Фрагментированное мышление: Фрагментарность — это способ мышления: примеры

Фрагментарность — это способ мышления: примеры

Фрагментарность в психологии — это одно из свойств представлений, то есть один из способов мысленного воссоздания образов в голове. Когда человек представляет себе какой-либо объект или явление, то ему удается воспроизвести отдельные части, а не весь объект целиком.

Примеры фрагментарности

Допустим, человек когда-то прочел литературное произведение. Он имеет о нем фрагментарное представление, так как некоторые части и стороны произведения не будут представлены, а образ этого произведения будет восприниматься человеком обобщенно.

Фрагментарное мышление

Та же ситуация с визуальными образами лиц близких нам людей. Мы часто запоминаем отдельные черты лица, но как бы мы ни старались — весь портрет целиком нам представить не получается.

И чем большей привлекательностью и значимостью обладал объект ранее, тем более полон будет образ представления.

Чем опасно фрагментарное мышление?

Фрагментарность — это проблема мышления нашего общества. Все чаще в большинстве ситуаций человек мыслит обрывочными образами. Но взаимосвязи между фрагментами моделей отсутствуют, что приводит к неполному или искаженному представлению об объекте в целом.

Фрагментарность — это то, от чего наше сознание забивается посторонним информационным мусором, который не имеет практической ценности в нашей жизни. Когда накапливается много обрывочных конструкций, нам кажется, что мы становимся умнее, но мы не учитываем, что взаимосвязь между ними отсутствует. И именно этих связей нам часто не хватает для полноты картины, для полного анализа ситуации и правдивой информации о мироустройстве. Это мешает нам принимать правильные решения, потому что нам недостаточно информации.

Мыслительная деятельность

Переход к такому типу мышления происходит по причине увеличения образной информации (видео и картинки в Интернете, телевидение и т. д.), когда большая часть воспринимается через яркие сюжеты и образы.

Фрагментарное мышление — ЖеЖ — медиаплатформа МирТесен

КЛИПОВОЕ МЫШЛЕНИЕ — НАШ ВРАГ ИЛИ ДРУГ?

Однажды я пришла в назначенное место раньше назначенного времени, пришлось подождать в вестибюле, полистывая затасканные старые журналы. В одном из них я нашла эту статью, которая дала мне ответы на многие терзающие меня вопросы, например: почему я трачу свое время ни на что, когда можно было бы столько нового написать? Почему я не могу долго работать над одним и тем же текстом, начинаю отвлекаться на ерунду, в итоге теряю нить повествования и интерес к сюжету? Как получается, что день улетает бесцельно, столько часов — куда они деваются? 
Мне удалось выпросить журнальчик и отсканить текст, спешу поделиться откровением с собратьями по разуму. В интернете есть и другие статьи на тему «клипового мышления», я привожу их ниже, почитайте, они только дополнят картину, а может, дадут и другие рекомендации, как уравновесить «клиповое» мышление «линейным». А если вы не сможете осилить даже одну из статей — стоит задуматься, не постигла ли ваш разум та же болезнь?

ХОЧУ ВСЕ ЗНАТЬ!
(с) Дарья Зверяк (журнал «Marie Claire» IX/2010)

«Люди знают все больше о все менее значимых вещах» — на эту тему всегда любили пофилософствовать в нашей редакции. Правда, мы и не подозревали, что затрагиваем одну из самых насущных проблем современности — клиповое мышление. Что представляет собой этот феномен, рассказывает Дарья ЗВЕРЯК.

Приведу пример из личного опыта: я помню наизусть припевы десятков дурацких песен. Начиная от «Я буду лететь безумной вспышкой/ Я буду всегда твоей малышкой» и заканчивая «У нас на районе не звонят, а звонят». Откуда этот мусор в моей голове, сказать сложно. Но в течение дня я так часто слышу подобные мелодии из окон машин и когда переключаю станции на радиоприемнике, что они фундаментально откладываются на подкорке. В то же время я с трудом могу вспомнить, какие фильмы смотрела на прошлой неделе, а если все-таки вспоминаю, то с огромными пробелами в сюжете, и вот уже второй год пытаюсь прочесть «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста. Ведь чтобы осилить эту книгу, нужно очень основательно сосредоточиться. А концентрация внимания на одном объекте в течение длительного времени для меня, как и для большинства из нас, задание не из легких.

Кто впервые ввел в психологический и социологический вокабуляр термин «клиповое (оно же калейдоскопическое и фрагментарное) мышление», сказать трудно. Сведений об этом много, и они противоречивы: впрочем, авторы теории наверняка предвидели свое забвение, когда прогнозировали, какой объем поверхностных знаний обрушится на потомков. Именно излишки информации и спровоцировали появление нового типа сознания — мозаичного, хаотичного, разрозненного. Сталкиваясь ежедневно с огромным информационным потоком и желая при этом оставаться на его поверхности, мы вынуждены целиком и полностью пропускать эти мутные воды сквозь себя. В итоге вся окружающая действительность превращается в клип — попурри отрывочных, никак не связанных между собой и быстро чередующихся образов, понятий, фактов. Мы привыкаем к тому, что эти картинки с бешеной скоростью сменяют друг друга, и впадаем в зависимость от постоянного потребления информации. А если каким-то образом все же удается вырваться из сумасшедшего потока (например, уехав в отпуск без ноутбука и забыв включить услугу роуминга), то испытываем настоящую наркоманскую ломку и чувствуем, что с каждой секундой безнадежно отстаем от этого динамичного мира.
ИНФОШОК
Первопричиной таких изменений общественного сознания стали невероятно ускорившиеся за последний десяток лет темпы обмена информацией. Если раньше для того, чтобы что-то изучить, приходилось идти в библиотеку или как минимум в книжный магазин, то теперь для этого достаточно открыть Google. Вокруг так много «легкодоступных» знаний (в одной Википедии на данный момент — 560 409 статей, и это только на русском!), что начинаешь чувствовать себя глупцом, если не успеваешь их поглощать. Казалось бы, вокруг столько возможностей для развития и обучения, но только вот возможности воспользоваться ими нет! Простой пример: еще в конце XIX века знанием иностранного языка называлось куда более доскональное им владение, чем сейчас. И это несмотря на глобализацию и открытые границы! Наши знания становятся все более поверхностными, потому что мозг чересчур забит ненужными вещами. 
Мы теряем способность к анализу и разучиваемся выстраивать длинные логические цепочки, потребляя информацию, как фаст-фуд.
 Потеря целостности восприятия окружающего мира ведет и к отсутствию четкого видения себя, своей личности и целей. Но в условиях непрекращающейся гонки времени на то, чтобы остановиться и подумать, увы, не остается. «Если хочешь стоять на месте, нужно бежать вдвое быстрее», — говорил кролик из «Алисы в стране чудес». Или не кролик, а сама Алиса. Или не Алиса, а королева. Зачем запоминать, если в любой момент можно перепроверить это в поисковике?
Вот она — самая разрушающая мысль первого десятилетия нулевых. Ученые давно отмечают, что мы используем мозг всего на 5%. А обломовская лень провоцирует еще большее снижение этой отметки. Зная, с каким количеством информации приходится сталкиваться ежедневно, мы автоматически стараемся освободить сознание от лишней нагрузки и не запоминать цитаты, цифры, даты, имена… Ведь чудеса технического прогресса в любой момент могут выполнить за память ее скромную работу. Мы постепенно начинаем использовать все меньше и меньше из ее возможностей, словно пересаживаясь из авто с механической коробкой в машину с автоматом. Дело в том, что для того чтобы по-настоящему и надолго что-то усвоить, нужно в буквальном смысле прожить это: испытать на эмоциональном, тактильном, слуховом уровне. Идя за книгой в магазин, вы заранее продумываете маршрут, выбираете ее, листаете, чувствуете запах новых страниц, расплачиваетесь, ожидаете сдачу — целый набор (пусть и не самых романтичных) воспоминаний будет сопровождать покупку предмета. Полная противоположность процессу — чтение новостей в Интернете. 15 открытых ссылок, мигающее окно «аськи», всплывающие баннеры… Многие люди, приходящие к невропатологу с жалобой на расстройство внимания, сетуют, что вынуждены перечитывать один и тот же текст по два-три раза. Теперь несложно догадаться, почему так происходит, правда?
Помимо памяти, жертвой мозаичного мышления становится и творчество. Бесконечное потребление «вторсырья» делает практически невозможным создание оригинального продукта. Сейчас каждый второй считает себя фотографом, дизайнером, журналистом, писателем без каких бы то ни было оснований. Причем эпатаж и плагиат стали чуть ли не единственными способами самовыразиться в современном искусстве. Мы уже давно привыкли к этому и даже начали относиться со снисхождением: годы бессмысленного «масс-маркетного» творчества приучили нас к тому, что оно неизменно преподносится на блюдечке с голубой каемочкой коммерции. Неудивительно, что выросшие на подобной культуре подростки стали первым поколением в истории, которое ни против чего не бунтует и ни к чему не стремится, — хипстерами. А также ничего, по сути, не производит, барахтаясь на поверхности огромного культурного пласта XX века — здесь вам и битники, и хиппи, и The Beatles, и Набоков: есть чем поживиться.
ЛЮБОВЬ — ЭТО…
Клиповое мышление, присущее в той или иной степени каждому из нас, накладывает отпечаток и на личную жизнь. СМИ, в плену которых — чего скрывать — находятся все, и даже их работники, настолько приближают мир знаменитостей, что сообщение о новом усыновленном ребенке Анжелины Джоли начинает вызывать более сильные переживания, чем события собственной личной жизни. А новости о перманентно меняющихся бойфрендах голливудских звезд, хочешь не хочешь, провоцируют мысли: «Сейчас просто такие времена! Серьезные отношения остались в прошлом!» Мы становимся нетерпеливыми, забывая о том, что в основе любых продолжительных связей лежит тяжелая и кропотливая работа.
Или, в ежесекундно изменяющемся мире, просто не хотим инвестировать свои силы в предприятие, которое отнюдь не гарантирует успеха: куда проще сбежать от сложной ситуации, чем пытаться ее изменить. Особенно когда вокруг столько иллюзорных возможностей, каждую из которых хочется использовать.
А тут еще и скорость коммуникаций, которая никак не играет на руку длительным отношениям. Раньше из-за невозможности мгновенно связаться с человеком оставалось время на то, чтобы подумать, прочувствовать необходимость какого-либо решения, масштаб его последствий. Время подождать, чтобы понять, что на самом деле происходит внутри, прислушаться к своим желаниям. Возможно, именно благодаря этим обстоятельствам, а вовсе не по причине чрезмерно строгой морали или того, что «так было принято», родители многих из нас находятся в браке по 20-30 лет. Создается впечатление, что клиповое мышление напрочь лишает способности ждать и думать. И это действительно так, но только в случае, если никак не противиться его экспансии.
В продвинутой Америке уже существуют специальные тренинги по борьбе с фрагментарным сознанием. На них учат примерно тому же, чему и на наших философских факультетах: рассуждать, устанавливать причинно-следственные связи, аргументировать свои идеи. Но там в этом куда большая потребность: самый популярный диагноз, который американские медики ставят, начиная с трехлетнего возраста, — синдром дефицита внимания и гиперактивности. Который, в общем-то, и вызывает, и усугубляет переизбыток информации. Однако украинцы (пусть и не более здоровая душевно нация, но уж точно более крепкая) пока способны справляться с влиянием клипового мышления самостоятельно. Стоит лишь найти мотивацию. Мы же сидим на диетах и тщательно следим за питанием, чтобы поддерживать себя в форме. Так почему бы не устраивать иногда подобный детокс и собственному сознанию? 

1. Читайте художественную и философскую литературу
Фрагментарное мышление вынуждает нас рассеивать внимание на массу внешних раздражителей одновременно. Таковы законы клиповой действительности, которым мы во многом вынуждены следовать, даже этот текст разбит на короткие блоки для более легкого восприятия. Однако потребление исключительно той продукции, которая сделана по «клиповым» стандартам, вредит нашим интеллектуальным способностям. И чтение в этом случае — самое мощное оружие на страже высокого IQ.

2. Занимайтесь расслабляющим спортом
Постоянное пребывание внутри информационного торнадо грозит хроническим стрессом, особенно если учесть, что большая доля новостей из этого потока являются негативными. Чтобы провести необходимую «чистку» сознания, запишитесь на классы йоги, пилатеса или начните ходить в бассейн. Интенсивная физическая нагрузка не даст такого эффекта расслабления, как эти размеренные виды спорта.
3. Анализируйте
Лучший способ усвоить и запомнить прочитанное — это законспектировать тезисы от руки. Вспомните: еще в школах нам советовали вести дневник чтения или цитатник. Возобновив эту практику, вы ощутите, что вносите порядок в свою жизнь: для того чтобы вернуться к тому, что вас заинтересовало, будет достаточно открыть блокнот.
4. Дискутируйте
Разучившись основательно мыслить, мы все чаще апеллируем в разговорах к доводам, почерпнутым из разнообразных СМИ, чем к своим рассуждениям. Не стесняйтесь спорить с окружающими: именно в процессе обмена разными точками зрения и формируется свое собственное законченное мнение.

источник: http://www.diary.ru/~Rinako/p156261539.htm?oam

статьи по теме:

 

 

Опасность клипового мышления и как изменить реальность

Бездумные клики по ссылкам в Сети, мельтешение несвязанных между собой новостных сюжетов и рекламных роликов, обрывистые тексты в СМИ делают наше сознание обрывистым и фрагментарным. Сегодня выпускаются целые серии книг, написанных в стиле общения в чате, и снимаются фильмы, построенные по законам клипа. Почему опасно клиповое мышление и как с ним бороться.

Что такое клиповое мышление

Термин «клиповое мышление» появился в середине 1990-х годов и первоначально означал особенность человека воспринимать мир через короткие яркие образы и послания теленовостей или видеоклипов. Слово «clip» переводится с английского как фрагмент текста, вырезка из газеты, отрывок из видео или фильма. Видеоряд большинства музыкальных клипов состоит из цепочки слабо связанных по смыслу кадров. При клиповом мышлении жизнь напоминает видеоклип: человек воспринимает мир не целостно, а как последовательность почти не связанных между собой событий.

Современные сериалы, фильмы и мультфильмы создаются для клипового потребителя. Сцены в них идут маленькими блоками, часто сменяя друг друга без логической связи. Пресса наполняется короткими текстами, в которых авторы лишь очерчивают контуры проблем. Телевидение преподносит новости, которые между собой не связаны, потом рекламу, ролики которой тоже никак друг к другу не относятся. В результате человек, не осмыслив одну тему, переходит к потреблению другой.

Мир обладателя клипового мышления превращается в калейдоскоп разрозненных фактов и осколков информации. Человек привыкает к постоянной смене сообщений и требует новых. Усиливается желание искать цепляющие заголовки и вирусные ролики, слушать новую музыку, «чатиться», редактировать фотографии и так далее.

Профессор, доктор психологических наук, старший научный сотрудник отдела организации научно-исследовательской работы ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России» Рада Грановская говорит об этом следующее:

— Сегодня часто говорят о том, что современное поколение детей и молодежи очень сильно отличается от предыдущих. В чем, на ваш взгляд, заключается это отличие?

— Оно связано с тем, что молодые люди сегодня по-другому воспринимают новый материал: очень быстро и в другом объеме. Например, учителя и родители стонут и плачут, что дети и современная молодежь не читают книг.

Это действительно так. Многие из них не видят надобности в книгах. Они вынуждены приспосабливаться к новому типу восприятия и темпу жизни. Считается, что за последний век скорость изменений вокруг человека увеличилась в 50 раз. Вполне естественно, что возникают и другие способы переработки информации. Тем более, что они поддерживаются с помощью телевизора, компьютера, интернета.

Дети, выросшие в эпоху высоких технологий, по-другому смотрят на мир. Их восприятие — не последовательное и не текстовое. Они видят картинку в целом и воспринимают информацию по принципу клипа.

Для современной молодежи свойственно клиповое мышление. Люди же моего поколения, которые учились на книгах, с трудом представляют себе, как такое вообще возможно.

— Вы не могли бы привести какой-нибудь пример?

— Например, проводили такой эксперимент. Ребенок играет в компьютерную игру. Периодически ему дается инструкция на следующий шаг, где-то на три страницы текста. Рядом сидит взрослый, который, в принципе, быстро читает. Но он успевает прочитать только полстраницы, а ребенок уже обработал всю информацию и сделал следующий ход.

— И чем это объясняется?

— Когда у детей в ходе эксперимента спрашивали, как они так быстро читают, то они отвечали, что не читали весь материал. Они искали ключевые моменты, которые давали им знать, как поступить. Чтобы представить, как работает такой принцип, могу привести еще один пример. Представьте, что вам поручили в большом сундуке на чердаке найти старые галоши. Вы быстренько все выкидываете, добираетесь до галош и спускаетесь с ними. А тут какой-то дурак подходит к вам и просит перечислить все, что вы выкинули, да еще сказать, в каком порядке оно там лежало Но в вашу задачу это не входило.

Были еще эксперименты. Детям показывали картинку на определенное количество миллисекунд. И они описывали ее так: кто-то поднял что-то на кого-то. На картинке была лисица, которая стояла на задних лапах, а в передней держала сачок и замахивалась на бабочку. Вопрос в том, нужны ли были детям эти подробности, или для задачи, которую они решали, было достаточно, что «кто-то поднял что-то на кого-то». Сейчас темп поступления информации такой, что для многих задач детали не нужны. Нужен только общий рисунок.

На клиповое мышление во многом работает и школа. Детей заставляют читать книги. Но на самом деле школа построена так, что учебники не являются книгами. Ученики читают один кусочек, потом через неделю — другой, а в это время еще по кусочку из других десяти учебников. Таким образом, провозглашая чтение линейное, школа ориентируется на совсем другой принцип. Не нужно читать весь учебник подряд. Один урок, потом десять других, потом снова этот — и так далее. В итоге возникают противоречия между тем, что требует школа и что она реально предлагает.

— А о какой возрастной границе в данном случае идет речь?

— В первую очередь, такой тип мышления свойственен молодежи где-то до 20 лет. Поколение, представителям которого сейчас 20–35 лет, можно сказать, находится на стыке.

— Неужели всем современным детям и молодежи свойственно клиповое мышление?

— Большинству. Но, конечно, сохраняется определенное количество детей с последовательным типом мышления, которым нужен монотонный и последовательный объем информации, чтобы прийти к какому-то заключению.

— А от чего зависит, какой у ребенка будет развиваться тип мышления, последовательный или клиповый?

— Это зависит во многом от темперамента. Флегматики, скорее, склонны к восприятию больших объемов информации. Это также зависит от среды, от задач, которые она предлагает, от того, в каком темпе они поступают. Неслучайно людей старого типа психологи называют людьми книги, а нового — людьми экрана.

— И что для них характерно?

— Очень большая скорость включения. Они обладают возможностью одновременно читать, посылать смс, звонить кому-то — в общем, делать многие вещи параллельно. И ситуация в мире такова, что таких людей требуется все больше. Потому что сегодня замедленная реакция при любой квалификации не есть качество положительное. Только некоторым специалистам и в исключительных ситуациях необходима работа с большим объемом информации.

Ещё немецкий промышленник Крупп писал, что если бы перед ним стояла задача разорить конкурентов, он бы просто предоставил им самых высококвалифицированных специалистов. Потому что они не начинают работать, пока не получают и не обработают 100% информации. А к тому времени, когда они ее получают, решение, которое от них требуется, становится уже не актуальным.

Быстрая реакция, пусть и не достаточно точная, в большинстве случаев сейчас важнее. Все ускорилось. Изменилась система технического производства. Еще 50-60 лет назад машина состояла, скажем, из 500 деталей. И нужен был очень хороший, квалифицированный специалист, который нашел бы конкретную деталь и быстро заменил. Теперь технику преимущественно делают из блоков. Если есть поломка в каком-то блоке, его целиком вынимают, а потом быстро вставляют другой. Такой квалификации, как раньше, для этого уже не нужно. И эта идея быстроты сегодня проникает повсюду. Сейчас главный показатель — скорость.

— Получается, что сегодня люди учатся быстрее реагировать на поставленные перед ними задачи. А есть ли здесь обратная сторона медали?

— Происходит снижение квалификации. Люди с клиповым мышлением не могут проводить глубокий логический анализ и не могут решать достаточно сложные задачи.

И здесь я бы хотела обратить внимание на то, что сейчас происходит интересное расслоение. Очень небольшой процент состоятельных и профессионально продвинутых людей обучают своих детей преимущественно без компьютера, требуют, чтобы они занимались классической музыкой и подходящими видами спорта. То есть, по сути, дают им образование по старому принципу, который способствует формированию последовательного, а не клипового мышления. Яркий пример — основатель компании Apple Стив Джоббс всегда ограничивал количество современных устройств, которые дети используют дома.

— Но ведь очень многое зависит и от среды, в которой воспитываются дети. Могут ли родители как-то повлиять на то, чтобы при всей нынешней вовлеченности в мир современных устройств у ребенка развивалось не только клиповое мышление, но и традиционное, последовательное?

— Конечно, могут. Надо, в первую очередь, стараться расширить их круг общения. Именно живое общение дает нечто невосполнимое.

— В начале беседы вы упомянули о том, что книги читают все меньше. На ваш взгляд, означает ли это, что век массовой книги подходит к концу?

— К сожалению, во многом это так. В одной из американских статей я недавно прочитала совет для преподавателей вузов: «не рекомендуйте своим слушателям книги, а рекомендуйте главу из книги, а лучше параграф». Гораздо меньше шансов, что книгу возьмут в руки, если ее порекомендуют прочесть целиком. Продавцы в магазинах обращают внимание, что книги толще трехсот страниц редко покупают и даже рассматривают. И вопрос не в цене. Дело в том, что люди внутри себя перераспределили время на разные виды занятий. Они лучше посидят в социальных сетях, чем будут читать книжку. Это им интересней. Люди уходят в другие виды развлечений.

— Насколько я понимаю, клиповое мышление – это неизбежное следствие развития современного общества, и повернуть этот процесс вспять невозможно?

— Правильно, это направление цивилизации. Но, тем не менее, надо понимать, к чему это ведет. Те, кто пошел по линии клипового мышления, элитой уже никогда не станут. Идет расслоение общества, очень глубокое. Так что те, кто позволяет своим детям часами сидеть за компьютером, готовят для них не самое лучшее будущее.

Как бороться с минусами клипового мышления?

В некоторых странах проводятся специальные тренинги по борьбе с клиповым мышлением. На них учат концентрировать внимание и анализировать информацию. А в Соединённых Штатах рассеянное внимание у школьников лечат медикаментозно. Многие источники предлагают следующие способы борьбы с отрицательными сторонами клипового мышления:

Метод парадоксов

Михаил Казиник, профессор и педагог с мировым именем, в своей практике использовал «метод парадоксов», который развивает аналитические способности и критическое мышление. Парадокс значит противоречие. Исследования показали, что дети с пассивным сознанием принимают утверждения учителя на веру. Но когда учитель озвучивает два взаимоисключающих утверждения, как правило, ученики задумываются.

Например: Моцарт — гениальный культовый композитор, который, написал несчётное множество музыкальных произведений, умирает в нищете. Бетховен сочинял грандиозные симфонии, но при этом был глухим. Шопену поставили диагноз туберкулёз и предрекли, что проживёт он не больше двух лет, но композитор продолжил давать концерты и писать музыку и прожил двадцать лет! Как это объяснить? Поиск парадоксов и противоречий — удобное упражнение, которое искореняет потребительское отношение к информации и учит размышлять.

Чтение художественной и философской литературы

В своей статье «Google делает нас глупее?» американский писатель и публицист Николас Карр признался, что после прочтения им двух-трёх страниц текста внимание его рассеивается и появляется желание найти себе другое занятие. Таковы «издержки» клипового мышления, и для борьбы с ними специалисты советуют читать классиков. Их произведения тренируют умение анализировать. В отличие от телевидения, где восприятием зрителя управляют, при чтении художественной литературы человек создаёт образы самостоятельно.

Некоторые преподаватели заставляют своих студентов читать современных философов — Лиотара, Бодрийяра, Барта, Фуко, Бахтина, Лосева. Считается, что через философские труды можно научиться строить цепочку от общего к частному. Правда, для неподготовленного обладателя клипового мышления читать философов на порядок сложнее, чем классиков.

Для выработки усидчивости новичкам рекомендуется ставить на время чтения будильник. Сначала можно прерываться от книги каждые 10 минут, потом 20, 30 и так далее. В паузах полезно пересказывать прочитанные отрывки и анализировать поступки героев, а ещё лучше — тезисно конспектировать прочитанное. Результат — аналитический ум и порядок в голове.

Дискуссии и поиск альтернативной точки зрения

Чтобы глубоко и последовательно мыслить, нужно анализировать и понимать позиции людей с противоположными взглядами. Видеть только единственную точку зрения — всегда опасно.

В любом вопросе нужно искать противоположный взгляд. Обсуждение и участие в дискуссионных клубах и круглых столах делает человека трезвомыслящим. Причём лучше всего участвовать именно в дискуссиях, а не в полемике. В процессе полемики люди просто отстаивают свою позицию и хотят победить, участники же дискуссии защищают свои точки зрения, но пытаются понять друг друга и найти истину. Важны и полемика, и дискуссия, но именно второе развивает умение и желание думать.

День отдыха от информации

Ограничить себя в потреблении информации — мудрое решение в эпоху информационного бума. Эксперты предлагают ввести личный «День отдыха от информации». В этот день нельзя ничего смотреть или читать. Потребление заменяется созиданием и творчеством: можно писать, рисовать, общаться офлайн. Без баланса между потреблением и созданием нового человек — всего лишь машина для обеспечения работы рынка. В остальные дни важно следить за способом поглощения информации. Например, хотя бы частично заменить судорожное переключение каналов («зеппинг») и чтение кратких материалов на просмотр полноценных фильмов (а лучше театральных представлений) и продолжительное чтение больших текстов. Нужно понимать, что клиповое мышление — вынужденное явление в эпоху информационных технологий, у которого есть как плюсы, так и минусы. Что касается детей, важно скорректировать их развитие и потребление клиповой информации. И как минимум, отдавать себе отчет в том, что те, кто позволяет своим детям часами сидеть за компьютерами, планшетами и айфонами, готовят для них не самое лучшее будущее.

по материалам: lookatme.ru, kramola.info

Фрагментарность мышления человека.: seringvar — LiveJournal

Нам некуда не деться, мы внутри фрагментарности мышления, даже если мы пытаемся вырваться — все равно мы срываемся во фрагментарность: территориальную, культурную, временную, да мало ли еще границ, в которых по помещаемся в силу нашего фрагментарного, а не целостного существования в этом мире.

Что же это такое фрагментарность? Давайте поймем, что как бы не хотели о чем либо мыслить или рассказать, разъяснить, понять, мы все равно оказываемся в рамках нашей культурной неизменной и если что-то выходит за рамки нашей культурной парадигмы, мы вынуждены совершать очень большие усилия, для того что бы вырваться, нам надо для этого приобрести новый опыт или даже может быть впечатлиться чем-то вне наших границ. Но все это точно через усилие.

Нас оберегают и взращивают наши культурные или языковые границы. Если что-то будет сказано не на понятном нам языке, то мы как бы вывалимся из потока сказанного, кто-то услышит, а мы даже услышав, ничего не услышим, для нас это будет тарабарщина.

Мамардашвили приводит пример такой фрагментарности, когда человек играет в домино, а на этом домино с одной стороны понятные нам знаки обозначающие цифры, а с другой стороны знаки обозначающие цифры, но в другой знаковой системе и мы играем с человеком, который не знает наше знаковой системы, а мы не знаем его знаковой системы. Его знаковая система для нас — это хаотичные черточки и кружочки, для него наша знаковая система — хаотичные узоры. И вот мы пытаемся играть в области этого фрагментарного и мы не понимаем, в чем логика его соединения костей, почему он ставит одну кость к другой и при этом — это похоже на какую-то белиберду. Он на нас смотрит в таком же состоянии. Он нас смыслит дураками и пытается заставить нас играть в его знаковой системе, а мы пытаемся сделать с ним это же. Обе стороны возмущены идиотизмом другой стороны. Вырваться из этой фрагментарности — это задача не из легких.

У нас ведь все еще более страшно, каждый отдельный человек — это отдельная знаковая система, у каждого свой жизненный опыт, у каждого своя библиотека, фонотека, видеотека. Т.е. фрагментарность отдельно взятого человека еще более фрагментарна. Да мы вроде как считаем, что рядом с нами живут люди говорящие на одном с нами языке и вроде смотревшие такие же фильмы как и я, в телевизоре разглядывающие такие передачи как и я, журналы, книги. Вроде все очень похоже, но фрагментарность, излом фрагментарности может пройти по возрасту, по полу, по социальному достатку, положению, по этническому окружению, по религиозному приближению. Разлом может очень неожиданным.

Я уже не могу сказать своим детям слово «диафильм», ну что они понимают в железной коробке с лампой, сквозь которую тянут пленку в темной комнате. Я не могу сказать своим детям имя Виктор Цой, они посмотрят на меня как коза на новые ворота, тем не менее они сыпят очень мне не понятными фамилиями и я грустно понимаю, что фрагменты наших культур не сошлись. Человек писавший на глиняных табличках не понимает человека пишущего на компьютере, это две разные культурные парадигмы. Но зачем так далеко идти. Если человек в инвалидной коляске стоящий на остановке автобуса и человек спортсмен-бегун стоящий на остановке автобуса — это два разных фрагмента мира.

Мы фрагментарны и эта фрагментарность мешает нам видеть, мешает нам думать, мешает нам говорить, мешает нам оставлять более менее универсальный след на долгие-долгие годы. Потом, через 1000 лет исследователь замрет над нашим культурным явлением, над нашими фрагментарными рисунками, над нашим фрагментарными текста, над нашими скульптурами, над нашими архитектурными останками, над нашими техническими останками. Исследователь замрет и будет реконструировать наши фрагменты, понимая, что полная картина мира настолько слаба, что исследователя охватывает бессилие, не возможность сказать внятно, слабый лепет, домыслы, мифы. Увы. Вся наша фрагментарность вырывается во всем что мы делаем, даже не осознавая этой фрагментарности.

Нам кажется близкими понятным, мы же понимаем культурный, языковой, телесный, ременной и т.п. контекст происходящего и почему-то уверены, что весь этот контекст с легкостью перемещается вместе с нами в будущее. Да что говорить об этом, мы почему-то уверены, что между культурами в рамках одного времени легко перемещаем с нашим деланием весь контекст. Я житель севера почему-то уверен, что весь мой контекст понятен человеку юга, в рамках одной страны. А когда я понимаю, что ничего не понятно, я начинаю увлеченно рассказывать о контексте, о больших расстояниях, трескучих морозах, об отсутствии фруктов, о ненаселенности. И даже контекст не проникает глубоко, он скользит по поверхности восприятия человека из другого бытия и уходит в небытие.

Я пока нашел только три способа как справиться с этой фрагментарности. Вернее даже сказать, что не я нашел, а я смог считать это у других мыслителей и практиков. Первый способ — это внимательное вслушивание в чужой контектст, а потом уже изложение только в опоре на усвоенный чужой контекста. Это культура молчащего человека, который даже когда говорит — больше молчит. Второй способ — это языковое погружение, когда каждое произнесенное слово разглядывается по всей ветви ее этимологии, когда выискивается в слове ее наиболее близкое значение или даже не предлагается трактовка, а предлагает этот расклад, пусть тот кто воспринимает сам совершит выбор, а мы лишь предложим свой вариант, как не лучший — это более всего понятно переводчикам. Третий способ наиболее сложный и я бы лучше назвал его полумистическим, когда мы идем в этот мир через цельность себя самого. Но тут, собственную цельность очень сложно принять и обнаружить. Может быть вся наша жизнь — это поход на собственной цельность.

Попробую это объяснить это на некоторых символах. Когда мы сложились как цельное, наполненное, обнаружив все самые удаленные уголочки самого себя, тогда и любое соприкосновение с тканью мира встречает нас наиболее полотно, наиболее близко. Представьте себе шар, который катиться по сотканному из множества волокон полотну и этот шар весь из себя глаз видеокамеры. Такая фантастическая видео камера, которая начинает работать от любого соприкосновения с миром и воспринимать все к чему прикоснется во всей полноте с контекстом окружающего полотно мира, со всеми перспективами движения и окончания полотна, способный прижаться к полотну на всю его глубину.

Мне думается, что именно этот подход наиболее удачный и мы когда смотрим произведения созданные в таком состоянии линзы-шара, и сами достигаем уровня цельности линзы-шара, происходит некое пересечение силовых полей мира, как говорил Мамардашвили, цельность вдруг обретается и мы преодолеваем фрагментарность так угнетающую нашу жизнь.

Фрагментарное мышление — «Думай глобально, действуй локально» — LiveJournal


Cерьезная проблема современного человека – фрагментарность мышления. Человек мыслит дискретными, обрывочными конструкциями, образами, моделями. В этом ему помогают «средства мозгового истощения», продвигающие парадигму «клипового мышления», когда на человека сыплется бесконечный вал маленьких, фрагментарных, удобоваримых информационных пакетов. У человека нет времени обработать этот информационный пакет, «встроить» его в свою систему мировосприятия. Он просто «проглатывает» его, этот информационный фаст-фуд, не очень понимая, зачем вообще этот пакет ему нужен.

Таким образом, сознание забивается всяким мусором, привлекательно выглядящим, но не имеющим никакой практической ценности.

Между этими фрагментарными информационными пакетами нет никакой взаимосвязи. Они совершенно разобщены и зачастую не представляют никакой самостоятельно ценности. Но человек продолжает накапливать эту информацию, в надежде, что так он станет умнее и будет лучше разбираться в том, что происходит.

Обман заключается в том, что главную ценность представляют не сами информационные пакеты, а связи между ними. А этих связей обывателю как раз никто и не дает, и давать не собирается. Ведь именно связи между информационными пакетами могут дать хоть сколько-нибудь новую и ценную информацию о мироустройстве. Сделать какие-то существенные выводы, принять какие-то самостоятельные решения.

В комплекте с готовыми информационными пакетами в сознание обывателя закладываются и готовые решения, которые он может принять, опираясь на этот информационный пакет. Естественно, обыватель не может принять никаких самостоятельных решений – ведь у него не достаточно для этого информации. Поэтому он с радостью проглатывает готовое решение, к которому его так незаметно и тщательно подталкивают. Таким образом, создается иллюзия «свободы выбора», когда человек делает именно то, что от него хотят, но при этом он думает, что выбрал это сам.

Как выбраться из этого порочного круга потребления информационного фаст-фуда?
Говоря на гастрономическом языке, нужно перестать глотать информацию, не пережевывая. Остановитесь. Успокойтесь. Внимательно и тщательно изучите информацию перед вами. Найдите взаимосвязи этой информации с другой. Разберитесь, почему именно эту информацию вам пытаются «впарить»? Кому это нужно и зачем? Каковы истинные причины размещения этой информации? Что на самом деле говорится «между строк»?

У Дэвида Айка есть прекрасное выражение «connecting dots» — соединять точки. «Вы начинаете соединять точки и видите слона у себя в гостиной». Нахождение связей между совершенно посторонними на первый взгляд фактами может дать весьма интересный результат.

Найдите взаимосвязи между разными фактами. Представьте себе деревянную доску, в которую воткнуты кнопки или булавки, а между булавками натянуты нити. Булавки – это факты, а нити – это связи. Не теряйте эти взаимосвязи из своего поля зрения.

Целостная картина, созданная путем нахождения взаимосвязей и объединения обрывочных кусочков информации, какой бы неправдоподобной она не выглядела, зачастую является более истинной, чем картина, видимая с точки зрения потребителя информационного фаст-фуда.

Эта более целостная картина, безусловно, отразится на мировоззрении и на всех решениях, которые человек будет принимать.

Нужно понимать, что фрагментарное, клиповое мышление – это инструмент управления. Инструмент очень действенный. Ведь человек, не обладающий целостным мышлением не может принимать самостоятельные решения, выходящие за рамки того стандартного набора готовых решений, вложенных ему в голову «партией и правительством». А значит, такой человек не опасен, ибо предсказуем. Такой человек всегда будет делать то, что ему говорят, будет благодарным и покорным рабом, так как он не представляет себе, как жить вне пределов своей клетки.

Не позволяйте разрывать свой мозг «средствам мозгового истощения». Увеличивайте целостность и связность своего сознания. Ищите взаимосвязи между фактами, процессами и явлениями. Мыслите шире. Не соглашайтесь на готовые решения, ищите свой путь.

Будьте разборчивы. Во всем. В знакомствах, в одежде, в еде и в потреблении информации.
С просторов сети
Заметки преподавателя вуза о современной студенческой молодежи

Чем опасно клиповое мышление и как с ним бороться — Look At Me

Минус: Человек не способен долго концентрироваться на информации, у него заметно снижается способность к анализу

Обладатель клипового мышления не может анализировать ситуацию, поскольку любая информация не задерживается в его сознании и быстро сменяется новой.

От способа мышления зависит успешность в карьере и жизни. Например, в бизнесе умение анализировать, выделять главное и принимать на основе анализа решения — то есть наличие «продолжительного» мышления — единственная возможность стать успешным менеджером. Его главная особенность — высокий объем внимания. Во время переговоров важно быть последовательным: всегда помнить о том, какой вопрос является ключевым, и не перескакивать с темы на тему.

   

минус: Ослабляет чувство сопереживания

Жестокость и насилие, которые ежедневно поглощают люди с экранов телевизоров и каналов на YouTube, постепенно повышает порог человеческой чувствительности к переживаниям других. В момент, когда в мире случаются громкие трагедии, люди начинают сочувствовать и сопереживать погибшим, однако «градус сочувствия» резко падает, ведь за это время через сознание людей прошли тонны новой информации. Клиповое мышление — мышление сиюминутного восприятия, минутной реакции.

   

Плюс: Ускоряет реакцию       

Известный британский футуролог Джеймс Мартин, который предсказал появление интернета, разделил людей на два типа. Первый тип — «люди книги» — получают информацию от чтения и обладают «продолжительным» мышлением. Второй тип — «люди экрана» — наделены клиповым мышлением. Преимущество последних в том, что они обладают скоростным откликом и быстрее реагируют на любые стимулы и изменения.

Минус: Падает уровень успеваемости и снижается коэффициент усвоения знаний

Педагоги во всём мире бьют тревогу: дети мало читают и не понимают смысла прочитанного. Школьники плохо понимают чужие мысли, потому написать изложение для них — сверхзадача. Ученики быстро забывают то, чему их недавно учили, и не могут осилить произведения классической литературы. В ходе эксперимента старшеклассникам предложили ответить на ряд элементарных вопросов из программы предыдущих классов. Результаты показали, что коэффициент усвоения знаний у школьников — 10 %. «Спасательным кругом» для учеников всё чаще становятся краткие пересказы произведений и готовые домашние задания.

   

Плюс: Защищает мозг от информационной перегрузки

Многие специалисты называют клиповое мышление механизмом адаптации к развитию информационных технологий и данностью XXI веку. Сознание современного человека естественным образом подстраивается под необходимость реагировать на терабайты информации, которые поступают из десятков разных источников, включая интернет.

   

 

Минус: Люди становятся податливыми к манипуляциям и влиянию

Краткость рекламной информации — мощный инструмент продаж. Поскольку в рекламе акцент делается на эмоции, человек теряет здравый смысл и способность анализировать и чаще делает ненужные покупки. После у человека может появиться чувство, будто им сманипулировали, но дать объяснение неприятному «послевкусию» сложно, ведь сознание «затуманили» эмоции. Как пример можно вспомнить один из трогательных рекламных роликов iPhone, приуроченный к Рождеству.

   

Плюс: Развивает многозадачность

Американский психолог Лари Розен в книге «Я, моё пространство и я: воспитание сетевого поколения» отмечает, что сильная сторона «поколения интернета» (Internet Generation) — возросшая способность к многозадачности. Такие люди могут одновременно слушать музыку, общаться в чате, сёрфить по интернету, редактировать фото и делать при этом уроки или работать.

   

 

Дефрагментация сознания — Хроника перехода в вечность — LiveJournal


В современном мире информация окружает нас повсюду. Это и телевизор и компьютер и бесконечная реклама, поджидающая нас буквально везде. Наш мозг уже с очень большим трудом справляется с этим потоком информации, ученые отмечают буквально массовый характер дефицита внимания, нам, как малым детям бывает трудно удержать внимание на том или ином предмете, можно сказать, что уже сформировалось «клиповое сознание» которое особенно характерно для молодого поколения: информационные перегрузки мозга — это реальность наших дней. 

Все это приводит к тому, что наше сознание как бы фрагментируется, мы теряем логические связи между объектами информации, а мозг, каждый день обрабатывающий в 160,000 (сто шестьдесят тысяч) раз больше информации, чем мозг человека в XIX веке все чаще и чаще дает сбои, выражающиеся в импульсивногм поведениии, депрессиях, синдроме хронической усталости и так далее. 

Наше сознание фрагментировано до крайней степени, все чаще и чаще мы даже уже не читаем, а только проглядываем информацию «на автомате» все чаще и чаще мы принимаем решения на основе только какой-то небольшой части информации, просто потому, что наш перегруженый информацией мозг уже не в состоянии разумно проанализировать информацию и принять правильное решение. Все чаще сбои в памяти, при которых мы не можем вспомнить то, что прочитали неделю назад, ну и так далее и тому подобное. Мы живем в глобализированном мире, где все подчинено получению прибыли, а фрагментированое сознание крайне благоприятно для всевозможных манипуляций: человека, у которого дефицит внимания и полный «развал» мозга от информационной перегрузки гораздо легче в чем-то убедить или что-то продать — будь то стиральная машина или политическая партия.

Другими словами власть имущим крайне выгодно, чтобы наше сознание было как можно более фрагментировано, чтобы мы могли принять нужное им решение, которое вроде как бы будет исходить от нас, но на самом деле будет нам навязано извне. Политтехнологии, специалисты по маркетингу, по психологии принятия решений и так далее, нанятые за хорошие деньги разрабатывают тысячи и тысячи способов как воздействовать на наше сознание. Им совершенно наплевать, что будет с нами и с нашим разумом, их основная цель — получить прибыль здесь и сейчас. А если учесть еще и весь арсенал подсознательных механизмов, которые они используют, то становится просто страшно смотреть на то, как наш мир превращается в мир биороботов, практически полностью манипулируемых сверху. 

Телевидение — самый страшный инструмент фрагментации. Вы смотрите понравившуюся вам передачу и тут — бах — реклама, яркие клипы, вспышки, музыка — целостность вашего восприятия нарушена. И даже если мы на время рекламы переключаем телевизор на другой канал все равно наше сознание подвергается фрагментации: по центру нашего внимания наносится очень сильный удар, наше сознание все больше и больше «клипизируется».

Доходит до смешного (или грустного): недавно читал, что большинство зрителей на Ютубе предпочитают ролики не более двух минут длиной, если ролик длиннее они его скорее всего не досмотрят — просто не хватит внимания.

Человеку, живущему в нашем сумасшедшем мире, который хочет сохранить целостность своего сознания необходимо это сознание дефрагментировать. Задача эта непростая, и совершенно канонических приемов не существует, я попробую рассказать о том, как я пытаюсь сохранить целостность или дефрагментировать мое сознание.

Для меня лично (никого к этому не призываю, но рекомендую) основным инструментом для дефрагментации созанания является медитация или любая форма медитативного состояния. Наше сознание без медитации — как жесткий диск без дефрагментации — рано или поздно забьется мусором и сломается. Но для большинства людей это, увы, невозможно, слишком сильно фрагментированое сознание не позволяет человеку заняться хотя бы непродолжительной медитацией. 

Второй и самый легкодоступный способ — это классическая литература и музыка. Если вы каждый день найдете хотя бы часок для того, чтобы почитать русских или иностранных классиков честь вам и хвала. Читая самую обычную бумажную книгу вы восстанавливается нормальный процесс восприятия информации мозгом, расслабляетесь, создаете для его работы благоприятную атмосферу.

То же самое и классическая музыка. Не надо быть каким-то ее особым любителем или знатоком, но в свободное время послушать Моцарта или Баха не только приятно, но еще и очень полезно! Доказано, что музыка Моцарта, например, повышает интеллектуальный уровень у детей, благоприятно сказывается и на взрослых.

Современная музыка (попса) это не что иное как инструмент раздробления нашего сознания. Наше дебильное общество навязывает ее везде, где только можно, я например, всегда ношу с собой плейер с классикой и медитативными программами, чтобы при малейшем признаке попсы тут же воткнуть наушники и защититься Бахом или тибетскими песнопениями. 

Дальше — кино. Вы замечали, как бывает трудно смотреть классические фильмы, 60-х, скажем годов? Наше сознание настолько раздроблено Голивудом, что хорошую добрую классику уже воспринимает с трудом. Я закачиваю хорошие добрые старые фильмы из Интернета и смотрю их как лекарство. Если у вас есть дети — очень хорошо показывать им старые советские мультики, то что с детским сознанием делает глободебилизатор Дисней за это надо руки обрубать. 

Телевизор лучше свести к абсолютному минимуму. Ничего особо интересного по нему все равно почти не показывают. Лучше смотреть те передачи, где рекламы нет или же она на минимальном уровне.

Но самый лучший способ дефрагментации сознания это все-таки медитация. Ввиду того, что сознание большинства из нас раздроблено нам очень трудно, почти невозможно спокойно сесть и полчаса провести во внутренней тишине, полностью отрекшись от внешнего мира. Это действительно трудная задача, но надо помнить, что на нас извне давит огромная фрагментирующая сознание машина, отупляющая и дебилизирующая, цель и задача которой — извлечение прибыли из всего и вся и мы этому монстру должны противостоять. Это и должно быть нашей мотивацией попытаться поставить преграду всему жуткому потоку мусорной и отупляющей, дефрагментирующей наше сознание информации, 99% из которой представляет собой мусорную (ничего существенного не несущую) информацию.

Вот неплохая медитативная программа саморегуляции организма, которую я использую даже не столько для медитаций, а просто для регулярного прослушивания в качестве фона. Ее можно слушать в любое время, она приятно расслабит ваше сознание, поможет организму отрегулировать себя. Так она и называется «Программа саморегуляции организма» Джеффри Томпсона. Она, кстати, неплохо сочетается с «частотами восхождения» которые я опубликовал ниже, если вы прослушали их утром, то во второй половине дня или перед сном послушайте программу саморегуляции организма, она очень хорошо «ляжет» на частоты вознесения.

Первая часть:

Вторая часть:

Мы всего лишь гости в этом мире, нам нельзя позволять этому миру, в котором все мы транзитом, разорвать или потревожить нашу душу, наше сознание. Это главное. Этот мир рано или поздно пройдет, а нам необходимо сохранить нашу с вами целостность.

Что такое фрагментарный рассказ?

••• Creatas Images / Creatas / Getty Images

Традиционные повествования рассказывают историю прямолинейно, линейно и легко для понимания. С другой стороны, фрагментированные повествования перемешивают последовательность истории, заставляя читателя собрать воедино различные компоненты истории, чтобы понять ее. Фрагментарные повествования могут начинаться в середине действия, и они часто прыгают вперед и назад по временной шкале событий.

Линейность и нелинейность

У линейных повествований есть начало, середина и конец, и эти компоненты представлены в таком порядке, как в сказках. Однако у фрагментированных повествований может быть начало, середина и конец, но эти компоненты перемешаны вместе. Повествование может начаться в середине рассказа, вернуться к началу рассказа и затем вернуться к концу. В общем, фрагментированные повествования можно рассматривать как линейные повествования, рассказываемые нелинейным образом.

In Media Res

Согласно литературоведу Мартину Уоллесу в его книге «Недавние теории нарративов» многие классические примеры фрагментированных повествований — от «Одиссеи» Гомера до «Улисса» Джеймса Джойса — начинаются в середине какое-то действие из сюжета. В литературном плане это означает, что история начинается «in media res», что переводится с латыни как «посреди вещей». Часто, начиная с середины какого-либо действия, эти фрагментированные повествования быстро привлекают внимание читателя и надежно удерживают его, прежде чем в конечном итоге вернуться в нелинейный режим, чтобы предоставить важную справочную информацию о сюжете повествования.

Flashback

Фрагментированные повествования могут также перейти от прямой линейной сюжетной линии назад во времени, чтобы связать что-то, что произошло в прошлом, что информирует и влияет на события, происходящие в основной сюжетной линии. В таких фрагментированных повествованиях, как «Бойня № 5» Курта Воннегута и «Мост Сан-Луис-Рей» Торнтона Уайлдера, используется этот прием ретроспективных кадров, чтобы продемонстрировать взаимосвязь персонажей, которые ранее считались не связанными друг с другом.

Flashforward

Как и в случае с ретроспективным кадром, метод flashforward позволяет повествованию прыгать вперед, минуя события, происходящие в основной сюжетной линии. В таких рассказах, как «Рождественская песнь» и «Это чудесная жизнь», техника ретроспективного обзора используется, чтобы проиллюстрировать главному герою — Эбенезеру Скруджу и Джорджу Бейли соответственно — какой была бы жизнь, если бы его не было рядом. Иногда в повествовании используются как ретроспективы, так и ретроспективы, как в случае фрагментированных повествований, таких как «Облачный атлас» Дэвида Митчелла, в котором персонажи из прошлого и будущего показаны взаимосвязанными друг с другом.

.Определение

в кембриджском словаре английского языка

ФРАГМЕНТНЫЙ | Определение в кембриджском словаре английского языка Тезаурус: синонимы и родственные слова .

Что такое фрагмент предложения?

Никто не сбегает из школы английского без наказания за написание нечетного фрагмента предложения, но не все помнят, что это такое и как их исправить. Проще говоря, фрагмент предложения — это предложение, которое не соответствует истинному предложению, поскольку в нем отсутствует один из трех важных компонентов: подлежащее, глагол и законченная мысль.

Мы часто не можем распознать наши фрагменты предложения, потому что наши неполные мысли могут легко маскироваться под предложения.Все, что нужно для набора слов, — это заглавная буква в начале и конце, пунктуация и вуаля! Похоже на приговор. Тем не менее, чтобы предложение было действительно полным, оно должно содержать независимое предложение, в котором рассказывается вся история, даже если она изолирована от контекста.

Вот совет: Хотите, чтобы ваш текст всегда выглядел великолепно? Grammarly может уберечь вас от орфографических ошибок, грамматических и пунктуационных ошибок и других проблем с написанием на всех ваших любимых веб-сайтах.

Вот яркий пример фрагмента предложения:

Сам по себе из-за дождя не формирует целостную мысль.Это заставляет задуматься о том, что случилось из-за дождя. Для его завершения нам нужны дополнительные пояснения:

Теперь этот фрагмент стал зависимым предложением, присоединенным к предложению, в котором есть подлежащее (сторона) и глагол (был отменен). Наша мысль завершена.

В этом примере решением было удлинить предложение. Но это не значит, что короткие предложения не могут быть полными. Это крохотное предложение закончено:

«Я побежал» может быть короткой мыслью, но в ней есть подлежащее (I) и глагол (беги).Ничто в предложении не требует дополнительных пояснений. Другой известный пример короткого, но полного предложения — «Иисус плакал».

Избегание фрагментов предложений не только облегчает чтение, но также может сделать вашу вежливую переписку более изысканной. У всех нас были электронные письма, оканчивающиеся на:

В этом предложении отсутствует подлежащее. Добавление темы позволит составить более сильное и уверенно звучащее предложение:

Это тонкая психологическая разница, но если вы ведете переписку в формальной обстановке, стоит постараться написать полные предложения.Фрагменты могут звучать так, будто их выпалили по неосторожности.

Фрагменты исправительного приговора

Исправление фрагмента предложения включает одно из двух: наделение его отсутствующими компонентами или закрепление его на независимом предложении. Учтите следующее:

Хотя у этого писателя есть отличные идеи относительно скрытности, это второе утверждение не является исчерпывающим предложением. Нет предмета. Вам простительно, если вы подумаете, что это глагол, но «прятаться под своими кроватями и ждать темноты» — это предложная фраза.

Есть два способа исправить это предложение. Первый — привязать его к целому предложению перед ним. Точка с запятой отлично подходит для соединения зависимых предложений, начинающихся, например, с, но:

Если это кажется слишком формальным для ваших целей, вы можете дополнить фрагмент подлежащим (вы) и глаголами, над которыми следует действовать.

Оба средства дают структурно здравые предложения.

ПОДРОБНЕЕ: Когда (и как) исправить фрагменты предложения

Стилистические фрагменты предложения

Без сомнения, вам следует избегать фрагментов предложений в формальных ситуациях и в академическом письме.Тем не менее, фрагмент в ясном контексте иногда может служить действенной драматической цели. Их часто используют журналисты, блоггеры и писатели-фантасты. Например:

Ваш учитель английского языка в старшей школе сочтет три ошибки в этом описании. Неважно, что — это фрагмент предложения. И он сделал — это предложение, начинающееся со союза, и это абзац из одного предложения.

Ох!

Как всегда, судите сами, кто ваша аудитория и сколько у вас есть места для маневра, чтобы нарушить правила.Если вы рассказываете историю, несколько фрагментов могут хорошо соответствовать вашей цели и стилю, но если вы пишете эссе или составляете деловой документ, лучше от них держаться подальше.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *