халиф И.Л., Куигли Е.М., Конович Е.А., Максимова И.Д. (2005) Изменения в кишечной проницаемости и кишечной проницаемости

и свидетельства активации иммунной системы при хроническом запоре. Dig Liver Dis 37 (11): 838–849

Khodadad A, Sabbaghian M (2010) Роль синбиотиков в лечении запора у детей

: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.

Iran J Pediatr 20 (4): 387–392

Киргизов И.В., Сухоруков А.М., Дударев В.А., Истомин А.А. (2001) Гемостаз у

детей с дисбактериозом при хронических запорах. Clin Appl Thromb

Hemost 7 (4): 335–338

Koebnick C, Wagner I, Leitzmann P, Stern U, Zunft HJ (2003) Пробиотик bever‑

age, содержащий Lactobacillus casei Shirota, улучшает желудочно-кишечные симптомы у

пациентов при хроническом запоре. Can J Gastroenterol

17 (11): 655–659

Lammerts van Bueren A, Saraf A, Martens EC, Dijkhuizen L (2015) Дифференциальный

метаболизм экзополисахаридов из пробиотических Lactobacilli с помощью симметрии человека

.Appl Environ Micro‑

biol 81 (12): 3973–3983

Lenard J (1992) Гормоны млекопитающих в микробных клетках. Trends Biochem Sci

17 (4): 147–150

Li Y, Zong Y, Qi J, Liu K (2011) Пребиотики и окислительный стресс у крыс, страдающих запором.

J Pediatr Gastroenterol Nutr 53 (4): 447–452

Li T, Lu X, Yang X (2013) Альфа-галактоолигосахариды, обогащенные стахиозой

регулируют микробиоту кишечника и снимают запоры у мышей. J Agric Food

Chem 61 (48): 11825–11831

Linetzky Waitzberg D, Alves Pereira CC, Logullo L, Manzoni Jacintho T, Almeida

D, Teixeira da Silva ML, de Miranda Matos, Torrinhas RS (2012) Microbiota

имеет преимущества после добавления инулина и частично гидролизованной гуаровой камеди.

: рандомизированное клиническое испытание на женщинах с запором.Nutr Hosp

27 (1): 123–129

Lopez Roman J, Martinez Gonzalvez AB, Luque A, Pons Minano JA, Vargas

Acosta A, Iglesias JR, Hernandez M, Villegas JA (2008) Эффект FIBRE

Обогащенный молочный продукт при хроническом первичном идиопатическом запоре.

Nutr Hosp 23 (1): 12–19

Mazlyn MM, Nagarajah LH, Fatimah A, Norimah AK, Goh KL (2013) Влияние

пробиотического ферментированного молока на функциональный запор: рандомизированный,

double‑ слепое плацебо-контролируемое исследование.J Gastroenterol Hepatol

28 (7): 1141–1147

Nourrisson C, Scanzi J, Pereira B, NkoudMongo C, Wawrzyniak I, Cian A,

Viscogliosi E, Livrelli V, Delbacy M, Dapoiriery P, Dapoirigny M, 2014) Blastocystis

связано с уменьшением количества защитных бактерий фекальной микробиоты: сравнительный анализ

между пациентами с синдромом раздраженного кишечника и

контрольными субъектами. PLoS ONE 9 (11): e111868

Nutsch KM, Hsieh CS (2012) Т-клеточная толерантность и иммунитет к комменсальным

бактериям.Curr Opin Immunol 24 (4): 385–391

Ojetti V, Ianiro G, Tortora A, D’Angelo G, Di Rienzo TA, Bibbo S, Migneco A,

Gasbarrini A (2014) Эффект добавок Lactobacillus reuteri у

взрослых с хроническим функциональным запором: рандомизированное, двойное слепое,

плацебо-контролируемое исследование. J Gastrointestin Liver Dis 23 (4): 387–391

O’Sullivan JB, Ryan KM, Curtin NM, Harkin A, Connor TJ (2009) Норадреналин

Ингибиторы обратного захвата

ограничивают нейровоспалительное воспаление в коре головного мозга крыс после

системного заражения. : последствия для депрессии и нейро‑

дегенерации.Int J Neuropsychopharmacol 12 (5): 687–699

Parkes GC, Rayment NB, Hudspith BN, Petrovska L, Lomer MC, Brosto ff J,

Whelan K, Sanderson JD (2012) Существуют отчетливые микробные популяции

в слизистой оболочке -Ассоциированная микробиота подгрупп синдрома раздраженного кишечника

. Neurogastroenterol Motil 24 (1): 31–39

Parthasarathy G, Chen J, Chen X, Chia N, O’Connor HM, Wolf PG, Gaskins HR,

Bharucha AE (2016) Взаимосвязь между микробиотой толстой кишки

слизистая оболочка в сравнении с фекалиями и симптомами, транзитом через толстую кишку и выработкой метана

у пациенток с хроническим запором.Гастроэнтерология 150 (2): 367

e361–379 e361

Pimentel M, Chow EJ, Lin HC (2000) Ликвидация бактериального разрастания тонкого кишечника

уменьшает симптомы синдрома раздраженного кишечника. Am J Gastro‑

энтерол 95 (12): 3503–3506

Pryde SE, Duncan SH, Hold GL, Stewart CS, Flint HJ (2002) Микробиология

образования бутирата в толстой кишке человека. FEMS Microbiol Lett

217 (2): 133–139

Quigley EM (2011) Кишечная микробиота в патогенезе и лечении запоров.Best Practices Clin Gastroenterol 25 (1): 119–126

Rajilic ‑ Stojanovic M, Biagi E, Heilig HG, Kajander K, Kekkonen RA, Tims S, de Vos

WM (2011) Глобальный и глубинный молекулярный анализ микробиоты подписи

в образцах кала пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Gastroen‑

terology 141 (5): 1792–1801

Riezzo G, Orlando A, D’Attoma B, Guerra V, Valerio F, Lavermicocca P, De Candia

S, Russo F (2012) Рандомизированное клиническое испытание: Эффективность артишоков, обогащенных Lactobacillus

paracasei, в лечении пациентов с функциональным запором — двойное слепое контролируемое перекрестное исследование.Aliment

Pharmacol Ther 35 (4): 441–450

Roland BC, Ciarleglio MM, Clarke JO, Semler JR, Tomakin E, Mullin GE, Pasricha

PJ (2015) Время прохождения через тонкий кишечник задерживается в тонких кишечных бактериях —

риал разрастания. J Clin Gastroenterol 49 (7): 571–576

Simren M, Barbara G, Flint HJ, Spiegel BM, Spiller RC, Vanner S, Verdu EF, Whor‑

well PJ, Zoetendal EG (2013) Микробиота кишечника в функциональном состоянии кишечник

расстройства: доклад Римского фонда.Gut 62 (1): 159–176

Sokol H, Pigneur B, Watterlot L, Lakhdari O, Bermudez ‑ Humaran LG,

Gratadoux JJ, Blugeon S, Bridonneau C, Furet JP, Corthier G, Grangette

Corthier, Grangette

, Vasquez N, Pochart P, Trugnan G, Thomas G, Blottiere HM, Dore J,

Marteau P, Seksik P, Langella P (2008) Faecalibacterium prausnitzii

— это противовоспалительная комменсальная бактерия, идентифицированная

анализом кишечной микробиоты

. Пациенты с болезнью Крона. Proc Natl Acad Sci USA

105 (43): 16731–16736

Suszko A, Obminska ‑ Mrukowicz B (2013) Влияние полисахаридных фракций

, выделенных из Caltha palustris L.на клеточный иммунный ответ у

коллаген-индуцированный артрит (CIA) у мышей. Сравнение с метотрексом ‑

ел. J Ethnopharmacol 145 (1): 109–117

Tabbers MM, Chmielewska A, Roseboom MG, Crastes N, Perrin C, Reitsma

JB, Norbruis O, Szajewska H, ​​Benninga MA (2011) Ферментированное молоко

, содержащее Bi ‑ lactium dobacter. DN ‑ 173 010 в детстве con‑

условие: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. Педиатрия

127 (6): e1392 – e1399

Положительное влияние лечения электроакупунктурой на моторику кишечника у мышей с запором связано с восстановлением баланса кишечной микробиоты

Функциональный запор (ФК) — распространенное и часто рецидивирующее функциональное расстройство кишечника, которое серьезно влияет на качество жизни пострадавших людей и ложится значительным экономическим бременем как на человека, так и на общество.Накапливаются данные о том, что дисбактериоз кишечника способствует запорам и что восстановление баланса кишечной микробиоты может быть новым терапевтическим методом при ФК. Электроакупунктура (ЭА) восстанавливает микробиоту кишечника до нормального уровня при различных заболеваниях. Кроме того, несколько высококачественных клинических исследований подтвердили, что EA является эффективным, длительным и безопасным средством лечения ФК. Однако неизвестно, являются ли эффекты ЕА вторичными по отношению к изменениям микробиоты кишечника и как ЕА модулирует дисбактериоз кишечника, вызванный запорами.Поэтому здесь мы сосредоточились на потенциальных механизмах регуляции ЭА при запоре, вызванном дифеноксилатом, у мышей, проанализировав структурные изменения микробиоты кишечника. Наши результаты показали, что лечение EA эффективно восстановило баланс кишечной микробиоты мышей, страдающих запором, в основном за счет снижения соотношения Firmicutes / Bacteroidetes , что может представлять собой один из способов, с помощью которого EA способствует перистальтике желудочно-кишечного тракта и облегчает запор. Наши результаты закладывают основу для дальнейших механистических и клинических исследований применения ЭА у пациентов с ФК.

1. Введение

Функциональный запор (ФК) — это распространенное функциональное расстройство кишечника без идентифицируемых структурных или биохимических аномалий [1]. Согласно Римским IV критериям функциональных желудочно-кишечных расстройств, ФК определяется как дефекационное напряжение, твердый или комковатый стул, ощущение неполного опорожнения, дефекационная непроходимость, маневры для облегчения дефекации и менее трех полных спонтанных опорожнений кишечника (CSBM) на человека. неделя [2]. Эпидемиологическое исследование 2020 года показало, что средняя распространенность ФК составляла 7.8% в трех англоязычных западных странах (6,9% в США, 7,9% в Канаде и 8,6% в Великобритании) [3]. У некоторых пациентов ФК может быть рецидивирующим и невосприимчивым к лечению, что приводит к сильной боли и ухудшению качества жизни [2, 4]. Клинически ФК может также вызывать вздутие живота, тошноту, аноректальные поражения, психиатрические симптомы, сердечно-сосудистые события и даже повышенный риск колоректального рака [2, 5, 6]. Из-за изменений в питании и образе жизни ФК затрагивает все большее число людей во всем мире и несет, как следствие, существенное экономическое бремя для людей и общества [4, 7].Например, в США на ФК приходится более двух миллионов посещений больниц и около 90 тысяч госпитализаций ежегодно, что обходится примерно в 7 миллиардов долларов на диагностические оценки [4, 7]. Следовательно, быстрое и агрессивное лечение запора является важной стратегией предотвращения других заболеваний и сокращения расходов на здравоохранение. Традиционные методы лечения включают в себя медицинские методы лечения, такие как клетчатка, осмотические и стимулирующие слабительные, а также селективные агонисты рецептора 5-гидрокситриптамина 4 (5-HT 4 ) для облегчения запора, когда изменение образа жизни неэффективно [8].Однако почти половина пациентов с ФК недовольны современными медицинскими подходами из-за отсутствия ответа, лекарственной зависимости и неприятных побочных эффектов [9]. В результате пациенты срочно ищут эффективные, безопасные и нетоксичные альтернативы лечения.

Иглоукалывание, зародившееся в традиционной китайской медицине (ТКМ), привлекло значительный интерес из-за неопровержимых клинических доказательств того, что это эффективное и безопасное лечение ФК. Теория и практика традиционной китайской медицины предполагают, что иглоукалывание, которое выполняется путем введения игл в определенные точки тела с последующей стимуляцией игл вручную или электрически, чтобы вызвать ци [10], может способствовать восстановлению функции кишечника [11].Электроакупунктура (ЭА) — это современный метод иглоукалывания, который использует слабую электрическую стимуляцию игл акупунктуры вместо ручных манипуляций для усиления эффекта иглоукалывания. По мере роста осведомленности о лечении ЭА клинические исследования подтвердили положительные результаты терапии ЭА при лечении кишечных заболеваний, таких как синдром раздраженного кишечника [12] и вялое воспалительное заболевание кишечника [13], а также других заболеваний, таких как стрессовое недержание мочи [14]. ], профилактика мигрени [15], бессонница [16] и постпрандиальный дистресс-синдром [17].В частности, связанные с дисфункцией кишечника, с 2019 года несколько высококачественных РКИ подтвердили, что иглоукалывание может усилить CSBM, смягчить твердость стула, уменьшить напряжение при дефекации, уменьшить частое использование лекарств для экстренной помощи, уменьшить нежелательные явления и улучшить качество жизни пациентов с запорами [ 18, 19].

Однако механизмы, лежащие в основе EA для FC, остаются в значительной степени неизвестными. Дисбактериоз кишечника способствует возникновению запора посредством нескольких механизмов, и накопление данных, полученных в результате трансплантации фекальных бактерий и микроэкологической терапии, указывает на то, что хронический запор потенциально может быть уменьшен путем восстановления баланса микробиоты кишечника [20–22].Однако в систематическом обзоре влияние пробиотиков на запор оставалось неопределенным [23]. Тем не менее, лечебный эффект иглоукалывания при ожирении и остеосаркоме, как было показано, связан с восстановлением кишечной микрофлоры до нормального уровня [24, 25], предполагая, что расстройства кишечного дисбактериоза можно лечить с помощью иглоукалывания.

В настоящее время неизвестно, может ли иглоукалывание модулировать дисбактериоз кишечника, вызванный запором. Поэтому мы предположили, что слабительный эффект иглоукалывания опосредован регуляцией микробиоты кишечника.Чтобы проверить эту гипотезу, мы проанализировали влияние электроакупунктуры (ЭА) на изменения микробиоты кишечника при запоре, вызванном дифеноксилатом, у мышей [26–28].

2. Материалы и методы
2.1. Животные

Самок мышей Kunming массой 20-25 г были приобретены у Chengdu Dossy Experimental Animals Co., Ltd. (Чэнду, Китай) и размещены в группах (по 3-4 животных на клетку) в индивидуально вентилируемых системах клеток. Животных кормили стандартной коммерческой пищей для мышей и водой ad libitum в течение 12/12-часового цикла свет-темнота при постоянной температуре (25 ± 2 ° C) и влажности (60 ± 10%).

2.2. Дизайн эксперимента

Двадцать четыре мыши были случайным образом разделены на группу нормального контроля (NC), группу с медленным транзитным запором (STC) и группу STC, обработанную EA (STC.EA), с n = 8 мышами в каждой группе. . После одной недели акклиматизации STC индуцировали в группах STC и STC.EA путем внутрижелудочного введения раствора дифеноксилата 10 мг / кг массы тела один раз в день в течение четырех недель подряд [26–28]; группе NC вводили эквивалентное количество физиологического раствора.После четырех недель моделирования были измерены фекальные параметры (время первого дефекации черного стула и количество, вес и содержание воды в фекалиях), чтобы оценить, были ли успешно созданы модели STC. Когда каждый фекальный параметр у мышей STC и STC.EA показал значительные различия по сравнению с таковыми в группе NC, модель STC была признана успешной. Затем мышей в группе STC.EA лечили ЕА ежедневно в течение двух недель с двумя днями отдыха после пяти обработок ЕА. После последней обработки у всех мышей собирали свежие фекалии в стерильные пробирки, а затем немедленно замораживали при -80 ° C для секвенирования 16S рРНК.На следующий день после сбора кала измеряли параметры кала, а на следующий день — скорость кишечного транзита. Толстую кишку вырезали и фиксировали в 4% параформальдегиде для окрашивания гематоксилином и эозином (HE). Протокол эксперимента показан на рисунке 1.


2.3. EA Treatment

Перед обработкой мышей помещали в самодельные карманы для мышей, чтобы ослабить стресс ограничения, и мышей в группах NC и STC также помещали в карманы для мышей. Затем стерильные иглы для акупунктуры (0.25 × 13 мм) вставляли вертикально в «Тяньшу» (ST25) и «Шанцзюйюй» (ST37) в одностороннем порядке на глубину 4-5 мм, и каждый раз попеременно стимулировали левую или правую точки акупунктуры. Иглы для акупунктуры из нержавеющей стали были подключены к аппарату для электроимпульсной акупунктуры Hwato SDZ-V (Hwato, Jiangsu, China) с частотой 3/15 Гц и силой тока 1 мА в течение 30 минут.

2.4. Измерение фекальных параметров

Мышам давали 0,1 мл 5% суспензии активированного угля после голодания в течение 12 часов, а затем помещали в отдельные пустые клетки, выстланные белой промокательной бумагой, где они получали обычную воду и пищу.Продолжительность времени от введения через желудочный зонд активированным углем до первой дефекации черного стула регистрировали как время первого дефекации черного стула. Было рассчитано общее количество фекалий и сырой вес за 6-часовой период. Каждый образец сушили в печи при 90 ° C в течение 12 ч и взвешивали. Содержание воды в фекалиях (%) измеряли путем сравнения изменения веса до и после сушки, где содержание воды (%) = (влажный вес — сухой вес) / влажный вес × 100% [29].

2,5. Измерение скорости кишечного транзита

Всех мышей не кормили за 12 ч до измерения скорости кишечного транзита, а затем перорально вводили суспензию активированного угля.Через 30-минутный интервал мышей умерщвляли путем смещения шейных позвонков, и весь тонкий кишечник между пилорическим сфинктером и илеоцекальным переходом вырезали и измеряли [30]. Расстояние от пилорического сфинктера до передней части массы активированного угля измеряли как расстояние миграции активированного угля, при этом скорость прохождения через тонкий кишечник (%) рассчитывалась как расстояние миграции активированного угля / общая длина тонкой кишки × 100% [ 29].

2.6. Секвенирование и анализ гена 16S рРНК

Вся геномная ДНК кишечных микробов мыши была выделена из образцов фекалий с использованием E.З.Н.А. Набор Stool DNA Kit (Omega Bio-tek, Norcross, GA, USA) в соответствии с инструкциями производителя в необходимых асептических условиях. Качество, целостность и концентрацию каждой экстрагированной ДНК определяли с помощью электрофореза в 1% агарозном геле и анализа оптической плотности (OD) на спектрофотометре NanoDrop ND-2000 (Thermo Fisher Scientific, Waltham, MA, USA). Гипервариабельный участок V3-V4 амплифицировали с помощью набора праймеров штрих-кода (341F: 5′-CCTAYGGGRBGCASCAG-3 ‘и 806R: 5′-GGACTACNNGGGTATCTAAT-3’).Затем ампликоны экстрагировали из 2% агарозных гелей, очищали с помощью набора для экстракции ДНК из гелей AxyPrep (Axygen Biosciences, Юнион-Сити, Калифорния, США) и количественно оценивали с помощью QuantiFluor-ST (Promega, Мэдисон, Висконсин, США). Очищенные ампликоны объединяли в эквимолярных количествах и секвенировали по парным концам (2 × 250) на платформе Illumina HiSeq 2500 (Illumina, Сан-Диего, Калифорния, США) в соответствии со стандартными протоколами. Гены 16S рРНК были секвенированы институтом Health Time Gene Institute, Шэньчжэнь, Китай. Необработанные чтения были депонированы в базу данных NCBI Sequence Read Archive (SRA) (номер доступа: PRJNA688113).

2.7. Гистологический анализ

Колонки фиксировали в 4% параформальдегиде в течение> 48 часов. После промывания проточной водой в течение 30 минут ткань толстой кишки обезвоживали, застекловывали и затем заливали парафином. Срезы толщиной 5 микрон готовили на микротоме Leica (Wetzlar, Германия). После депарафинизации срезы окрашивали гематоксилином и эозином (HE) и дегидратировали в спирте и ксилоле. Весь срез толстой кишки сканировали под микроскопом для оценки гистопатологических изменений, а затем фотографировали и записывали с помощью системы микроскопической визуализации.

2,8. Биоинформатика и статистический анализ

После секвенирования данные были обработаны с помощью инструментария QIIME (v1.9.1). Операционные таксономические единицы (OTU) были сгруппированы с порогом идентичности 97% сходства последовательностей с использованием Uparse (v7.0.1001). На основе результатов нормализованной численности OTU, альфа-разнообразие микробов было рассчитано как наблюдаемый вид, chao 1, индекс Шеннона и целое дерево филогенетического разнообразия (PD), чтобы представить разнообразие и богатство каждого образца.Последующие статистические анализы были выполнены в программе R (v3.5.2). Дискриминантный анализ методом частичных наименьших квадратов (PLS-DA) использовался для выявления различий в уровнях OTU между образцами. Метастатический анализ в дальнейшем использовался в качестве статистического метода для обнаружения значительных различий в составе микробиома кишечника между группами на основе точного теста Фишера и калибровки частоты ложных обнаружений (FDR) [31]. Анализ размера эффекта линейного дискриминантного анализа (LEfSe) был выполнен с использованием программного обеспечения LEfSe (v2.0) и непараметрический критерий суммы рангов. Для оценки корреляций использовался анализ Спирмена. Параметры кала и скорость кишечного транзита представлены в виде среднего значения ± стандартное отклонение (SD) и проанализированы с помощью программного обеспечения SPSS 21.0 (IBM Statistics, Armonk, NY, USA). Множественные сравнения между группами проверяли с помощью независимого одностороннего дисперсионного анализа (ANOVA) с тестом наименьшей значимой разницы (LSD). Значение <0,05 считалось статистически значимым.

3. Результаты
3.1. Лечение EA значительно улучшает запор и способствует перистальтике желудочно-кишечного тракта

Для исследования эффективности EA при запоре у мышей были измерены параметры кала. Мышь в группе STC.EA умерла во время моделирования, что привело к следующим окончательным размерам выборки: группа NC ( n = 8), группа STC ( n = 8) и группа STC.EA ( n = 7). После четырех недель моделирования количество фекальных гранул, влажный вес и содержание воды в фекалиях были значительно ниже, а время первого испражнения с черным стулом было значительно дольше в STC и STC.Мышей EA по сравнению с мышами NC (рис. 2 (a) –2 (d)), что указывает на то, что мыши в группах STC и STC.EA успешно моделируют STC. Существенных различий между группами STC и STC.EA не было ().

После двух недель лечения EA количество фекальных гранул, влажный вес и содержание воды в фекалиях были значительно ниже, а время первого испражнения черного стула было значительно дольше у мышей STC по сравнению с мышами NC (, Рисунки 2 (a) –2 ( г)). Тем не менее, симптомы запора были значительно уменьшены в STC.EA по сравнению с мышами STC (, Рисунки 2 (a) –2 (d)). Скорость кишечного транзита была рассчитана для оценки перистальтики желудочно-кишечного тракта, и, по сравнению с группой NC, у группы STC была значительно более короткая скорость кишечного транзита (рис. 2 (e)), но EA значительно увеличила скорость кишечного транзита по сравнению с группой STC. (, Рисунок 2 (e)). Кроме того, гистологическая оценка показала, что не было значительных различий в морфологии кишечника между тремя группами, как подробно описано в разделе «Дополнительные материалы», хотя в отдельных случаях наблюдались умеренные гистопатологические отклонения (Рисунок S1).Взятые вместе, эти результаты показывают, что EA заметно способствует моторике желудочно-кишечного тракта и улучшает симптомы запора у мышей.

3.2. Лечение EA обращает вызванные запором структурные изменения в кишечной микробиоте

Сообщалось, что дисбаланс кишечной флоры может способствовать запору. Три группы мышей произвели в общей сложности 1088 ОТЕ (рис. 3 (а)), а кривые разрежения фекальной микробиоты показали, что глубина последовательности была насыщенной (рис. 3 (б)).Чтобы изучить влияние ЭА на богатство и разнообразие кишечной микробиоты, мы проанализировали показатели разнообразия α трех групп, но не было никаких существенных различий между группами с точки зрения видов, Chao 1, индекса Шеннона и целого дерева PD. показатели (рис. S2), отражающие незначительные изменения в разнообразии кишечной микробиоты между группами. Впоследствии PLS-DA применяли для сравнения конкретных различий в микробном составе между тремя группами. Группа STC была отделена от группы NC первым главным компонентом (PC1) с доминирующими видами в группе NC, включая Christensenellaceae R-7group, Anaerofustis, Enterobacter, Ochrobactrum, Gelria, Ruminococcaceae TCG-014, и Hydrogenoanaerobacterium и доминирующие виды в группе STC, включая Ruminococcaceae TCG-009, Roseburia, и Candidatus Stoquefichus , что может приводить к нарушению микробиоты кишечника.Группа STC.EA была отделена от группы STC вторым основным компонентом (PC2), при этом микробиота кишечника группы STC.EA демонстрировала движение в PC1 в направлении группы NC, что позволяет предположить, что вызванные STC вариации в микробиота кишечника была восстановлена ​​обработкой EA (рис. 3 (c)).

3.3. Лечение EA улучшает микробиоту кишечника на уровне филюма у мышей с запором

Как показано на Рисунке 4 (а), основные типы во всех классах включали Bacteroidetes и Firmicutes .По сравнению с группой NC, Firmicutes (46,6%) и Proteobacteria (5,09%) увеличились за счет Bacteroidetes (47,4%) в группе STC. Напротив, терапия EA уменьшила численность Firmicutes (44,68%) и Proteobacteria (2,04%) и увеличила Bacteroidetes (51,75%). Отношение Firmicutes к Bacteroidetes (F / B) обычно используется для оценки здоровья кишечника. F / B в группе STC было близко к 1/1, а F / B в STC.Группа EA была аналогична группе NC, что указывает на то, что лечение EA может изменить баланс кишечной микробиоты у мышей, страдающих запором, по сравнению с таковой у здоровых мышей (рис. 4 (b)).

3.4. Лечение EA улучшает микробиоту кишечника на уровне рода у мышей с запором

35 наиболее распространенных родов в трех группах показаны на рисунке 5 (a). Для дальнейшего выяснения основных родов микробов, измененных после обработки EA, мы использовали анализ LEfSe и метастатический анализ для изучения различий в относительной численности кишечной микробиоты на уровне рода.Анализ LAD показал, что три рода ( Roseburia , Turicibacter и Lachnoclostridium ) доминировали в группе STC (рис. 5 (b)), но заметно уменьшились в группе STC.EA. Анализ метастатических данных показал, что Turicibacter , Lachnoclostridium , Ruminiclostridium 9 и Tyzzerella значительно увеличились в группе STC, а Muribaculum и Christensenellaceae R-7 значительно снизились.По сравнению с группой STC, группа STC.EA имела значительно меньшую относительную численность Roseburia (, Таблица S1). Дальнейший анализ вышеупомянутых семи видов в каждой группе показал, что лечение EA восстановило состав кишечной микробиоты мышей, страдающих запором, до уровней, аналогичных тем, которые наблюдаются у здоровых мышей (рис. 5 (c)).

3.5. Корреляционный анализ

Поскольку кишечные микробы взаимодействуют друг с другом, корреляции между определенными видами микробов, выбранными с помощью анализа LEfSe и метаста в NC, STC и STC.Группы EA были рассчитаны для исследования влияния EA на эти взаимодействия. Как показано на рисунке 6, взаимодействия между микробами в группе STC отличались от таковых в группе NC, особенно микробами, обогащенными в группе STC, которые были обращены лечением EA. Например, корреляции между g_ Lachnoclostridium и c_ Erysipelotrichia ; о_ Erysipelotrichales ; f_ Erysipelotrichaceae изменился с небольшой отрицательной корреляции в группе NC на значительную положительную корреляцию в группе STC на меньшую положительную корреляцию в группе STC.Группа EA. Кроме того, новые корреляции между g_ Lachnoclostridium и g_ Turicibacter появились в группе STC, но исчезли в группах NC и STC.EA. Эти результаты свидетельствуют о том, что лечение EA улучшило отношения между микробами, нарушенными запором, полезным образом для поддержания здорового микробного сообщества.

Кроме того, ChristensenellaceaeR-7 , Muribaculum , Ruminiclostridium9 , Tyzzerella , Turicibacter , Roseburia и Lachnoclostridium значительно коррелировали с индексами -constipidium ( Lachnoclostridium).В частности, Lachnoclostridium отрицательно коррелировал со скоростью кишечного транзита, количеством кала и сырым весом, тогда как положительно коррелировал со временем первого испражнения с черным стулом. Turicibacter отрицательно коррелировал со скоростью кишечного транзита, содержанием фекальной воды и сырым весом, в то время как положительно коррелировал со временем первого дефекации черного стула.


4. Обсуждение

FC можно разделить на три различных типа, а именно: нормальный транзитный запор, медленный транзитный запор (STC) и расстройства дефекации или ректальной эвакуации [8].Среди них STC, характеризующийся заметно увеличенным временем прохождения через кишечник, является наиболее распространенным типом FC. Последние и растущие данные свидетельствуют о сложных взаимодействиях между дисбактериозом кишечника и запором, особенно при STC [32–34]. Поэтому здесь мы использовали модель STC на мышах, чтобы оценить эффективность EA в облегчении симптомов запора и его влияние на кишечную микробиоту. Дифеноксилат действует непосредственно на гладкомышечные клетки желудочно-кишечного тракта, подавляя моторику кишечника.Мы наблюдали, что у мышей с запором, вызванным дифеноксилатом, наблюдались типичные симптомы запора, нарушения моторики желудочно-кишечного тракта и дисбактериоза кишечника, что близко соответствовало клинико-патологическим особенностям STC.

EA чаще всего используется в клинических испытаниях и лабораторных исследованиях, поскольку его можно применять единообразно, регулируя силу тока и частоту. Таким образом, в этом исследовании в качестве метода акупунктуры для лечения мышей, страдающих запором, была выбрана ЭА. Тяньшу (ST25) и Шанцзюйюй (ST37) — наиболее часто используемые акупунктурные точки для лечения ФК.Действительно, крупнейшее опубликованное клиническое исследование иглоукалывания при хронической тяжелой ФК подтвердило, что лечение EA на ST25 и ST37 увеличивает CSBM и что его эффект сохраняется в течение как минимум трех месяцев после лечения [18]. В экспериментах на животных EA, примененная к ST25 и ST37, также значительно улучшила параметры запора и желудочно-кишечного транзита [35, 36]. В нашем исследовании у мышей STC, получавших лечение EA на ST25 и ST37, было увеличено количество фекалий, влажный вес и содержание воды, увеличилась скорость кишечного транзита и уменьшилось время первого дефекации черного стула, что свидетельствует о том, что EA эффективно ускоряет перистальтику желудочно-кишечного тракта и облегчает симптомы запора у эта модель.Zhu et al. сообщили, что стимуляция EA на ST37 оказывает положительный терапевтический эффект на запор, скорее всего, опосредованный увеличением уровней 5-гидрокситриптамина и триптофангидроксилазы в тканях толстой кишки [37]. Liang et al. обнаружили, что стимуляция EA на уровне ST37 или ST25 облегчает симптомы запора, но оказывает различное воздействие на проксимальный отдел толстой кишки. ST37 регулирует как возбуждающие, так и тормозные нейроны кишечника до нормального уровня, тогда как ST25 влияет только на тормозные нейроны [36]. Sato et al.и Noguchi et al. сообщили, что лечение ЭА в определенных акупунктурных точках влияет на симпатико-парасимпатический баланс, повышая моторику желудочно-кишечного тракта [38, 39]. Эти исследования частично объясняют, как EA может лечить FC, но некоторые вопросы остаются без ответа. В частности, хотя лечение EA на ST25 или ST37 снимает запор с помощью различных механизмов, механизм синергии одновременной стимуляции EA как на ST36, так и на ST25 неясен, и как это приводит к устойчивому эффекту на FC, также неизвестно.Следовательно, полный спектр механизмов действия ЭА при ФК еще предстоит определить.

Сложная кишечная микробиота, колонизирующая желудочно-кишечный тракт, играет важную роль в модуляции желудочно-кишечных функций, таких как метаболизм, иммунитет и моторика. Нарушения микробиоты кишечника тесно связаны с функциональными кишечными заболеваниями, включая синдром раздраженного кишечника типа запора и ФК [22]. Несколько клинических исследований показали, что состав микробиоты у пациентов с запорами отличается от такового у здоровых людей [33, 40, 41].У мышей, лишенных псевдобактерий, получающих фекальную микробиоту от пациентов с STC, развиваются типичные черты запора и снижение сократимости толстой кишки [34]. Таким образом, изменения кишечной микробиоты, вызванные запором, могут дополнительно способствовать расстройствам перистальтики кишечника, запуская порочный круг между дисфункцией перистальтики и дисбактериозом. Это также повышает вероятность того, что дисбактериоз кишечника может быть рефрактерной причиной STC. Однако виды бактерий, вызывающих запор, все еще плохо охарактеризованы, и между исследованиями сообщается о многих расхождениях.На уровне филума Firmicutes и Bacteroidetes являются двумя типами бактерий с наибольшей численностью как у мышей, так и у человека, и соотношение F / B считается отличительным параметром здоровья кишечника. Zhu et al. и Mancabelli et al. обнаружили, что относительная численность Bacteroidetes у пациентов с ФК была ниже, а относительная численность Firmicutes была выше, чем у здоровых контролей [40, 41]. Лю и др. также предположили, что симптомы запора, вызванные неизофлавоновой диетой, могут быть связаны с увеличением Firmicutes и уменьшением Bacteroidetes [30].Здесь изменение Firmicutes и Bacteroidetes у мышей STC было аналогично тому, о котором сообщалось ранее, что позволяет предположить, что увеличение F / B можно использовать в качестве микробного биомаркера запора. Следует отметить, что мы обнаружили, что мыши STC, получавшие EA, показали снижение F / B, которое было ближе к здоровым мышам.

Было элегантно продемонстрировано, что бактериальный баланс кишечника имеет решающее значение для поддержания нормальной перистальтики кишечника у стерильных (GF) животных и животных с гнотобиотиками [42, 43]. На уровне рода основные измененные микробы дополнительно подтвердили, что лечение EA обратило дисбаланс микробиоты кишечника в норму у мышей STC.Среди этих измененных микробов Christensenellaceae R-7 , Muribaculum , Ruminiclostridium 9 , Tyzzerella , Turicibacter , Roseburia и Lachnoclustridium, могущие быть коррелированными с индексами и Lachnoclostridium, могли быть коррелированы со статистически значимыми консистенциями. лежащий в основе терапевтический механизм EA. С точки зрения их возможных функций, Lachnoclostridium — это недавно обнаруженный род в отношении заболеваний пищеварительной системы, который, как было показано, положительно коррелирует с метаболическим путем триптофана в слизи толстой кишки [44] и может синтезировать бутират через аминобутират / сукцинатный путь. [45]. Roseburia может продуцировать короткоцепочечные жирные кислоты (SCFA), в частности бутират, который может обеспечивать энергией и питательными веществами клетки слизистой оболочки кишечника и способствовать транзиту через толстый кишечник [33]. Сообщалось, что количество Roseburia было значительно снижено при запоре [46, 47], что противоречит нашим результатам. Ruminiclostridium 9 принадлежит к семейству Ruminococcaceae, которое хорошо известно своими свойствами продуцирования бутирата. Сообщалось, что Ruminococcaceae связаны со снижением кишечной проницаемости и обладают иммунодепрессивным действием [48, 49].Эти данные предполагают, что Lachnoclostridium , Roseburia и Ruminiclostridium 9 полезны для кишечной среды за счет синтеза масляной кислоты и подавления кишечного воспаления. Однако в нашем исследовании численность Lachnoclostridium , Roseburia и Ruminiclostridium 9 увеличилась в группе STC и была восстановлена ​​обработкой EA. Мы предполагаем, что эти микробы в основном участвуют в несбалансированном микробном устойчивом состоянии, а лечение EA способствует восстановлению гомеостаза кишечника.

Было показано, что Turicibacter продуцирует провоспалительные факторы и проявляет более высокую относительную распространенность при колите [50, 51] и сахарном диабете 2 типа [52]. Tyzzerella был обнаружен в более высоком количестве у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями [53] и воспалительными заболеваниями [54]. Muribaculum и Christensenellaceae R-7 принадлежат к семействам Muribaculaceae и Christensenellaceae соответственно и являются автохтонными и доброкачественными видами.Сообщалось, что сокращение количества Muribaculaceae и Christensenellaceae может привести к расстройствам, связанным с ожирением и воспалением [55–57]. Здесь количество вредных бактерий, таких как Turicibacter и Tyzzerella , увеличилось, в то время как количество полезных бактерий, таких как Muribaculum и Christensenellaceae R-7 , уменьшилось у мышей STC. Кроме того, лечение EA увеличивало количество полезных бактерий и уменьшало количество вредных бактерий, тем самым улучшая кишечную среду для поддержания нормальной физиологии, помогая предотвратить другие патологические изменения, вызванные запорами.Кроме того, анализ микробно-микробного взаимодействия между группами дополнительно подтвердил, что лечение EA улучшило отношения между микробами, нарушенными запором, и поддержало динамическое равновесие для кишечной микроэкологии. Таким образом, мы делаем вывод, что уникальное преимущество иглоукалывания при лечении запоров может быть связано с восстановлением баланса кишечной микробиоты.

Результаты этого исследования закладывают основу для дальнейших механистических и клинических исследований применения ЭА у пациентов с ФК.Накапливающиеся данные указывают на то, что микробиота кишечника напрямую регулирует моторику кишечника через кишечную нервную систему [43, 58] или косвенно через иммунную систему кишечника [59]. Чтобы более точно прояснить потенциальный механизм, лежащий в основе опосредованного EA разрешения запора кишечной микробиотой, было бы полезно изучить микробные метаболиты, такие как SCFAs и желчные кислоты, кишечные нейротрансмиттеры, такие как 5-гидрокситриптамин (5-HT), кишечные эндокринные клетки и экспрессия цитокинов.Кроме того, в будущих исследованиях следует изучить, улучшает ли ЭА запор и способствует ли моторике кишечника при отсутствии дисбаланса микробиоты кишечника с использованием мышей без микробов и / или мышей, леченных антибиотиками, что могло бы дополнительно определить роль микробиоты кишечника в эффект иглоукалывания при запоре. Интересно, что недавно было сообщено, что стимуляция EA управляет симпатическими путями в зависимости от соматотопии и интенсивности [60]. Блуждающая модуляция воспалительных реакций — важный механизм, с помощью которого иглоукалывание оказывает терапевтический эффект на нарушения внутренних органов [61].Таким образом, мы предполагаем, что вызванные ЕА изменения микробного профиля кишечника, вероятно, были связаны с соматосенсорными вегетативными путями.

5. Заключение

Это исследование показало, что EA обращает вспять типичные симптомы запора, нарушения моторики желудочно-кишечного тракта и дисбактериоза кишечника, наблюдаемых у мышей с запором, вызванным дифеноксилатом. Лечение EA эффективно восстановило баланс кишечной микробиоты мышей, страдающих запором, особенно за счет уменьшения соотношения Firmicutes / Bacteroidetes. Связь между EA и кишечной микробиотой представляет собой возможный новый механизм, с помощью которого EA способствует перистальтике желудочно-кишечного тракта и облегчает запор.Однако точный механизм, с помощью которого EA модулирует микробиоту кишечника, требует дальнейшего уточнения. В будущих исследованиях следует выяснить, является ли восстановление кишечной микробиоты ключевой целью для ЕА при запоре или просто ответом на нормальную функцию кишечника, вызванную ЕА, а также то, как ЕА регулирует ENS, чтобы стимулировать моторику кишечника, восстанавливая баланс кишечной микробиоты.

Доступность данных

Наборы данных, использованные и проанализированные в ходе текущего исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Этическое разрешение

Все экспериментальные процедуры с участием мышей проводились в строгом соответствии с принципами защиты животных и были одобрены Комитетом по этике животных Университета китайской медицины Чэнду (номер разрешения: 2018–12).

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов

Минмин Сюй, Лу Ван и Юй Гуо внесли равный вклад в это исследование.

Благодарности

Авторы выражают признательность доктору Р.Сюмэй Фэн из народной больницы Гуанхань провинции Сычуань. Это исследование было поддержано грантами Китайского национального фонда естественных наук (81774430 и 82074554).

Дополнительные материалы

Рисунок S1: репрезентативные микрофотографии тканей толстой кишки, окрашенных гематоксилином и эозином (НЕ-). Рисунок S2: α — метрики разнообразия трех групп. (A) Наблюдаемые виды. (B) Чао 1. (C) Индекс Шеннона. (D) PD целое дерево. Таблица S1: средняя численность значительно измененных микробов на уровне рода среди групп. (Дополнительные материалы)

IJMS | Бесплатный полнотекстовый | Bifidobacterium adolescentis оказывает специфическое для штамма действие на запор, вызванный лоперамидом у мышей BALB / c

1. Введение

Запор — распространенная проблема со здоровьем и предрасполагающий фактор для многих состояний с высокой смертностью. В связи с изменениями в структуре питания и влиянием психологических и социальных факторов в последние годы заболеваемость запорами продемонстрировала четкую тенденцию к росту, что серьезно повлияло на здоровье и качество жизни человека [1].Раздражающие препараты обычно используются для стимуляции дефекации, но это лечение имеет побочные эффекты [2,3]. Отчеты показали, что запор и диарея связаны с кишечными микробами. Относительное количество патогенов (метаногенные археи [4] и клостридии [5]) увеличивается у пациентов с запорами, а относительное количество энтеропатогенных бактерий (сальмонелла, шигелла, энтеротоксигенная кишечная палочка или холерный вибрион) увеличивается у пациентов с диареей [6 , 7], что нарушает экологическое равновесие в кишечнике [8].Поскольку исследования кишечной микроэкологии продолжают развиваться, становится понятно, что пытаться лечить запор с помощью кишечной микроэкологической терапии. Обычно для облегчения или лечения запора рекомендуется увеличивать потребление клетчатки или использовать слабительные. Микробиом кишечника связан с нормальными функциями желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), такими как моторика ЖКТ, иммуномодуляция и метаболизм лекарств [9,10,11]. Клинические исследования показали, что микробиота кишечника при запоре отличается от таковой у здоровых людей [12,13] и в основном проявляется в уровне бифидобактерий, лактобацилл и патогенных бактерий.Большинство исследований показали, что изменения кишечной флоры в группе запоров в основном связаны с уменьшением количества бифидобактерий и лактобацилл и увеличением количества патогенных бактерий (метаногенных архей [4] и клостридий [5]). Таким образом, добавление пробиотиков стало новым методом лечения запоров. Пробиотики были определены как живые микробы, которые при введении в адекватных количествах, например от 10 6 до 10 9 колониеобразующих единиц (КОЕ), приносят пользу здоровью хозяина [14].Некоторые исследования подтвердили использование пробиотиков для предотвращения или лечения запоров [15,16]. Некоторые пробиотические штаммы, либо отдельно — Bifidobacterium infantis 36524 или Lactobacillus plantarum 299v — либо комбинированные — VSL # 3 (Bifidobacterium (B. longum, B. infantis и B. breve), Lactobacillus (L. acidophilus, L. casei, L. bulgaricus и L. plantarum)) и Streptococcus thermophiles — были связаны со значительным облегчением запоров [17,18], тогда как другие оказались неэффективными [19,20]. Основной причиной использования пробиотиков для лечения запоров может быть то, что микрофлора толстой кишки влияет на перистальтику толстой кишки [21].Поэтому было высказано предположение, что дисбаланс микрофлоры толстой кишки играет роль в запоре. Кроме того, бифидобактерии производят молочную кислоту и уксусную кислоту, которые снижают pH в толстой кишке. Этот более низкий pH усиливает перистальтику и уменьшает время прохождения через толстую кишку, что полезно при лечении запоров [16,22]. Эта последняя гипотеза была подтверждена показом уменьшения времени прохождения через толстую кишку у здоровых взрослых, которые принимали добавку с B. animalis [23]. Были проведены многочисленные испытания пробиотических добавок на животных и людях для проверки эффективности пробиотиков против запоров [23]. 15,24,25].Было показано, что бифидобактерии проявляют межвидовые различия в облегчении запора [24]. Бифидобактерии могут составлять до 25% культивируемой микрофлоры кишечника. B. adolescentis признан одним из доминирующих анаэробов у взрослых и считается полезным для здоровья человека [26]. Таким образом, мы предположили, что B. adolescentis может облегчить запор и что существуют различия между штаммами в облегчении запора, вызванного лоперамидом у мышей BALB / c.

Основываясь на этом фоне, целями данного исследования были: (1) определить, проявляет ли B. adolescentis межштаммовые различия в облегчении запора, вызванного лоперамидом у мышей; (2) проанализировать основные причины межштаммовых различий, такие как основные биологические характеристики штаммов, изменения концентрации короткоцепочечных жирных кислот (SCFA) в кале и изменения фекальной флоры; и (3) для определения изменений других показателей запора, включая некоторые параметры кишечной нервной системы, включая мотилин (MTL), гастрин (газ), вещество P (SP), эндотелин (ET), соматостатин (SS) и вазоактивный кишечный пептид (VIP).

3. Обсуждение

Запор — распространенное функциональное расстройство желудочно-кишечного тракта, основные клинические симптомы которого включают затруднения с дефекацией, снижение частоты дефекации, сухой и твердый стул и длительное время опорожнения желудочно-кишечного тракта [27]. Пациенты с запорами имеют серьезные нарушения кишечной флоры и большое количество продуцируемых патогенами нитритаминов, фенолов, аммиака, азобензола и канцерогенных веществ. Прямой контакт с некоторыми из этих вредных веществ может вызвать воспаление слизистой оболочки кишечника или даже рак толстой кишки.Эти токсины не могут быть выведены вовремя и могут всасываться в кровь, вызывая рак груди [28]. Нарушение баланса кишечной микрофлоры может изменить барьерную функцию кишечника и повлиять на здоровье. Микроэкологические исследования показали, что достаточное количество бифидобактерий в кишечнике может ферментировать олигосахариды и производить уксусную кислоту и молочную кислоту, чтобы способствовать перистальтике кишечника, выведению фекалий и облегчению запоров [29]. Сырой вес фекалий, содержание воды в фекалиях, время до первого дефекации черного стула и скорость кишечного угля — важные показатели, с помощью которых можно оценить функцию желудочно-кишечного тракта.

Целью этого исследования было определить, оказывает ли B. adolescentis штамм-специфический эффект на запор, и причины этих различий. Наше исследование показало, что три штамма B. adolescentis оказывали штамм-специфический эффект на запор, вызванный лоперамидом, и эти различия в основном были вызваны фундаментальными свойствами штаммов и их влиянием на кишечную флору и микроокружение кишечника.

Модель запора у мышей была создана путем введения лоперамида, который является агонистом μ-опиоидных рецепторов, который предотвращает высвобождение ацетилхолина и простагландина, что приводит к ингибированию перистальтики кишечника и длительной задержке кишечного содержимого.Поэтому запор, вызванный лоперамидом, считается моделью спастического запора [30]. В этом исследовании группа лоперамида (контрольная) показала очевидные симптомы запора, включая значительное снижение сырого веса кала, содержания воды в кале, скорости прохождения через тонкий кишечник и времени до первого испражнения стула по сравнению с нормальной группой. Эти симптомы исчезли в группах лечения B. adolescentis CCFM 669 и 667, но не в группе лечения B. adolescentis CCFM 626.Это открытие указывает на то, что B. adolescentis оказывает специфическое влияние на запор. Существует три режима движения тонкой кишки: сокращение напряжения, движение сегментации и перистальтика. Движению кишечного содержимого в основном способствует перистальтика, которую определяют путем измерения скорости движения тонкой кишки. Более быстрое продвижение тонкой кишки способствует отхождению фекалий; в противном случае вероятен запор [31]. Наше исследование показало, что B. adolescentis CCFM 667 и 669 снимают запор, улучшая скорость движения тонкой кишки.Хотя высокая доза B. adolescentis CCFM 626 не уменьшала запор, низкая доза могла, что показало, что большая доза не приводит к лучшему эффекту; поэтому следующей задачей был скрининг оптимальной дозы. Предыдущие исследования подтвердили эффективность лечения B. lactis DN-173010, B. longum 46 (DSM 14583), B. longum 2C (DSM 14579) и B. lactis HN019 (DR10TM) на частоту дефекации и консистенцию стула [ 32,33]. Все эти исследования показали, что бифидобактерии могут облегчить запор за счет улучшения фекального статуса и скорости движения кишечника.Время прохождения через весь кишечник отражается временем до первого дефекации черного стула, которое является суммой времени прохождения через тонкий и толстый кишечник. Основная причина запоров — долгое время задержки каловых масс в кишечном тракте и чрезмерное всасывание воды. Время до первой дефекации черного стула является важным показателем как для оценки эффекта лечения, так и для прогноза. Более короткое время до первого дефекации черного стула свидетельствует о лучшем эффекте; иначе эффект будет хуже.Наше исследование показало, что время до первого дефекации черного стула было самым коротким в группе, получавшей высокую дозу B. adolescentis CCFM 667 или 669 или фенолфталеина, и самым длинным в контрольной группе и группе B. adolescentis CCFM 626. Таким образом, CCFM 667 и 669 могут облегчить запор, тогда как CCFM 626 — нет. Опубликованные данные утверждают, что добавление Bifidobacterium связано с более медленным прохождением через весь кишечник в кишечнике человека [34], открытие, которое было подтверждено Favretto [35].

Содержание воды в кале и скорость прохождения через тонкий кишечник были значительно выше в группе низких доз B. adolescentis CCFM 669, чем в группе низких доз B. adolescentis CCFM 667, а время до первого испражнения черного стула было аналогично группе B. adolescentis CCFM 667. Эти результаты показали, что B. adolescentis CCFM 667 снимает запор, улучшая время прохождения через толстую кишку, и что B. adolescentis CCFM 669 снимает запор, способствуя перистальтике тонкой кишки.Кроме того, B. adolescentis CCFM 667 не обладал способностью к адгезии, поэтому он попал в толстую кишку вместе с химусом. Он будет быстро производить SCFAs из углеводов, которые не могут быть поглощены тонким кишечником, и будет стимулировать перистальтику толстой кишки, в конечном итоге ускоряя время прохождения через толстую кишку. Действие B. adolescentis CCFM 669 полностью противоположно действию B. adolescentis CCFM 667. Он частично колонизирует тонкий кишечник, способствует перистальтике кишечника и улучшает скорость транзита через тонкий кишечник.Остальная часть попала в толстую кишку вместе с химусом и сыграла ту же роль, что и B. adolescentis CCFM 667.

Изменения кишечной флоры у мышей в основном обнаруживались по изменениям бактерий в их кале. Как изменяется кишечная флора мышей до и после запора, а также после приема B. adolescentis? Результаты ясно показали, что в составе сообщества кишечной микробиоты как до, так и после вмешательства преобладали два типа: Bacteroidetes (который включает Bacteroides и Odoribacter) и Firmicutes (который включает Clostridium, Streptococcus, Lactobacillus и Dorea), тогда как Actinobacteria (в основном Bifidobacterium ), Proteobacteria и Tenericutes играли второстепенные роли.В целом на уровне филума соотношение Firmicutes к Bacteroidetes увеличилось, а численность других типов снизилась в группах обработки B. adolescentis. Точно так же на уровне рода B. adolescentis не увеличивал численность Bifidobacterium в актинобактериях, но увеличивал относительную численность Lactobacillus в Firmicutes и снижал численность Clostridium. Некоторые виды родов Clostridium связаны с возникновением кишечных осложнений, таких как колит [36], некротический энтероколит и гастроэнтерит [37].Таким образом, уменьшение количества вредных Clostridium после приема внутрь B. adolescentis указывает на потенциальную пользу для здоровья кишечника. Кишечная флора состоит из сложного и динамичного бактериального сообщества, которое играет важную роль в здоровье человека [38]. Предыдущие исследования описали изменения микробиоты кишечника пациентов с запорами, которые характеризуются относительным уменьшением видов Bifidobacterium и Lactobacillus и увеличением потенциально патогенных микроорганизмов [39].Предыдущие исследования не показали значительных различий в микробных профилях пациентов с запорами и здоровых людей [4]. Противоречивые результаты также могут быть связаны с различиями в определении запора в различных исследованиях. Мы измеряли объективные показатели, такие как время прохождения через весь кишечник, а не более субъективные показатели. Например, Халиф и др. [39] наблюдали небольшую разницу в кишечных бактериях между здоровыми людьми и людьми с запором, но при сравнении учитывались только пациенты с запором с сильно увеличенным временем транзита.Возможно, что диагноз на основе симптомов, например, с субъективным индексом, может оказаться недостаточным для дифференциации микробных различий в кишечнике между пациентами с запором и без него. Короче говоря, изменение состава кишечной микробиоты у пациентов с запорами, чтобы напоминать таковое у нормальных субъектов, может уменьшить связанные с запором изменения функции ЖКТ. Микробы не просто остаются в кишечнике; они должны быть метаболически активными, чтобы выжить в этой среде. Следовательно, Б.adolescentis будет влиять не только на состав и количество различных микробов, но и на продукты их ферментации, такие как SCFAs. SCFAs являются конечным продуктом микробной ферментации в толстой кишке млекопитающих, в которой они представляют собой основные органические анионы. На способность бактерий производить SCFAs влияет количество бактерий, pH и субстрат. Общее количество и доля SCFAs, продуцируемых разными субстратами, различаются [40]. SCFAs участвуют в важных физиологических метаболических процессах in vivo [41].Таким образом, измерение содержания SCFAs в кишечнике стало основным методом выявления различий между штаммами в облегчении запора. Наше исследование показало, что B. adolescentis увеличивает концентрацию пропионовой кислоты и масляной кислоты для облегчения запора. Пропионат в основном используется в печени и был предложен как потенциальный модулятор синтеза холестерина и предшественник липонеогенеза, который может влиять на массу тела [42]. Бутират является предпочтительным источником энергии для колоноцитов и поэтому интенсивно метаболизируется в толстой кишке.Бутират и другие SCFA также обеспечивают защиту от рака толстой кишки [43]. По сравнению с другими аналогичными исследованиями, некоторые наблюдали значительно более высокие уровни изобутирата в образцах от субъектов с запором, чем в образцах от здоровых субъектов [4], а другие сообщили об увеличении уровней бутирата [44]. Эти явления могут быть связаны с диетой, поскольку SCFAs возникают в результате разложения полисахаридов, которое увеличивается, когда система работает с более длительным временем удерживания [45].Наше исследование включало время прохождения пищи и кишечника, и результаты более надежны. Необходимы также дальнейшие исследования, чтобы предоставить прямые доказательства повышения содержания пропионата и бутирата кислоты и изучить возможную роль пропионата и бутирата в патогенезе запоров. Что касается молекулярного механизма положительных эффектов SCFAs, бутират, как сообщается, является физиологическим регулятором основных путей созревания эпителиальных клеток толстой кишки, включая остановку клеточного цикла, дифференцировку клонов и апоптоз [46].Кроме того, сообщалось, что повышенная экспрессия генов, благоприятствующих апоптозу (Bax и Bak), и пониженная экспрессия противодействующих игроков, предотвращающих апоптоз (Bcl-2 и Bcl-XL), являются молекулярными механизмами SCFAs, которые опосредуют колоректальный рак [47]. По сравнению с углубленным исследованием молекулярного механизма вмешательства SCFAs при колоректальном раке, в нескольких исследованиях сообщалось о молекулярных доказательствах опосредованности SCFAs при запоре. Считается, что SCFAs могут стимулировать абсорбцию воды и электролитов, потенцировать пролиферацию эпителиальных клеток, влиять на моторику желудочно-кишечного тракта, увеличивать мезентериальный кровоток и оказывать другие физиологические эффекты [41].Однако молекулярный механизм все еще требует изучения. Гормоны ЖКТ, такие как MTL, Gas, SP, ET, SS и VIP, играют важную роль в регуляции моторики ЖКТ [48] и в разной степени участвуют в нормальных и патофизиологических процессах. ситуации. MTL, Gas и SP являются возбуждающими пептидными нейротрансмиттерами, тогда как ET, SS и VIP являются ингибирующими пептидными нейротрансмиттерами. В этом исследовании контрольная группа показала очевидные симптомы запора в отношении нейротрансмиттеров, включая значительно сниженные уровни MTL, газа и SP и повышенные уровни ET, SS и VIP по сравнению с нормальной группой и B.adolescentis CCFM 669 и 667, тогда как между группой B. adolescentis CCFM 626 и контрольной группой не наблюдалось статистических различий. B. adolescentis не только улучшил симптомы запора и изменил кишечную флору и микросреду мышей, но также повлиял на нейромедиаторы ЖКТ, связанные с запором. MTL влияет на транспорт воды и электролитов, способствует сокращению желудка и сегментарному движению тонкой кишки, ускоряет время переноса через кишечник и увеличивает движение толстой кишки.Газ стимулирует секрецию желудочного сока и пепсиногена и способствует росту слизистой оболочки пищеварительного тракта, сокращению гладкой мускулатуры желудочно-кишечного тракта и расслаблению пилорического сфинктера. SP регулируют сокращение желудочно-кишечного тракта, перистальтику кишечника и секрецию желудочного сока. Следовательно, повышение уровней MTL, газа и SP в сыворотке ускоряет перистальтику кишечника и транспорт содержимого. В нашем исследовании уровни MTL, газа и SP в контрольной группе были значительно снижены по сравнению с таковыми в нормальной группе и B.adolescentis группы лечения. Это явление подтвердило, что снижение MTL, газа и SP может быть одной из причин запора. Эти результаты согласуются с результатами нескольких других отчетов [49,50,51] .ET, как многофункциональный пептид, может оказывать важные эффекты на многочисленные аспекты сердечно-сосудистой, нейроэндокринной и желудочно-кишечной функции [52]. Между тем, он играет важную роль в стабильности сосудистого давления и поддерживает основную сердечно-сосудистую систему. SS подавляет высвобождение гормонов GI, таких как MTL и Gas, а также секрецию желудочной кислоты, трипсина и амилазы.Vecht [53] показал, что SS может значительно замедлить транзитное время в тонком кишечнике, будь то во время еды или голодания. VIP представляет собой полипептид, состоящий из 28 аминокислот, функция которого заключается в расслаблении желудочно-кишечного тракта и сфинктера желудочно-кишечного тракта, и он значительно способствует развитию рака толстой кишки, индуцированного канцерогенами у мышей. Fasth et al. [54] считают, что VIP является важным фактором в производстве нисходящего ингибирования, приводящего к медленной передаче. Исследования показали, что уровни ET, SS и VIP в контрольных группах были выше, чем в нормальных и B.adolescentis, что означает, что B. adolescentis влиял на уровень гормонов желудочно-кишечного тракта, индекс, который может отражать состояние запора.

кишечных бактерий и СРК — о СРК

Бактерии присутствуют в нормальном кишечнике (кишечнике), особенно в нижних отделах кишечника. Они достигают концентрации в несколько миллиардов в толстой кишке / кишечнике.

Эти «нормальные» бактерии выполняют важные жизненные функции, в том числе:

  • Защита от заражения болезнетворными бактериями
  • Помощь иммунной системе кишечника в развитии
  • Производство различных веществ, имеющих важную пищевую ценность
  • Вместе нормальные кишечные бактерии часто называют кишечной флорой (или микробиотой).Ряд факторов может нарушить взаимовыгодные отношения между флорой и организмом. Когда это происходит, могут прижиться бактерии, вызывающие заболевание.

Какова роль кишечной микробиоты?

Было сделано много интересных разработок и открытий о связи между нашим кишечником (пищеварительной системой) и нашим мозгом и о том, как это влияет на наше здоровье, а также о роли микробов в этой связи.

Важно знать, что функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта, такие как СРК, не являются психологическими заболеваниями; но мы также должны понимать, что мозг играет важную роль.Мозг постоянно общается с микроорганизмами внутри каждого из нас.

Эти микробы поддерживают с нами отношения сотрудничества, не только участвуя в пищеварении, но и взаимодействуя с нашими собственными клетками, кишечником и мозгом. Кишечные микробы могут помочь поддерживать баланс между мозгом и кишечником.

Узнайте больше о микробиоте кишечника

Играют ли бактерии роль в СРК?

В настоящее время имеются доказательства, подтверждающие идею о том, что нарушения в бактериях, населяющих кишечник, могут иметь значение, по крайней мере, у некоторых людей с синдромом раздраженного кишечника (СРК).

Эти данные наблюдений или исследований можно резюмировать следующим образом:

  • Использование антибиотиков, которые, как известно, нарушают флору, может предрасполагать людей к СРК
  • У некоторых людей СРК может развиться внезапно после эпизода желудочной или кишечной инфекции (гастроэнтерита), вызванной бактериями (состояние, называемое постинфекционным СРК или ИП-СРК).
  • У некоторых пациентов с СРК в стенке кишечника может присутствовать очень низкий уровень воспаления, которое могло быть результатом ненормального взаимодействия с бактериями в кишечнике
  • Избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике (СИБР) может быть связан с СРК
  • Изменение бактерий в кишечнике с помощью антибиотиков или пробиотиков может улучшить симптомы СРК
  • При PI-IBS у некоторых людей, которые ранее были хорошо развиты, после эпизода гастроэнтерита развиваются симптомы типа IBS, тогда как у большинства других полностью выздоравливают.PI-IBS представляет собой четкую связь между воздействием бактериальной инфекции (например, из-за зараженной пищи или воды) и IBS у тех, кто кажется особенно подверженным риску.

Подробнее о PI-IBS

В ряде исследований сообщается о роли воспаления внутренней оболочки (слизистой оболочки) кишечника при СРК. Это легкое воспаление, которое гораздо реже, чем при истинных воспалительных заболеваниях кишечника, язвенном колите и болезни Крона. Интересно, что это было обнаружено среди пациентов, у которых не было никаких оснований предполагать, что их СРК начался с инфекции.Что внезапно вызывает это воспаление, не ясно. Возможно, им движут тонкие изменения в бактериальной популяции в кишечнике.

Некоторые люди с СРК могут быть генетически предрасположены к усиленной воспалительной реакции на нормальные бактерии. Хотя эта теория СРК находится в зачаточном состоянии, уже есть некоторые свидетельства распространения воспалительного процесса за пределы стенки кишечника. Это может объяснить некоторые из симптомов, таких как усталость и фибромиалгия, которые могут возникать у людей, страдающих СРК.

В течение некоторого времени различные исследования предполагали наличие изменений в типе кишечной флоры у людей с СРК. Эти изменения во флоре могут привести к увеличению количества определенных видов бактерий, которые сами производят больше газа и других продуктов своего метаболизма. Это может способствовать появлению таких симптомов, как газы, вздутие живота и диарея.

Есть ли роль антибиотиков в лечении СРК?

Обычно бактерии практически отсутствуют в кислой среде желудка и немногочисленны в верхних отделах кишечника.Они значительно увеличиваются в нижних отделах тонкой кишки, а затем резко переходят в толстую кишку.

Недавно было высказано предположение, что в тонком кишечнике некоторых пациентов с СРК увеличивается количество бактерий, а также типы бактерий, обычно встречающиеся только в толстой кишке. Это состояние называется избыточным бактериальным ростом тонкой кишки (СИБР). Курс антибиотиков может улучшить симптомы, но эксперты расходятся во мнениях о том, играет ли СИБР роль в СРК.

Остается вопрос, почему по крайней мере некоторые люди с СРК реагируют на курс антибиотиков.Об этом совсем недавно сообщалось в исследованиях пациентов с СРК, получавших антибиотик рифаксимин.

Другим объяснением этих реакций может быть подавление определенных видов бактерий в толстой кишке, особенно тех бактерий, которые склонны выделять газ и другие вещества в процессе ферментации. У группы пациентов с вздутием живота и метеоризмом, у которых не было признаков СИБР, было описано улучшение симптомов, связанных с газами, при терапии антибиотиками.Антибиотики явно помогают некоторым пациентам с СРК, хотя то, как это происходит, может быть более сложным, чем первоначально предполагалось.

К длительному курсу антибиотикотерапии следует подходить с осторожностью, независимо от профиля безопасности данного антибиотика. Это важный вопрос, поскольку СРК часто бывает хроническим и рецидивирующим заболеванием. У некоторых людей наблюдается относительно продолжительное улучшение после однократного курса антибиотиков, а у других — нет. Необходимы результаты дальнейших долгосрочных исследований относительно использования антибиотиков.

Есть ли роль пробиотиков в лечении СРК?

  • Учитывая их профиль безопасности, эффективные пробиотики на первый взгляд кажутся более привлекательными в качестве средства воздействия на кишечную флору при СРК. Эффективны ли пробиотики при СРК? Было проведено несколько исследований различных пробиотиков при СРК. Лишь недавно они стали качественными, необходимыми для того, чтобы делать твердые выводы. Были некоторые ранние доказательства, хотя и противоречивые, об улучшении симптомов, связанных с «газами».
  • Совсем недавно были получены некоторые доказательства пользы некоторых комбинаций пробиотиков. Лучшее доказательство относится к конкретному организму, Bifidobacterium infantis 35624. Исследования показали, что этот штамм превосходит плацебо в облегчении основных симптомов СРК (боль / дискомфорт в животе, затрудненная дефекация и вздутие живота / вздутие живота).

Узнайте больше о роли антибиотиков и пробиотиков в лечении СРК

Сводка

Многие недавние открытия добавляют к растущему количеству доказательств того, что СРК может быть, по крайней мере частично, результатом дисфункционального взаимодействия между нашей кишечной флорой и нами самими.Это приводит к слабому воспалению стенки кишечника, которое может распространиться на другие части тела.

Некоторые исследователи предполагают, что избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике является частым фактором, вызывающим симптомы СРК. Другие данные указывают на более тонкие изменения флоры толстой кишки. Обе гипотезы остаются неподтвержденными.

Тем не менее, краткосрочная терапия антибиотиками или пробиотиками, похоже, действительно уменьшает симптомы у некоторых людей с СРК. Независимо от того, возникают ли эти эффекты из-за изменений количества или типа бактерий в толстой и / или тонкой кишке, очевидно, что манипуляции с кишечными бактериями заслуживают дальнейшего внимания.

Слабительное вызывает долгосрочные изменения микробиома мыши

Часть кишечника мыши, полученная с помощью конфокальной микроскопии. Ядра эпителия мыши помечены синим цветом, слой слизи — зеленым, а бактерии — желтым и красным. Крупные желто-золотистые структуры представляют собой пищевые волокна. Слизь густая и непрерывная, так как у этой мыши не было диареи. КАРОЛИНА ТРОПИНИ, СОННЕНБУРГСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ, СТЕНФОРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Слабительное, отпускаемое без рецепта, вызывает больше, чем просто знакомые эффекты диареи.Согласно исследованию, опубликованному сегодня (14 июня) в Cell , , , состав микробиоты и активация иммунной системы изменились после того, как мыши получали слабительное, вызывающее диарею в течение менее недели.

Исследование предполагает, что «идея о том, что микробиом приобретается в раннем возрасте, а затем становится очень стабильным, является немного упрощенным», — говорит Эндрю Гевиртц, иммунолог из Университета штата Джорджия, который не участвовал в работе. «На самом деле микробиом все время беспокоит множество разных вещей.

Когда она была аспирантом, Каролина Тропини, биофизик и нынешний постдоктор лаборатории Джастина Зонненбурга в Стэнфордском университете, заметила, что некоторые бактерии реагируют на осмотический шок, то есть на быстрые изменения концентрации воды и растворенных в ней молекул. они уменьшились, но смогли снова начать расти, как только их среда вернулась в нормальное состояние.

Микробы в кишечнике человека часто испытывают различные концентрации растворенных веществ, а средства от запора, такие как Миралакс, работают, принося больше воды в кишечник, тем самым вызывая осмотический шок у местных микробов.Тропини говорит, что она начала задаваться вопросом, как микробиота справляется с более экстремальными колебаниями и как это влияет на хозяина.

Тропини и его коллеги добавили Miralax в воду как стерильных мышей, которые были колонизированы кишечными микробами человека, так и мышей с нормальными мышиными микробами в течение шести дней, что вызвало у животных диарею. Исследователи обнаружили, что состав микробных сообществ животных до, во время и после лечения широко варьировался. Например, одно очень многочисленное семейство микробов, S24-7, которое почти исключительно в кишечнике теплокровных животных, по-видимому, вымерло всего через три дня после приема слабительного в обеих группах животных и не восстановилось после периода лечения. .Члены семейства S24-7 ферментируют углеводы и составляют почти половину микробиома кишечника мыши.

В последующих экспериментах авторы показали, что S24-7 перестает расти in vitro при высоких концентрациях соли, сахарного спирта и полиэтиленгликоля, основного компонента Miralax. Они также определили, что могут повторно вводить S24-7 обработанным мышам, постоянно помещая обработанных животных в одни и те же клетки или с фекалиями мышей с интактными микробиомами, предполагая, что можно обратить вспять вызванные диареей изменения в микробиоте с помощью воздействия кишечные микробы.

«Обычно все думают о диарее — в частности о приеме слабительных — как о чем-то, что очень ограничено временем, в течение которого вы их принимаете» или симптомами, — говорит Тропини. «Главный вывод на самом деле заключается в том, что нам нужно более тщательно продумать некоторые из этих безрецептурных препаратов, потому что они могут иметь другие важные эффекты на нашу экосистему кишечника».

Затем группа исследовала влияние слабительного на мышей в целом. Они обнаружили, что слой слизи, который защищает слизистую оболочку кишечника от ее содержимого, истончается во время диареи, но полностью восстанавливается через две недели после удаления слабительного.Клетки, выстилающие кишечник, также изменили форму во время лечения, но через несколько дней пришли в норму. Предыдущая работа показала, что изменения слизистого слоя могут повлиять на иммунную систему хозяина, и авторы обнаружили, что у мышей с ограниченной трехчленной микробиотой, которые пили воду Miralax, вырабатывались антитела к кишечным микробам, тогда как у необработанных мышей — нет. Это указывает на то, что иммунная система мыши активируется во время диареи. Иммунный ответ на некоторые из этих микробов сохранялся после двух недель восстановления после слабительного, что позволяет предположить, что воздействие на хозяина может быть продолжительным.

Следующим шагом, по словам Кэтрин Лозупоне, которая изучает микробиом в Медицинском кампусе Аншутц Университета Колорадо и не участвовала в исследовании, будет исследование того, влияют ли слабительные на людей таким же образом, и определить, как долго длятся эти изменения. . По ее словам, еще один открытый вопрос — каковы последствия изменений. «Я еще не понимаю, повлияет ли на ваше здоровье долговременная память [о комменсальных микробах]».

«Это блестящая статья», — сообщает The Scientist Йонна Яланка, изучающая гастроэнтерологические заболевания в Университете Хельсинки в Финляндии и не участвовавшая в работе.Результаты, вероятно, помогут исследователям понять связь между изменениями микробиоты и диареей у пациентов, например, с синдромом раздраженного кишечника, говорит она, но предупреждает, что «это необходимо показать на людях».

C. Tropini et al., «Временное осмотическое возмущение вызывает долгосрочное изменение микробиоты кишечника», Cell , doi: 10.1016 / j.cell.2018.05.008, 2018.

Влияние инулина при лечении синдрома раздраженного кишечника с запорами (Обзор)

1.Введение

Потребление пищевых волокон в целом население по-прежнему невелико, несмотря на огласку, все рекомендации и рекомендации (1,2). Пищевые волокна определяются Совет по питанию пищевых продуктов Института медицины как «неперевариваемые» углеводы и лигнин, которые присутствуют в растениях и остаются неизменными » (1). Волокна не перевариваются до тех пор, пока они достигают толстой кишки и ферментируются дружественной микробиотой, являясь надежным источником энергии. Эти типы веществ считаются пребиотиками, поскольку они избирательно стимулируют полезные бактерии и приносят пользу человеческому организму.Более высокое потребление пищевых волокон способствует снижению риска развитие нескольких хронических заболеваний, включая хронический запор через модификацию расслабления и брожения и его эффекты на микробиоту кишечника (1). В состав микробиоты быстро адаптируется в результате диетического изменения, поскольку мы говорим о потреблении пищевых волокон и макроэлементов или потребление пребиотических волокон (3). Пребиотики, такие как инулин или фруктоолигосахариды характеризуются как «функциональные волокна» (4).

Инулин — неперевариваемый олигосахарид, который служит в рационе как растворимая клетчатка, которая естественным образом содержится в более 36000 видов растений, включая овощи, такие как пшеница, чеснок, лук, цикорий, артишок и спаржа.Из-за своего химическая конфигурация, инулин устойчив к гидролизу в пищеварительном тракте ферменты, поэтому он достигает толстой кишки непереваренным и далее избирательно ферментируется микрофлорой толстой кишки (5). Обычно его добывают из цикория. корни для коммерческого использования. Из-за его физико-химических и питательные свойства инулин используется как соединение в различных еда и напитки. В США в 2018 г. Администрация одобрила инулин в качестве ингредиента пищевых волокон. повысить пищевую ценность производимых пищевых продуктов.

Прием инулина был связан с регулирование перистальтики и транзита кишечника, консистенции стула и частота, так как она вызывает изменения в составе и активности микробиоты кишечника, модуляции иммунного ответа, поглощение минералов, а также чувство сытости и вес костей (6). Таким образом, инулин имеет полезные воздействие на здоровых людей, как показано в испытании опубликовано в 2007 г. (7). В соответствии с исследование потребления хлебобулочных изделий, обогащенных инулином стимулирует рост бифидобактерий, что способствует растворение болезнетворных бактерий.Еще одно исследование здорового волонтеры подтвердили пребиотический эффект фруктов и овощей содержащий инулин, полученный из топинамбура (8).

Синдром раздраженного кишечника (СРК) — распространенная медицинская проблема во всем мире, которая подразумевает значительную социальную нагрузку и высокие затраты. Его патофизиология до сих пор полностью не изучена. поняли, но это считается расстройством из-за изменения в оси мозг-кишечник. Это изменение несет ответственность за аномалии вегетативной, кишечной или центральной нервной системы.В виде как следствие, нарушение перистальтики и проницаемости желудочно-кишечного тракта, нарушается иммунный ответ и нарушается кишечная микробиота и представляют собой триггер для симптомов СРК (9). Учитывая разные патофизиологические пути, единое ведение СРК не является возможный. Из всех терапевтических подходов, которые были предложенных до сих пор, только некоторые из них положительные эффекты у пациентов с СРК.

Влияние кишечной микробиоты на СРК очевидно, как терапевтический эффект про- / пребиотиков, который отражается по последним публикациям.Благоприятное влияние инулина на пациентов при СРК-форме запора (СРК-З) очевидно, но все же, более рандомизированные контролируемые клинические испытания с участием больших выборок пациенты нужны для того, чтобы предоставить больше доказательств.

Целью этого описательного обзора была оценка влияние инулина на IBS-C. Литературные поиски проводились в PubMed, используя следующие ключевые слова: инулин, раздраженный кишечник. синдром запора, чтобы исследовать клиническое применение препараты инулина у пациентов, страдающих СРК-З.Мы включили все найденные ссылки по теме опубликованы на английском языке до Февраль 2020.

2. Инулин и частота стула

Метаанализ, опубликованный в 2014 г., показал, что прием инулина положительно влияет на работу кишечника в люди с хроническим запором (10). Благоприятный эффект отражается несколько показателей кишечных привычек, таких как повышенный количество стула в неделю, меньшая консистенция стула в соответствии с Бристольская шкала и время прохождения через нижний кишечник.Что касается частота стула, результаты этого метаанализа подтверждают данные полученные другими исследованиями (11,12), что потребление инулина способствует восприятию благотворные эффекты. Пилотное исследование, проведенное в 2013 г. на IBS-C пациенты, получавшие йогурт, обогащенный инулином, продемонстрировали постоянная польза от привычек кишечника (13).

О подобных эффектах сообщили несколько других исследования относительно учащенного стула после приема добавок с разными дозами инулина (12,14).А доза не менее 12 г инулина, потребляемого в день, приводит к значительно более высокая частота стула у пациентов с хроническим запор (12). Эти данные также подтверждено научным мнением European Food Управление безопасности (EFSA), которое постулировало, что существует причинно-следственная связь между потреблением 12 г / сут «Нативный цикорий инулин» и поддержание нормальной дефекации за счет учащение стула без нарушения пищеварения дискомфорт (15).

По всей видимости, промышленные продукты на основе инулина считается одинаково полезным для улучшения привычки стула (5,12).

3. Инулин и консистенция стула

В клинических испытаниях потребление инулина также связаны с улучшением консистенции стула, оцениваемого с помощью Бристольская шкала формы (11,12). Регулярное употребление ферментированных молочные напитки, обогащенные инулином, также полезно значительное улучшение консистенции стула у пациентов с IBS-C (13). Полезность цикория инулин был обнаружен в плацебо-контролируемых и рандомизированных, двойное слепое исследование пациентов с запорами (5).У субъектов, принимавших инулин, наблюдалось смягчение консистенции стула по сравнению с группой плацебо. Результат метаанализ, проведенный Collado Yurrita et al. (10) согласуются с данные выше. Прием инулина эффективен для увеличения стула. качество у пациентов с хроническим запором, так как снижает твердость стула.

4. Инулин и время прохождения

О влиянии инулина на работу кишечника время, инулин значительно сокращает время прохождения через толстую кишку как показано в исследовании Исакова и др. (13).Йогурт, обогащенный инулином, имел благотворно влияет на время транзита у пациентов с СРК-З, когда по сравнению с традиционным йогуртом. Однако количество пациентов участвовавших в исследовании было мало, поэтому дополнительные большие двойные слепые необходимы рандомизированные контролируемые исследования для консолидации роль инулина во времени прохождения через кишечник.

5. Инулин и удовлетворенность пациентов

Повышение удовлетворенности пациентов наблюдалось в субъекты с запором, получающие инулин, по сравнению с плацебо (5).Это должно быть объясняется улучшением частоты стула, поскольку в некоторых исследованиях продемонстрировали, что боль в животе и вздутие живота не уменьшаются с прием инулина (10), в то время как несколько другие исследования показали, что качество жизни зависит от снижения боли в животе и вздутие живота у пациентов, принимающих инулин (11).

6. Инулин и микробиота кишечника

На основании наблюдения, что у пациентов с СРК является изменением микробиоты кишечника, исследования подтвердили, что потребление инулина имеет положительный эффект, так как он оказывает стимулирующее действие на полезные для здоровья бактерии из рода Бифидобактерии.Двойной слепой, рандомизированный, перекрестный интервенционное исследование показало, что инулин оказывает положительное влияние на увеличение видов Bifidobacterium и снижение видов Bilophila и Anaerostipes, что подтверждает пребиотическая роль инулина (16). Инулин стимулирует сахаролитическое брожение в слепой и толстой кишке, поскольку он ферментируется бактериями, производящими жирные кислоты с короткой цепью, которые признаны полезными для здоровья метаболитами. Этот Утверждение подтверждается и другими исследованиями (17,18). Напротив, недавнее исследование показало, что потребление инулина действительно не влияет на численность таксонов или общий состав кишечной микробиоты значительно (19).Этот результат может быть связано с небольшим количеством испытуемых, отобранной популяцией и / или другие аспекты дизайна исследования, по заключению авторов. Бифидогенный потенциал инулина также продемонстрирован в ходе испытаний. на здоровом добровольце, который показал, что потребление цикория инулин или топинамбур стимулировали рост бифидобактерии и уменьшили количество Clostridium и Виды Bacteroides (7).

7. Заключение

В заключение, инулин может иметь потенциально полезные влияние на качество жизни и функцию кишечника пациентов с СРК-З с точки зрения частоты стула, его консистенции и времени прохождения.Инулин хорошо переносится, не имеет побочных эффектов при употреблении в рекомендуемая дозировка. Однако наши выводы сделаны из нескольких исследования и могут включать в себя небольшие выборки, исследования дизайна, не связанные с IBS. Для подтверждения эффекта необходимы большие рандомизированные контрольные исследования. инулина у этих пациентов.

Благодарности

Не применимо.

Финансирование

Финансирование получено не было.

Наличие данных и материалов

Все данные, полученные или проанализированные в ходе этого исследования, включены в эту опубликованную статью.

Авторские взносы

OBB провел литературное исследование и написал рукопись. ICi, ICh и CA внесли свой вклад в исследование литературы. и отредактировал рукопись. В.Д. провел литературные исследования, написал рукопись и координировал исследование. Все авторы читают и утвердил окончательную рукопись.

Утверждение этических норм и согласие на участвуют

Не применимо.

Согласие пациента на публикацию

Не применимо.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересы.

Список литературы

1

Даль В.Дж. и Стюарт М.Л.: позиция Академия питания и диетологии: влияние диеты на здоровье волокно. J Acad Nutr Diet. 115: 1861–1870. 2015.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

2

Шмир Дж. К., Миллер П. Е., Левин Дж. А., Перес В., Maki KC, Rains TM, Devareddy L, Sanders LM и Alexander DD: Стоимость экономия от снижения частоты запоров, связанная с увеличением потребление пищевых волокон: аналитическая модель.BMC Public Здоровье. 14 (374) 2014.PubMed / NCBI Просмотреть статью: Google Scholar

3

Дэвид Л.А., Морис К.Ф., Кармоди Р.Н., Гутенберг Д.Б., Баттон Дж. Э., Вулф Б. Э., Линг А. В., Девлин А. С., Варма Ю., Фишбах М.А. и др.: Диета быстро и воспроизводимо изменяет человека микробиом кишечника. Природа. 505: 559–563. 2014.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

4

Славин Дж .: Клетчатка и пребиотики: механизмы и польза для здоровья.Питательные вещества. 5: 1417–1435. 2013.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

5

Мика А., Зипельмейер А., Хольц А., Тайс С. и Schön C: Влияние потребления инулина цикория на кишечник функция у здоровых людей с запором: рандомизированный, двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Int J Food Sci Nutr. 68: 82–89. 2017.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

6

Öhman L и Simrén M: Кишечник микробиота и ее роль в синдроме раздраженного кишечника (СРК).Curr Gastroenterol Rep.15 (323) 2013.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

7

Kleessen B, Schwarz S, Boehm A, Fuhrmann H, Richter A, Henle T и Krueger M: топинамбур и инулин цикория в хлебобулочных изделиях влияет на фекальную микробиоту здоровые добровольцы. Br J Nutr. 98: 540–549. 2007.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

8

Рамнани П., Годье Э., Бингхэм М., фургон Брюгген П., Туохи К.М. и Гибсон Г.Р .: Пребиотический эффект фруктов и овощные выстрелы, содержащие инулин топинамбура: Человек интервенционное исследование.Br J Nutr. 104: 233–240. 2010.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

9

Моралес-Филхо Дж. П. и Куигли Е. М.: кишечная микробиота и роль пробиотиков при раздраженном кишечнике синдром: обзор. Арк Гастроэнтерол. 52: 331–338. 2015.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

10

Колладо Юррита L, Сан-Мауро Мартин I, Ciudad-Cabañas MJ, Calle-Purón ME и Hernández Cabria M: Эффективность приема инулина на показатели хронического запор; метаанализ контролируемых рандомизированных клинических испытания.Nutr Hosp. 30: 244–252. 2014.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

11

Грюнвальд Дж., Буш Р. и Бентли С. Эффективность и переносимость Laxatan Granulat у пациентов с хронический запор. Clin Exp Gastroenterol. 2: 95–100. 2009.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

12

Хонд Э.Д., Гейпенс Б. и Гхос Y: Эффект высокоэффективный инулин цикория при запорах.Nutr Res. 20: 731–736. 2000.

13

Исаков В.А., Пилипенко В.И., Шаховская А и Тутельян В. Эффективность йогурта, обогащенного инулином, на кишечные привычки. у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с запором: A обучение пилота. FASEB J. 27 (lb426) 2013.

14

Грастен С., Люкконен К.Х., Хреватидис А., Эль-Незами Х., Поутанен К. и Миккянен Х. Эффекты пентозана пшеницы и инулин на метаболическую активность фекальной микробиоты и на функция кишечника у здоровых людей.Nutrit Res. 23: 1503–1514. 2003.

15

Панель EFSA по диетическим продуктам, питанию и аллергии. Научное заключение об обосновании здоровья претензия, связанная с «инулином цикория» и поддержанием нормального дефекация путем учащения стула в соответствии со Статьей 13.5 Регламента (ЕС) № 1924/20061. EFSA J. 13 (3951) 2015.

16

Vandeputte D, Falony G, Vieira-Silva S, Ван Дж, Сайлер М., Тайс С., Вербеке К. и Раес Дж .: Пребиотик Фруктаны типа инулина вызывают специфические изменения в кишечнике человека микробиота.Кишечник. 66: 1968–1974. 2017.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

17

Dewulf EM, Cani PD, Claus SP, Fuentes S, Пуйларт П.Г., Нейринк А.М., Биндельс Л.Б., де Вос В.М., Гибсон Г.Р., Тиссен JP и Delzenne NM: понимание концепции пребиотиков: уроки из исследовательского двойного слепого интервенционного исследования с Фруктаны инулиноподобного типа у полных женщин. Кишечник. 62: 1112–1121. 2013.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

18

Линецки Вайцберг D, Алвес Перейра CC, Логулло Л., Манцони Хасинто Т., Алмейда Д., Тейшейра да Силва М.Л. и Матос де Миранда Торриньяс RS: Преимущества микробиоты после инулина и добавка частично гидролизованной гуаровой камеди: рандомизированная клиническое испытание у женщин с запором.Nutr Hosp. 27: 123–129. 2012.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

19

Уотсон А.В., Хоутон Д., Эйвери П.Дж., Стюарт К., Воан Э., Мейер П.Д., де Бос Куил М.Дж., Вейс П.Дж.М. и Брандт К.: Изменения частоты стула после потребления инулина цикория, и влияние на консистенцию, качество жизни и состав стула микробиоты кишечника. Пищевой Hydrocoll. 96: 688–698. 2019.PubMed / NCBI Просмотр статьи: Google Scholar

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *