Как крадут детей: Вниманию родителей! Как крадут детей за секунды

Вниманию родителей! Как крадут детей за секунды

Неутешительная статистика

То, о чём пойдет речь в этой статье – важно не только для семей с детьми, но и для любого здравомыслящего человека. На одном из центральных каналов привели неутешительную статистику: каждые полчаса без вести пропадает ребёнок, каждые шесть часов пропадает ребёнок, которого никогда не найдут, каждого второго ребёнка похищают. О чём это говорит? О доверчивости детей или недостаточном внимании родителей к проблеме? Возможно, главная ошибка взрослых в том, что они уверены – именно их ребёнок не пойдет на контакт с незнакомцем. Но не стоит так надеяться на случай. Статистика продолжает твердить обратное.

Детский эксперимент

На всё том же канале решили провести эксперимент – насколько реально чужому человеку подойти к ребёнку (возраста от 7 лет) и увести с собой. В эксперименте приняли участи девять семей. Родители, оставив детей на площадке с наказом: «Никуда не уходи, я скоро вернусь», совместно с сотрудниками телеканала и криминалистами наблюдали за тем, как ведёт себя их ребёнок. Роль «похитителя» играл детский психолог. Каждый раз ему требовалось меньше минуты, чтобы увлечь детей и вывести за пределы детской площадки и парка к дороге, на которой была припаркована машина с журналистами и шокированными родителями.

Примечательно, что из девяти детей восемь были девочками. Все без исключения они доверчиво последовали за незнакомцем. И только один ребёнок – семилетний Генрих, с непониманием отнёсся к предложению покинуть площадку. Он сказал: «Мама оставила меня здесь сидеть, я должен с незнакомцем куда-то идти?» В его реакции чувствовалась уверенность в себе и осознанный взгляд на происходящее.

Принявшие участие в исследовании сотрудники правоохранительных органов считают, что огороженные игровые зоны и GPS-маяки не решат проблему. Здесь необходимо либо постоянно находиться с ребенком рядом, либо много разговаривать с ним на подобные темы, а еще лучше – воспитывать его осознанным и самостоятельным.

Если поразмышлять над тем, какие еще причины могут побуждать детей уходить с незнакомыми людьми, то получаются интересные выводы:

  • Эти причины имеют не только внешний, но в большей степени внутренний характер;
  • Невнимательность родителей, полная уверенность, что проблема их не коснется;
  • Дети слишком доверчивы и не осознают возможных опасностей мира, а родители в достаточной мере не объясняют им этого. Как показывает практика, простой наказ: «Никуда не уходи, я скоро вернусь» не имеет силы;
  • Девочки больше поддаются на уловки: они подвержены привлекательным вещам (в данном случае незнакомец показывал им картинки и отвлекал их внимание). Им нравится, когда их хвалят и оценивают, что сразу вызывает расположение и желание пойти с этим человеком;
  • Недостаточный уровень воспитания и осознанности детей. Ситуация показывает, что они действовали автоматически: картинка–расположение–доверие. У них не возникало ни анализа ситуации, ни вопросов «кто этот человек и что ему нужно». Способность размышлять и анализировать – важное качество, которое необходимо развивать в ребёнке с самого детства.

Что предпринять?

Предлагаем вам тоже задать себе этот вопрос. Возможно, в вашем списке причин будет гораздо больше. Но что бы это ни значило – есть выход, и его нужно искать в корне проблемы. Можно обезопасить себя, не отходить от ребёнка ни на шаг, много разговаривать с ним и предупреждать, можно даже быть строгим и запрещать ему что-то. Это будет эффективно, но не настолько.

Пример Генриха хорошо демонстрирует нам этот выход – ребёнок имел внутренний стержень и был способен выразить свою точку зрения. Он был достаточно осознан, чтобы справиться с угрожающей ему ситуацией.

Исходя из вышесказанного, можно посоветовать все методы безопасности. Но при этом помнить, что важно растить ребёнка самостоятельным, побуждать его к размышлениям и исследованию этого мира. Чтобы он не автоматически выполнял приказы, которые не вписываются в реальность, а мог сам понять, что находится перед ним в данный момент.

Развивайте в ребёнке чутьё, разумность и восприимчивость. И тогда, вполне вероятно, проблема пропажи детей по их доверчивости может исчезнуть.

Несколько советов детского психолога о том, как развивать в ребёнке самостоятельность:

  • При воспитании ребёнка важно много времени уделять объяснениям запретов. Не требовать слепо выполнять приказание, а просить его или давать выбор. В ребёнке формируется воля, способность принимать решения и ответственность за свои поступки. Чтобы не получилось, как в анекдоте: «Мама, я кушать хочу или я замерз?» когда дети полностью зависят от мнения взрослых;
  • Поощрять самостоятельные решения, даже если вам они кажутся абсурдными. Чтобы ребёнок увидел последствия этого решения и сам сделал выводы, чтобы он учился анализировать свои поступки, а не полагался во всём на авторитет взрослых. Дети быстро привыкают к тому, что они ничего не могут, а взрослые все решают за них;
  • Кризис одного года. Ребёнок отделяется от матери и начинает самостоятельно ходить и разговаривать. В это время ребёнок учится осознавать свои границы. Необходимо больше спрашивать его о том, что он хочет. Чтобы он учился выражать свои желания и потребности. Не стремиться удовлетворить его потребности, прежде чем он сам их осознает.

И самое главное – помните, что ваш ребёнок вам не принадлежит и не всегда будет с вами. Вы сопровождаете его в этом большом мире, и когда-нибудь наступит момент, когда он будет жить свою жизнь и принимать свои собственные решения.

Ом!

Больше статей в разделе «Родителям о детях» , и видео «В помощь родителям и детям»

Смотрите, как похищают детей! учите ребенка, как не стать жертвой!

Какую информацию нужно удалить со своих социальных страниц

Нужно удалить фотографии детей, интерьеров дома или дачи, автомобиля и новых покупок, отчеты о проведенном отпуске и все личные контактные данные. Ссылки на детей, родителей, родственников. Место работы и список коллег. Всю геолокацию на фотографиях, связанных с местами, где вы и ваши дети проводите много времени.

Для большинства взрослых соцсети – это такая своеобразная ярмарка тщеславия. Но проблемы, которые можно создать своим желанием похвастаться, могут быть ужасны. Сейчас уже можно говорить о спаде волн популярности соцсетей (и у детей в том числе). Но в целом правило просто: чем меньше личной информации о вас в интернете, тем лучше с любой точки зрения.

Сейчас если зайти на страницы родителей, то можно за пять минут узнать имена всех детей и близких родственников, место работы и имена коллег, места недавних отпусков и марку новой машины, номер школы ребенка (например, перейдя по активной ссылке в разделе семья) и домашний адрес (спасибо геолокации), можно узнать список интересов и даже номера телефонов. Преступник звонит и говорит, например, так: «Маша, здравствуй, я Михаил Анатольевич, начальник твоей мамы. Елена Петровна попросила меня позвонить тебе. Ты не волнуйся, ей на работе стало плохо, аппендицит, ее увезли в больницу. Тёте Ире я уже позвонил, она сказала, что ты дома, и я могу заехать через пару минут, чтобы взять для мамы нужные вещи. На каком этаже квартира? 145? Я звоню, открывай». Не факт, что девятилетняя девочка, например, не растеряется и сообразит перезвонить маме в ту же минуту, а не впустит грабителя или похитителя.

Но это – редкий случай. Если говорить о повседневных проблемах в интернете, то практически каждый ребенок сталкивается с разными формами кибербуллинга. И ошибка родителей, например, в том, что они сейчас впервые читают это слово. Не говоря уж о том, что практически все дети считают бесполезным рассказывать родителям о проблемах в сети. Потому что «или запретят», или «не поймут». Случаи длительной травли, доведения до самоубийства, растления и вовлечения в разного рода сексуальные диалоги, шантаж, оскорбления, – все это где-то совсем рядом, и иногда в соседней комнате. Поэтому первый шаг – это разделить интернет-пространство ребенка с ним, зафрендиться во всех его соцсетях, не запрещать и не отворачиваться от неприятной информации. Быть в курсе, спокойно, по-дружески вникать, изучать, спрашивать, понимать. Это непросто.

Книги о безопасности

Из отечественных книг очень рекомендую всем родителям «Что делать, если» Л.В. Петрановской. Эту книжку можно читать вслух на ночь даже 3-4-леткам. Им действительно интересно слушать, и основная информация укладывается в их головах очень хорошо. Из иностранных книг рекомендую: John Myre «The safety book for kids» и другие его книги. Очень хорошая книга «The Kidpower Book for Caring Adults: Personal Safety, Self-Protection, Confidence, and Advocacy for Young People» Irene Van der Zande.

Я тоже написала книгу. «Стоп Угроза. Дети в безопасности» можно скачать в любом электронном формате на любой из известных «читалок» – литрес, ридеро и других. Не могу назвать ее энциклопедией детской безопасности, но основные важные моменты в воспитании (что, как, когда и для чего) там раскрыты четко и без лишней воды.

В 2017 году я выложу новую книгу о детской безопасности, в которой постараюсь собрать и весь самый ценный наш тренерский опыт, и практические кейсы, и лучшее из самостоятельно переведенных нашей командой иностранных книг (это как раз тот вариант частичного плагиата, который мне кажется вполне морально допустимым).

Вскрываем детские психотравмы: гипноз поможет?

шокирующий эксперимент волонтёров Лизы Алерт

Три часа — время жизни ребенка, если его похитил маньяк. Семь-десять лет — возраст детей, убегающих из дома. Восемьдесят процентов пропавших детей находятся живыми.

Не нужно ждать 72 часа, чтобы подать заявление о пропавшем — это опасный миф. Более девяноста процентов детей, погибших в природной среде, утонули. Это цифры Всероссийского поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».

Фактрум публикует важнейший материал, который следует знать каждому родителю. Прочитайте его сами и поделитесь ссылкой с теми из знакомых, в чьих семьях есть дети, попадающие в группу риска.

Девятнадцать из двадцати детей добровольно уйдут с незнакомым человеком. Такой эксперимент провели волонтеры поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» (далее ЛА, — прим.авт.). У детей есть определенный стереотип, касающийся внешнего вида и поведения похитителей. Что мы, родители, говорим детям: нельзя разговаривать с подозрительными людьми. Подозрительными — это какими?

[media-credit name=»Изображения в статье: © «Лиза Алерт»» link=»http://lizaalert.org/» align=»alignnone» width=»730″][/media-credit]

Похищены «обычными» людьми

«Вы никуда с плохими дядями не уходите — говорят родители. Дети уходят с обычными дядями, и с обычными тетями, которые в детских головах никак не связаны со злом», — рассказывает Ирина Воробьева, координатор «Лиза Алерт», директор фонда развития системы поиска пропавших людей «Метод Центр».

Что нужно обязательно объяснить ребенку — никогда взрослый человек не обратится за помощью к детям. Ни при каких обстоятельствах нормальный взрослый человек не выйдет на детскую площадку и не попросит помочь поймать котенка, снять кино, донести сумки. Ребенок должен твердо это знать и сказать «нет».

«Мы проводили эксперимент во время занятий с детьми на ВВЦ. Мы показывали детям фильм, по договоренности с родителями один из волонтеров выводил ребенка из импровизированного зала якобы по просьбе мамы. Родители предупреждали, чтобы ребенок никуда не уходил, — говорит координатор ЛА. — Взрослые наблюдали со стороны, почти все были уверены, что их ребенок ни при каких обстоятельствах не уйдет с чужим человеком: 19 из 20 детей ушли».

Задача родителей — не допустить, чтобы ребенок уходил с чужими. Видео с камер наблюдения показывает, что дети абсолютно добровольно уходят со своими похитителями.

Ребенок должен реагировать только на тех людей, которых он знает. Это близкий круг вашей семьи: мама, папа, учитель, воспитатель, бабушки, дедушки.

Он должен знать, что если чужой человек вдруг взял за руку, за плечо, за портфель не нужно спрашивать, нужно кричать. Вопросы и фразы займут время. В ЛА говорят, что если ребенок не растерялся, нужно кричать: «Кто вы? Я вас не знаю!».

Это привлечет внимание других взрослых.

Убежал и не вернется

Волонтеры «Лизы Алерт» используют статистику и аналитику США, касающуюся времени, которое есть на спасение похищенного ребенка. Существует определенная формула. Если ребенок похищен с целью сексуального насилия, по аналитике американских служб, у ребенка есть три часа. По мнению ЛА, в России ситуация выглядит так же.

Родители должны реагировать мгновенно. Паниковать нельзя. Если вы поняли, что ребенок не вернулся домой вовремя, потерялся в парке, ушел на тренировку, и уже полчаса его нет — то звонить в полицию и ЛА нужно сразу.

Телефон горячей линии «Лиза Алерт» 8 -800 -700-54-52.

«Родители, это важно! Да, есть психологический барьер „что я буду звонить, а он сейчас придет домой“. Время здесь — время жизни вашего ребенка», — считают в ЛА.

История поиска ЛА: В Москве у нас была девочка-бегунок 14 лет. В какой-то момент полиция отказалась ее искать, так часто она убегала. Девочка жила на улице и погибла в одном из заброшенных зданий. Несчастный случай.

Миф о том, что убежал и сам вернется — только миф. Детям на улице грозит опасность.

История поиска ЛА: звонит женщина, плохо говорит по-русски, пропал ребенок пяти лет. Пропал два дня назад. Она боялась пойти в полицию. Думала, что подать заявление можно только на третий день. Мы до сих пор боремся с мифом о 72 часах. Его нет! Ребенок нашелся в одной из детских больниц.

«Требуйте, чтобы у вас приняли заявление. Его могут принять даже по телефону», — говорит координатор ЛА.

Дети похищаются еще в двух случаях. Один из них: с целью выкупа — тут похитители выходят на связь сами.

Второй случай — похищают люди с психическими заболеваниями. Они забирают ребенка для себя, они хотят, чтобы ребенок стал их ребенком. В этом случае срабатывает давление со стороны. Для этого нужны ориентировки, работа СМИ, оповещение, например, на вокзалах и станциях. Ребенок должен смотреть на похитителя со всех стен. В этом случае ребенка отпускают.

«У нас есть норма Уголовного кодекса, которая предполагает ситуацию, если похититель отпустил ребенка добровольно, то обвинение по статье похищение ему не будет предъявлено, — рассказывает Ирина Воробьева. — Это выглядит чудовищно, но это спасает жизнь детям».

История поиска ЛА: Пермский край. Психически нездоровая женщина похитила мальчика из детского сада. Она просто пришла в группу и забрала ребенка. Мы наклеили тысячи ориентировок. Заклеено было все практически за один день. На следующий день эта женщина отвела мальчика на автобусную остановку и вызвала для него такси. Водитель мальчика узнал и позвонил в полицию.

По статистике ЛА, 90% пропавших детей находятся, из них 80% находятся живыми. Очень большой процент детей возвращается домой самостоятельно: сел телефон, был у друзей, разминулись с родителями.

«В Москве практически не похищают детей. Здесь мы не берем в расчет похищение родителем у родителя. Это не наш случай, — говорит координатор ЛА. — В больших городах это практически не происходит. Москва не замирает на ночь, очень много камер. Самые страшные похищения — за пределами города. В основном это регионы».

История поиска ЛА: В городе Дятьково Брянской области мы искали пятиклассницу Леру У. На весь город несколько камер, но даже одна из них сняла, как девочка подходит к машине. Не было видно, садится ли она в автомобиль, но видно свидетеля. Его мы так и не нашли. За пределами города был найден портфель, на тетрадях было написано имя. По спирали от него нашли тело.

За все годы существования отряда ЛА не было случая, чтобы волонтеры не нашли ребенка из Москвы. Есть ненайденные подростки, маленькие дети найдены все.

Актуальные фотографии, трекеры, яркая одежда

Волонтеры ЛА советуют родителям покупать детям яркую, заметную в толпе одежду, чаще фотографировать детей, приобретать gps-трекеры.

История поиска ЛА: Пропала девочка, у нее была очень приметная яркая шапка. Волонтеры раздали ориентировки на нее сотрудникам одной из станций и ушли. Через какое-то время на эту же станцию вышла девочка, ее узнали по шапке.

По данным волонтеров ЛА, к ним ни разу не обращались родители, дети которых носят трекеры. Трекеры могут быть разной формы, например, в виде часов, браслетов, игрушек, светоотражателей.

Ребенок в беде

Если вы видите ребенка, и вам кажется, что он потерялся, подходите к нему, не притрагивайтесь. Спрашивайте «ты потерялся?», «где твоя мама?». Скорее всего, ребенок вам ответит. Если это торговый центр, позовите охрану.

Они должны объявить по громкой связи о ребенке. В том случае, если родители не пришли, охрана должна вызвать полицию. Вы можете узнать, в какое отделение отвезут ребенка.

«Если вам кажется, что ребенка уводят против его воли, подойдите и спросите у ребенка и взрослого, что происходит. Если это похититель, то, скорее всего, он оставит ребенка. Ему не нужен лишний интерес с вашей стороны. Вы обратили внимание, значит, вы запомнили его», — говорит координатор ЛА.

История поиска ЛА: Набережные Челны. Пропала восьмилетняя Василиса Г. Девочку похитил маньяк, пока он увозил Василису, его машина застряла. Вытаскивать автомобиль помогал тракторист. Он спросил, что за ребенок закрыт в машине. У девочки на лице был след от побоев, и она плакала. Похититель ответил, что дочь подралась в школе и плачет. Тракторист не сопоставил, что человек, который представляется папой девочки — темноволосый, смуглый, а Василиса блондинка. Мужчина вытащил машину и отпустил их. Благодаря его показаниям удалось найти преступника. Василиса погибла.

Пропавших и не найденных детей ищут постоянно, заканчивается только активная стадия работы. Есть даты, которые «Лиза Алерт» объявляют днем какого-либо пропавшего ребенка. Ближайшая дата — 5 декабря. Всероссийская акция «День Матвея».

Иванов Матвей был похищен из детского отделения «Дедовской городской больницы» 17 июня 2014 года. Не найден.

«Общество изменилось. Пропавший ребенок появляется в новостях. Чем больше мы с вами будем прикладывать усилий, чем меньше будет «не» перед глаголами, и больше попыток пройти, сделать, добиться, тем больше детей, да и взрослых вернется домой. Вот ты поставь себе задачу не отступать. Ведь за тобой, тем, что ты делаешь — жизнь! И я поставлю, и вместе мы сделаем из безнадеги — «Найден. Жив». — говорит Григорий Сергеев, руководитель отряда «Лиза Алерт».

Поиск никогда не заканчивается.

Как крадут детей. Смотреть всем родителям обязательно!

Экология жизни: Каждые полчаса в России пропадает без вести ребенок. 25 советов, как уберечь ребёнка от трагедии. Следуя им, родители, бабушки/дедушки, учителя смогут научить детей остерегаться потенциально опасных ситуаций и действовать в интересах собственной безопасности

Как крадут детей. Смотреть всем родителям обязательно!

Уделите 25 минут на 25 советов, как уберечь ребёнка от трагедии. Следуя им, родители, бабушки/дедушки, учителя смогут научить детей остерегаться потенциально опасных ситуаций и действовать в интересах собственной безопасности.

1 Помните, во что он одет и в каком настроении уходит из дома. Фотографируйте ребёнка каждые 6 месяцев и всегда имейте при себе его последнее фото.

2 Убедитесь что ребёнок знает своё и Ваше полное имя, адрес и номер домашнего телефона. Помогите ему запомнить как найти Вас на работе или по мобильному телефону.

3 Научите ребёнка в каких случаях нужно позвонить в полицию и что сказать ответившему дежурному. Оставляя ребёнка одного дома, будьте уверены, что ребёнок знает, кому он может позвонить, если ему вдруг станет страшно или что-то непонятно.

4 Ребёнок не должен ни открывать дверь, ни разговаривать с кем бы то ни было через неё в Ваше отсутствие. Научите ребёнка, что отвечать на телефонные звонки незнакомых ему людей.

5 Не стесняйтесь спрашивать рекомендации. Приняв на работу няню, вернитесь неожиданно раньше домой и убедитесь, что всё в порядке, прислушивайтесь к рассказам ребёнка о проведённом с няней дне.

6 чем больше Вы о нём знаете, тем безопаснее им пользоваться Вашему ребёнку. Риск, связанный с Интернетом это, прежде всего, наивность ребёнка и доступность персональной информации.

7 Контролируйте сколько времени он проводит у монитора и какие сайты посещает.

8 Научите и напоминайте пользоваться персональными настройками, знайте ник своего ребёнка и проследите, чтобы ник не выдавал личные детали вашей семьи.

9 Объясните ребёнку, что в Интернете нельзя размещать личную информацию о себе и семье или публиковать непубличные фотографии — свои, членов семьи, друзей.

10 Знайте, где ещё ребёнок может иметь доступ в Интернет — те места, которые он регулярно посещает — школа, кружок, друзья, интернет-кафе.

11 Убедите ребёнка делиться с Вами любыми ситуациями с которыми он сталкивается и которые его пугают, смущают или просто неприятны. Чувствуйте своего ребёнка, будьте терпеливы, научитесь его слышать.

12 Обращайте внимание на ориентиры и безопасные места, куда ребёнок может обратиться в случае, если ему нужна будет помощь. Если ребёнок пользуется общественным транспортом, продумайте план альтернативных маршрутов на случай внезапных ситуаций (сломался автобус).

13 По возможности, приглашать с собой друга и всегда держаться группы людей идя куда-либо или ожидая транспорта на остановке.

14 Познакомьтесь с друзьями ребёнка и их родителями. Знайте руководителей кружков и секций, которые посещает ребёнок. Запишите и храните актуальными их контакты.

15 Предупредите ребёнка никогда не соглашаться ни на какие предложения от кого бы то ни было, не сообщив и не получив разрешения от Вас. Нельзя подходить близко к незнакомой машине вне зaвисимости от того, кто в ней.

16- на всё, что его пугает или смущает. Никогда не заставляйте ребёнка поцеловать или обнять взрослого, если он этого не хочет.

17 Установите строгое правило о том, что ребёнок не должен, ни при каких обстоятельствах, уходить с кем бы то ни было, не сказав об этом взрослому. Проверяйте местонахождениe ребёнка по мобильному телефону.

18 Убедитесь, что ребёнок сможет попросить о помощи, разыгрывая ситуации, когда она ему может понадобиться. «Что если ты упадёшь с велосипеда? К кому и как ты обратишься?» Практикуйте это до тех пор, пока Вы не будете уверены в том, что ребёнок понимает и не стесняется этой ситуации.

19 Покажите ребёнку к кому безопаснее всего обращаться за помощью — полицейский, работник торгового центра, офиса, сотрудники с именным бейджем или прохожие с маленькими детьми.

20 Hа детских площадках, в машине, около магазина и даже во дворе собственного дома не оставляйте ребёнка без присмотра, даже на пять минут. Не просите присмотреть за ним незнакомых людей.

21 находясь в многолюдных местах и парках, на случай если вы потеряетесь. Будьте уверены, что ребёнок знает и сможет, как минимум, назвать это место, обратившись к кому-нибудь за помощью. Не выпускайте ребёнка из виду, держите за руку, никогда не уходите вперёд даже на несколько шагов.

22 Убедите ребёнка рассказывать всё, что его тревожит и кажется непонятным. «Опасные» взрослые обращают внимание на неуверенных в себе, подавленных и одиноких детей. Никогда, даже в порыве самого гневного гнева, не указывайте ребёнку на дверь.

23 Объясните ребёнку потенциально опасные ситуации, когда ему можно быть непослушным. Он не должен делать то, что ему не нравится, находясь в обществе взрослых или старших по возрасту детей, включая родственников и знакомых.

24 Объясните ребёнку, что необходимо кричать, кусаться и вырываться если чужой человек принуждает его к чему-либо или проявляет насилие в любой форме.

25 Каждый раз, провожая ребёнка, Вы должны знать КУДА он идёт, КТО его сопровождает или с кем он должен встретиться и КОГДА он должен вернуться.опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

австралийцев вместе | Украденные поколения

Между 1910 и 1970-ми годами * многие дети из числа исконных народов были насильно изгнаны из своих семей в результате различной политики правительства. Поколения детей, лишенных этой политики, стали известны как украденные поколения. Политика удаления детей оставила в наследство травмы и потери, которые продолжают сказываться на общинах, семьях и отдельных лицах коренных народов сегодня.

Что произошло и почему?

Насильственное изъятие детей аборигенов и жителей островов Торресова пролива из их семей было частью политики ассимиляции, которая основывалась на ошибочном предположении, что жизнь аборигенов и жителей островов Торресова пролива улучшится, если они станут частью белого общества. ,В нем предлагалось позволить аборигенам и жителям островов Торресова пролива «вымереть» в результате естественного уничтожения или, где это возможно, ассимилироваться с белым сообществом. [1]

Политика была направлена ​​на ассимиляцию детей, поскольку они считались более приспособленными к белому обществу, чем взрослые. Дети аборигенов и жителей островов Торресова пролива, а также белые родители были особенно уязвимы для удаления, поскольку власти считали, что детям будет легче ассимилироваться в белое сообщество из-за более светлого цвета кожи. [2]

Детей, отобранных от родителей, учили отвергать свое коренное наследие и заставляли принимать белую культуру. Их имена часто менялись, и многим было запрещено говорить на традиционных языках. Некоторые дети были усыновлены белыми семьями, а многие были помещены в учреждения, где жестокое обращение и пренебрежение были обычным явлением. [3] Люди из числа первых наций, которые были выселены, получили пожизненную травму, и к ним никогда не относились как к другим австралийцам.

Воздействие

Украденные поколения оказали разрушительное воздействие на людей, которые были насильно выселены в детстве, их родителей и семьи, а также их потомков.

Все три из этих групп подвержены высокому уровню депрессии, тревожности, посттравматического стресса и самоубийств, а также плохому здоровью и социально-экономическим последствиям. [4] Выжившие представители украденных поколений, их семьи и потомки оказались в более неблагоприятном положении, чем некоренные австралийцы и другие представители коренных народов, которые не были выселены. [5]

Для людей, которых забрали в детстве:

  • Многие подверглись психологическому, физическому и сексуальному насилию, проживая под опекой государства и / или в приемных семьях, что привело к травмам на всю жизнь.
  • Попытки заставить украденных детей отвергнуть свою культуру часто вызывают чувство стыда за принадлежность к коренному наследию. Это привело к отрыву от культуры и неспособности передать культуру своим детям.
  • Многим детям ошибочно сказали, что их родители жестоко обращались с ними, что они умерли или бросили их.Многие никогда не знали, откуда они были взяты или кто их биологические семьи.
  • Условия жизни в учреждениях строго контролировались, дети часто подвергались суровому наказанию, были холодными и голодными и получали минимальную привязанность, если вообще получали.
  • Дети, как правило, получили очень низкий уровень образования, поскольку от них требовалось работать физическим трудом и домашней прислугой. Это имело экономические последствия на всю жизнь и означает, что многие из тех, кто сейчас является родителями, не могут помочь своим детям в учебе и учебе.

Для родителей и членов семей детей, которых забрали:

  • Многие родители так и не оправились от горя, когда их забрали.
  • Некоторые родители не могли жить без детей, другие обратились к алкоголю как к механизму выживания.
  • Многие братья и сестры разлучены. Многие люди из числа коренных народов все еще ищут своих родителей, братьев и сестер.

Для потомков представителей украденных поколений:

  • Удаление нескольких поколений детей серьезно нарушило передачу культур коренных народов, и, как следствие, многие культурные знания были утеряны или оставались бездействующими.
  • Людей, которых забрали в детстве, часто лишали возможности жить в здоровой семейной ситуации и лишали возможности обучаться родительским навыкам. В некоторых случаях это привело к тому, что целые поколения детей выросли на государственной опеке. [6] Некоторые люди и организации называют это «новым украденным поколением». [7]
  • Многие до сих пор переживают травму, передаваемую из поколения в поколение, когда последствия травмы передаются следующему поколению.
,

Украденных детей

Хотя я знаю, что это был 1946 год, я не могу вспомнить дату, когда я встретил первых двух украденных детей в послевоенной Германии. Сложнее всего датировать события своей жизни. Мы вспоминаем внешний вид домов, комнат, пейзажи, цвета, мы помним лица, голоса, движения, температуру и чувства, но чаще всего невозможно поставить день, месяц, иногда даже год, чтобы эти воспоминания.

Тем не менее, я почти уверен, что это было незадолго до весны того первого послевоенного года — возможно, уже в марте, а может быть, еще в феврале, когда я нашел «Иоганна» и «Мари», как я буду их называть.Поскольку, когда я пишу, я ясно помню, что поля почти не окрашивались, и что вечером я ехал на ферму, большое крестьянское хозяйство в южной Баварии, было холодно и влажно. Некоторые венгерские беженцы, которые были бывшими рабами нацистов и благосклонно относились ко мне как к бывшему товарищу-венгру, рассказали мне, что у этих крестьян, ранее состоявших на хорошем счету у нацистской партии, было двое маленьких детей, которые, казалось из ниоткуда в детстве чуть более трех лет назад, ближе к концу 1942 года.

Мне было 23 года, я работал сотрудником службы защиты детей в UNRRA (Управление Организации Объединенных Наций по оказанию помощи и реабилитации) и носил униформу UNRRA цвета хаки. Хотя мы работали под эгидой — и теоретически в сотрудничестве с — военным правительством в нашем районе (в моем случае — это американская зона Германии), справедливо будет сказать, что из всего персонала союзников мы были самыми недолюбленными. немцы и военное правительство тоже не пользовалось особой популярностью. Ибо нашей главной задачей была забота о перемещенных лицах, большинство из которых были бывшими нацистскими рабами, которых многие немцы презирали, а США не любили больше.С. военные чиновники. К этому времени, через 10 месяцев после окончания войны, эти оккупационные власти, как правило, были не людьми, участвовавшими в войне, а администраторами, которые видели свою роль в том, чтобы уживаться с аккуратными и уважительными немцами, и которые в значительной степени возмущались чрезвычайной властью, которую моральные принципы UNRRA положение, предоставленное нам.

В конце войны UNRRA столкнулось с более чем пятью миллионами рабов как за пределами, так и внутри концентрационных и трудовых лагерей.Подобно косовским беженцам в нынешнем конфликте на Балканах, большинство из них хотели вернуться домой любыми доступными средствами, и почти четыре миллиона человек быстро пошли пешком или были быстро репатриированы на Запад и Восток. То, что осталось к осени 1945 года — когда Советы расширили свое политическое господство по всей Восточной Европе — было очень нестабильной массой примерно в один миллион жителей Восточной Европы.

Большинство из них были набожными католиками, которые, подвергаясь политическому давлению слева и справа и раздираемые противоречивыми страхами и лояльностью, не знали, идти ли им домой или эмигрировать.

Эти люди составили основу нашей ответственности. Офицеры ЮНРРА должны были собрать их в группы домов или бараков, которые они сами охраняли от вторжения коммунистических офицеров связи из Советского Союза, и предоставить им и их детям консультации, медицинскую помощь, возможности для получения образования и все, что нужно материально. необходимо для достойной жизни.

А еще пропали дети.С начала 1946 года наши сотрудники по расследованию (или розыску) детей имели право на въезд в любое немецкое учреждение или дом, где, по нашему мнению, проживал «несопровождаемый» ребенок.

Хотя это было 53 года назад и ферма имела традиционный баварский дизайн, я могу узнать по сей день длинное, одноэтажное, выкрашенное в белый цвет здание с небольшими окнами без занавесок. Подойдя к дому, я услышал топот и жевание скота в большой деревянной конюшне, примыкающей к дому.Никто не ответил на мой стук, и когда я открыл незапертую дверь и очутился в темном подъезде, я почувствовал слабый кислотный животный запах, который всегда присутствовал в домах европейских крестьян.

Только два окна, которые я видел снаружи, пропускали свет, тусклый, как свет в немецких домах в первый год после войны. Постучав еще раз, я открыл межкомнатную дверь и переступил порог на кухню. Внутри находились — как я и ожидал, потому что тем утром я изучил записи о местности в мэрии, шесть человек: фермер и его жена, шатенка,

, 46 и 45 лет; его родители, которым за шестьдесят, но выглядят намного старше; хаски мальчик с веселыми голубыми глазами и светлыми волосами в короткой круглой домашней стрижке; и такая же голубоглазая, стройная и несколько меньшего роста девушка с такими же светлыми, но длинными, плотно заплетенными волосами, которая выглядела моложе мальчика.Как ни странно, я помню, как был удивлен, когда она мне улыбнулась. Эти двое детей, как мне сообщили в регистрационных документах, родились в 1940 году

года рождения.

Дети воруют у родителей: что делать

Был ли пойман ваш ребенок на воровстве у вас или у кого-то еще? Вы заметили, что он использует вашу кредитную карту для онлайн-игр, берет деньги из вашего кошелька, не спрашивая, или даже забирает дорогие вещи из вашего дома?

Гнев, разочарование и недоверие, которые вы чувствуете, могут разрушить ваши отношения. У тренера по программе «Расширение возможностей родителей» Кэрол Бэнкс есть несколько советов.

Воровство связано не с вами и вашими родителями, а с вашим ребенком и неподходящими способами, которые он выбирает для решения своих проблем в данный момент.

Если вашего ребенка поймали на воровстве, вы, возможно, задались вопросом: «Почему мой ребенок сделал это после всего, чему мы его научили?» Многие родители сомневаются в своих способностях и задаются вопросом, где они ошиблись со своим ребенком, когда речь идет о воровстве.

И хотя родители разочаровываются и расстраиваются, когда их ребенок ворует, я твердо верю, что в большинстве случаев это поведение можно изменить.

Дети младшего возраста: успокойтесь

Есть большая разница между детьми до 6 лет, которые что-то берут, и детьми постарше, которые воруют.На самом деле маленькие дети еще не понимают, что правильно, а что нет. Их мозг недостаточно развит, чтобы думать вне себя и о других.

Если ваш младший ребенок что-то берет, сосредоточьтесь на том, чтобы научить его навыкам делиться. Научите его просить то, что он хотел бы иметь. И научите его по очереди.

Когда ваш ребенок подрастет, вам нужно научить его говорить: «Мне очень жаль, я не должен был брать это, не спросив». Но вы не хотите, чтобы он чувствовал себя плохим человеком.И не называйте это воровством. Вместо этого дайте понять, что брать что-то, не спросив, — это неправильно.

Дети старшего возраста: убедитесь, что преступление не окупается

Если вашему ребенку девять лет и он принимает что-то от вас или других, вам следует отнестись к этой проблеме более серьезно. Как говорит Джеймс Леман: «Поймите, что ваш ребенок использует ошибочное мышление как способ решения своей проблемы».

«Проблема» может заключаться в том, что ваш десятилетний ребенок хочет новую видеоигру, но у него нет денег.Он «решает» это, забирая деньги из вашего кошелька, не спрашивая. Вероятно, он думает: «Мне нужны эти деньги. Мама даже не заметит.

Когда вы поймаете своего ребенка на этом ошибочном мышлении, вы можете сказать:

«То, что вы чего-то хотите, не означает, что можно взять это, не спрашивая».

А потом спросите:

«Что делать в следующий раз?»

Важно, чтобы вы не позволяли ребенку оставлять то, что он взял.Он не должен никогда получать какую-либо выгоду от взятия чего-то у кого-то другого. Вы никогда не захотите расплачиваться за воровство.

Исправить ошибку

Многие родители называют родительский коучинг, когда их дети что-то берут в магазине. Они опасаются, что их ребенок будет привлечен к ответственности, если он заберет украденную вещь. Они решают дать ребенку наказание, например, запретить телевизор, но разрешают ребенку оставить украденный предмет себе.

Лучше всего попросить ребенка вернуть товар в магазин.Я понимаю, что это может быть непростое решение в зависимости от возраста вашего ребенка и места проживания. Это должен быть выбор, который вы должны сделать после взвешивания всех возможных результатов.

Если вы не хотите, чтобы ваш ребенок забирал его обратно, убедитесь, что он не выйдет из-под контроля. Дайте ему последствия дома — и не позволяйте ему оставлять предмет у себя. В конечном итоге вы хотите, чтобы ваш ребенок узнал, что, когда вы причиняете кому-то вред, даже если это владелец магазина, вы должны возмещать ущерб непосредственно этому человеку. Вот почему лучший урок для вашего ребенка — забрать вещь обратно.

Материалы по теме: Почему мой ребенок ворует и что я могу сделать? Консультации для родителей относительно детей, воровства и краж

Когда ваш ребенок использует вашу кредитную карту

Я разговаривал со многими родителями, дети которых использовали свою кредитную карту для покупок в Интернете. Часто они использовали его для игр. Даже если деньги ушли и их невозможно вернуть, не позволяйте ребенку сорваться с крючка. Он может исправить ситуацию, сделав что-нибудь по дому, чтобы избавиться от этого. Например, он может очистить подвал, гараж или заняться дворовой работой.

Суть в том, что вы хотите попытаться научить своего ребенка исправить человека, которого он обидел. В данном случае это вы. Я также рекомендую вам часто входить в учетную запись кредитной карты, при необходимости ежедневно, чтобы отслеживать активность вашей карты.

Когда ваш ребенок берет большие билеты: причастны ли к нему наркотики?

Если ваш ребенок уносит из дома большие суммы денег или дорогостоящие вещи, я думаю, вам нужно спросить, почему. Если вы думаете, что в этом могут быть наркотики, вероятно, есть и другие признаки, говорящие вам о проблеме, например, изменение настроения или личности.Вы обязательно должны изучить возможность того, что он принимает наркотики, и исключить ее.

Если вы знаете, что у вашего ребенка проблемы, но не смогли избавить его от наркотиков или пройти курс лечения, подумайте о том, чтобы сообщить о его краже в полицию, чтобы привлечь его к системе ювенальной юстиции. Во многих штатах есть суды по делам о наркотиках, где дети не должны отбывать наказание в центрах содержания под стражей для несовершеннолетних, пока они проходят лечение и чистятся. Если вы подозреваете наркотики, сообщение в полицию о повторных краже может стать хорошим решением.

Вот правда: ребенок, которого никогда не заставляют нести ответственность, никогда не научится на своих ошибках. В вашем собственном доме попросите детей возместить ущерб непосредственно вам или пострадавшей стороне. Это помогает понять смысл того, что они на самом деле сделали. Это дает им понять, что их действия причинили кому-то вред.

Когда воровство продолжается

Если ваш ребенок не может перестать воровать, вы должны помочь ему уравнять правила игры, выясняя, что заставляет это происходить снова и снова.Вы также можете обезопасить вещи в своем доме и всегда держать свой кошелек в надежном месте, пока ваш ребенок не научится решать свои проблемы более подходящим образом.

Я хочу подчеркнуть, что даже если вы беспокоитесь о характере своего ребенка, не позволяйте ему думать, что вы считаете его плохим, ужасным человеком. Скорее нужно передать обратное. Ему нужно исправить ситуацию и поступить правильно, потому что это то, что делают хорошие люди. Вы хотите сказать что-то вроде:

«Я знаю, что это сложно, но верю, что вы справитесь.”

Когда вы меняете свое мнение о ребенке как о человеке и начинаете думать, что он «плохой» или что с его характером что-то не так, есть большой потенциал навредить отношениям. Ваш ребенок почувствует, что вы плохо о нем думаете, и может начать терять надежду на его способность когда-либо измениться.

Если ваш ребенок продолжает отнимать у вас что-то, вам нужно будет твердо бороться с его ошибочным мышлением. Его поведением может быть эмоциональная потребность или импульсивность.

Есть также много людей, которые звонят в службу поддержки с приемными детьми, которые воруют у своих семей. Не все приемные дети, конечно, воруют, но иногда детям с травматическим прошлым может быть трудно доверять другим людям удовлетворение своих потребностей, поэтому они берут еду и другие предметы и копят их.

Когда ваш ребенок отрицает воровство

Я часто говорю родителям, что если вы точно знаете, что ваш ребенок что-то украл, действуйте с учетом этого. Просто скажи:

«Я думаю, что вы использовали мою кредитную карту, потому что хотели загрузить несколько песен из iTunes.И я попрошу вас исправить это ».

Если вы не знаете наверняка, а ваш ребенок отрицает воровство, то я не думаю, что вы сможете привлечь его к ответственности. Вы не хотите обвинять своего ребенка в чем-то, чего он не делал, потому что это может иметь неприятные последствия для вас. Он может действовать просто потому, что вы верите, что он на это способен. В принципе, если вы не поймаете ребенка с поличным, я бы не стал его наказывать.

Я понимаю, что родители чувствуют себя обиженными и преданными после того, как их ребенок что-то украл.Но постарайтесь не принимать на свой счет тот факт, что он украл. Воровство касается не вас и вашего воспитания. Скорее, речь идет о вашем ребенке и о неподходящих способах, которые он выбирает для решения своих проблем в данный момент.

,

Дети, украденные государством

Дети, похищенные государством без надобности, вызвавшие крайние страдания в одном из самых тревожных скандалов Великобритании

Кристофер Букер

Опубликовано: | Обновлено:

Вчера Daily Mail сообщила, что количество заявок на попечение детей в Англии выросло до рекордного уровня, впервые превысив 10 000 всего за 12 месяцев.

Только с 2008 года эта цифра увеличилась более чем вдвое, примерно до 225 случаев в неделю, в результате чего общее количество детей, находящихся на попечении в Великобритании в целом, составляет не менее 90 000 человек.

Официальная причина этого резкого роста числа детей, которых социальные работники забрали из семей всего за четыре года, заключается в том, что 2008 год был годом, когда нация была шокирована событиями, приведшими к смерти Бэби П. по имени Питер Коннелли.

Ему было всего 17 месяцев, когда он умер в Северном Лондоне от рук своей матери Трейси и ее жестокого партнера, получив более 50 травм.

Scandal: How many children are needlessly being taken from loving homes? Scandal: How many children are needlessly being taken from loving homes?

Скандал: Сколько детей без нужды забирают из любящих семей в ущерб и им, и их родителям?

История гласит, что социальные работники стали намного более охотно брать детей под опеку, потому что они не хотят видеть повторения скандала, связанного с их неспособностью спасти Малыша Питера, даже несмотря на то, что они и другие официальные лица посетили его дом 60 раз ,

Но в том, как эта версия событий преподносится властями, ответственными за «защиту детей», отсутствует один чрезвычайно важный компонент.

Доказательства накапливаются со всех сторон, чтобы показать, что слишком много детей сейчас лишается родителей совершенно без необходимости, часто по смехотворно неадекватным, даже абсурдным причинам.

Никто не мог возразить, если рост числа разлученных семей произошел просто из-за растущей решимости наших социальных работников вмешиваться в ситуации, которые могут привести к новой трагедии Baby P.

Но факт в том, что сегодня счастливых детей отнимают у любящих родителей по причинам, которые они не могут даже понять, оставляя всех, кого это касается, в состоянии крайних страданий.И это может стать трагедией по-своему, едва ли менее душераздирающей, чем те, в которых ребенок действительно подвергся насилию.

Расследовав множество таких дел за последние три года, я без колебаний могу назвать это одним из самых тревожных скандалов в сегодняшней Великобритании.

Tragic case: Baby P Tragic case: Baby P

Трагический случай: обнаружено, что ребенок П. получил 50 травм, когда умер в возрасте всего 17 месяцев

Metropolitan Police handout image of Tracey Connelly, Baby P Metropolitan Police handout image of Tracey Connelly, Baby P

Трейси Коннелли, мать ребенка П.: Социальные работники упустили много возможностей вмешаться и спасти Питера

Metropolitan Police handout image of Stephen Barker, Miss Connelly Metropolitan Police handout image of Stephen Barker, Miss Connelly

Жестокий Стивен Баркер, партнер мисс Коннелли, был обвинен вместе со своим братом Джейсоном в жестоком обращении и смерти ребенка. P

То, как каждую неделю бессмысленно разрывают на части десятки семей, стало поистине ужасающим.И единственная причина, по которой это само по себе не попадает в заголовки новостей, заключается в том, что наша так называемая система «защиты детей» так безжалостно скрыта от глаз стеной секретности, возведенной вокруг нее нашими семейными судами.

Что больше всего шокирует в нашей системе ухода за детьми, так это то, в какой степени за этой стеной секретности каждая ее часть сошла с рельсов

Социальные работники стали слишком склонны преследовать не настоящие проблемные семьи, такие как Бэби Пи или Виктория Климби — восьмилетняя девочка из Кот-д’Ивуара, которую в 2000 году пытали и убили ее опекуны в Лондоне — но нормальные, респектабельные дома, где детей с радостью воспитывают ответственные родители ,

Причины изъятия этих детей, названные индустрией ухода за детьми, говорят сами за себя.

С 2008 года доля детей, удаленных из-за физического или сексуального насилия, фактически снизилась.

Happy: Social workers take children from respectable homes where children are being happily brought up by responsible parents Happy: Social workers take children from respectable homes where children are being happily brought up by responsible parents

Счастливо: социальные работники забирают детей из респектабельных домов, где дети с удовольствием воспитываются ответственными родителями

Вместо этого социальные работники приводят расплывчатые причины, основанные на мнении, а не на проверяемых доказательствах — они используют такие термины, как « эмоциональное насилие » ‘использование которых выросло на 70 процентов.

Во многих случаях социальным работникам даже не нужно предоставлять доказательства, а только их личное мнение о том, что ребенку может «угрожать эмоциональный вред».

После того, как социальные работники приняли решение, дети и родители попадают в теневую систему, которая, кажется, настроена против них.

Социальные работники нанимают «экспертов», таких как психологи, которые зарабатывают тысячи фунтов за написание отчетов, которые, кажется, подтверждают дело, запланированное для суда.В отчетах могут содержаться туманные утверждения, например, что мать может страдать «пограничным расстройством личности». (Кто из нас не мог выдвинуть против них это обвинение?)

Слишком часто родителям не разрешается оспаривать отчеты в суде — даже несмотря на то, что «эксперты», вместо того, чтобы практиковать в клиниках и принимать пациентов, могут зарабатывают на жизнь написанием таких отчетов и подтверждением того, что социальные работники хотят, чтобы они сказали.

Затем судьям предъявляются обвинения в адрес родителей, основанные не более чем на самых диких слухах.Такие обвинения в других частях нашей правовой системы будут немедленно признаны неприемлемыми. Но из-за секретности системы судов по семейным делам родителям не разрешается даже ставить под сомнение эти утверждения, а СМИ лишены возможности представить их для рассмотрения.

Между тем, бесчисленное количество детей оказываются живущими с незнакомцами в приемных семьях, где все свидетельства показывают — несмотря на множество ярких исключений — они могут рисковать физическим насилием или эмоциональным вредом гораздо более серьезным, чем все, в чем их родители обвиняли.

Единственный контакт, который разрешается между обвиняемыми родителями и их несчастными детьми, — это короткие, строго контролируемые «контактные встречи», проводимые в мрачных «контактных центрах» совета. Даже они могут быть резко прекращены, если проявятся какие-либо признаки привязанности или если сбитый с толку ребенок осмелится попросить своих родителей объяснить, почему все это происходит.

Я бы не поверил, что все это и многое другое могло произойти в Англии, если бы я не слышал снова и снова удивительно похожие истории от десятков родителей и детей — хотя родителям обычно угрожают тюрьмой, если они обсуждают свое дело с кем-либо. извне системы.

Насколько безжалостной и кафкианской стала эта система за этой неприступной стеной секретности, почти невозможно передать никому, кто с ней не знаком.

House of horror: The house in Penshurst Road, Tottenham, where Baby P lived House of horror: The house in Penshurst Road, Tottenham, where Baby P lived

Дом ужаса: Дом на Пенсхерст-роуд, Тоттенхэм, где жил Бэби П.

Это полное издевательство над системой, которая была создана во имя «защиты детей», чтобы как-то обеспечить их жизнь. лучше и счастливее, чем были раньше.

Ничто во вчерашнем отчете Mail не было более шокирующим, чем статистика, показывающая, что происходит с детьми, вышедшими из системы опеки Великобритании.

Пятьдесят процентов всех проституток в этой стране — девушки, находящиеся под опекой, и 80 процентов всех продавцов Big Issue.

Половина всех лиц, содержащихся в учреждениях для молодых правонарушителей, находилась под опекой, и 26 процентов взрослых заключенных имеют такое же образование.

Между тем половина всех девочек, покидающих опеку, становятся матерями-одиночками в течение двух лет, не в последнюю очередь потому, что они хотят, чтобы кто-то любил.

Эта разрушительная статистика продолжается и продолжается — убедительное свидетельство того, насколько ужасно наша «система ухода» подводит тех, кто попадает в ее лапы.Многие из детей, конечно, уже имели ужасный старт в жизни, родившись от родителей-наркоманов, алкоголиков, искренне жестоких или недееспособных родителей.

Трудно спорить, что социальные работники и суды были неправы, убирая этих трагических молодых людей.

Но это делает еще более непонятным то, что среди таких детей, находящихся сегодня на попечении, все больше тысяч, которых никогда не следовало забирать из домов, где о них должным образом заботились.

Это реальная цена, которую мы платим за ту безличную статистику, которую мы видели на первой странице вчерашней «Почты»: количество детей, отбираемых у родителей, впервые выросло до 10 000 в год,

Услышав слишком много их рассказов в пугающе повторяющихся деталях, я должен сказать, что этот скандал — самая шокирующая история, о которой я рассказывал за все мои десятилетия в качестве журналиста.

Пора вытащить его из-за стены секретности и доложить по всему миру.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *